ФЭНДОМ


Accel World (Ранобэ, Том 20)

Название тома Противостояние белых и черных
Номер тома 20
Дата выпуска 10 июня 2016
Автор Рэки Кавахара
Автор перевода (RuRa-team)
Количество страниц  ?
Персонажи на обложке  ?
Выпуски


Перевод тома – команда (RuRa-team)

Аннотация

— Сразимся же, Рейн!

— Давай, Лотос!

Броня Бедствия, троянские программы, ISS комплекты, Броня Бедствия 2...

Загадочная организация "Общество Исследования Ускорения" принесла в Ускоренный Мир много хаоса и трагедий.

На поверхности они — относящийся к Великим Белый Легион "Осциллатори Юниверс", владеющий районом Минато.

Перед тем как выступить против Белой Королевы Вайт Космос, корня всего зла, Нега Небьюлас под предводительством Черноснежки идет объединяться с Красным Легионом "Проминенс".

Одиннадцать представителей Нега Небьюласа, тридцать три Проминенса.

Харуюки впервые видит полный состав Легиона, втрое превосходящий по размерам Черный. Поначалу он ошарашен, но встреча с самого начала развивается совершенно неожиданным образом.

— Сильвер Кроу! Сразись со мной как представитель Нега Небьюласа!

Берст линкер, которого Харуюки видит впервые в жизни, вызывает его на бой. Что он ответит?!

Одновременно с этим Нико и Черноснежка начинают заветную битву двух Королев.

Смогут ли они, противостоящие друг другу, объединить два Легиона?!

Новый том, приближающий нас к решающей битве!

Иллюстрации

Глава 1

Каждый день, когда Харуюки шел из дома в среднюю школу Умесато, он проходил пешком примерно одну целую и шесть десятых километра, а затем столько же обратно.

Поэтому он не считал, что так уж слаб в переходах на один-два километра. Накано Централ Парк, их первая сегодняшняя цель, находился как раз в километре от дома, и Харуюки полагал, что сможет столько прошагать, не истощив свои силы, но…

— ...Ну-ка, Хару, что-то у тебя вид нездоровый. А ведь теплового удара ты явно не получал, — произнесла шагавшая слева от него Курасима Тиюри, наставив палец ему в лоб.

— Н… ничего страшного, я в порядке, в полном порядке, — Харуюки поспешно замотал головой.

— Хм, кажется, тебе не хватает жидкости. Выпей вот этого, — раздалось уже справа, и Черноснежка протянула ему термос.

— Н-нет, я правда в порядке, — вежливо отклонив предложение, Харуюки украдкой осмотрелся и добавил голосом, который расслышал лишь сам: — И вообще… если шагать со всеми вами, точно здоровым выглядеть перестанешь…

Его окружали не только Тиюри слева и Черноснежка справа. Спереди шли Элементы Нега Небьюласа в лице Курасаки Фуко, Синомии Утай и Хими Акиры; позади, едва не вплотную прижимаясь к Харуюки — Кусакабе Рин, она же Аш Роллер; за ее спиной о чем-то весело щебетал взвод Пети Паке: Наго Сихоко, Мито Сатоми и Юруки Юме.

Другими словами, Харуюки оказался в окружении конвоя из стремительно множащихся девушек Нега Небьюласа. Даже когда он попытался отыскать глазами Маюдзуми Такуму, легионера дефицитного мужского пола и своего старого друга, тот обнаружился лишь в самом хвосте, где о чем-то разговаривал с шагающей вровень с ним Одагири Руй, то есть Мажентой Сизза.

Товарищу тоже приходилось несладко, но и для Харуюки положение сложилось практически невыносимое. Если бы он охарактеризовал происходящее в духе «иду, словно по гвоздям», со всех сторон наверняка посыпались бы возмущенные возгласы, но на самом деле прохожие и правда бросали подозрительные взгляды на окруженного армией красавиц Харуюки… вернее, ему так казалось.

«...Да-да-да, мне просто кажется. Я просто слишком зацикливаюсь на себе. Людям нет до посторонних никакого дела», — попытался он убедить себя, в очередной раз водя взглядом по сторонам.

Прямо сейчас они дружно шли по расширенному в 2030-х годах тротуару столичной магистрали, которая тянулась с запада на восток вдоль поднятых над землей путей Центральной линии городских электричек. От ослепительного солнца красная брусчатка под ногами казалась белой, а в кронах высаженных вдоль улицы деревьев яростно надрывались цикады. Под ними сновали с улыбками на лицах возвращающиеся домой школьники.

И хотя радовались они просто тому, что сезон дождей наконец-то закончился, а с завтрашнего дня начинаются летние каникулы, Харуюки никак не мог заставить себя смотреть им в глаза. Вместо этого он уставился себе под ноги и запустил приложение-карту через виртуальный рабочий стол.

Накано Централ Парк — крупный торгово-офисный комплекс, разместившийся к северо-западу от станции Накано. По площади он превосходил торговый комплекс, занимавший нижние этажи дома Харуюки, а поскольку магазины в нем поселились самые разнообразные, по выходным там царило особое оживление.

Шло двадцатое июля 2047 года. Сегодня, в субботу, когда в большинстве столичных школ прошла церемония окончания занятий, в торговом комплексе наверняка будет еще многолюднее из-за школьников и их родителей. Но, хотя Харуюки как правило не любил толпы, сейчас они были кстати.

Дело в том, что сегодня в Накано Централ Парке должны были собраться полные составы Черного Легиона Нега Небьюлас и Красного Легиона Проминенс. С Черной стороны на встречу направлялись двенадцать человек, включая временно примкнувшую Рин, с Красной же ожидалось более тридцати. В пустом заведении, пусть даже и огромном, такие большие группы школьников неизбежно привлекли бы внимание, и легионеры неминуемо раскрыли бы личности друг друга.

Впрочем, почти все Черные легионеры знали о том, что командира Проминенса, Вторую Красную Королеву Скарлет Рейн и ее заместителя Блад Леопард зовут Кодзуки Юнико и Какей Михая соответственно, поэтому даже в случае, если бы легионеры взаимно раскрылись друг другу, до ПК-битвы дело бы наверняка не дошло. Но даже с учетом этого показывать коллегам-бёрст линкерам свои настоящие лица им не очень-то хотелось.

Харуюки понимал, почему. Система ценностей Черноснежки, Фуко, Нико, Пард и прочих высокоуровневых линкеров разительно отличалась от той, что разделяли их ровесники, и, скорее всего, виной тому — невероятное количество времени, которое они проводили в Ускоренном Мире. Из-за него они учились, с одной стороны, не судить о людях по внешности, а с другой — очень строго относились к психологической слабости.

Такие же взгляды широко бытовали и среди тех бёрст линкеров, которых нельзя было назвать ветеранами. Пожалуй, единственным, кто при встрече с Харуюки в реальном мире позволил себе насмехаться над ним, обзывая «поросенком», оказался поддавшийся темной стороне Даск Тейкер, он же Номи Сэйдзи. Хотя, конечно, в круглопузости Харуюки был виноват лишь он сам и его небрежное отношение к питанию, поэтому ему стоило бы обрести достаточно воли для того, чтобы выдерживать насмешки и терпеть пристальные взгляды, не получая ни единицы урона.

«Но хоть умом я это и понимаю…» — мысленно пробормотал Харуюки и вернулся к изучению трехмерной карты.

Накано Централ Парк включал в себя два корпуса под названием «Саус» и «Ист», между которыми расположился самый крупный в этом районе парк. Фуд-корты занимали первые-вторые этажи обоих корпусов со сторон, примыкающих к парку. Скорее всего, легионеры Проминенса расселись по нескольким кафешкам и поджидали будущих соратников.

Хотя заведений общепита в общей сложности насчитывалось около пятнадцати штук, Харуюки и его товарищи не могли исключить того, что случайно выберут то же самое место, что и легионеры Проми. Разумеется, их вряд ли опознают с первого взгляда, но если в назначенное время из-за соседнего столика раздастся «бёрст линк», после окончания совещания возникнет неловкая ситуация.

В этот момент в голове Харуюки возник запоздалый вопрос, с которым он обратился к шедшей справа от него Черноснежке:

— Кстати, семпай. Зачем нам всем собираться в Централ Парке, чтобы встретиться с Красными? Если у нас, как обычно, пара стартеров, а все остальные — зрители, то в Централ Парк должны идти лишь сами стартеры, а все остальные могут быть где угодно в пределах зоны Накано 1, разве нет?..

— М-м. Это так, однако… — Черноснежка коротко кивнула, затем посмотрела на троицу впереди себя, — Фуко, стартер нашей стороны, чувствовала бы себя слишком сиротливо, если бы шла в Централ Парк одна, к тому же мы собираемся воспользоваться локальной сетью торгового центра, чтобы в зрителях оказались лишь члены двух Легионов. Для этого же всем необходимо собраться в одном и том же месте в реальном мире.

— Э-э, но… — ответ почти устроил Харуюки, но он все же не отцепился сразу: — У дуэлянтов ведь есть право устранять любых зрителей. Они могли бы убрать всех посторонних уже после начала битвы, разве нет?

— Что ты, Харуюки-кун, так ведь любой догадается, что Красные с Черными что-то задумали, — усмехнулась Черноснежка, но сразу же посерьезнела. — Осциллатори ни за что не должны пронюхать о слиянии Нега Небьюласа и Проминенса до четырех вечера, когда начнется битва за их территорию. Если Космос догадается, что мы объединились, то может предугадать последующее нападение на Минато 3… А если они раскроют наши планы, то соберут в Минато 3 всех «Семерых Гномов», а в худшем случае появится и сама Космос. Я верю в ваши силы, но если дойдет до такого…

— Нет, Саттян.

Стоило лишь в словах Черноснежки зазвучать мрачным ноткам, как Курасаки Фуко развернулась и прервала ее. На лице ее виднелась привычно мягкая и добрая фирменная улыбка, но голос таил в себе пригвождающую силу, о которой знают лишь избранные.

— Даже если вдруг появится опасность того, что Белая Королева сама выйдет на поле боя, тебе все равно, нет, тебе тем более нельзя будет приезжать в Минато, Саттян. Что бы ни случилось с Нега Небьюласом, мы всегда сможем возродиться, пока жива ты… Черная Королева. Столько раз, сколько потребуется. Но если…

Отсюда речь Фуко перехватила Синомия Утай, начавшая печатать в окне чата:

«UI> Но если с тобой, Саттин, что-то случится, в следующий раз мы уже не сможем подняться на ноги. Нега Небьюлас — Легион, собравшийся вокруг тебя из тех, кто тебя очень сильно любит. Так было и так есть.»

И даже обычно немногословная Хими Акира добавила, поправляя очки в красной оправе:

— Фу совершенно права. Сегодняшняя битва за территорию — еще не окончательный поединок ни с Белым Легионом, ни с Обществом Исследования Ускорения. Это лишь самое начало битвы, которая будет длиться еще долго. Да, мы не можем проиграть этот бой, но даже если это случится, то попытаемся снова. Еще и еще.

— …

Неподдельная забота Элементов заставила Черноснежку умолкнуть. На лице ее появилось серьезное… и в то же время таящее боль выражение. Весь отряд вдруг остановился на месте, прекратив разговоры.

Первой тишину нарушила Фуко, чья фирменная улыбка стала чуть более натянутой:

— ...В былые времена сейчас непременно вмешался бы Граф и ляпнул бы какую-нибудь ерунду, чтобы поднять всем настроение.

«UI> Такой вот Граф-сан человек: когда он есть, все раздражаются, но когда нет — его так не хватает», — заметила Утай.

— Если будете поминать его всуе, — продолжила Акира с самым серьезным видом, — он непременно почует своей таинственной силой и объявится незваным гостем, так что будьте поосторожнее.

Наконец, Черноснежка слегка улыбнулась, вздохнула и кивнула.

— ...Да, вы правы. Наверное, сегодня я действительно слишком напряжена. Быть может, я, сама того не замечая, решила, что месяц назад, во время культурного фестиваля, Космос бросила мне вызов…

— Вот именно, семпай, сегодня доверь все нам, а сама жди хороших вестей в Сугинами! — Харуюки мысленно обрадовался тому, что в кои-то веки сказал правильные слова в удачное время, но…

— Эх ты, Хару, не смог просто сказать: «Доверься мне!» даже в такой момент… — беспощадно осадила его Тиюри, и по компании прокатилась волна смеха, затронувшая даже Такуму и троицу Сихоко.

Стоило смеху утихнуть, как из-за спины Харуюки неуверенно поднялась чья-то рука.

— М-можно?.. — попросила дать ей слово девушка по имени Кусакабе Рин с мягкими волосами, заплетенными в два маленьких хвостика на затылке.

Черноснежка пару раз моргнула, затем улыбнулась.

— Кусакабе-кун… нет, Рин-кун. Сегодня ты — легионер Нега Небьюласа. Тебе не обязательно поднимать руку, если хочешь что-либо сказать.

— Х-хорошо. Знаете, я слушала ваши разговоры и вот о чем задумалась… — Рин, как обычно, говорила немного неуклюже, но с совершенно серьезным лицом. — Что, если Белая Королева, появившаяся в Умесато во время культурного фестиваля, и в самом деле хотела бросить вызов Черноснежке-сан?.. Если так, то ее цель — затянуть Черноснежку-сан в битву против Белого Легиона, правда?

— Хм-м… — Черноснежка обменялась взглядами с Фуко, Акирой и Утай, после чего кивнула. — Получается… что так. Если бы она тогда не вышла, не объявила себя виновницей появления ISS комплектов и не назвалась лидером Общества Исследования Ускорения, мы бы не смогли так скоро заручаться поддержкой Гранде и Найта, и не организовали бы нападение на Минато в такие сжатые сроки…

— А еще она перед самым исчезновением сказала, что… — вмешался Харуюки, прокручивая в голове воспоминания двадцатидневной давности, — «С нетерпением будет ждать того часа», когда Черноснежке-семпай «хватит воли встать на ее пути»...

Харуюки вспомнил, как в ходе совещания Черного Легиона, состоявшегося в самый разгар культурного фестиваля, им явилась «Преходящая Вечность», Белая Королева Вайт Космос в образе зрительского аватара. Ее облик и голос, ожившие в голове Харуюки, внезапно затмили даже пение цикад и палящие лучи солнца.

В тот день Белая Королева была готова сразиться против Черноснежки и Нико в образе зрительского аватара, не обладающего практически никакого силой. При этом она отдавала себе отчет, что по правилу внезапной смерти для аватаров девятого уровня одно-единственное поражение лишило бы ее всех очков и навсегда изгнало из Ускоренного Мира.

Харуюки вздрогнул, но тут за короткий рукав его рубашки ухватилась маленькая ручка, и Рин продолжила речь:

— Поскольку меня в Ускоренном Мире подменяет мой брат, как правило, мои воспоминания о битвах довольно размытые… Но ту битву я помню на удивление хорошо. Я не чувствовала в Белой Королеве ни капли враждебности или ненависти… но боялась ее. Она будто… читала все мои мысли… Не хочу даже думать об этом, но она ведь не могла догадаться, что сегодня мы попытаемся взять штурмом Минато?

Ее вопрос вновь заставил Черноснежку и Фуко замолчать.

Белая Королева в одиночку вторглась на их фестиваль и признала себя предводителем Общества Исследования Ускорения. Она должна была преследовать этим какую-то определенную цель, и если предположить, что ее цель состояла в том, чтобы вынудить Нега Небьюлас напасть на Осциллатори Юниверс, то нельзя исключать и того, что она могла заранее догадаться о грядущем нападении на Минато 3, сердце ее земель.

Если так, то на защиту Минато 3 встанут лучшие из лучших, самые элитные бойцы Осциллатори. Как гласили файлы с досье, собранного Черноснежкой, даже обычные Белые легионеры сильны как на подбор, не говоря уже о «Семи Гномах», офицерском корпусе Осциллатори. Конечно, Черный легион не собирался признавать поражение до начала битвы, но в таком случае его шансы на победу сильно снижались.

Легионеры молча замерли у края тротуара под палящим июльским солнцем, словно в нерешительности, и тогда….

— Я не узнаю вас, — вдруг раздался голос откуда-то сзади. Харуюки поднял голову.

Слова принадлежали одетой в сейлор-фуку с короткими рукавами девушке с косо подстриженной челкой. Одагири Руй и Мажента Сизза, бёрст линкер, только что вступившая в Легион — свежайшее пополнение в Нега Небьюласе. История ее знакомства с Харуюки включала несколько ожесточенных сражений.

На красивом, но немного мрачноватом лице Руй появилась вялая улыбка, а затем она заговорила привычно низким голосом:

— Тот Нега Небьюлас, что я знаю, никогда не был Легионом, который начинает бояться еще до начала битвы. «Когда ты ускорился, остается только сражаться»... не скажете же вы, что сейчас, пока мы еще не ускорились, на всем можно поставить крест?

— ...Разумеется. Не могу представить, что скажет нам Красная Королева, если мы сейчас отступим, — ответила Черноснежка, усмехнувшись точно такой же усмешкой. Затем она набрала побольше воздуха, выпрямилась и величественно объявила: — Даже если Осциллатори ожидают нападения на свою территорию, они не могут знать, что оно случится именно сегодня. С точки зрения системы разделяющие Сугинами и Минато территории Сибуя 1 и Сибуя 2 принадлежат Зеленым, и даже Белая Королева не сможет предугадать, что их передадут нам без боя перед самым началом сражения. Более того, она и представить не может, что мы объединимся с Проминенсом и станем не то что вдвое — втрое, вчетверо сильнее. Если мы сможем превзойти их ожидания хоть в чем-то одном, у нас появится шанс на победу.

Троица Пети Паке дружно кивнула, остальные легионеры последовали их примеру.

Следующим слово взял Такуму, стоявший рядом с Руй.

— Командир, еще девять месяцев назад я состоял в Леонидах и даже участвовал в битвах за территорию, но могу сказать, что даже перед лицом численного превосходства у Нега Небьюласа есть, как минимум, одна вещь, в которой мы однозначно превосходим наших противников. А именно — неожиданность. У нашего Легиона есть неподвластная прогнозам способность выпутываться из любых передряг… — Такуму отчего-то на мгновение глянул на Харуюки, затем вновь перевел взгляд на Черноснежку и продолжил: — Даже если Осциллатори Юниверс предвидели все наши ходы и заготовили ответы на каждый, Нега Небьюлас не сдастся так просто… я ведь прав?

— О, ну надо же, Таккун тоже научился говорить как заправский негабуловец, — не преминула быстро вставить Тиюри.

Такуму смущенно поправил очки на переносице, а все остальные дружно рассмеялись.

Когда смех утих, Черноснежка уверенно кивнула и подытожила спонтанное уличное совещание следующими словами:

— Как правильно высказался Такуму-кун, даже если Осциллатори соберут в районе Минато 3 все свои силы, это не сулит нам непременного поражения; и даже проигрыш не означает конец всему… Я вновь и вновь жалею о том, что не смогу принять участие лично, но буду ждать и верить в вашу победу. Что же… время отправляться на первое задание. Всем отключиться от глобальной сети!

Лишь после команды Черноснежки Харуюки осознал, что стоит перед самой границей районов Сугинами и Накано. Если бы они продолжили идти как ни в чем не бывало, весь состав Нега Небьюласа зарегистрировало бы в списке противников Накано 1, и заметившие это посторонние бёрст линкеры могли бы что-то заподозрить.

Харуюки торопливо потянулся к нейролинкеру и отключился от глобальной сети. До сих пор незакрытая карта переключилась в оффлайновый режим, с нее исчезла актуальная информация о дорожной обстановке.

Харуюки закрыл карту взмахом руки и поднял глаза к безоблачному летнему небу. Невыносимые чувства, томившиеся в груди, незаметно для него развеялись, а на место им пришли напряжение в преддверии решающей битвы и небольшое предвкушение.

В Накано Централ Парке, до которого они добрались через еще пять минут ходьбы, оказалось неожиданно многолюдно.

Кафе и фаст-фуды, занимавшие места у выходившей на «Лесной парк времен года» северной стены, были настолько забиты молодежью и семействами с детьми, что у входов выстроились очереди.

Часы показывали без десяти минут четырнадцать, встреча с Проминенсом начиналась в два, так что времени бродить по комплексу и искать свободные места у них не было. Но если эта «внезапная катастрофа» едва не ввергла Харуюки в панику, то Черноснежка почему-то выглядела совершенно спокойной.

— А-а, семпай, тут везде забито… — обратился он к ней срывающимся голосом, на что она с улыбкой ответила:

— Не нервничай, Харуюки. Я предполагала, что кафе будут переполнены.

— З-значит, ты забронировала столик?..

Черноснежка не ответила прямо. Вместо этого она щелкнула пальцами и скомандовала:

— Отряд снабжения, ваш выход!

— Так точно! — дружно отозвалось трио Пети Паке в лице Сихоко, Сатоми и Юме. Приглядевшись, Харуюки заметил в их руках сумки и корзинки.

Сихоко кивнула с самым серьезным видом, а затем указала на парк, раскинувшийся к северу от торгового комплекса.

— Мы уже подыскали хорошее местечко, товарищ командир!

— Хорошо, тогда вперед!

Харуюки поспешил следом за ними, на ходу гадая, в чем кроется смысл этой сценки.

Возглавившая отряд Сихоко привела их к корням раскидистого дерева, росшего посреди парка. На стволе виднелась табличка с надписью «Castanopsis sieboldii», так что дерево, по всей видимости, относилось к кастанопсисам. Пышная крона отбрасывала широкую тень на зеленый газон, и стоило Харуюки зайти в нее, как его кожу обласкал приятный ветерок.

Первым делом Сатоми достала из сумки клеенчатое покрывало и расстелила на газоне. Сихоко и Юме тут же закрепили его колышками по углам и жестом пригласили остальных.

— С радостью!

Тиюри первой сняла кроссовки и наступила на покрывало. Девушки по очереди покинули траву и уселись кружком, места в котором нашлись и для Харуюки с Такуму.

Стоило Харуюки задуматься, что будет дальше, как в центре оказались две корзины. Он быстро предположил, что раз уж происходящее так похоже на пикник, то корзины наверняка должны быть набиты вкуснятиной. Затем он догадался, что еду троица во главе с Сихоко наверняка делала сама, поскольку все эти девушки состоят в «Кружке домашней еды» в своей школе. Отсюда он сделал вывод, что сейчас их всех угостят…

Пока в его голове выстраивались логические цепочки, сам Харуюки подсознательно начал пододвигаться к корзинам, но вдруг кто-то оттащил его за шиворот.

— Гхэ-э! — пискнул он, обернулся и встретил ангельскую улыбку Фуко.

— Это на потом, Ворон-сан. Праздновать будем после совещания.

— Х-хёрошо… — усердно кивая, сдавленно промычал Харуюки, а затем посмотрел на индикатор в нижней правой части виртуального рабочего стола, который показывал без двух минут два.

Все бёрст линкеры Проминенса, должно быть, к этому моменту тоже ждали внутри Централ Парка. Харуюки невольно огляделся по сторонам, и каждая из многочисленных групп сверстников, выбравшихся сюда на пикник, казалась ему подозрительной.

— Хватит, Харуюки, если будешь так вертеть головой, нас раскроют, — отругала его Черноснежка.

— П-п-п-прости, — втянув голову в плечи, он попытался усесться покрасивее, на манер своего соседа Такуму.

Выпрямив спину, он втянул живот, выпустив как можно больше воздуха, и тогда до его ушей донесся спокойный голос Фуко:

— Что же, для начала я проверю список противников.

Затем она произнесла «бёрст линк» и, снова открыв глаза, кивнула.

— Пока никаких лишних бёрст линкеров нет.

— Неудивительно. Бродвей дуэлей Накано все-таки находится в Накано 2… К тому же Централ Парк, полностью соединенный в локальную сеть — место семейное, куда бёрст линкеры особенно и не ходят. Поэтому мы и решили провести совещание здесь.

— И даже если бы посторонние личности нашлись, мы бы на них напали и вежливо вытолкали бы из локальной сети♡, — Фуко кровожадно перечеркнула обстоятельные разъяснения Черноснежки, но затем снова приняла приличествующий старшему офицеру Легиона вид и негромко хлопнула в ладоши. — Ну, осталось тридцать секунд. Всем, кроме Рин, подключиться к локальной сети Централ Парка… Прости, Рин, что тебе придется остаться одной.

Услышав извинения в свой адрес от обычно строгого «родителя», Рин замахала головой.

— Ничего, иначе и быть не мог…ло. Если бы к вам примешалась я, легионер Грево, Проми бы насторожились…

— Мы сразу же скажем, чем все закончилось, подожди одну целую и восемь десятых секунд.

— Ладно, — кротко ответила Рин, и все остальные дружно коснулись пальцами виртуальных рабочих столов.

Харуюки выбрал из списка сетей нужную и подключился к ней. Перед глазами тут же высветился логотип Централ Парка и окна с купонами во всевозможные магазины, но он быстро их позакрывал.

Индикатор в нижнем правом углу уверенно чеканил секунды, приближаясь к двухчасовой отметке. Пусть Харуюки уже не раз оказывался в подобных ситуациях (к тому же сейчас он мог однозначно сказать, что сражения не предвидится), он крепко сжал кулаки, ощутив какую-то новую, неизведанную разновидность волнения.

Прошлой осенью Черноснежка передала Харуюки Брейн Бёрст и приняла его в Нега Небьюлас. За минувшие девять месяцев произошло множество событий, но соотношение сил в Ускоренном Мире, которым правили Шесть Великих Легионов, практически не менялось.

Зато с сегодняшнего слияния все начнет разительно меняться. И речь не только о том, что после объединения Нега Небьюлас и Проминенс станут огромным Легионом, растянувшимся на Нериму, Накано и Сугинами. Если сегодня вечером им удастся лишить Осциллатори Юниверс права скрываться из списка противников, а затем сестры Кобальт и Манган из Леонидов разглядят в Минато членов Общества Исследования Ускорения, пять Великих Легионов Ускоренного Мира объединятся в военный альянс против Белых.

Несмотря на огромное численное превосходство, им придется иметь дело против Белой Королевы, на стороне которой — ужасающая сила под названием «Броня Бедствия 2». Вряд ли победа достанется легко, и все же…

Харуюки искренне хотел спасти своего друга, Вольфрам Цербера, который из-за козней Общества Исследования Ускорения попал под власть Брони.

А еще — вернуть ракетные двигатели Непобедимого, Усиливающего Снаряжения Красной Королевы, служащего вместилищем Брони.

Если им удастся выполнить эти задачи, то все планы Белой Королевы и Общества Исследования Ускорения, причинившие Черноснежке столько страданий, пойдут прахом. И пусть Харуюки предстояла сложнейшая миссия из всех, за которые он когда-либо брался, но если он выложится по полной, если будет верить в свою вторую половину, закаленного в боях Сильвер Кроу, в своих друзей по Легиону и в себя самого, к которому в последнее время он испытывал чуть меньшее отвращение, то они непременно… непременно...

В час дня, пятьдесят девять минут и пятьдесят девять секунд Фуко вновь отдала команду на ускорение.

Через секунду перед глазами Харуюки красным пламенем вспыхнули буквы «A REGISTERED DUEL IS BEGINNING!», и сознание его перенеслось в мир, который просуществует лишь мгновение.

Глава 2

Внешний вид и характеристики многочисленных и разнообразных уровней дуэльных полей неизбежно вселяли в бёрст линкеров предчувствия — либо хорошие, либо зловещие.

Если говорить конкретнее, то «Чистилище» с его зданиями, зараженными какими-то мерзкими организмами, и металлическими жуками; «Прогнивший Лес» с засохшими деревьями и ядовитыми фиолетовыми озерами, а также пока еще не знакомый Харуюки апогей темных уровней под названием «Ад» казались зловещими целиком и полностью, в то время как полная бесчисленных парящих над землей кристаллов «Святая Земля», освещенный ясным полнолунием «Лунный Свет» или же «Эпоха Хейан» с ее красными ториями в окружении опадающих кленовых листьев наверняка каждому виделись уровнями счастливыми.

Открывая глаза, Харуюки изо всех сил молился, чтобы площадкой для важнейшей пленарной встречи с Проминенсом стал уровень, сулящий удачу.

В глаза сразу же бросилось небо причудливого желто-зеленого цвета и влажная серая земля. Пышный зеленый кастанопсис реального мира превратился в вычурное дерево с перекрученным стволом белого, подобно кости, цвета. Здания Централ Парка к востоку и югу от него наполовину прогнили, стены их окрасились рыжей ржавчиной.

— Фу-у… это что, Прогнивший Лес?.. — бормотать Харуюки, но не успел опровергнуть свои слова даже мысленно, как в спину его ткнул палец аватара юной леди шоколадного цвета и шоколадного вкуса.

— Что за вздор ты несешь? На уровне Прогнивший Лес нет никаких зданий!

— И… и правда…

Проглотив возглас: «Шоко, как всегда, так не похожа на себя из того мира!», Харуюки открыл в голове список уровней и принялся листать его. Вид уровня наводил на мысли о природно-деревянном типе, но ядовитые оттенки пейзажа допускали и темный тип…

Не успел он добраться до ответа, как стройный аватар женского пола, замотанный в красно-фиолетовые ленты, проговорил глубоким голосом:

— Надо же, какая редкость.

Мажента Сизза повела худыми плечами, а блестящая, подобно черному кристаллу, Блэк Лотос кивнула.

— Вот уж точно. К тому же он может доставить нам немного… или даже много неприятностей.

— Э?.. Каких еще неприятностей, семпай? Да, этот уровень похож на Прогнивший Лес, но я не вижу ни ядовитых болот, ни ядовитых жуков…

Оставив попытки опознать уровень своими силами, Харуюки обратился к своему командиру, но ответила ему не она, а Фуко, которая и инициировала этот бой.

— Смотри, Ворон-сан, вот о чем мы.

Харуюки перевел взгляд туда, куда указывал палец одетого в изящное платье аватара, сидящего в коляске, и увидел, что с севера, со стороны отделенного от парка дорогой и похожего на школу здания, к ним медленно подкрадывается туман ядовито-розового цвета.

Наконец-то успешно вытащив из памяти данные об этом уровне, Харуюки стукнул кулаком по ладони:

— А, это же он самый, э-э… уровень «Эпидемия»!

— Правильно. А этот ядовитый туман, похоже, движется к нам… — негромко ответила Черноснежка, слегка прищурив фиолетовые линзы глаз.

Все уровни темного типа обладали какими-либо неприятными эффектами, и среднеранговый уровень темного типа «Эпидемия» — не исключение. Здесь их роль играли как раз те самые ядовитые облака вроде того, которое видел Харуюки. Они случайным образом вырывались из земли и «заражали» коснувшегося их аватара, наделяя его каким-либо неприятным эффектом в зависимости от цвета облака: постепенным уменьшением здоровья, блокировкой шкалы энергии для спецприемов, слепотой, глухотой, потерей чувства равновесия и так далее.

Кроме того, эти облака были не просто ядовитыми, но даже патогенными. Аватар, которого они коснулись, сам превращался в источник заразы и мог при контакте распространить симптомы на других аватаров. В обычных дуэлях в таких случаях всегда возникало желание поделиться эффектом с противником, но подхватить заразу, если уровень попался в качестве арены для битвы за территорию — почти худшее, что только может случиться. То же самое и в ситуации, когда уровень, как сейчас, должен стать площадкой для переговоров.

— К тому же этот розовый туман, если я правильно помню, наносит растянутый по времени урон, Лотос. Заразить он может лишь дуэлянтов, то есть, меня и Пард, но если оба офицера будут терять здоровье, встречи не получится, — добавила Фуко, и Черноснежка протяжно хмыкнула.

— Выхода нет, придется договориться с Проминенсом о смене уровня… Кстати, где они? — спросила командир Легиона, и подчиненные дружно огляделись по сторонам.

Если дуэлянты находились слишком далеко от зрителя, перед его глазами появлялись направляющие курсоры, сообщающие, где искать аватаров. Однако сейчас не высвечивался ни курсор находившейся рядом с Харуюки Фуко, ни курсор ее противника. Выходило, что та, как минимум, пребывала где-то поблизости, но ни в тоскливом храме, ни на прогнивших зданиях никого не было видно.

— ...Проми точно зашли? — задумчиво проговорила Юме, она же одетая в круглую шапку Плам Флиппер.

Сатоми, она же Минт Миттен, тут же пихнула в бок подругу одетой в пухлую варежку правую рукой.

— Эй, ты чего, шкала здоровья Леопард ведь на месте.

И действительно, под шкалой здоровья в верхней правой части поля зрения ясно читалось имя «Blood Leopard». Более того, если бы ее не было, Фуко и не смогла бы создать это дуэльное поле.

Но раз такое дело, то почему аватары Проминенса все еще не показались, хотя прошло уже больше минуты с начала дуэли? Может, случилось что-то непредвиденное? Харуюки уже стиснул зубы, опасаясь какого-то вмешательства со стороны враждебных сил, когда…

— Sry, задержалась, — раздался приглушенный голос точно над их головами, и легионеры дружно подняли взгляды.

В глаза бросился силуэт аватара, беззвучно скользившего по толстому искривленному стволу. Стройное тело, сильные конечности и длинный хвост помогали безошибочно признать в нем главного офицера Проминенса, «Кровавого Котенка» Блад Леопард.

Всего за несколько секунд она спустилась на землю, и Харуюки спросил ее, забыв даже поздороваться:

— А, э-э, и долго ты там сидела наверху?..

— Можно сказать, с самого начала.

— Т-тогда почему сразу не спустилась?..

— Была одна причина, — почему-то со вздохом ответила Пард, затем подняла правую руку, указав на здание с восточной стороны парка, на Централ Парк Ист.

— …

Харуюки и все остальные дружно перевели взгляды. Наполовину прогнивший корпус Ист окружало молчание, не нарушаемое ни единым движением…

Как вдруг…

— Не заждались, Нега Небьюлас?! — прогремел голос.

В следующий миг на крыше корпуса Ист возникли два силуэта, причем, почему-то на большом удалении друг от друга, оба крупные и со сложенными на груди руками.

Затем между ними появились еще два, потом между теми еще… десятки фигур на глазах выстраивались в шеренгу и, наконец, в самом ее центре выскочил миниатюрный дуэльный аватар.

Центральный аватар молча поднял правую руку и указал в желто-зеленое небо. По этой команде остальные тридцать человек приняли позы, напомнив каких-то могучих рейнджеров, и громко прокричали:

— ВИ. А. ПРОМИНЕ-Е-Е-Е-ЕНС!

Из-за спин аватаров в небо взмыли с пяток фейерверков и разорвались в воздухе с не слишком грозными хлопками.

— …

От такой неожиданности все одиннадцать легионеров Нега Небьюласа обомлели, и лишь Пард со вздохом повторила:

— ...Sry.

— Леопард… хочешь сказать, они так долго не появлялись потому, что готовили вот это? — уточнила Фуко, и алый леопардовый аватар виновато кивнул.

— Йес. Рейн сказала, что такие вещи положено открывать эффектно.

— А-ха-ха… и правда, Нико так может… — кривовато усмехнулся Харуюки, а затем с громким «Э-эй!» помахал рукой все еще позирующему в центре шеренги на крыше корпуса Ист дуэльному аватару Красной Королевы Скарлет Рейн, также известной как «Кровавая Буря».

Нико еще секунды две повыпендривалась, но потом несколько смущенно шагнула вперед, оттолкнулась от края крыши и спрыгнула на землю. Пока подчиненные Королевы следовали ее примеру, она успела подбежать к Харуюки и ткнуть его в бок.

Они, как зрители, не могли получать и наносить урон, но Харуюки все равно издал рефлекторное «уф» и запротестовал:

— Ч-что ты делаешь?

— Слушай, ты, какое к черту «Э-эй»?! Весь настрой портишь!

— И-и что я должен был сказать?..

— После такого вам надо было самим выстроиться и изобразить чего-нибудь в ответ!

— Э. Э-э? Это как?..

— Ну, ты бы хоть под конец выкрикнул что-то типа: «Вас приветствует Нега Небьюлас!» или «Мы — Нега Небьюлас!»

— Мы точно воздержимся, — резко ответила Черноснежка вместо Харуюки, затем сокрушенно покачала головой, откашлялась и продолжила чуть громче: — В любом случае, Красная Королева, я благодарю тебя за то, что ты исполнила обещание и привела на сегодняшнюю встречу всех своих легионеров. Я бы сказала, что времени у нас мало, и надо поскорее перейти к делу, но…

Нико отошла на шаг от Харуюки и тоже заговорила строгим голосом, приличествующим королеве.

— Да, Черная Королева, я тоже признательна, что ты пришла в Накано 1. И да… я бы тоже сказала, что надо поскорее начать, но…

Она прервалась и перевела взгляд на север, Харуюки сделал то же самое.

Пресловутое розовое облако уже успело перебраться через дорогу и коснулось северной границы парка.

— Надо же было попасться Эпидемии, такой веселой и такой раздражающей. Нельзя, чтобы Пард и Рейкер отравило. Может, начнем сначала?..

Но не успел кто-либо из Нега Небьюласа ответить Нико, как…

Из рядов Проминенса раздался на редкость бодрый голос:

— У меня есть отличная идея, голова!

— М-м?

Нико обернулась, и в то же время из ее отряда выпрыгнул невысокий аватар. Определенно сказать о нем можно было лишь то, что его голос походил на мужской. Голову скрывала шляпа с широченными полями, а тело пряталось под длиннющим халатом, доходившим до самой земли.

— М… это ведь… — пробормотала стоявшая рядом с Харуюки Черноснежка.

— Ты его знаешь, семпай? — тихо спросил тот.

— Скорее всего, да… но сейчас давай выслушаем, что он скажет. Боюсь, что ничего хорошего.

Предсказание Черноснежки сбылось через несколько секунд, когда Нико задала вопрос:

— И что у тебя за идея, Дайн?

Потому что одетый в шляпу аватар, которого Нико назвала «Дайном» полным уверенности голосом предложил…

— Переключите-ка режим на королевскую битву. Тогда я вам это облако одной левой обезврежу!

...Совершенно безумную затею.

Пока что на этом уровне получать и наносить урон, а также как-либо физически вмешиваться в происходящее могли только Скай Рейкер и Блад Леопард. Однако если переключить дуэль в режим королевской битвы, то и Харуюки, и все остальные зрители превратятся в дуэлянтов, что значительно повысит риск какой-либо непредвиденной ситуации. Если говорить о крайних случаях, то Черноснежка или Нико даже могли лишиться очков из-за срабатывания правила внезапной смерти, установленного для аватаров девятого уровня.

Харуюки предполжил, что Нико, конечно же, откажется, но…

— М-м… — протянул маленький алый аватар, а затем перевел взгляд больших линз на Черноснежку. — ...Вот тебе и предложение… что скажешь, Лотос? Прерывать битву и ускоряться заново как-то лениво, да?

— Хм…

Черноснежка тоже не стала сходу отказываться и вместо этого посмотрела на Фуко. Уже через мгновение они, видимо, пришли к общему мнению, поскольку затем она снова взглянула на Красную Королеву и кивнула.

— Согласна. Начинать сначала и еще раз смотреть на вашу ультра-крутую сцену приветствия — совсем не вариант.

— Эй! С чего это не вариант?! — вспыхнула Нико, но тут же отступила и взглядом подала знак Пард.

Леопардовый аватар быстро забрался в инстру, и перед глазами каждого зрителя высветился запрос подтверждения на смену режима. Харуюки не покидало неприятное предчувствие, но он не осмелился спорить с Черноснежкой после того, как та дала добро.

Более того, и Такуму, и Тиюри, и даже уступавшее Сильвер Кроу по уровню трио Шоколад Папетты спокойно коснулись своих окон, так что Харуюки помолился богам Ускоренного Мира, прося, чтобы «встреча закончилась без происшествий» и нажал «YES».

Мысль о богах сразу же заставила задуматься о тринадцатом легионере Нега Небьюласа, но Харуюки, увы, не мог призвать ее сюда. Если бы кто-то со стороны красных заметил ее и затребовал бы объяснений, тут поднялся бы такой переполох, что на его разрешение ушло бы намного больше отведенных тридцати минут.

«Прости, Метатрон, но с красными тебя придется познакомить после этого собрания».

Пока эта мысль проносилась в голову Харуюки, аватары закончили нажимать на кнопки, и перед глазами появились пылающие буквы «A BATTLE ROYALE IS BEGINNING!», а вместе с ними — десятисекундный отсчет. Когда цифры дошли до нуля, шкалы Скай Рейкер в верхнем левом углу сменили собственные шкалы Сильвер Кроу. В верхнем правом углу по вертикали выстроились уменьшенные шкалы всех остальных аватаров.

Стоило режиму смениться, как одна из фигур кинулась в сторону северной границы парка. Она принадлежала тому саму одетому в шляпу аватару Проминенса, который и предложил поменять режим. Харуюки перевел взгляд вправо, чтобы разузнать, как на самом деле зовут этого Дайна, но из-за обилия шкал так и не смог определить ту, которая принадлежала ему.

Дайн остановился где-то в пятнадцати метрах от остальных и бодро воскликнул:

— Отлична-а-а!

Затем из-под плаща быстро высунулись тощие руки. Облако тем времени приближалось к нему спереди, клубясь, словно живое. Дайн, конечно, сказал, что обезвредит его одной левой, но как именно он собирался это сделать?..

На глазах более чем сорока аватаров Дайн встал в стойку, словно готовя спецприем, постоял в ней пару секунд, а затем повернул голову назад.

— ...Сорян, но дайте-ка мне энергии, кто-нибудь!

— …

Весь Нега Небьюлас дружно лишился дара речи, а Нико протяжно вздохнула.

— Времени нет, давай поторапливайся! — крикнула она и сорвала с пояса маленькое Усиливающее Снаряжение в виде пистолета.

Звучно прокрутился барабан, ствол нацелился на Дайна, непринужденно щелкнул курок.

Энергетическая пуля безжалостно прошила коричневый халат аватара, но тело, по всей видимости, лишь слегка оцарапало, поскольку Дайн немного пошатнулся, но устоял. Видимо, энергия от атаки у него все-таки набралась, поскольку он, наконец, выкрикнул название спецприема:

— Пое-ехали… Антидот Мист![1]

Вскинутые руки вспыхнули желтым светом, а затем испустили желтый же спрей. Стоило ему коснуться облака, как «антидот» оправдал свое название, полностью развеяв ядовитый газ.

Всего через несколько секунд двадцатиметровое облако бесследно исчезло, а Дайн развернулся и громко хлопнул в ладоши.

— Ну, как-то так!

В ответ лагерь Проми разразился аплодисментами и возгласами:

— О! Так держать, король противоядий!

— Меня тоже детоксани!

«Тут просто невозможно удержаться…» — думал Харуюки, присоединяясь к аплодисментам, и тут рядом раздался тихий голос Черноснежки:

— Так это все-таки он, «почти крутейший»... выходит, он остался в Проминенсе.

— «Почти крутейший»?.. Это кличка Дайна?

— Да. Или, точнее, «почти крутейшее имя в истории». Посмотри на его шкалу, — ответила она, и Харуюки еще раз провел взглядом по шкалам в правой части поля зрения.

Лишь одна из них уменьшилась от полученного урона, так что на этот раз Харуюки быстро опознал Дайна. Под нужной шкалой значилось: «Iodine Sterilizer».

— И… Иоди… как это читается?

На вопрос ответила не Черноснежка, а Фуко:

— «Айодайн Стералайзер», Ворон-сан.

— Ого… прямо будто два имени каких-то супер-роботов.

Харуюки невольно отшатнулся, а затем снова смерил уважительным взглядом аватара в широкополой шляпе. Он не мог даже представить, что прячется под халатом, и не знал смысла слов «Айодайн» и «Стералайзер», но звучание имени однозначно показалось ему самым крутым среди всех аватаров, которых он только встречал.

— А-а, это поэтому его называют «почти крутейшим именем в истории»?.. Но с кем его сравнивали? Разве аватара с таким именем не лучше называть просто «крутейшим»? — уточнил Харуюки.

Черноснежка и Фуко переглянулись с короткими усмешками.

— Если уж тебе пришел в голову этот вопрос, то и ответ на него отыскать сможешь сам. Но что важнее… кажется, собрание наконец-то начинается.

Харуюки перевел взгляд и увидел, как Нико повернулась к ним, прокручивая пистолет на пальце.

— Что же… вредное облако исчезло, так что пора бы начать обсуждение объединения, ради которого мы здесь собрались. Лотос, определим ведущего встречи как договаривались?

— Да, не вопрос, — кивнула Черноснежка.

— Отлично. Ну что же, Пард, Касси, Порки, давайте выходите.

Нико щелкнула пальцами левой руки, и из строя Проминенса вышла тройка аватаров.

Одного из них, Блад Леопард, Харуюки хорошо знал, но двух других видел впервые. Первый оказался огромным аватаром мужского пола с двумя огромными рогами на голове, второй — средних размеров аватаром женского пола с длинным мехом на спине.

Они не выказывали никаких агрессивных намерений, но отчего-то внушали трепет, ничуть не уступая в этом отношении «Бастионам», офицерскому корпусу Зеленого Легиона Грейт Волл. Харуюки почувствовал исходящее от них давление и тихонько спросил:

— А… это случайно не…

— Именно. Это другие два Триплекса, — тихо пояснил Такуму, неизвестно когда оказавшийся справа от Харуюки. — Большого зовут «Кассис Мус». Маленькую — «Тистл Поркюпайн». Оба они опытные высокоуровневые линкеры, не уступающие Леопард.

— Так вот откуда у них эта аура. Но наши Элементы не хуже! — негромко отозвалась вставшая слева Тиюри.

И действительно, со стороны Нега Небьюласа вышли Скай Рейкер, Аква Карент и Ардор Мейден, бесстрашно заняв места напротив Триплексов.

Стоило офицерам двух Легионов оказаться друг напротив друга, как на всем уровне повисло напряжение. В конце концов, шла королевская битва, под давлением которой замолчит даже младенец. Если бы между двумя группами берст-линкеров вдруг проскочила враждебная искра, ситуация неизбежно обернулась бы катастрофой, способной расколоть и землю, и небеса.

Пока Харуюки с благоговением смотрел на шестерку высокоуровневых берст линкеров, сзади к триплексам подошла Нико, а затем вдруг громко воскликнула:

— И-и-и… кулачки сжали!

В ответ шестеро аватаров с невероятной скоростью подняли правые руки, затем опустили перед собой. Шесть крепко сжатых кулаков мгновенно остановились и вызвали ударную волну, поднявшую в воздух клубы пыли.

Еще до того, как она улеглась, раздался голос Черноснежки:

— Дзян-кен-пон![2]

Воздух содрогнулся еще сильнее, чем в предыдущий раз, и по шести рукам пробежали голубые искры. Через два раунда двое проиграли, затем процесс повторился еще три раза, и остались только Тистл Поркюпайн и Ардор Мейден.

Пока Харуюки раздумывал, дает ли скорость какое-то преимущество в камне-ножницах-бумаге Ускоренного Мира, или же Ардор Мейден дошла до конца по чистой случайности, оба аватара на невероятной скорости выбросили ладони. Мгновение спустя вверх, все еще показывая победные «ножницы», взметнулась тонкая ручка Ардор Мейден.

Aw v20 010

Огорченно втянув голову в плечи, Тистл вернулась к своим, а Ардор Мейден гордо выпрямилась и торжественно провозгласила:

— Таким образом, роль ведущего этой встречи принимаю на себя я, Ардор Мейден.

— Без возражений, — согласилась Нико.

— Мы рассчитываем на тебя, — сказала ей Черноснежка.

На этом Королевы возвратились в строй.

Утай осталась одна под взглядами сорока с лишним легионеров, но, нисколько не испугавшись, зашла в инстру и материализовала крупный объект, оказавшийся деревянным щитом высотой два метра и шириной в один. Снизу из него торчала квадратная деревянная балка, уходившая в землю.

— Э-это что такое?.. — пробормотал Харуюки. Изогнув стройный стан, стоящая позади Мажента Сизза наклонилась к нему и вполголоса пояснила:

— «Вертикальная табличка размера LL». Используется для объявлений о дуэлях и так далее.

— О-ого… в магазинах и такое продается…

— Однако Мейден, похоже, нашла ей другое применение.

И действительно — следом Утай достала огроменную кисть, которая, видимо, самостоятельно пропитывалась чернилами. Перехватив кисть на манер меча, Утай несколько раз быстро провела ей по чистому дереву. Выстроившиеся в столбцы буквы гласили:

«Проминенс

Нега Небьюлас

Совещание по слиянию Легионов»

Выведенные идеальным почерком надписи вызвали восторженные возгласы — в основном, со стороны легионеров Проминенса. Зримо зафиксированная на табличке тема совещания помогла многим, наконец, поверить, что редчайшее по меркам Ускоренного Мира слияние двух Легионов происходит на самом деле. В воздухе постепенно нарастало напряжение.

Тем не менее, оно нисколько не смутило Утай — возможно, самую юную из всех собравшихся легионеров. Она вновь повела кистью, разделив левую сторону таблички на три части, и в верхнем правом углу каждой колонки вывела по надписи: «Одобряю», «Условно одобряю», «Не одобряю».

Опустив кисть, Утай обернулась и вновь заговорила хорошо поставленным голосом:

— Как вам всем известно, в январе этого года Проминенс и Нега Небьюлас заключили перемирие, которое держится уже полгода. Однако перемирие лишь запрещало нам вторгаться на территорию друг друга, поэтому масштабного взаимодействия между Легионами практически не было. Наверняка некоторые из собравшихся здесь впервые увидели друг друга только сейчас, и, вероятно, найдутся те, кто не сможет сразу одобрить слияние Легионов, пусть даже ради благородной цели совместной борьбы против Белого Легиона. Поэтому для начала я хочу, чтобы каждый из вас подумал, одобряете ли вы слияние, одобряете ли его условно или же вовсе не одобряете.

Харуюки восторженно отметил, что за всю устрашающе длинную речь Утай ни разу не запнулась. Из-за этого он чуть не упустил продолжение ее слов:

— Начнем с Нега Небьюласа. Те, кто одобряют слияние, поднимите руки и назовите ваши имена.

Вокруг взметнулись в воздух руки, и Харуюки поспешно добавил к ним свою.

Сначала представились Черноснежка, Фуко и Акира. Затем пришел черед «Я Сильвер Кроу!» Харуюки, на что со стороны красных раздалось несколько возгласов «о-о», «так это он», но их тут же заглушил бодрый голос Тиюри. Затем свои имена назвало трио Пети Паке — Сихоко, Сатоми и Юме, но на них перечисление и закончилось. Обернувшись, Харуюки увидел, что Такуму и Руй не подняли рук.

Он даже не успел протянуть мысленное «э-э-э», как Утай уже вписала в колонку «одобряющих» девять имен (включая свое) и вновь заговорила:

— Теперь поднимите руки те, кто одобряет условно.

Такуму и Руй подняли руки и назвались «Циан Пайлом» и «Мажентой Сизза» соответственно. Пока Утай вписывала их имена, Харуюки тихонько спросил у друга детства:

— Э-эй, Таку, что еще за условия?

— Все очень просто, потом объясню.

Копать дальше после таких слов Харуюки уже не мог, поэтому повернулся обратно и увидел, что Утай как раз закончила писать.

— На этом легионеры Нега Небьюласа закончились. Девять одобряют, два одобряют условно. Теперь очередь Проминенса. Поднимите руки и назовите свои имена те, кто одобряют слияние.

Стоило ей договорить, как Нико первой подняла руку и сказала:

— Скарлет Рейн!

Следом подняли руки все Триплексы.

— Блад Леопард.

— Кассис Мус.

— Тистл Поркюпайн.

Затем начали по очереди представляться другие аватары, и Харуюки изо всех старался запоминать каждого из них.

— Мастард Сальтицид![3] — миниатюрный женский аватар яркого горчичного цвета.

— Мос Мот,[4] — мужской аватар тускло-зеленого цвета с длинными антеннами на голове.

— Нейви Лобстер,[5] — похожий на рака мужской аватар в тяжелой броне темно-синего цвета.

— Карнелиан Альфеус,[6] — еще один похожий на рака аватар мужского пола, но стройнее и с огромной правой клешней.

Следующим раздалось имя уже знакомого Харуюки дуэльного аватара:

— Пич Парасоль! — бледно-оранжевый женский аватар с крупным Усиливающим Снаряжением в форме зонта.

В конце предыдущего месяца она в группе с двумя другими аватарами атаковала территорию Сугинами. Если Харуюки не изменяла память, то она была ветераном Проминенса, состоявшим в Легионе еще во времена Первого Красного Короля Рэд Райдера. И все же она одобрила слияние Легионов. Возможно… как раз благодаря той самой битве.

Пока Харуюки раздумывал, поднявшие руки аватары продолжали называть свои имена:

— Персимон Монк,[7] — высокий мужской аватар в длинной мантии.

— Кэррот Таррет![8] — маленький женский аватар ожидаемо морковного цвета.

— Аконайт Арчер,[9] — мужской аватар в броне сине-фиолетового цвета и с арбалетом в руках.

— Сентджонсворт Тиара♪,[10] — бледно-желтый женский аватар с маленькими крылышками на спине.

— Охра Призон… — крупный желто-коричневый мужской аватар с огромными когтями. В свое время он напал на Сугинами вместе с Пич.

— Малахит Хекс,[11] — темно-зеленый женский аватар в гладкой броне, покрытой разводами.

— Кантал Танк![12] — средних размеров мужской аватар с броней из коричневых волокон.

— Элинвар Гавернор,[13] — долговязый мужской аватар с головой, похожей на сложный механизм.

— Брик Блок![14] — красно-коричневый мужской аватар, словно собранный из кирпичей.

Следом в самом центре рядов Проминенса вдруг вырвался из земли белый дым. Сверкнули разноцветные лазеры, и на мгновение Харуюки подумал, что их атакуют. Следом из-за дыма выпрыгнули три блестящих аватара и представились чарующими музыкальными голосами:

— Фриз Тон![15]

— Крим Дрим![16]

— Блейз Харт!

Затем они дружно выкрикнули, приняв эффектные позы:

— А вместе мы… «Гелиосфера»!

Лазеры сверкнули особенно ярко, и Харуюки рефлекторно захлопал. Справа от него захлопала Сатоми и обронила восторженное «ух ты, сами гелисфики!», поэтому Харуюки подошел к ней и спросил:

— А г… гелисфики это кто?

— Ты не слышал о них, Ворон-кун? Это то ли второй, то ли третий по популярности ансамбль Ускоренного Мира! Карты с записями их песен отлично продаются.

— ...Второй или третий?.. — удивился Харуюки, внезапно догадавшись, что существует и еще более известный ансамбль, но расспросы на эту тему решил отложить на потом. Все еще вдохновенно позировавшая справа участница ансамбля по имени Блейз Харт оказалась тем самым огненным аватаром, вторгшимся на территорию Сугинами вместе с Пич Парасоль и Охрой Призоном. Харуюки еще тогда показалось, что Блейз похожа на певицу, но он и не думал, что она в самом деле выступает на сцене.

Пока Харуюки думал сначала на тему того, что надо бы прикупить карту, затем на тему того, где они вообще продаются, троица закончила выпендриваться и отступила. На этом одобряющие со стороны Проминенса закончились. Быстро вписав все имена, Утай пересчитала их.

— Большое спасибо, от вас одобряет двадцать один человек. Далее прошу назваться тех, кто одобряет условно.

На уровне раздались новые голоса.

— Спрус Бревис![17] — коричневый мужской аватар с огромными линзами.

— Синамон Палаэмон,[18] — бледно-коричневый женский аватар с длиннющими руками.

— Паприка Каприс,[19] — миниатюрный женский аватар яркого оранжевого цвета.

— Бит Бит,[20] — красно-фиолетовый мужской аватар с пухлыми, округлыми руками.

— Лаванда Даунер...[21] — бледно-фиолетовый женский аватар в костюме, очень смахивающем на школьную форму.

— Амбер Кэптор,[22] — маленький, размером с Нико, женский аватар янтарного блестящего цвета, как и обещало ее имя.

— Стро Барьер,[23] — бледно-желтый мужской аватар, похожий на связку тонких трубок.

— Фёз Стик,[24] — похожий и формой, и материалом на Стро Барьера мужской аватар, но составленный из палок коричневого цвета.

Затем одновременно подняли руки сразу три аватара — по-видимому, одна команда. При виде них по броне Акиры почему-то прошла легкая рябь, но Харуюки так и не нашел время ее расспросить.

— Вермилион Вулкан,[25] — темно-красный мужской аватар с огромными пулеметами в руках.

— Кармин Кэнон,[26] — высокий женский аватар, опять же близкого к чистому красного цвета.

— Марун Мотор,[27] — мужской аватар красно-коричневого цвета с огромной трубой на спине.

Больше рук не осталось, и Утай снова повернулась к слушателям.

— Большое спасибо, за условное одобрение одиннадцать человек. И наконец… попрошу не одобряющих слияние.

И хотя Харуюки думал, что сейчас-то противников слияния быть не должно…

Руку поднял один аватар, одетый в длинный халат. Тот самый субъект в широкополой шляпе, что предложил переключить режим на королевскую битву, а затем одной левой убрал ядовитое облако.

— ...Айодайн Стералайзер! Пусть я один, я все равно не одобряю!

Аватар в шляпе, обладатель «почти крутейшего имени в истории», громко объявил о своем несогласии и опустил руку. Утай вписала его имя в соответствующую секцию и затем обернулась к публике.

Aw v20 011

— Большое всем спасибо. Итого мы имеем тридцать человек, одобряющих слияние Легионов, тринадцать человек, одобряющих слияние условно, а также одного не одобряющего. Подавляющее большинство выступило за слияние, однако я, как ведущая, считаю, что лучше все обсудить и склонить на сторону одобрения всех. Есть кто-то, кто с этим не согласен?

В ответ на ее вопрос вновь вытянулась рука того самого Айодайна Стералайзера, который не одобрил слияние Легионов.

— Не согласе-ен!

— Прошу, Айодайн-сан, — пригласила его Утай, и низкорослый аватар в шляпе выскочил вперед, после чего заявил довольно взрослым мужским голосом:

— Как я уже говорил, я не одобряю слияние Проми и Негабью и не собираюсь менять свое мнение, не уговаривайте! И вообще, если бы я был согласен на переговоры, выступил бы за условное одобрение!

— ...Ну, это, конечно, так… — пробормотала Тиюри. Харуюки и окружавшие его легионеры закивали.

Ведущая совещания Утай, в свою очередь, ответила спокойным голосом:

— Если вас не затруднит, Айодайн-сан, не могли бы вы обосновать причины вашего неодобрения?

— Да я и сам собирался! В общем, причина у меня всего лишь одна… — Дайн выдержал небольшую паузу, затем ни с того ни с сего указал пальцем на Харуюки и воскликнул: — Если перемирие не закончится, и вместо этого перейдет еще и в слияние, я уже не смогу сразиться с Сильвер Кроу, который оспаривает мой трон «Короля дезинфекции»!

Повисло молчание. Харуюки забегал взглядом по сторонам, убедился, что других бёрст линкеров по имени «Сильвер Кроу» вокруг нет, и закричал в ответ срывающимся голосом:

— А-а-а-а-а-а-а?! Н-ничего я не оспариваю! Меня никто и никогда не называл королем дезинфекции!

— Шат а-а-а-а-а-ап! — разъяренно бросил в ответ Дайн, рубя воздух сжатым кулаком. — Я всю жизнь тер-р-рпеть не мог противомикробные товары и антиперспиранты с молекулами серебра! Твердят, мол, у него «широкий противомикробный спектр», хотя на деле никаких толковых антибактериальных свойств у серебра нет, а впаривают, черти, один только гламурный образ!

— Я ж-же сказал, никогда я не продвигал какие-либо антибактериальные свойства своего аватара!

— Ю ар э лайа-а-а-а-а!

«...Либо он сразу подружится с Ашем после слияния Легионов, либо не подружится вообще», — подумал Харуюки, пытаясь хоть немного сбежать от реальности. А Дайн вновь указал на него пальцем и припомнил неожиданное:

— Хочешь сказать, что забыл уже, как в открытую рекламировал свою крутизну, когда сражался в зоне Тиёда?! «Атаки, использующие кислоту, на серебро не действуют», ага!

— Э-э-э?! Я?! Я такого никогда не…

Харуюки отчаянно копался в воспоминаниях, когда к нему тихим голосом обратилась Аква Карент:

— Говорил.

— Э? Т-ты-то откуда знаешь, Карент?

— Потому что тогда мы сражались в одной команде.

Лишь тогда Харуюки смог освежить воспоминания и воскликнуть: «А-а-а!»

Случилось это в ноябре прошлого года, когда Харуюки только-только взял второй уровень. По неосторожности повысив уровень, он остался практически без очков и обратился за помощью к единственному наемному телохранителю Ускоренного Мира — Акве Карент по прозвищу «Единица» (о том, что в свое время она была Элементом Нега Небьюласа, Харуюки тогда не знал). Она объединилась с ним в команду и в ходе дуэлей на территории Тиёды помогла восстановиться по количеству очков до безопасного порога.

Полем их первой битвы стал покрытый кислотно-ядовитыми болотами Прогнивший Лес. В ходе битвы Харуюки забрался в болото, затащив туда и своего противника — электрическую Никель Долл. Там он и произнес те самые слова: «Атаки, использующие кислоту, на серебро не действуют»...

— А… п-прошу прощения, Дайн-сан, действительно говорил.

— Вижу, ты наконец-то вспомнил! — все еще нацелив на него указующий перст, аватар в широкополой шляпе начал разминать левую ладонь. — Услышав об этом, я решил, что однажды обязательно выясню в дуэли с тобой, кто из нас достоин называться королем дезинфекции! Но вскоре после этого мы с Негабью заключили перемирие. Я ждал его окончания полгода, а теперь вы хотите объединить Легионы?! И что тогда останется делать моей пылающей душе дезинфектора?!

Какое-то время Харуюки ошарашенно слушал пылкую речь аватара, похожего именем на супер-робота, но, наконец, все же поднял правую руку и ответил:

— А-а, я не против, забирайте трон короля дезинфекции себе… я его никогда и не хотел…

— Донт месс виз ми! — рявкнул в ответ Дайн на грамматически правильном по сравнению с «Аш-гришем» английском (хотя этого и нельзя было сказать о произношении), и отвел правую руку в сторону. — В Ускоренном Мире! Нет ничего, что можно заполучить без битвы! Я не смогу с гордостью называть себя «Королем дезинфекции», пока не одержу над тобой окончательную победу в настоящей дуэли!

— ...Да с чего я тебе сдался?.. — пробормотал Харуюки.

Стоявшие впереди Черноснежка и Фуко дружно покачали головами.

— «Почти крутейший» ничуть не изменился…

— Да… кажется, та битва все еще не дает ему покоя…

— Э-э, учитель, какая еще битва? — тихонько уточнил Харуюки.

Коляска Фуко отъехала немного назад, и ее обладательница шепотом пояснила:

— Давным-давно Айодайн сразился в дуэли с еще одним аватаром, которого так называли, и проиграл.

— Э?.. С еще одним «почти крутейшим»?

— Почти. Если точнее, «почти крутейшим» Айодайна стали называть потому, что в той битве он проиграл. А ведь перед сражением противник тоже много раз предлагал ему забрать титул без боя…

— А-а-а…

Может, главного из ее рассказа он и не услышал, но прочувствовал, что Айодайн Стералайзер был таким всегда, и еще раз глубоко вздохнул.

И тогда руку помощи ему протянула Утай:

— В таком случае, Айодайн-сан, вы одобрите слияние Легионов, если достигните своей цели и сразитесь с Сильвер Кроу в дуэли?

Похожий на жрицу-брюнетку дуэльный аватар (входивший, по мнению Харуюки, в пятерку самых очаровательных из всех ему известных) задал такой вопрос, что Дайн ненадолго замер, а затем как-то неуверенно кивнул.

— Н-ну-у… Получается, что так…

— Как скажете. Значит, так и поступим, — Утай кивнула, повернулась к Харуюки и продолжила: — Прошу прощения за беспокойство, Ку-сан, но поскольку мы все равно переключились в режим королевской битвы, не согласишься ли ты сразиться с Дайн-саном в дуэли?

— Э… э-э-э-э?! — на этот раз голос Харуюки все-таки окончательно сорвался.

Он быстро обвел глазами товарищей, но и Черноснежка, и Тиюри, и Шоколад с подружками, и даже Мажента лишь с понимающим видом закивали.

Тогда он перевел взгляд на Нико и Пард, ища у них спасения, но леопардовый аватар только пожал плечами, словно говоря: «Sry», а Красная Королева одобрительно махнула рукой. Что до других тридцати легионеров Проминенса, то все они — и одобрявшие, и условно одобрявшие…

— О-о, прекрасно же!

— На битву двух дезинфекторов я бы охотно посмотрела!

— Ну, должно же хоть какое-то представление быть, раз уж мы все в Нака-1 приперлись!

...издали радостные возгласы.

«...Вот поэтому я не хотел переключать режим!» — мысленно простонал Харуюки, но отступать было уже некуда. Он не питал ни малейшей привязанности к кличке «Король дезинфекции», да и вообще услышал о ней лишь сегодня, так что выигрывать дуэль его никто не обязывал. Но сложность состояла в том, что от Проминенса пришла целая толпа сильных бойцов во главе с «Триплексами». Если он будет драться спустя рукава или поддастся, они сразу заметят, обвинят в «оскорблении духа дуэлей», а затем под откос может покатиться и слияние Легионов… Другими словами, приняв вызов, он обязался бы сражаться в полную силу… да еще и на глазах целой толпы, перед которой ему, как представителю Нега Небьюласа, было попросту нельзя ударить в грязь лицом, чтобы не опозорить Легион.

Харуюки застыл на месте, и ему показалось, что сокрытое под броней истинное тело аватара обливается холодным потом…

Вдруг Черноснежка отступила на шаг, оказавшись точно слева от Харуюки, и подняла клинок правой руки.

Острое лезвие окутал мягкий свет. Раздался мягкий щелчок, и клинок разделился на пять пальцев. Созданная Инкарнацией рука крепко сжала ладонь Харуюки, маска Королевы приблизилась к его лицу, и она шепнула:

— Просто получай удовольствие от битвы, Сильвер Кроу. Здесь никто не желает тебе зла. Даже Айодайн лишь видит в тебе соперника, с которым хочет сразиться в полную силу. Ты принял вызов в Ускоренном Мире как бёрст линкер. А значит…

— ...Остается только сражаться, да? — прошептал он в ответ, и напряжение медленно отпустило его.

И ведь действительно... Каждый из одиннадцати легионеров Нега Небьюласа и тридцати трех Проминенса — бёрст линкер. Они собрались здесь именно потому, что обожают и хотят защитить игру под названием Брейн Бёрст, ее дуэли и Ускоренный Мир. Харуюки хотел того же. А раз так — бояться нечего. Ему нужно было, как обычно, сразиться в полную силу, а затем либо порадоваться победе, либо погрустить о поражении… только и всего.

На мгновение он крепко сжал ладонь Черноснежки, затем отпустил, сделал несколько шагов вперед и громко ответил:

— ...Хорошо, Айодайн-сан! Я принимаю ваш вызов!

— Отлично, так держать! — бодро откликнулся тот и взялся правой рукой за край шляпы, а левой — за укутанное халатом плечол.

Р-р-раз! — и Айодайн Стералайзер сорвал с себя и то, и другое, обнажив свой истинный облик. Увидев его, Харуюки невольное крякнул. Его противник дизайном действительно напоминал всамделишнего супер-робота.

Цилиндрическое туловище без каких-либо выступов и пазов, тонкие ручки-ножки, немного сужающаяся к макушке цилиндрическая голова. Туловище оказалось темно-коричневым, а голова и конечности — ярко красными. Судя по раскраске, он относился к дальнобойным красным аватарам, но Харуюки не знал, чем именно он атакует. Ему показалось, что голова и туловище Айодайна на что-то похожи, но он никак не мог вспомнить, на что именно.

«...Надо было спросить, что означают слова Айодайн и Стералайзер», — запоздало подумал Харуюки. Но ему уже стало понятно, что выяснять сильные и слабые стороны противника придется по ходу битвы.

Все прочие Легионеры отошли от вставших друг напротив друга Харуюки и Дайна и расположились у самых стен зданий. Рядом осталась одна только Утай. Вдруг ей словно что-то пришло на ум, и она обратилась к Дайну, вопросительно наклонив голову.

— Кстати, Айодайн-сан, Рейн-сан только что стреляла в вас, чтобы вы обезвредили ядовитое облако уровня. Вы уверены, что хотите начать дуэль в вашем состоянии?

Харуюки пригляделся и заметил царапину от энергетического выстрела на левом плече Дайна, о которой и говорила Утай. Однако «почти сильнейший» картинным жестом поднял большой палец и ответил:

— Ноу проблем.

— Хорошо. В таком случае… — Утай кивнула и плавно подняла правую руку над головой. — Айодайн Стералайзер из Проминенса против Сильвер Кроу из Нега Небьюласа. Приготовились… в бой!

И в тот самый момент, когда Утай резко опустила руку…

...Дайн, вопреки ожиданиям Харуюки, резко пошел на сближение. Если красный аватар пытается навязать ближний бой аватару металлическому, среди которых преобладают мастера контактного боя, то он либо очень уверен в своих борцовских навыках, либо попросту недооценивает противника…

За то мгновение, пока эта мысль проносилась на задворках его сознания, Харуюки инстинктивно встал в стойку. Система распознала начавшуюся стычку, и шкала Дайна в правом верхнем углу автоматически увеличилась. Рядом с именем появился уровень — шестой, как и у Харуюки. Раз так, то проигрывать тем более нельзя.

Однако первая атака противника оказалась совсем не тем, чего ожидал Харуюки.

— Тейк зис! — прокричал тот с расстояния, откуда кулаки его не могли достать Сильвер Кроу, растопырил пальцы на правой руке и выбросил вперед раскрытую ладонь. Из сопла в самом ее центре повалил коричневый туман.

Не в силах увернуться, Харуюки принял залп лицом. Тот лишил его зрения, и вместе с этим мгновенно забил его нос едким запахом. В соответствии с правилами игры, аватарам не требовался кислород, что позволяло им сражаться и под водой, и в космосе, но истинное тело, сокрытое под броней аватара, все же вдыхало и выдыхало. Это дыхание можно было нарушить запахом или ударной волной, и при этом аватар рефлекторно замирал на месте, пусть и ненадолго.

Оправившись от секундного оглушения, Харуюки попытался было отпрыгнуть назад, на ходу протирая серебристый визор левой рукой, но Дайн успел подбежать к нему вплотную.

— Смэш! — на манер американского борца прокричал он, врезав левой ногой по правому боку Харуюки.

От последовавшего дугового удара правой рукой сверху вниз Харуюки кое-как удалось увернуться. Не останавливаясь, он прыгнул вперед и вправо, после чего несколько раз кувыркнулся, отрываясь от противника.

На развороте он проверил, не оставил ли коричневый туман каких-либо негативных эффектов, но здоровье аватара не убывало, а ощущения работали как положено. Вражеский пинок не лишил его даже пяти процентов здоровья.

Харуюки задумался над тем, что же за коричневую жидкость распылил Дайн, но ответ на вопрос получил весьма неожиданным образом.

Если в начале битвы все туловище Дайна выглядело темно-коричневым, то сейчас стало серым и полупрозрачным возле плеч. Внутри виднелось маленькое истинное тело аватара. По границе между серым и коричневым от каждого движения аватара пробегали волны.

«...Коричневое — жидкость?»

Получается, его полупрозрачное цилиндрическое туловище наполняла коричневая жидкость, а и когда он только он что испустил ее часть через сопло на руке, запас немного уменьшился?..

— А… А!

Лишь сейчас к Харуюки пришел ответ на вопрос о том, что именно ему напомнили голова и туловище Айодайна.

Традиционное средство для полоскания рта, всегда хранившееся в домашней аптечке. Резкий запах, который Харуюки ощутил, когда случайно вылил на себя пузырек, в точности совпадал с запахом тумана.

— Так у тебя аватар в форме исод…

— Сто-о-о-о-о-о-п! — громко воскликнул Дайн, вскидывая левую руку, и Харуюки испуганно закрыл рот.

Король-дезинфектор выставил указательный палец и назидательно покачал им.

— Это торговая марка, ее название произносить нельзя. Можешь называть действующее вещество того самого средства — «повидон-йод».

— П-повидон-йод?..

— Или, если произносить на английский манер, повидон-айодайн.

— Э… так выходит… — Харуюки смерил взглядом голову Дайна, как две капли воды похожую на крышку от пузырька и воскликнул: — ...«Айодайн» означает «йод»?!

— Йес!

— А «Стералайзер» тогда…

— Ладно, сделаю тебе одолжение. Стералайзер — это то же, что и «стерилайзер», то есть, «стерилизатор». Другими словами!.. — Дайн выбрал позу покруче и объявил столь же горделивым голосом: — Имя мне Айодайн Стералайзер, что означает «йодный стерилизатор»! И именно я, шобтебя, сильнейший дезинфектор Ускоренного Мира!!!

«Может, и «шобменя», но…»

Харуюки в очередной раз впал в прострацию, но затем все же смог кое-как заново разжечь свой упавший боевой дух.

Он вовсе не цеплялся за титул «Короля дезинфекции», но Дайн хотел самой битвы, а не ее результата. А значит, ради чего бы ни сражался Харуюки, он обязан был выложиться на все сто процентов, раз уж принял вызов, как представитель Нега Небьюласа.

— Э-э… может, я и признателен исо… тьфу, повидон-йоду за заботу о полости моего рта, но как обладатель «серебряного» цветового имени не собираюсь уступать по антибактериальным свойствам! Поэтому с сегодняшнего дня я присваиваю титул «Короля дезинфекции»!

Хотя он пытался спровоцировать противника первыми же пришедшими в голову неуклюжими словами, Айодайн прекрасно понял их смысл. Глаза, похожие на горизонтальные щели в голове-крышке, вспыхнули желтым, а коричневая жидкость внутри тела бултыхнулась.

— Вел сэд. Думаю, теперь мы сможем сразиться всерьез… но у нас потом совещание, так что я разберусь с тобой за пять минут!

— А я — за три! — откликнулся Харуюки и на этот раз кинулся вперед сам.

Вероятно, основная тактика Дайна состояла в том, чтобы ослеплять противника, затем бить в ближнем бою. От его жидкого спрея крайне тяжело увернуться или защититься, но поскольку урона он не наносил, достаточно было просто вытерпеть этот запах. К тому же, раз от каждого залпа объем жидкости в теле уменьшался, противник не смог бы прыскать вечно.

— Дезинфицирую-у-у! — прокричал Дайн, больше не пытаясь блистать английскими фразами, и испустил йодную струю из левой руки.

Харуюки побежал прямо на облако, заранее задержав дыхание и прикрыв визор левой рукой.

— Ха-а!

Пинок левой ногой на среднем уровне, проведенный в отместку за недавнюю атаку Дайна, угодил точно в цель. Конечно же, противник не струхнул и попытался в ответ ударить правым кулаком, но в этот раз Харуюки сохранил зрение и без труда поставил блок левой рукой.

Дайн без промедления выпустил йод из правой руки, но Харуюки прокрутился на месте, чтобы спрей попал на спину, после чего продолжил маневр поворотом туловища и ударом кулака назад. Кулак прошел впритирку к голове-крышке, и хотя она, конечно же, не открутилась и не отвалилась, легкий аватар противника выгнулся от полученного импульса.

«Вот мой шанс!»

Харуюки тут же кинулся к противнику, собираясь на одном дыхании провести серию атак, которая и принесет победу. Все еще не выпрямившийся Дайн кое-как сумел выбросить вперед ногу, но Харуюки не боялся пинка, не подкрепленного весом аватара. Он мгновенно решил, что сейчас отмахнется от ноги левой рукой, а затем приблизится вплотную и…

Но тут со стороны его левой руки раздался неприятный хруст.

Сначала Харуюки подумал, что умудрился блестящей защитой отломить Дайну правую ногу. Но он ошибся. Крепкая металлическая броня на его собственном левом предплечье потрескалась и прогнулась. Более того, ее серебро померкло и помутнело, точно проржавев.

— Что за?! — изумился Харуюки, а затем вновь кувыркнулся, отрываясь от противника.

Поднявшись на ноги, он в спешке оглядел свое тело и заметил, что проржавела не только левая рука. Выцвели и плечи, и грудь, и все, чего коснулось дезинфицирующее облако Дайна.

— Я… ржавею?! Но почему?..

— Ну, еще бы, тебя ведь мой спрей вон как обработал, — хладнокровно ответил Дайн на ошарашенный возглас Харуюки.

— Но… ты ведь сказал, что это просто средство для полоскания рта!

— Оно и есть. Только чуть погуще, — Дайн ухмыльнулся и продолжил: — Ты, Сильвер Кроу, как я вижу, пока что только в средней школе?

— С… с чего ты взял?

— Потому что тебе в школе про йод явно еще не рассказывали. Так что запоминай: йод, он же главный компонент дезинфицирующих растворов, хорошо разъедает практически любой металл. Он способен растворить не только железо и серебро, но и титан с золотом.

— Ух… — невольно выдохнул Харуюки.

Действительно, в школе они этого еще не проходили, да и если проходили бы, он не смог бы правильно отреагировать, впервые столкнувшись с этой способностью. Выходило, что спрей Дайна — не просто вонючая ослепляющая завеса, но и устрашающий разрушитель металлических аватаров.

Почерневшие участки брони уже практически не годились ни для атаки, ни для защиты. Теперь ему придется тщательно уворачиваться от спрея и ударов врага, а урон наносить лишь уцелевшим правым кулаком и ногами. Но удастся ли провернуть такое в битве против аватара шестого уровня?

Харуюки невольно коснулся левого бедра, но опомнился и отдернул руку. Нет, им он пока как следует не овладел. Харуюки пока еще мог сражаться, не полагаясь на незрелые навыки. Даже против злейшего врага любого металлического аватара.

В свое время Харуюки, оказавшись в такой ситуации, пусть и ненадолго, наверняка впал бы в уныние, решив, что ему не повезло с противником, и что придется смириться с возможным поражением. Но теперь, благодаря терпеливым наставлениям Черноснежки и Элементам, поддержке в трудные минуты со стороны Такуму и Тиюри, дружбе с Нико, Рин и многими другими, а также тем достойным противникам, которых он встречал в бесчисленных битвах, в пессимистичном прежде характере Харуюки появилась драгоценная новая крупица.

Пускай маленькая, пуская временами почти выпадающая из его поля зрения, но она продолжала светить в глубине его души самоцветом под названием «отвага». Отвага не бояться показываться перед другими, каким бы слабым, бестолковым, уродливым и никчемным он ни был.

Да, проиграть можно. Но позволить себе проиграть он мог лишь после того, как выжал бы из себя весь дух, все знания, все отчаянные усилия до самой последней капли.

Набрав побольше воздуха, Харуюки встал в стойку. Дайн понял, что в его противнике что-то изменилось, и сам вскинул руки, собираясь сражаться всерьез. Сопла на ладонях нацелились на Харуюки, словно пистолетные дула.

Похоже, за один залп противник терял десятую часть раствора, и сейчас его осталось не более семидесяти процентов. Другими словами, спрея хватит на семь атак, но противник и сам наверняка помнил об этом. Что случится раньше — кончится раствор, или прогниет броня Харуюки — они узнают, лишь вступив…

— В бой! — выкрикнул Харуюки и оттолкнулся от земли.

Он несся к противнику точно по прямой. Мгновение спустя Дайн решил, что Харуюки не блефует, и выпустил туман из двух сопел одновременно.

Увернуться Харуюки ни за что бы не успел. Вместо этого он резко затормозил и раскрыл главное оружие Сильвер Кроу, до сих пор дремавшее на спине — его крылья.

Видимо, туман в какой-то степени проникал через внешнюю броню, поскольку тонкие металлические чешуйки тоже покрылись мутными пятнами. Но своей силы они пока не утратили. Харуюки покрепче уперся ногами в землю и взмахнул крыльями вперед, создавая обратную тягу на манер самолетного реверса.

Воздух взревел, и подбиравшееся к Харуюки облако мгновенно сдуло обратно.

— Вуоа?! — уже непонятно на каком языке крикнул Дайн и попытался было защитить лицо, но опоздал.

Немного дезинфицирующей жидкости все же попало ему в глаза.

— Испачка-а-ал! — завопил он, отчаянно протирая линзы.

Конечно же, Харуюки такую возможность не упустил.

— Уо… рья-а-а-а!

Дав полную тягу крыльев, он кинулся вперед на бреющем полете. Пинок левой ногой чуть не вогнал ее в живот Дайна. Раздался глухой удар, и полупрозрачный сосуд прогнулся на пять с лишним сантиметров.

Харуюки наконец-то провел весомый удар, и шкала здоровья противника сильно сократилась. Будь они в обычном бою, Харуюки сейчас попытался бы закрепить успех, начав проводить Аэрокомбо с помощью крыльев, но в битве с таким противником держать крылья раскрытыми слишком опасно. Харуюки уже начал складывать их, собираясь отскочить…

— Не уйдешь! — Дайн перекрестил перед собой руки, испустил из глаз красный свет и прокричал: — «Эйсид Мист»![28]

«Спецприем!»

Харуюки изо всех сил попытался выскочить из зоны действия вражеской атаки, но усилия оказались тщетными. Красный туман, вырвавшийся из рук Дайна, распространился раз в десять быстрее по сравнению с обычным, и полностью поглотил Харуюки.

— Эй, ты так зрителей заденешь!

— Всем отступить! Урон проходит!

Откуда-то издалека послышались голоса легионеров Проминенса, но у Харуюки не было времени их слушать. Красный туман на глазах съедал броню, вызывая обжигающую боль и быстро сокращая шкалу здоровья.

Если судить по названию, прием Дайна создал облако сильной кислоты. Харуюки мог попытаться сбежать, но туман разъедал даже обычно неуязвимую ко всему землю, и ноги аватара застревали в вязкой жиже. Техника врага обладала поистине устрашающей мощью.

Харуюки мог попытаться вылететь из облака, но если бы он раскрыл крылья посреди кислотного тумана, их металлические чешуйки вполне могли окончательно распасться от полученного урона.

Как бы на его месте поступили ветераны Нега Небьюласа?

Парившую над землей Черноснежку не остановила бы зыбкая почва под ногами. Она вмиг выбралась бы из облака и наверняка ответила бы врагу весомой контратакой.

Коляска Фуко вполне могла увязнуть в жиже, но у нее есть Усиливающее Снаряжение «Ураганные Сопла». Она легко выбралась бы за пределы облака благодаря реактивным двигателям, покрытым крепкой броней.

Утай не умела перемещаться каким-либо необычным образом, но в свою очередь обладала мощнейшими огненными атаками, достойными имени «Пылающей Жрицы». Ей хватило бы одного залпа «Огненного Ливня», чтобы испарить всю кислоту без остатка.

Что же до Акиры, то ей угрожать кислотным туманом наверняка бессмысленно. Ее броня из текущей воды способна очищаться со временем, так что и кислотный туман наверняка нейтрализовала бы без труда.

Увы, Харуюки не мог ответить на эту атаку так же, как эти четыре аватара. Но как бы в такой ситуации поступил некогда последний из Элементов, Графит Эдж по прозвищу «Аномалия»?

Весь потенциал его дуэльного аватара ушел в два меча, из-за чего Фуко даже называла его «человеком-мечом». Насколько знал Харуюки, сам аватар никакими особыми способностями не обладал. Крепкой брони ему тоже не досталось, и с туманом у него, казалось бы, справиться никак не вышло бы. Но Харуюки не мог представить себе, что мечник после появления облака просто потерял бы все здоровье и рухнул на землю. Тот наверняка избежал бы поражения каким-то непринужденным, неожиданным способом, сохраняя полную безмятежность.

Если точнее, то Графит Эдж наверняка бы…

За какое-то короткое мгновение эта мысль и знания Харуюки вступили в химическую реакцию, и в голове зажегся яркий фейерверк.

Если путь в небо ему заказан, остается спасаться…

— Вниз!

Харуюки свел пальцы правой руки вместе и что было сил вонзил их в почву под ногами. Острая ладонь Сильвер Кроу вошла в нее, словно меч, и по локоть погрузилась в размягченную кислотой поверхность уровня.

Разумеется, одним только этим движением он не спасся от кислотного облака. Шкала его здоровья продолжала все так же уверенно убывать. Но…

В тот самый миг, когда Харуюки выдернул руку из земли, из нее вырвалось и кое-что еще. Ярко-желтый ядовитый газ уровня «Эпидемия».

Ядовитые облака — особенность уровня — появлялись из-под земли случайным образом. Поэтому Харуюки подумал, что у него может получиться намеренно вызвать облако, намеренно пробурив в земле дыру. И, если повезет, бурно вырывающийся газ мог даже сдуть кислотное облако Дайна, пусть на это и уйдет несколько секунд…

Догадка оказалась верной, красное облако вокруг Харуюки пропало и сменилось желтым. Поскольку броня уже полностью корродировала, серебро не могло защитить его от яда, и газ наверняка должен был заразить аватара чем-то нехорошим. Если бы из земли вырвалась разновидность газа, которая поглощала энергию для спецприемов, ставка Харуюки не оправдалась бы, но он уже ощутил, как вокруг стихают все звуки. Похоже, он выпустил на поверхность газ, вызывающий глухоту. И такой эффект никак не помешал бы Харуюки осуществить задуманное.

— !.. — испустил он беззвучный рев и резко раскрыл крылья.

Он не расправлял их, находясь под действием кислотного тумана, поэтому металл чешуек нисколько не пострадал. Желтый газ мешал разглядеть небо, но Харуюки просто вытянулся в противоположную от земли сторону и изо всех сил взмахнул крыльями.

Превратившаяся в подобие резины вязкая земля вцепилась в ноги, пытаясь помешать взлету, но задержала его лишь на мгновение. Натренированные крылья Харуюки быстро одолели сопротивление и на огромной скорости выстрелили аватаром в небо.

Он пробился сквозь отравленное пространство и взлетел еще выше. Из-за глухоты он не слышал ни завывания ветра, ни криков зрителей. Харуюки летел навстречу желто-зеленому небу в полной тишине.

Преодолев отметку в сто метров, он раскрыл крылья, затормозил, перешел в парение и окинул взглядом землю. В восточной части парка творился настоящий хаос, образованный сложной мешаниной из алого кислотного облака Дайна и желтого ядовитого облака, исторгнутого уровнем. У самой границы дважды ядовитой зоны стоял и ошалело оглядывался по сторонам, судя по всему, Айодайн. Собственная кислота ему не вредила, а вот желтое облако его все-таки накрыло, и он оглох, из-за чего не услышал взлета Харуюки.

Шкалы здоровья гласили, что он сохранил приличные 70% здоровья, а у Харуюки осталось лишь 30%. Оставался последний шанс.

— Впе… ре-е-е-е-ед! — прокричал Харуюки изо всех сил, хоть почти и не слышал собственного голоса, а затем устремился к земле подобно метеориту.

Правая нога вытянулась вперед, словно копье, а носок ее докрасна раскалился от сопротивления воздуха. Громкий рев слегка пробился даже сквозь заложившую уши болезненную вату.

Наконец, Дайн тоже услышал звук и поднял голову.

Однако спустя десятую долю секунды удар из пике, в который Харуюки вложил все силы, вонзился в короля дезинфекции.

Aw v20 012

Он целился не в голову и не в руки со встроенными соплами. Харуюки направил удар в нижнюю часть тела, погнувшуюся от недавнего пинка.

Он почти не услышал звука, но мощная ударная волна пробежала по всему телу. Острый носок Сильвер Кроу смог пробить крепкую, но все-таки поврежденную полупрозрачную броню Дайна и силой удара отправить щуплого аватара-противника в полет.

Кое-как сумев приземлиться на ноги, Харуюки кинулся прочь от растекавшихся за спиной облаков и торопливо поднял голову, выискивая в воздухе Дайна.

Вращающееся тело наверняка беспрестанно вопящего противника быстро истекало оставшимся у него половинным запасом дезинфицирующей жидкости. Харуюки ускорился, чтобы не попасть под коричневый дождь, обогнал Дайна, добрался до предполагаемой точки его приземления и развернулся.

Еще до того, как Айодайн, чья шкала здоровья от удара опустилась ниже отметки в 50%, коснулся земли, Харуюки начал свое смертоносное Аэрокомбо.

— О-о-о-о-о!

Он перемещался короткими рывками так, будто стремился как можно скорее растратить остатки энергии, и раз за разом соединял друг с другом, казалось бы, несочетаемо размашистые удары кулаками и ногами. За время полета Дайн растерял все запасы жидкости, и Харуюки уже не боялся попасть под спрей. Поэтому теперь он нападал так неистово, словно хотел вернуть противнику все скопившееся раздражение в двойном объеме.

Конечно, Айодайн не бездельничал и пытался контратаковать отточенными в единоборствах короткими ударами, но не мог толком попасть из-за того, что Харуюки все новыми и новыми ударами подбрасывал его, удерживая в воздухе. У Дайна оставался опасный спецприем, вызывавший кислотное облако и, по всей видимости, не зависевший от запасов жидкости, но не было времени даже произнести его название.

Вскоре после того, как шкала противника опустилась ниже 20%, к Харуюки вернулся слух. Он услышал одновременно и похожий на пулеметную очередь звук собственных ударов, и рев Дайна:

— Меня… так просто не победить!

— Нет, такими темпами победа будет за мной! — крикнул Харуюки в ответ и уже собирался ускориться, чтобы добить противника, как…

— Хватит! — раздался звонкий голос, пробившийся сквозь адский шум.

Харуюки прекратил натиск и отпрыгнул.

Дайн, наконец, упал на землю, помотал головой и посмотрел в центр парка.

У корней огромного мертвого дерева стояла, вытянув вверх правую руку, Ардор Мейден, принявшая роль судьи поединка. Опуская руку, миниатюрная жрица объявила звонким голосом:

— На этом я объявляю бой законченным. Прекратите атаковать друг друга.

— Е… есть, — ответил Харуюки и опустил руки.

Дайн поднялся на ноги и сокрушенно покачал головой.

— Э-эх, взял и отыгрался. Вот уж не думал, что ты сможешь так сбежать от Кислотного Тумана...

— А, с-спасибо… — Харуюки рефлекторно поклонился, а затем посмотрел себе за спину.

Кислотный туман, накрывавший восточную часть парка, почти рассеялся, а вот вырвавшийся из земли ядовитый желтый газ все еще клубился в воздухе.

Если его подхватит и понесет куда-нибудь ветер, то он лишит слуха всех попавшихся на пути аватаров. Этот туман мог навредить встрече Легионов даже сильнее, чем газ, отнимающий здоровье.

Харуюки чувствовал, что ответственность за туман лежит на нем, раз уж именно он пробил в земле дыру, из которой тот появился, но с таким огромным облаком простым взмахом крыльев ему явно было не справиться. Пока Харуюки гадал, что делать, Дайн поравнялся с ним.

— Донт ворри. Я разберусь с облаком за счет энергии, которую из-за тебя набрал, — он хладнокровно вскинул обе руки и… — Антидот Мист!

Вслед за выкриком оба сопла испустили желтый свет. Стоило ему коснуться тумана, как тот начал искрить и буквально через несколько секунд полностью растворился.

И в следующий же миг…

— Найс файт!

— Крутая дуэль вышла!

— В следующий раз сразись со мной!

Со всех сторон послышались громкие голоса, и Харуюки растерянно прокрутился на месте. Наконец, он увидел легионеров Проминенса и Нега Небьюласа, дружно наблюдавших за битвой со второго этажа Централ Парк Иста.

Айодайн бодро вскинул обе руки и откликнулся зычным голосом. Харуюки несколько скованно повторил за ним приветствие зрителям, а потом тихонько задал самый важный для него вопрос:

— Это, Айодайн-сан, а что… теперь будет с титулом «Короля дезинфекции»?..

Дайн быстро окинул взглядом обе шкалы здоровья и пожал плечами.

— У тебя, как ни крути, здоровья осталось больше. Так что, увы, придется тебе его подержать до нашей следующей дуэли, — затем Дайн объявил вдвое громче: — Сильвер Кроу. С сегодняшнего дня ты — Король дезинфекции Ускоренного Мира-а-а-а-а-а!!!

«Уа-а-а-а-а?!» — мысленно завопил Харуюки. Дайн схватил его левую руку и высоко поднял. Харуюки попытался отдернуть ее, но было уже поздно.

Со стороны корпуса Ист донеслась буря аплодисментов, и ему оставалось лишь выдавить из себя принужденную улыбку.

Когда внезапная дуэль завершилась, и легионеры вновь выстроились в парке, до конца встречи осталось пятнадцать минут.

Первым заговорил, опять же, Айодайн Стералайзер. Он повернулся к Утай и деловито заявил:

— Так, я меняю свой голос на одобрение.

Даже Утай от неожиданности на мгновение замерла, но затем согласно кивнула и вновь забегала кистью по табличке. Зачеркнув имя Дайна в колонке «не одобряющих» двумя штрихами, она вписала его в колонку «одобряющих» и повернулась обратно.

— Теперь одобряет 31 человек, условно одобряют 13. Далее я хотела бы услышать мнение условно одобряющих… есть кто-то, кто выразит общее мнение?

— Его выражу я, — раздалось из рядов Проминенса, и Харуюки не узнал этого аватара по голосу.

Он внимательно вгляделся и увидел, как на ноги, сотрясая землю, поднимается самый крупный аватар мужского пола из всего состава Проминенса. Несмотря на толстенную броню ярко-красного цвета, аватар не казался медлительным, а Усиливающее Снаряжение в виде крепившихся к рукам многоствольных пулеметов выглядело по-настоящему мощным.

В ушах ошарашенного внушительностью аватара Харуюки раздался голос незаметно подошедшей справа Акиры:

— Это глава «Триады» Проминенса, Вермилион Вулкан по прозвищу V3.[29]

— Т… Триады? У них есть не только «Триплексы», но еще и эти ребята?..

— Они единственные из офицеров старого Проминенса, оставшиеся в Легионе, пусть и сложившие полномочия.

— То есть… это ближайшие соратники Первого Красного Короля Рэд Райдера?..

Харуюки нервно сглотнул, и Вермилион Вулкан, словно ощутив его взгляд, повернул агрессивно выглядящую маску в его сторону. К счастью, V3 сразу же переключил внимание на Утай, окинул ее взглядом и заговорил низким голосом:

— Я хочу выразить свое мнение первым, как представитель условно одобряющих легионеров Проминенса.

— Вам слово, Вермилион-сан.

— Что же… Буду говорить прямо. Наша группа из одиннадцати человек волнуется на счет того, кто станет новым предводителем Легиона спустя месяц после слияния, а также сохранится ли имя Легиона.

— Другими словами, вы спрашиваете, кто получит право на Удар Возмездия? — уточнила Утай.

Вермилион молча кивнул, и в воздухе повисло напряжение.

В преддверии сегодняшней встречи Харуюки более-менее изучил, как именно система оформляет слияние Легионов.

Когда командиры двух Легионов, имеющих смежную территорию, соглашаются на объединение, запускается 30-дневный «период подготовки к слиянию». В течение этого времени можно менять как командира нового Легиона, так и его имя. Кроме того, оба бывших командира сохраняют право на «Удар Возмездия».

Другими словами, первые тридцать дней сохранится более-менее равновесное состояние, при котором и Черноснежка, и Нико будут иметь право казнить легионеров, но сразу после окончания подготовительного периода право останется лишь у нового командира, которым, вероятно, станет Черноснежка или Нико. Именно по этому поводу ощущали недовольство и беспокоились члены Легиона, далекие от нового предводителя.

Вермилион Вулкан обвел всех собравшихся взглядом и продолжил:

— Разумеется, мы, поддержавшие предложение, пусть и условно, не считаем слияние Легионов западней. Мы не думаем, что если после окончания периода подготовки новым командиром станет Черная Королева, то она начнет казнить бывших легионеров Проминенса направо и налево. Однако… однако, все же. Мы не хотим второй раз потерять командира, которому поклялись в верности. И потому не хотим создать условия, которые допускают даже малейшую возможность такого исхода.

Вулкан говорил спокойно и рассудительно… и именно поэтому его слова глубоко впивались в сердце.

Именно Черная Королева Блэк Лотос, стоявшая впереди и правее Харуюки, в свое время отрубила голову Первого Красного Короля Рэд Райдера и тем самым навсегда изгнала из Ускоренного Мира предыдущего господина Вермилион Вулкана. Вермилион не произносил никаких имен, но наверняка в рядах ветеранов Проминенса оставались те, в ком жило недоверие… или даже затаенная ненависть к Черноснежке.

Когда-то среди них были и напавшие в конце прошлого месяца на территорию Сугинами Блейз Харт, Пич Парасоль и Охра Призон. Между ними с одной стороны, и Харуюки, Утай и Акирой с другой развернулась жестокая битва, и кулаки смогли привести противников к взаимопониманию (которое наверняка и перевело тройку Красных легионеров в разряд безусловно одобряющих), но даже у них наверняка остались некоторые опасения.

По словам Черноснежки, в разгар битвы против тела ISS комплекта в Токио Мидтаун Тауэре они встретились с «остаточными воспоминаниями» Рэд Райдера, которые оставили им сообщение для Нико: «Спасибо. Остальное — в твоих руках». Тогда, услышав послание Рэд Райдера, Нико уткнулась лицом в грудь Пард и разревелась, словно маленькая девочка. При виде этой картины Харуюки ощутил, что таким образом Рэд Райдер окончательно передал престол Скарлет Рейн и помирился с Черноснежкой.

Но всю правду о случившемся знала лишь эта троица. Едва ли Нико раскрыла своему Легиону все подробности, так что в груди ветеранов все еще могла оставаться старая обида.

С этой точки зрения могло показаться настоящим чудом, что из всех легионеров Проминенса против слияния выступил один только Айодайн Стералайзер (причем по причине, не связанной с Рэд Райдером), а условно одобряющих набралось только одиннадцать человек. Наверняка Нико и Пард уговаривали товарищей, не жалея слов.

И в таком случае получалось, что уговорить Вермилион Вулкана и примкнувших к нему должен был Харуюки и его друзья — во что бы то ни стало. Но как бы ему ни хотелось выступить, мысли в голове буксовали, а подходящие слова никак не находились.

Черноснежка ни за что не стала бы после слияния казнить бывших легионеров Проминенса, и уж тем более Нико. Но хотя сказать об этом и несложно, Вермилиону и остальным требовались не просто слова. Они хотели чего-то, чему можно довериться всецело.

Харуюки крепко сжал кулаки, не в силах сдвинуться с места, когда из-за его спины вдруг раздался уверенный голос:

— Разрешите мне ответить Вермилион-сану.

Вперед, не дожидаясь одобрения ведущей, вышел Такуму. Почти не уступающий по внушительности Вермилиону крупный аватар остановился в паре метров от товарищей.

— ...Прошу, Пайл-сан, — ответила Утай.

Такуму коротко кивнул и продолжил:

— Для начала я объясню, почему сам одобряю слияние лишь условно. Мое условие состоит в следующем… я хочу, чтобы все легионеры Проминенса выслушали, что я сейчас скажу, а затем решили, примете ли вы меня в новый Легион. Если хотя бы один человек будет против, я покину Легион.

— Чт…

«Что ты несешь, Таку?!» — чуть не закричал Харуюки, едва не раскрыв имя лучшего друга. Но в последнее мгновение сзади протянулась чья-то рука и крепко сжала его правое плечо.

— Выслушай его, Кроу, — раздался у самого уха шепот Маженты Сизза.

В ответ на ее тихий, но напряженный голос Харуюки смог лишь кивнуть.

Повисла мертвая тишина, стих даже ветер Эпидемии. Вновь зазвучал голос Такуму:

— Девять месяцев назад, еще будучи легионером Леонидов, я использовал полученную от «родителя» мошенническую программу для взлома и пытался охотиться на Черную Королеву Блэк Лотос, скрывая свое имя из списка противников.

Среди легионеров Проминенса послышался тихий гул — похоже, не все они знали о случившемся. Но Такуму не дрогнул, продолжая свое искреннее признание:

— Все раскрылось после моего поражения в битве с Сильвер Кроу, но если моего «родителя» Синий Король казнил Ударом Возмездия и изгнал из Ускоренного Мира, то я благодаря милосердию Сильвер Кроу и Черной Королевы перевелся в Нега Небьюлас и продолжил жить как бёрст линкер… Но это не единственный мой грех. Когда в реальности на меня напал легион ПК, я для защиты экипировал ISS комплект, и с помощью его силы обнулил очки им всем. Я все еще не расплатился за эти грехи, так что если хоть кто-то считает, что я не должен вступать в новый Легион, я с радостью уйду. Вот мое условие.

Такуму закончил, но следующий голос раздался далеко не сразу.

Первой ожила Мажента Сизза, чуть раньше вместе с Такуму высказавшаяся за условное одобрение. Лежавшая на правом плече Харуюки рука напряглась, после чего фиолетовый аватар прошел вперед и встал сбоку от Такуму.

— Разрешите и мне выступить? — спросила она у Утай.

— ...Прошу, — согласилась та после краткой паузы.

Высокая воительница с ножницами поклонилась и заговорила низким голосом:

— Полагаю, некоторые уже знают… но именно я, Мажента Сизза, распространяла ISS комплекты на юго-западе Токио, преимущественно в районе Сетагая. Комплект, которым пользовался Циан Пайл, ему передала я, к тому же нескольких аватаров, включая Минт Миттен и Плам Флиппер за моей спиной, я заразила насильно, разрезав их броню. Если Циан Пайл поднял вопрос о своей вине, то же самое должна сделать и я.

Вновь в рядах Проминенса раздался гул, на этот раз еще более громкий.

Легионы объединялись для того, чтобы атаковать Общество Исследования Ускорения, похитившее Усиливающее Снаряжение Нико, и легионеры Проминенса должны были знать о том, что ISS комплекты создало то самое Общество. Пусть Мажента и действовала в силу своих собственных убеждений, но из-за них она так или иначе выступила в качестве союзника Общества, и потому вполне могла теперь услышать отказ.

Вот только Харуюки никак не мог смириться с мыслью о том, что Такуму и Маженте придется уйти из Нега Небьюласа ради слияния с Красным Легионом. Он нервно сглотнул и твердо решил сделать что угодно, вплоть до мольбы на коленях, если кто-то заявит, что они должны уйти.

— ...Зачем вы произносите слова, которые вовсе не обязаны? — раздался суровый голос Вермилион Вулкана, подобный звучанию стали.

— Затем, что… — попытался было ответить Такуму, но опустил голову.

Спустя несколько секунд вновь послышался голос Вермилиона, но теперь в нем читалась легкая насмешка:

— Ты и правда стоишь слухов о твоей сверхпорядочности, Циан Пайл, — стрелок из двух пулеметов, наверняка ставший бёрст линкером еще до Нико и Пард, пожал плечами. — Вне зависимости от того, что вы с Мажентой Сизза натворили, если вас уже простили все причастные к тем событиям, если приняли в Легион на правах товарищей, то нам нет смысла что-либо говорить. Более того, если вы позволите мне такое высказывание, то раз уж мы решили объединиться с Легионом Черной Королевы, некогда лишившей всех очков нашего Короля Рэд Райдера, винить вас за мелкие огрехи бессмысленно.

— …

Вдруг неотрывно смотревшие на молчавшего Такуму глаза Вермилиона вспыхнули. Голос вновь обрел силу, сотрясающую землю и воздух.

— ...Однако вы все еще не выполнили наше условие. Мы хотим получить какое-либо доказательство того, что если Черная Королева возглавит новый Легион, она в попытках достичь десятого уровня не прикончит еще одного нашего командира.

Вермилион вновь напомнил о главном камне преткновения, и Такуму достойно ответил на его слова.

Он забрался в инстру, достал из нее карту и протянул красному аватару, глядя прямо ему в глаза.

— На этой карте — все очки, которые я получил от победы над Легионом «Супернова Ремнант» по правилам карты внезапной смерти, а также все очки, собранные Мажентой Сизза благодаря ISS комплектам. Здесь достаточно, чтобы только что взявший восьмой уровень аватар мог тут же перейти на девятый.

После его слов Красные легионеры зашумели еще громче. Сдержаться не смогли даже Черноснежка и Фуко.

Даже «восьмерочников» в Ускоренном Мире очень мало, но «девяточников» и вовсе насчитывалось лишь семеро. Поэтому их звали «Королями», и каждому было известно, что путь к этому званию очень долог. Можно даже сказать, что сейчас, во время застоя, вызванного действием пакта о взаимном ненападении Легионов, путь к этому уровню фактически закрыт.

Карта с запасом очков, который мог перевернуть весь баланс сил Ускоренного Мира, отражала тусклые лучи солнца Эпидемии, и блеск этот казался Харуюки зловеще ярким. Такуму продолжил, все так же протягивая карту Вермилиону:

— ...Очки, что собрали ремнантовцы — грязные, полученные нападением на бёрст линкеров в реальности, угрозами и насилием. Я не хочу их использовать и не могу придумать способа безопасно от них избавиться. Поэтому я попытался отдать их Блэк Лотос, моему командиру, но она сказала мне: «Однажды ты наверняка найдешь им достойное применение, а пока просто жди». И вот я, наконец, нашел его, — Такуму шагнул вперед, не выпуская карты из рук, и остановился прямо перед Вермилион Вулканом. — Если Блэк Лотос или любой иной член нынешнего состава Нега Небьюласа предаст вас, воспользуйтесь этими очками и покарайте их. Пусть эти очки грязные… но даже их можно использовать во время справедливого возмездия. И, если разрешите попросить… покарайте меня первым.

— А затем, естественно, меня, — добавила Мажента Сизза.

Эхо негромких, но полных печальной решимости слов уже стихло, а Вермилион все еще не нашелся с ответом.

Предложение Такуму и Маженты не могло гарантировать Красной Королеве стопроцентную безопасность. Ведь мысль о том, что Такуму и Мажента расстанутся с жизнью, едва ли остановила бы Черноснежку, если бы она решила предать Нико и отрубить ей голову (пусть на самом деле она ни за что не стала бы этого делать).

Наконец, пулеметчик лязгнул броней, обернулся и посмотрел на Нико, скрестившую руки на груди.

Красная Королева сначала кивнула, а потом ответила достойным Королевы голосом:

— Возьми и держи у себя. Если решишь, что в ней возникла нужда — используй.

Но Вермилион медленно покачал головой.

— Нет. На роль мстителя за Королеву… лучше всего подойду не я.

С этими словами он взял у Такуму серебристую карту и подошел к главному офицеру Нико, стоявшему рядом с ней. К Блад Леопард.

— Леопард. Подержи ее у себя.

Могло показаться, что Вермилион лишь передавал ей право на возмездие, но на самом деле в его словах звучал прямой вопрос — готова ли она? Пард уверенно кивнула и взяла карту. Прокручивая ее между пальцев правой руки, левой она открыла инстру, а затем забросила в инвентарь.

— Кей.

Дождавшись, пока она закончит, Вермилион вновь повернулся к Такуму и громогласно объявил:

— Циан Пайл, Мажента Сизза и Черная Королева Блэк Лотос… вы продемонстрировали вашу решимость. На этом будем считать выдвинутое нами условие выполненным. Вся наша группа меняет наше решение на одобрение и доверяет Королевам право выбора временного командира.

Затем высказался Такуму:

— Поддерживаю, мое условие тоже выполнено. Я одобряю.

— Как и я, — поддержала Сизза.

Коротко кивнув друг другу, тройка аватаров разошлась по своим отрядам.

Утай вновь вскинула огромную кисть, размашисто перечеркнула всех «условно одобряющих» и вписала их в колонку «одобряющих».

— Таким образом, одобрили все 44 человека! — не без гордости заявила Утай.

Откуда-то послышались аплодисменты, и скоро их звук разнесся по всему уровню. Харуюки тоже изо всех сил хлопал, украдкой бросая взгляды на стоявшего рядом с ним Такуму.

Он не мог разглядеть выражения его лица сквозь щели маски аватара, и тем не менее чувствовал, что друг детства успокоился и всем доволен. То же самое относилось и к стоявшей позади него Маженте Сизза. Харуюки задумался о том, когда они успели договориться, но его мысли прервала выплывшая вперед Черноснежка.

Нико тоже сделала несколько широких шагов. Королевы остановились перед табличкой и одновременно открыли меню.

— Наконец-то… — машинально выдохнул Харуюки.

— Наконец-то время настало… — поддержала сидевшая перед ним в коляске Фуко.

Справа от Харуюки молча кивнула Акира, а бывшие легионеры Пети Паке сцепили перед собой руки.

Стоявшая слева от Харуюки Тиюри, как и полагается, успела за прошедшее время уйти на свою волну и забеспокоилась: «Успеют ли, всего три минуты осталось…», на что Харуюки сжал ее руку и прошептал:

— Не волнуйся, Нико и семпаю осталось всего-то на кнопку нажать.

— Да знаю я, — ответила Тиюри, крепко сжав руку Харуюки в ответ.

Харуюки затаил дыхание и уставился на руки Королев. Уже совсем скоро… всего через несколько секунд исчезнут два Легиона и родится новый.

Нико и Черноснежка переключились на видную лишь командирам вкладку «Легион», быстро пощелкали по ней, а затем вдруг замерли. Где-то через три секунды они вдруг столкнулись взглядами и выкрикнули:

— Сразимся же, Рейн!

— Давай, Лотос!

«Э, неужели сейчас начнется битва Королев?!» — эта мысль едва не заставила Харуюки потерять сознание от ужаса, но в следующий же миг Королевы воскликнули в унисон:

— И-и-и!..

Правый кулак Нико и образованный вновь включившейся Инкарнацией правый кулак Черноснежки двинулись с такой скоростью, что ударная волна докатилась даже до Харуюки.

— Дзян, кен, пон!

Они тряхнули кулаками еще сильнее, из-за чего по всему уровню стремительно разошлось кольцо сжатого воздуха, словно от сработавшей Инкарнации. Легионеры обоих Легионов отшатнулись, не в силах выдержать порыва энергии, рядом с которым совершенно померкла битва за роль ведущего. Кое-как устояв на ногах, аватары нетерпеливо подались вперед, чтобы разглядеть, чем закончился поединок.

Нико: бумага.

Черноснежка: ножницы.

Aw v20 013

Еще три секунды Королевы сохраняли молчание. Затем Красная Королева медленно выпрямилась и подняла все еще раскрытую ладонь.

— Э-эх, проиграла. Так, получается…

Маленький аватар повернулся к сорока затаившим дыхание бёрст линкерам, и Нико полным величия голосом провозгласила:

— ...На время месячного подготовительного периода командиром Легиона будет Черная! Временным названием Легиона также будет «Нега Небьюлас»! Новое имя и нового командира мы определим на следующем совещании, которое состоится через месяц!.. Есть недовольные?!

Когда Красная Королева договорила, Харуюки нервно переключил внимание на легионеров Проминенса.

Разумеется, десятка Нега Небьюласа не стала бы возражать, но он опасался, что тридцати двум легионерам Проминенса будет тяжело смириться с личностью нового командира, пусть даже временного и одобренного Красной Королевой…

— Никак нет! — громко отозвался командир Триад, Вермилион Вулкан.

Когда предводитель тех, кто опасался выдвижения Черной Королевы на должность командира, сказал свое слово, остальные Красные легионеры по очереди закивали.

— Ну, тогда обратно к делу…

Нико, больше не пытаясь выглядеть величественно, непринужденно защелкала по меню. Синхронно с ее движениями Черноснежка тоже подняла правую руку. Перед ними высветились ярко-золотистые окна, сразу дававшие понять, что сейчас произойдет нечто из ряда вон выходящее.

Королевы кивнули друг другу, вскинули руки…

И нажали в самые середины окошек с такой скоростью, что в ушах засвистел ветер.

Оба окна пропали одновременно, и в ту же секунду уровень наполнился пафосным звуковым эффектом, которого Харуюки никогда еще не слышал. Всех аватаров окутало яркое золотистое свечение, и перед Харуюки вспыхнули пылающие буквы «YOUR LEGION HAS BEEN COMBINED!»

Наконец-то слияние Проминенса и Нега Небьюласа свершилось.

Охваченный трудновыразимыми чувствами, Харуюки опустил голову, но вдруг перед ним кто-то встал.

Быстро подняв голову, он увидел перед собой Айодайн Стералайзера, уже успевшего снова надеть шляпу и халат.

Харуюки не видел лица аватара за широкими полями и приготовился услышать все что угодно...

— ...Добро пожаловать, Король дезинфекции.

В движении, которым тот протянул ему правую руку, смешалась и резкость, и смущение.

— Ага… сразимся как-нибудь еще раз. И добро пожаловать, — ответил Харуюки, крепко пожав руку новому сопернику и товарищу.

Когда Харуюки вернулся в реальный мир и разлепил веки, первой в глаза ему бросилась Черноснежка.

Та озадаченно смотрела на раскрытую правую ладонь, поэтому Харуюки решил спросить:

— С-семпай… у тебя что-то с рукой?

Черноснежка перевела взгляд на Харуюки, слегка улыбнулась и покачала головой:

— Нет, с ней ничего. Просто мне показалось, что Нико намеренно проиграла мне в камень-ножницы-бумагу… Но что важнее — разве ты не должен все поскорее кое-кому рассказать?

— Э?..

Харуюки недоуменно моргнул, скосил взгляд вправо и увидел…

Лицо Кусакабе Рин, изнывавшей от нетерпения рядом и тянувшейся к нему так упорно, что между ними осталось всего пять сантиметров.

— А-а!.. П-прости, что заставили ждать, Рин-сан, — выговорил Харуюки, отклоняясь назад, но Рин поднесла лицо еще ближе.

— К-как все прошло, Арита-сан?..

Услышав ее тонкий голосок, переполненный тревогой, Харуюки изо всех сил улыбнулся.

— Все хорошо, Легионы успешно слились. Ну… еще я заработал какой-то странный титул, но… а-а?!

Харуюки не смог договорить…

..потому что в глазах Рин появились крупные слезы, и она с тихим радостным возгласом крепко обняла его голову.

— Эй-эй-эй-эй-эй! Не надо так близко!

Тиюри попыталась оттащить Рин за шиворот, но та и не думала ослаблять хватку. Харуюки беспомощно махал руками и тараторил в оказавшееся перед ним маленькое ушко:

— Не, ну, это, типа, все еще впереди! Мы еще должны разобраться со вступлением Аша, Утана и Олива!..

Начав говорить, Харуюки невольно представил, чем после такого обернется следующая встреча с Аш Роллером в Ускоренном Мире, и побледнел еще сильнее.

Глава 3

Такано Утикото и Такано Утиюки были однояйцовыми сестрами-близнецами.

Как правило, родственники однояйцовых близнецов все равно так или иначе способны различать их по родинкам, голосам и небольшим отличиям глаз. Однако на лицах Кото и Юки не было ни единой родинки, голоса и глаза их тоже ни капли не различались, так что в младенческую пору даже их мать не могла с ходу разобраться, кто есть кто.

Тогда она придумала простое решение. Старшей сестре Кото достался красный нейролинкер новорожденного, а младшей Юки — белый, чтобы они отличались цветом.

Нейролинкер опознает владельца по мозговым волнам, и волны эти, подобно отпечаткам пальцев, должны немного отличаться даже у близнецов. Собственно, их первые нейролинкеры действительно различали сестер, и вопрос, казалось бы, разрешился.

Однако когда сестры пошли в детский сад, им купили нейролинкеры для малышей, и новые приборы уже не смогли их различить — возможно, сказалась какая-то аппаратная причина, а возможно, по ходу развития мозговые волны девочек еще сильнее приблизились друг к другу. Что еще важнее — заметили особенность новых нейролинкеров лишь сами сестры, из-за чего вопрос сильно усложнился.

Сначала Кото и Юки захотелось немного попроказничать, и они поменялись нейролинкерами. Ни мама, ни папа ничего не заподозрили. Девочки так обрадовались, что и впредь стали часто меняться нейролинкерами. Каждый день та, что носила красный, выдавала себя за Кото, а та, что носила белый — за Юки. Благодаря тому, что сестры не отходили друг от друга, а также потому, что их нейролинкеры обладали множеством функций для обеспечения безопасности малышей (вроде загорающегося предупреждения, когда ребенка окликают по имени, или же голографической метки с именем над головой ребенка), меняться ими было проще простого.

Со временем веселая, но опасная «игра» стала частью их жизни и продлилась все три года до окончания детского сада. Наконец, вечером накануне поступления в школу Кото и Юки решили закончить с этой забавой. В школе их определили в разные классы, и они поняли, что обмен нейролинкерами едва ли покроет разницу в воспоминаниях.

Однако когда они уже решили закрепить красный и белый нейролинкеры на причитающихся им шеях… девочки столкнулись с ужасающей истиной.

Ни та, ни другая уже не помнила, кто она — Кото или Юки. Три года они постоянно менялись ролями, и уже не могли с уверенностью сказать, как их зовут на самом деле. Пятилетних девочек охватил такой ужас, словно их грозило стереть с лица земли. Им очень хотелось в слезах попросить помощи у родителей, но они не верили, что мама и папа, за три года не почувствовавшие подвоха, сумеют разобраться.

В конце концов они решили зажмуриться и взять по нейролинкеру наугад. Взявшая красный стала жить как Кото, взявшая белый — как Юки. Более того, они решили, что нужно добавить и отличие во внешности, поэтому твердо решили, что Кото будет заплетать волосы в два хвоста, а Юки в один.

На поверхности у девочек с самого поступления в начальную школу никаких затруднений не возникало, но на самом деле в сердцах их постоянно жило неописуемое беспокойство. Пугающие мысли о том, что они могут оказаться не теми, за кого себя выдают, так и не исчезли. Постепенно беспокойство превращалось в растущую стену, которая отторгала не только других людей, но и одну сестру от другой. И когда она уже окончательно сформировалась…

Девочки узнали об одной игровой программе, которая и перевернула их жизнь.

Называлась эта игра Brain Burst 2039. Она считывала «моральные шрамы» и создавала из них боевых «дуэльных аватаров», тем самым дав Кото и Юки способ раз и навсегда определиться с тем, кем они являются на самом деле.

Аватары им достались ожидаемо похожие, однако украшения на шлемах, цвета доспехов и, что самое главное, имена они получили разные. Аватаром Кото стала Кобальт Блейд, а аватаром Юки — Манган Блейд. И эти уникальные имена они бы никогда не спутали, пусть даже оказалось бы, что они все же поменялись в детстве.

Обретя, наконец, свои «личности», девочки примкнули к Легиону Синего Короля под названием «Леониды», где и проявили себя.

На западной окраине токийского района Минато, в местности под названием Сироканедай (также известной как зона Минато 3) раскинулся огромный парк — скорее, даже лес — под названием «Парк Изучения Природы при Национальном музее природы и науки».

Во времена Эдо здесь располагалась загородная резиденция клана Такамацу, затем она стала достоянием императора и переименовалась в усадьбу Сирокане, а сотню лет назад, вскоре после окончания Второй Мировой, превратилась в общественный парк. Несмотря на слово «при» в названии, пресловутый Национальный музей природы и науки, заведовавший парком, находился очень далеко отсюда — в парке Уэно района Тайто. Вместо него, если так можно выразиться, на юго-западе парка расположился Токийский Городской Художественный Музей «Тейен».

Музей Тейен, ранее известный как особняк Асаканомия — самое известное в Японии сооружение в стиле ар-деко, и поэтому даже само здание музея считалось важным культурным достоянием страны. Впрочем, как и полагается музею, посетить Тейен и находящееся внутри него кафе мог любой желающий (купив билет, разумеется).

20 июля, суббота, 15 часов 30 минут.

Сестры Такано сидели у окна в расположенном в здании музея кафе друг напротив друга и внимательно вглядывались в шифоновые торты, которые им только что подали.

Кото заказала «лимон и мяту», Юки — «тертый чай и кленовый сироп». Оба торта выглядели очень вкусно, но девушки никак не могли собраться с духом и нарушить вилками целостность шедевров. Дело в том, что в комплекте с напитками (Кото взяла ягодный лимонад, Юки холодное молоко) десерты стоили баснословные 1400 иен. А если вспомнить о цене входного билета, то каждая из них обеднела на 1950 иен. Естественно, чтобы такие деньги не пропали даром, угощением следовало тщательно насладиться, в том числе и с эстетической точки зрения.

— ...Как думаешь, Кото-тян, мы сможем стребовать эти расходы с Негабью, как накладные? — попыталась подсластить пилюлю Юки, но Кото пожала плечами.

— Наверное, нет. Мы ведь сначала собирались ждать на скамейке в парке, и это ты предложила, что раз такая жара, лучше пойти в кафе.

— Так ведь я не переношу жару. И вообще, это не парк, а лес. А где лес, там комары, змеи и медведи.

В ответ Кото натянуто улыбнулась и мельком посмотрела в окно.

По контрасту с кафе и его современным дизайном в белых тонах, за огромным стеклом раскинулась зеленая лужайка, переходящая в густой лес.

В XVIII веке, в самый разгар эпохи Эдо, здесь посадили противопожарную рощу, и за три с лишним сотни лет она сама собой разрослась. Сейчас она считалась одним из исторических лесов в черте Токио, наравне с Имперским Замком… то есть, с садами Фукиаге императорской резиденции. Но хотя какие-нибудь еноты в нем наверняка живут...

— ...Хотелось бы мне глянуть, как из этого леса вдруг выйдет медведь. Цены тут, конечно, такие, что другой молодежи кроме нас с тобой и нету. С завтрашнего дня начинаем экономить.

— Ла-адно. Ну что, съедим по половинке и меняемся?

Видимо, аппетит Юки уже успел разыграться не на шутку, так что Кото вместе с ней взялась за вилку. Но в тот самый момент, когда столовые приборы вонзились в бледно-желтые края шифоновых тортов…

Кото краем глаза заметила, что дверь кафе открылась, и скосила взгляд.

В помещение вошел юноша на вид чуть моложе нее. Синий пиджак, штаны цвета слоновой кости, длинные подстриженные под горшок волосы — этакий чистокровный японский красавчик. Сюда он, кажется, бежал, судя по прижатому к потному лбу платку. Юноша обратился к официантке, и та провела его за столик, довольно далеко от Кото и Юки.

Поедая шифоновый торт, Кото то и дело поглядывала на юношу. Разумеется, дело было отнюдь не в том, что он ей приглянулся своей внешностью. Она оценивала возможность того, что он мог оказаться помехой их сегодняшнему заданию… то есть, враждебным бёрст линкером.

В настоящее время в Токио проживало около тысячи бёрст линкеров, и где-то семь сотен из них учились в средней школе. Всего школьников частных и государственных средних школ насчитывалось около двухсот тысяч. Сопоставив числа, можно прийти к выводу, что на 285 школьников приходится всего один бёрст линкер. Поэтому обычно никто и не боялся случайно наткнуться на другого бёрст линкера просто потому, что оказался с каким-то незнакомцем в одном кафе.

И все же длинноволосый юноша за спиной Юки обладал некоей странной аурой. Совсем не такой, но все же чем-то похожей на ауру обладательницы аватара Ардор Мейден, которую они три дня назад встретили в ресторанчике в районе Накано…

— ...Все-таки он вкусный, — пробормотала Кото и, не подключаясь к глобальной сети, быстро пощелкала по виртуальному рабочему столу, чтобы отправить в нейролинкер Юки запрос на местное соединение.

На самом деле она хотела бы для безопасности установить и кабельное, но действовать приходилось так, чтобы не вызывать подозрений. Кото передала сестре трансляцию с камеры своего нейролинкера и обратилась мысленным голосом:

— Юки. Не оборачивайся и посмотри на трансляцию. Ты когда-нибудь видела этого мальчика?

Даже несколько менее серьезная Юки проявила себя как настоящий бёрст линкер и ответила сестре, ничуть не меняясь в лице и не отвлекаясь от десерта.

— Не-а. Миленький он. Вот только… угу, не думаю, что он тут просто так.

— Думаешь, его подослали Осциллатори?

— Вот уж не знаю… но если да — получается, они знают о всей сегодняшней операции, — заметила Юки, и Кото кивнула, не двигая головой, одним только взглядом.

В главных ролях сегодня выступали не они, а Черный Легион. Через двадцать минут начнется время битв за территорию, и Нега Небьюлас вторгнется на территорию Минато 3, самое сердце владений Осциллатори Юниверса. Если Черные победят — Белые утратят право на территорию и больше не смогут скрывать себя из списка противников.

И вот тогда придет черед сестер. Сразу после окончания битв они проверят список, и если в нем найдутся какие-либо члены Общества Исследования Ускорения — то есть, Блэк Вайс, Раст Жигсо или Салфер Пот — то не останется сомнений, что Общество представляет собой дочернюю структуру Осциллатори Юниверса.

На самом деле, Кото (и, пожалуй, Юки) лишь наполовину… нет, лишь процентов на сорок верила, что это правда. Ей хотелось верить Сильвер Кроу и Ардор Мейден, которые встретились с ними в реальности и попросили об услуге, но рассказ о том, что Белая Королева Вайт Космос по прозвищу «Преходящая Вечность» сеет хаос и конфликты, выступая в роли тайного лидера Общества Исследования Ускорения, вызывали в ней в первую очередь недоумение, а вовсе не согласие.

Кото не видела никакой причины, которая могла бы подтолкнуть Белую Королеву к созданию Брони Бедствия и ISS комплектов, равно как и не видела пользы, которую та могла бы извлечь. По крайней мере, когда завершился хаос, вызванный ISS комплектами, после него не осталось ничего, что хоть чем-то помогло бы Осциллатори. Более того, они наверняка сильно пострадали из-за того, что Токио Мидтаун Тауэр, важную достопримечательность на их территории, на время оккупировал Энеми Легендарного Класса по имени «Архангел Метатрон».

Получила ли Белая Королева что-то взамен? Выставил ли Черный Легион события в удобном для себя свете? Ответ должен был появиться спустя двадцать минут… но если длинноволосый юноша за спиной Юки на самом деле посланник Осциллатори, то придется констатировать, что ее сестра права, и что весь план Нега Небьюласа провалился, так и не успев начаться.

— ...Что будем делать? — обратилась Кото к Юки, и та, продолжая поедать шифоновый торт с тертым чаем, ответила:

— Если он в самом деле пришел помешать нам, то наверняка нападет перед тем, как мы проверим список. Правда, я не думаю, что он уже знает наши личности…

— Если он их знает, на нас могут напасть и в реальности … но вряд ли, потому что он и сам показывается так открыто.

— А еще может статься, что мы перегибаем палку, — мысленным голосом сказала Юки, и Кото вновь посмотрела на юношу невооруженным взглядом.

На его тонкой шее сидел темно-синий нейролинкер, чуть потолще, чем у девушек. У бёрст линкеров имелась привычка подбирать нейролинкеры под цвета аватаров, а стало быть, он был из синей части спектра. Разумеется, вероятность того, что этот мальчик на самом деле окажется бёрст линкером, все еще составляла несчастную двести восемьдесят пятую долю, однако смутное подозрение Кото не только не рассеивалось, но и перерастало в уверенность.

Он… напоминал не только Ардор Мейден, но и «родителей» девушек: на редкость спокойный для своего возраста и кажущийся непроницаемым.

Кото раздумывала, работая вилкой, и скоро от торта ее осталась ровно половина. Она поменялась с Юки, тоже съевшей половину десерта, и попробовала на вкус кусочек бледно-зеленого лакмоства. Влажное тесто растаяло во рту словно пена, и языком ее на мгновение овладел вкус и аромат крепкого чая. Исчезнув, он оставил приятное горькое послевкусие.

Убедившись, что не зря заплатила такие огромные деньги, Кото передала на нейролинкер сестры еще одно сообщение:

— Придется пока что махнуть рукой. Если он в самом деле из Осциллатори, прямо сейчас его не должно быть в списке противников, так что мы не сможем на него напасть… к тому же мы не знаем имени его аватара. Однако есть и другой вопрос… должны ли мы сообщить Нега Небьюласу о возможной утечке информации? Если Осциллатори знают о их планах, они соберут в зоне 3 всю свою основную армию, и Черные ни за что не смогут победить.

Кото и Юки пришли сюда на правах беспристрастных наблюдателей. Они годились на роль свидетелей именно потому, что не поддерживали ни Белых, ни Черных, поэтому не факт, что они поступили бы правильно, рассказывая Нега Небьюласу о происходящем….

Однако Юки решительно отмела сомнения Кото:

— Э? Почему бы не рассказать? С легионерами Осциллатори мы и в Ускоренном Мире-то почти не говорим, а из Негабью встречались в реальности с Вороном-куном.

— ...Как у тебя все просто.

В детском саду они походили друг на друга как две капли воды, и их не могли различить даже родители. Как же так получилось, что теперь их характеры до того разошлись? Кото даже задумалась, случилось бы и с ней такое, если бы она выбрала имя «Юки»... но эти мысли не помешали ей согласно кивнуть.

— Но, быть может, ты и права... Если Нега Небьюлас проиграет, мы с тобой, получается, потратили по две тысячи иен напрасно. Хорошо, тогда я отправляю Сильвер Кроу сообщ…

Кото уже потянулась к иконке почтовика на виртуальном рабочем столе, но ее правая рука застыла в воздухе.

Юноша в трех столах за спиной Юки поставил на блюдце чашку то ли с кофе, то ли с чаем, а затем коснулся своего нейролинкера пальцем правой руки.

Касаться нейролинкера пальцами требовалось лишь для включения и переключения соединения с глобальной сетью. Сейчас более вероятным выглядел второй сценарий… причем юноша наверняка соединился с сетью, а не наоборот.

Кото отвела взгляд, увеличила трансляцию с камеры, которую видела Юки, и сосредоточила ее на губах юноши. Опытные бёрст линкеры умели зачитывать команды голосом, который никто кроме них самих не слышит, но рот при этом все равно двигается. А по движениям губ можно определить, какую именно команду произнес человек …

— ...Юки! — воскликнула Кото мысленным голосом, но их с сестрой пальцы потянулись к кнопкам подключения к глобальной сети на нейролинкерах еще раньше.

Юноша с длинными волосами, вне всяких сомнений, проговорил команду ускорения Брейн Бёрста. Однако он произнес не «бёрст линк», а заклинание переноса в настоящий Ускоренный Мир, доступное лишь после достижения четвертого уровня.

Погнавшись за ним, Кото и Юки однозначно раскрыли бы ему свои личности. Но то же можно было сказать и о юноше. Сейчас следовало не избегать риска, а разобраться, с кем они имеют дело.

Сестры одновременно пришли к одному и тому же решению, сообщив его друг другу кратким взглядом, и всего через секунду после мальчика…

— Анлимитед бёрст!

Истинный Ускоренный Мир, на котором она уже давненько не бывала, встретил ее бурыми скалами и посвистывающим среди них сухим ветром уровня «Пустошь».

В образе дуэльного аватара «Кобальт Блейд» Кото опустилась на усыпанную гравием землю, приставила руку к катане на левом боку и быстро осмотрелась.

На Пустоши нет объектов искусственного происхождения, однако размещение скал более-менее соответствует расположению зданий в реальном мире. Музей Тейен, откуда они ускорились, превратился в сборище высоких и тонких, словно колонны, камней, загораживавших обзор. С южной стороны чуть поодаль виднелись заросли огромных кактусов, видимо, изображавших лес Парка Изучения Природы.

Как бы там ни было, Кото убедилась, что других бёрст линкеров в поле зрения нет, и выдохнула.

— Видимо, уже смылся… — проговорила она, перейдя на чуть более резкие и краткие по сравнению с реальным миром обороты.

— Похоже, так, — раздался ответ из-за спины. — Если мы опоздали на секунду, то тут прошло почти семнадцать минут, так что ничего удивительного.

— …

Кото молча развернулась и окинула взглядом «Манган Блейд», дуэльного аватара Юки.

Если речь Кото при переходе между мирами менялась немного, но заметно, то манера разговора Юки в Ускоренном Мире каждый раз заставляла старшую сестру волноваться о том, уж не заболела ли та раздвоением личности. Впрочем, если бы она и тут говорила мягким тоном, растягивая слова, их авторитет «Дуалов», гвардейцев Синего Короля, растаял бы, словно сладкая вата в кипятке.

Откашлявшись, чтобы переключить мысли на боевой лад, Кото вновь заговорила:

— Однако… возможно, нам удастся найти его по следам, которые аватары оставляют на этом уровне. Давай искать, где он был.

— Согласна, — Юки кивнула, качнув похожим на хвост украшением шлема, развернулась и зашагала, глядя себе под ноги. И почти сразу же указала пальцем на землю чуть правее. — Прекрасно, сестра, чутье тебя не подвело. Следы едва различимы, но видны.

— Куда он ушел? — спросила Кото.

Юки указала не в сторону леса кактусов, а в противоположную — на каменные столбы. Кото молча перевела взгляд и…

— Значит, вы и в самом деле бёрст линкеры, — раздался голос из-за одной из скал.

Кото и Юки одновременно отпрыгнули, а затем синхронно схватились за рукояти клинков.

Общий спецприем их аватаров, «Безграничный Надрез», обладал полезным свойством — чем дольше владелец простоит в такой позе, тем дальше он достанет. Однако сейчас у них не было энергии, чтобы проявить всю мощь этой техники, а обычный взмах клинком никак не достиг бы столба в дюжине метров от аватара.

Тем не менее, Кото, приготовившись разрубить обладателя голоса, если тот попытается хоть что-то сделать, воскликнула:

— Кто ты?!

— Покажись! — тут же добавила Юки.

— Хорошо, — вполне мирно ответил голос, а затем извиняющимся тоном добавил: — Сейчас я выйду, но могу ли я попросить, чтобы вы не нападали на упреждение? У меня здесь назначена встреча, и я не могу себе позволить сейчас умереть.

Предложение, а точнее, просьба оказалась такой прямолинейной, что Кото невольно переглянулась с сестрой. Юки моргнула глазами-линзами и ответила, не меняясь в голосе:

— Раз так, то выходи, чтобы мы видели твои руки. Одно подозрительное движение — и мы разрубим тебя в мгновение ока.

— Как скажете, — вновь раздался бесхитростный ответ, и из тени бурой колонны появился некто в броне ясного синего цвета.

Доспехи Кобальт и Манган тоже относились к отчетливо синим, но незнакомец превосходил их и чистотой оттенка, и яркостью. Лучше всего для него подходило сравнение с глубоким цветом неба в верхних слоях атмосферы.

Кроме того, стиль у аватара оказался столь же традиционно японским, как у Кото и Юки. С другой стороны, доспех его выглядел достаточно тонким, а клинок на поясе — прямым, без изгиба. Он производил впечатление либо юного самурая в хитатаре,[30] либо подпоясанного мечом аристократа эпохи Хейан.

— ...Имя, — потребовала Кото.

Юный самурай вежливо поклонился и ответил:

— Меня зовут Трилид Тетраоксид.

— Трилид?..

Она никогда не слышала этого имени. Английское написание слов тоже с ходу не вспоминалось. Кото мельком глянула на Юки, но и та выглядела озадаченной. Разумеется, уточнять смысл имени у незнакомого аватара они бы не стали, так что Кото сделала мысленную зарубку, чтобы потом проверить по словарю, откашлялась и продолжила расспросы:

— Ты сказал, что опознал в нас бёрст линкеров. Стало быть, ты пришел по поручению Осциллатори, чтобы помешать нашей миссии?!

Если Трилида в самом деле подослали Осциллатори, то едва ли он в этом признался бы, однако Кото и Юки в любом случае не любили заходить издалека и подкапываться к противнику ловко подобранными словами. Тем более, что ситуация все равно сложилась взрывоопасная.

Однако узкие глаза Трилида недоуменно моргнули, а затем аватар резко замотал головой.

— Я, по поручению Белого?.. Нет, что вы!

— Тогда зачем ты пришел именно в эту часть Минато 3?! — грозно вопросила уже не Кото, а стоявшая рядом Юки.

Юки слегка толкнула ее локтем и шепнула:

— Сестра, он уже ответил на твой вопрос. Он упоминал, что у него здесь назначена встреча.

— М… да, пожалуй, — Юки громко прокашлялась и изменила вопрос: — Ты говорил о встрече. Значит, ты встречаешься с кем-то из Осциллатори?!

И стоило ей договорить, как они обе поняли.

Если своими вопросами они попали точно в яблочко, то получается, что их поймали в специально заготовленную ловушку. Трилид мог специально погрузиться на неограниченное поле так, чтобы его заметили, вынудить сестер погнаться за ним и попасть в лапы боевого отряда Осциллатори.

И если так, едва ли Осциллатори отпустят их так просто. В худшем случае противники могут загнать сестер в бесконечное истребление или просто убивать, пока не иссякнут очки.

Кото вновь схватилась за рукоять, не дожидаясь ответа Трилида. Юки сделала ровно то же самое. На этот раз обе они были решительно настроены выхватить клинки, но…

Когда Трилид, словно уловив их намерения, сам приставил руку к ножнам своего клинка, девушки застыли на месте.

Прямой меч, достаточно примитивный по меркам клинков, относящихся к Усиливающему Снаряжению, почему-то излучал мощь, сопоставимую с Энеми Легендарного Класса или бёрст линкером королевского уровня.

— М!..

— Кх…

Сестры одновременно стиснули зубы и попрочнее поставили ноги на землю. Затем пригнулись, крепче сжав рукояти любимых клинков.

Трилид, в свою очередь, протянул правую руку не к рукояти, а к девушкам, после чего растопырил пальцы и растерянно проговорил:

— Пожалуйста, успокойтесь. Не знаю, что на вас нашло, но я не имею никакого отношения к Осциллатори Юниверсу.

Даже сейчас юноша говорил голосом, не утратившим приятного, ясного звучания. Кое-как сбросив судорожное напряжение, Кото перевела дыхание и рявкнула в ответ:

— Тогда с кем ты собирался здесь встречаться?!

— Увы, я не могу…

Трилид опустил глаза и замялся. Заметив отведенный взгляд, Кото и Юки мгновенно выхватили клинки и встали в средние стойки. Трилид тут же поднял голову и в этот раз все же коснулся правой рукой рукояти.

Еще одно движение — и битву будет уже не остановить. Сухой ветер Пустоши пронесся между аватарами, на мгновение все замерло, и…

— Сто-о-о-о-о-о-о-оп!

...Донесся сверху чей-то громкий голос. Кото и Юки рефлекторно отпрыгнули на шаг и посмотрели в небо.

На фоне затянутого легкой дымкой ясного неба нарисовался похожий на хищную птицу силуэт, стремительно пикирующий на них.

Кото подумала, что они попали в засаду, и едва не провела инстинктивную контратаку, когда ей вдруг в глаза ударил серебристый отблеск крыльев пикирующего объекта.

Оказалось, что это не Энеми, а летающий дуэльный аватар… с серебряными крыльями.

— Кобальт, это же… — воскликнула Юки.

— Манган, не руби! — откликнулась Кото, и в следующее мгновение…

Точно между ними и Трилидом с оглушительным грохотом приземлился серебристый аватар. Не выпрямляясь, он картинно раскинул руки в стороны и гаркнул:

— Никому вам не двигаться!

«...Хм?»

За то время, пока Кото недоуменно крутила головой, рядом с новым аватаром почти беззвучно опустился еще один.

Этот — черный и бескрылый.

По всей видимости, первый донес его до нужной точки, однако второй отделился еще в воздухе и потому приземлился чуть позднее.

Вытянув из почвы вошедшие сантиметров на десять ноги-клинки, второй аватар слегка воспарил над землей, пожал плечами и проговорил:

— Ты сейчас как-то неправильно выразился.

В ответ первый аватар оставил свою драматичную позу, выпрямился и смущенно почесал в затылке.

— Э… правда?

— К «никому» не прицепишь «вам». Должно быть «никому из вас не двигаться», разве нет?

— А, п-понял. Хорошо, тогда еще раз…

— Не надо!

От этой сценки, словно отрепетированной заранее, Кото утратила всякое желание сражаться. Устало вздохнув, она обратилась к серебристому летающему аватару:

— Что ты здесь делаешь, Сильвер Кроу?.. И ты, Черная Королева Блэк Лотос?

Кото и Юки нарубили тонкую, толщиной в полметра, колонну на сидения и расставили их вокруг колонны потолще, обрубленной Черной Королевой. Когда в уголке Пустоши появился стол для переговоров, пятеро аватаров расселись вокруг него.

Пока дуэт Нега Небьюласа доставал из инвентаря чайный набор, Кото провела пальцами по поверхности каменного стола.

Вся она была настолько гладкой, что отражала солнечный свет не хуже стекла. Пальцы не встречали ни малейшей неровности. Такой срез — заслуга устрашающей остроты клинка и умений его владельца. В свою очередь, у Кото и Юки стулья получились слегка шершавыми.

Когда Черная Королева и Сильвер Кроу расставили четыре пышущие паром чашки и заняли свои места, Кото заговорила:

— Я хочу задать Черной Королеве вопрос, прежде чем мы перейдем к делу.

— М? Если в моих силах на него ответить, пожалуйста, — ответила обладательница черного аватара, ловко поднимая чашку острием клинка.

Решившись, Кото выговорила:

— Ты занимаешься единоборствами в реальном мире?

Ее вопрос слегка нарушал закон, запрещающий бёрст линкерам интересоваться реальным миром, однако Черная Королева моргнула фиолетовыми глазами и сразу же ответила:

— Нет, никакими.

Отчасти Кото предвидела такой ответ, но все равно не сдержала глубокого вздоха (как и Юки).

— И тем не менее, так ровно рубишь… — пробормотала она, после чего размашисто кивнул до того молчавший Трилид Тетраоксид.

— Я тоже об этом подумал. Все же имя Черной Королевы не зря на слуху. Ее умения впечатляют.

От таких речей пристально смотревшая на них Черная Королева будто бы улыбнулась.

— Не стоит меня восхвалять. Это не мои умения, а системная способность, данная аватару… Кстати, мы ведь еще не знакомы, — выпрямившись, Черная Королева повернула голову к Трилиду и с достоинством представилась: — Я командир Нега Небьюласа, Блэк Лотос. Благодарю за то, что откликнулся на нашу срочную просьбу.

В ответ синий самурай тоже приосанился и вежливо поклонился.

— Меня зовут Трилид Тетраоксид. Я очень рад вас видеть, Черная Королева. Учитель много рассказывал о вас.

— Наверняка всякую ерунду.

Кото задумчиво склонила голову, не понимая, о чем речь. Сидевший слева Сильвер Кроу придвинулся и шепнул:

— Кобальт-сан, учитель Лида — бывший легионер Нега Небьюласа.

— О? И кто? — шепотом же спросила она в ответ.

— Его зовут Графит Эдж…

— Ч-ч-ч-что-о-о-о-о-о-о-о?! — вырвалась не только у Кото, но и у Юки.

Едва ли хоть один высокоуровневый бёрст линкер Ускоренного мира не слышал о бывшем «Элементе» Нега Небьюласа, Графит Эдже по прозвищу «Аномалия». Может, сестры и считали своим самым заклятым врагом «Железную Длань» Скай Рейкер и все еще мечтали отомстить ей за унизительный эпизод, когда она подвесила их аватаров на проволоке между вершинами здания столичной администрации, однако второе место в том же перечне однозначно занимал Графит Эдж. И дело тут не в победах или поражениях — на их памяти они ни разу толком не сошлись с ним в бою. Каждый раз, когда сестры неистово накидывались на него, он с легкостью защищался известными своей непробиваемостью мечами, по-отечески приговаривая: «Рановато вам, Кобама-тян».

В конце концов, им так ни разу и не удалось заставить его всерьез сразиться с ними, а после «дела о гибели Красного Короля» и распада Нега Небьюласа три года назад Графит Эдж вовсе исчез с передовой.

Кто бы мог подумать, что тот самый «Аномалия» возьмет себе ученика и натренирует его до того, что тот одним только видом заставит Кото и Юки серьезно напрячься…

Кое-как оправившись от шока, Кото вновь уселась на каменный табурет, с которого вскочила. Несколько раз глубоко вдохнув, чтобы успокоиться, она повернулась к ошарашенному аватару-самураю и поклонилась.

— Приношу извинения за случившееся, Трилид Тетраоксид. Мы приняли тебя за посланника Белого Легиона. Но ты, как ученик Аномалии, не можешь им быть. Еще раз прошу прощения.

— Нет-нет, это я виноват, что так неожиданно обратился к вам. Я понимаю вашу настороженность.

Сильвер Кроу по очереди смерил взглядом трех кланяющихся друг другу аватаров, а затем вдруг задумчиво наклонил голову:

— Кстати… Кобальт-сан, Манган-сан, что вы делаете на неограниченном поле? Решили поохотиться на Энеми, пока ждете?

Ему ответила Юки немного обиженным голосом:

— Что значит «что»? Не ты ли предложил нам скоротать время до проверки списка противников в Парке Изучения Природы, Сильвер Кроу? Там мы встретились с Лидом и проследовали за ним, заподозрив в нем шпиона.

— Э?.. Но ведь мы не в лесопарке, а около художественного музея Тейен.

— Потому что в лесу жарко! Там комары, осы и медведи! Есть у нас право отдохнуть в кафе, в конце-то концов?!

— А-а, понятно… Значит, я едва не ошибся, когда назначил Лиду встречу в музее Тейен.

— Так значит…

Выдержав краткую паузу, Кото с Юки синхронно воскликнули:

— Во всем виноват ты?! Зачем было посылать нас в одно и то же место?!

— Н-не в одно, парк и музей ведь отделены друг от друга. К тому же тут рядом станция Мегуро, где точка выхода, и почти нет школьников средних и старших классов, вот я и подумал, что местечко идеальное… Да и вообще, это вы виноваты в том, что из леса ушли в музей…

— А почему ты не предложил нам ждать в музее, а Трилиду — встретиться в лесу?!

— Т-т-так ведь вход в музей платный… а в кафе еда платная… а, погодите, что? — Сильвер Кроу наклонил голову в другую сторону и обратился уже к молодому самураю, сидевшему с другой стороны от Черной Королевы: — Секунду! Лид, ты что, в реальности сейчас в кафе музея Тейен?!

— А... ну, да, именно там.

— Н-н-но зачем?! Я же сказал, встреча на неограниченном поле! Ты мог откуда угодно погрузиться, просто рядом с музеем!

— Понимаете… — юный самурай замялся и потупил взгляд, но затем снова выпрямился и ясным голосом проговорил: — Сегодня я встречаюсь с вами, потому что вступаю в ваш Легион. Однако…

Он посмотрел сначала на Сильвер Кроу, потом на Черную Королеву и продолжил:

— ...Кроме того, я пришел сообщить вам, что хотел бы оказать посильную помощь в сегодняшней битве за территорию. Поскольку для этого необходимо находится в соответствующей зоне в реальном мире, я включил в сегодняшний распорядок на время битв посещение музея Тейен, подловил момент, чтобы ускользнуть от телохр… от сопровождающих, добрался до кафе и погрузился оттуда. Поскольку при этом я чуть не вступил в конфликт с Кобальт Блейд-сан и Манган Блейд-сан, то вина за то, что я их напугал, полностью лежит на мне.

— …

После слов Трилида повисла долгая тишина, которую не нарушал ни один аватар.

По всей видимости, Трилид Тетраоксид встречался здесь с Черной Королевой для того, чтобы вступить в ее Легион. Такое развитие событий не удивляло. Вполне очевидно, что ученик Графит Эджа, бывшего Элемента, вступит в Нега Небьюлас.

Но принимать участие в битвах за территорию сразу после вступления неразумно… причем речь не о заурядных сражениях, а о битве против основных сил Осциллатори Юниверса, одного из Шести Великих Легионов.

Хорошо, если предсказания Черного Легиона сбудутся, и Белый Легион действительно окажется маскировкой для Общества Исследования Ускорения. Но если нет, на следующей Конференции Семи Королей Черный Легион попадет под шквал критики, и в худшем случае за Черную Королеву и всех ее подчиненных могут вновь назначить награду. Сможет ли благовоспитанный Трилид выстоять на суровом поле боя?

Но затем Кото вспомнила, что случилось, когда она наставила клинок на Трилида, и по ее спине пробежала легкая дрожь.

Она столкнулась с таким давлением, словно против них стоял один из Королей. Если Трилида окутывает такая аура, то он без особого труда расправится с любым среднеуровневым бёрст линкером, решившим покуситься на его голову. Но действительно ли он обрел такую силу исключительно благодаря наставлениям Графит Эджа?..

— Н-нет, погоди, Лид, сегодня у нас не просто битва за территорию, а… — мысли Сильвер Кроу, видимо, добрались до той точки, которую Кото миновала несколько секунд назад.

Кото подтолкнула локтем беспорядочно замахавшего руками серебристого аватара, чтобы тот помолчал, и повернулась к как всегда непринужденному аватару-самураю.

— Трилид Тетраоксид. Прошу прощения за грубый вопрос, но не скажешь свой уровень? К слову, мы с Манган обе седьмого.

Она задала несколько нескромный вопрос, но Трилид тут же кивнул и ответил:

— У меня шестой.

— На один ниже, значит. Но откуда у твоего клинка аура, заставившая нас затрепетать? — вопросила Кото.

— Видимо, Аномалия хорошо натренировал тебя, — добавила Юки.

Впрочем, в ответ на лесть Дуалов юный самурай смущенно поежился и покачал головой.

— Нет… если вы и ощутили какую-то мощь, она исходила не от меня.

— О чем ты?

Кото с Юки одновременно наклонили головы. На их глазах Трилид потянулся к поясу левой рукой и снял с него Усиливающее Снаряжение.

Когда прямой меч с тяжелым звуком лег на стол, Кото пристально взглянула на него, и ее вновь посетило то самое чувство.

По размерам меч не мог соревноваться ни с «Импульсом» Синего Короля, ни даже с утигатанами сестер, выданными их аватарам при рождении. Ножны и рукоять не могли похвастаться изысканным оформлением, и, тем не менее, от оружия исходило такое плотное ощущение идеально отполированной стали, что Кото почувствовала — перед ней лежало далеко не заурядное Усиливающее Снаряжение.

Aw v20 014

Сестры задержали дыхание, и Трилид тихо пояснил:

— Этот меч называется «THE INFINITY».

— !..

Кото так резко отшатнулась назад, что едва не упала с табурета. Ровно то же самое сделала Юки. Замахав руками, сестры кое-как восстановили равновесие. Сдерживая участившееся дыхание, Кото обратилась к обладателю клинка:

— Судя по артиклю в названии… это Звездное оружие?..

На этот вопрос ответил не Трилид, а Сильвер Кроу:

— Да, это один из Семи Артефактов. На его пьедестале изображен эпсилон Ковша.

— С-секунду. Ты-то откуда знаешь, Кроу?.. Точнее...

В сознании Кото вдруг ожило воспоминание.

Собранная в прошлом месяце Конференция Семи Королей, проведенная ради проверки того, действительно ли Сильвер Кроу смог очиститься. Пока аватары ждали появления «Четырехглазого Аналитика» Аргон Арей, которой и предстояла сказать решающее слово, Кроу увидел мечи сестер и сказал:

«Я недавно видел на неограниченном поле похожий клинок».

— Неужели ты… знал об этом Артефакте еще до Конференции? — Кото пристально уставилась на Кроу, и тот почесал затылок шлема.

— Т-так-то да. И я так рад, что вам, наконец, выпала возможность увидеть его самим!

— Не в этом дело! Где ты его видел?!

— Э-хе-хе… это секрет.

— Как ты смеешь, ворона?!

Кото рефлекторно выбросила руку, чувствуя, что взорвется, если не проведет хотя бы один сверхзвуковой щелбан. Кроу поспешно защитился скрещенными руками.

— П-пожалуйста, не ссорьтесь! Я сам все объясню!

Начавшийся было поединок прервал Трилид, который подался вперед, стараясь примирить их, поэтому Кото пришлось отступить.

В ярости она залпом допила чай, выдохнула пар и принялась ждать, что скажет загадочный самурай.

Трилид опустил взгляд на Бесконечность и заговорил немного напряженным голосом:

— Я получил этот меч… там же, где Кроу-сан видел его пьедестал. В глубинах дворца Имперского Замка.

Прошло несколько секунд…

— В Импе… — чуть не задохнулась Кото.

— ...рском Замке?! — прокричала Юки.

Имперский Замок — самая главная и самая последняя тайна Ускоренного Мира, высящаяся в самом центре неограниченного нейтрального поля и защищенная Четырьмя Богами, Энеми Ультра Класса, не дающими подойти к крепости даже целой армии. В реальном мире он соответствовал императорской резиденции. Когда-то именно он погубил Черный Легион, когда тот попытался бросить ему вызов и понес слишком большие потери.

Неужели Сильвер Кроу и Трилид Тетраоксид проникли внутрь неприступного последнего подземелья Брейн Бёрста?..

— Н… неужели вы победили Четырех Богов и открыли двери?.. — с опаской уточнила Кото.

Трилид и Кроу быстро переглянулись, после чего последний замотал головой.

— Нет-нет, пока что мы и близко не можем одолеть кого-то из них.

От бодрого, даже слегка хвастливого тона, которым он говорил в прошлый раз, не осталось и следа. В голосе Кроу звучал такой глубокий страх, что у Кото вновь перехватило дух. Кроу взглянул на Черную Королеву, разглядел в ее взгляде одобрение и продолжил рассказ:

— ...В прошлом месяце мы решили напасть на южные врата Имперского Замка, чтобы вызволить из долгого заточения — вернее, из бесконечного истребления — нашу Ардор Мейден. Мы рассчитывали, что семпай, то есть, Черная Королева отвлечет на себя внимание Судзаку, а мы с учителем, вернее, Скай Рейкер по принципу двухступенчатой ракеты доберемся до южного алтаря, где я поймаю Ардор Мейден, которая именно тогда там и появится. Однако стоило мне схватить Ардор Мейден, как Судзаку вдруг напал на меня… развернуться я не мог, оставалось лететь в сторону врат, которые оказались приоткрыты, и через эту щель мы…

— Приоткрыты?.. Хотя вы не победили Бога? — ошарашенно пробормотала Юки, и на сей раз слово взял Трилид.

— Все врата работают по одному принципу — изнутри их створы скрепляет «печать», соответствующая тому или иному зверю-защитнику. Когда зверя побеждают — печать ломается. Однако еще ее можно уничтожить физической атакой с внутренней стороны Замка.

— Что?.. — только и смогла выдавить из себя Кото.

Как бёрст линкер-ветеран, она считала, что в полной мере осознает важность Имперского Замка и то, что он из себя представляет. Но теперь с горечью поняла и то, что до сих пор ни разу не задумывалась о замке в центре неограниченного поля как о крепости, которую можно взять штурмом.

Но Черные легионеры не забыли. Конечно, у них был нюанс в лице офицеров, запертых по сторонам света рядом с вратами, но все-таки Нега Небьюлас не опустил руки просто потому, что «это же Имперский Замок», а занимался разведкой, разрабатывал тактики и в конце концов смог обойти Четырех Богов и успешно проникнуть внутрь, тем самым совершив подвиг, который не осилили Шесть Великих Легионов.

«...Вот же народ у них собрался», — мысленно протянула Кото, причем не голосом Кобальт Блейд, а своим собственным. Собравшись с мыслями, она задала следующий вопрос:

— ...Получается, что на тот момент, когда Кроу и Мейден приблизились к южным вратам, кто-то уже сломал печать изнутри? Иначе ведь врата бы не открылись.

— Верно, — Трилид кивнул, а затем вновь огорошил сестер: — Плиту печати сломал я. Не потому, что принимал участие в операции Кроу-сана и остальных, а просто в слабой надежде на то, что когда-нибудь кто-нибудь войдет через те врата…

— Что кто-нибудь… войдет через врата?

Выбор слов изрядно озадачил Кото. Трилид Тетраоксид говорил так, словно сам мог в любой момент погрузиться в Имперский Замок… вернее, так, словно был там заперт.

Кото уже открыла было рот, чтобы потребовать разъяснений, но Трилид опередил ее и покачал головой.

— Простите, Кобальт Блейд-сан, сейчас я не могу ответить на ваш вопрос. Скажу лишь одно… долгое время я был в заточении внутри Имперского Замка, и наружу выйти смог именно потому, что в тот день Кроу-сан пролетел через врата Судзаку.

— Ч-что ты… это мне надо благодарить тебя, Лид. Если бы ты не сломал печать Судзаку, врата бы не открылись, и я попал бы в бесконечное истребление…

— Нет, у вас ушло в разы больше усилий на то, чтобы пробиться через Судзаку.

— В какие еще разы? Стражи Имперского Замка дико сильны и к тому же бесконечно воскрешаются.

Кроу и Трилид вдруг с чего-то начали спорить, и со стороны Черной Королевы донесся короткий смешок.

— Рассказы не врали, вы и вправду легко сцепляетесь языками.

— Э? Р-рассказы? Чьи?..

— Разумеется, Мейден и Рейкер. Надеюсь, Трилид, ты и впредь будешь дружить с Кроу.

— А, ч-что ты, семпай!

Кото подумала, что и эта парочка тоже общается с завидной непринужденностью, но вслух высказываться не стала, вместо этого обдумывая новые сведения.

Поскольку Трилид Тетраоксид сказал, что не может раскрыть свои тайны, дальше расспрашивать его было бы бесполезно. Однако и уже сказанного им хватило, чтобы представления Кото о мире в корне перевернулись.

Лишь о местоположении трех Артефактов было известно доподлинно: «Импульс», он же альфа, у Синего Короля; «Буря», она же бета, у Фиолетовой Королевы; «Конфликт», он же гамма, у Зеленого Короля. Всех их обнаружили в Четырех Великих Подземельях неограниченного поля. В последнем из них, лабиринте под парком Сиба, был найден лишь пустой пьедестал «Сияния», то есть, дельты, но кто забрал Артефакт, оставалось неизвестным. Кроме того, доспех «Судьба» – зета Ковша и шестой Артефакт, заразился темной Инкарнацией еще на рассвете Ускоренного Мира, и от него осталась лишь легенда о Броне Бедствия, Хром Дизастере.

Сильвер Кроу, попивавший чай рядом с Кото, в свое время стал Шестым Хром Дизастером, однако смог развеять проклятие и запечатал броню в каком-то уголке Ускоренного Мира (как он сам сказал на Конференции в прошлом месяце). Другими словами, Кроу знал, где сейчас находится Усиливающее Снаряжение, игравшее роль шестого Артефакта, но секрет будет хранить так же свято, как Трилид — свой. Впрочем, Кото не слишком хотелось знать, где нашла пристанище устрашающая Броня.

Другими словами, до сих пор ветераны Ускоренного Мира пытались узнать, как называются и где находятся пятый и седьмой Артефакты, они же эпсилон и эта… и сегодня, наконец, стало известно, что пятый называется «Бесконечность», и находился он в Имперском Замке, где его и отыскал Трилид Тетраоксид.

Далее выстраивалась определенная аналогия.

Если пятый Артефакт находился внутри Имперского Замка, то и шестой наверняка был там, а значит, Первый Хром Дизастер каким-то образом смог проникнуть внутрь, не побеждая Четырех Богов, и добрался до него.

И получается… последний, седьмой Артефакт тоже находится там.

Добрался ли до него хоть кто-нибудь?

— Сильвер Кроу… — Кото произнесла имя сидевшего рядом с ней летающего аватара, задумав проверить свою гипотезу.

Но смерив взглядом его блестящую маску, она передумала, пробормотав лишь: «Хотя, нет…». Она не решилась задать вопрос о седьмом Артефакте, величайшей загадке Ускоренного Мира.

Вместо этого она повернулась к сидевшей чуть дальше Блэк Лотос и спросила:

— Черная Королева… зачем вы раскрываете столь важные сведения нам, офицерам враждебного Легиона? Принцип работы печатей врат — информация еще более ценная, чем нюансы, позволяющие облегчить прохождение Великих Подземелий.

— Офицерам враждебного Легиона, говоришь?..

В ответ Черная Королева посмотрела на них таким мягким взглядом, что предания о том, как она одним ударом лишила всех очков Первого Красного Короля Рэд Райдера, а затем пыталась прикончить и всех остальных Королей, показались Кото ложью.

— Как бы сказать… — продолжила Блэк Лотос спокойным голосом. — С учетом того, что Леониды даже сейчас частенько атакуют Сугинами, вы и вправду занимаете такую позицию. Но раз так, позвольте задать ответный вопрос. Зачем вы согласились на столь опасную и неприятную просьбу Кроу? Я считала, вам логичнее будет отказаться от предложения добраться до Минато 3 в реальном мире и проверить список противников.

— Дело в том, что… — Кото невольно замялась, не находя слов.

Вместо нее заговорила Юки, по голосу которой чувствовалось, что слова Блэк Лотос ее немного задели.

— Сразу скажу, мы не принимали необдуманных решений без оглядки на будущее. Мы сразились с Сильвер Кроу, встретились лицом к лицу в реальном мире и оценили последствия со всей серьезностью. Кроме того, вопрос Общества Исследования Ускорения касается и нас. Если вы подозреваете, что на самом деле они — Белый Легион, то мы поможем вам убедиться, и неважно, враждебный Легион нас просит или еще кто.

Слово «враждебный» Юки выделила, произнеся громким голосом, однако Блэк Лотос не дрогнула. Более того, она будто бы слегка улыбнулась и ответила:

— Когда Кроу доложил о случившемся, куда больше меня удивило не то, что вы согласились на задание, а то, что вы встретились с ним в реальности… Впрочем, если вы сразились в Ускоренном Мире и ели парфе в мире реальном, то врагами вас уже никак не назвать.

— Так кто мы, если не враги?! — выпалила Кото, словно обиженный ребенок.

— Друзья, конечно, — быстро и уверенно ответила Черная Королева.

— Др…

Обычно после таких слов Кото сразу восклицала «следи за словами!» и хваталась за рукоять меча.

Но сейчас редкое в Ускоренном Мире слово «друзья» отчего-то достигло самых глубин ее души.

В ресторанчик Накано пришли не защищенные крепкими доспехами Кобальт Блейд и Манган Блейд, а третьеклассницы средней школы по имени Такано Утикото и Такано Утиюки, которые встретились с настоящими Сильвер Кроу и Ардор Мейден — Аритой Харуюки и Синомией Утай. Когда они ели клубничное парфе и беседовали, Кото совершенно не чувствовала напряжения. Более того, по возвращению домой ей даже захотелось как-нибудь увидеться с ними снова. А ведь до сих пор таких чувств она не испытывала не только по отношению к бёрст линкерам враждебных Легионов, но и к товарищам из Леонидов.

Слова Черной Королевы выбили почву из-под ног Кото и ненадолго разрушили стену, которой она ограждала и защищала свою психику. Она повернулась к сидевшему слева от нее Харуюки и произнесла, пожалуй, совсем неуместное:

— Мы с вами… ра-разве друзья?

Серебристый аватар тоже смутился, немного помялся, затянув свои привычные: «Э-э-э, а-а, ну-у-у...», но, наконец, кивнул.

— Да. Я считаю, что мы друзья.

Ни Кото, ни Юки не помнили, чтобы хоть кого-то после поступления в начальную школу могли без оговорок назвать друзьями.

Возможно, причиной тому был глубоко впитавшийся в сердце страх того, что они «не те, за кого себя выдают». С тех пор, как они начали носить разные прически, их перестали путать друг с другом, но все равно каждый раз, когда одноклассники произносили «Кото-тян» и «Юки-тян», в их душах пробуждалось легкое беспокойство. Они не могли так просто перед кем-то раскрыться, а дети такое прекрасно ощущают. Поэтому они часто оказывались изгоями, и в такие минуты убеждали себя, что им достаточно друг друга.

«Скорлупа» вокруг из сердец не разбилась окончательно и после того, как они стали бёрст линкерами и обрели уникальные имена. Все три года, которые они учились в средней школе, они не могли влиться в коллектив. Но когда они уже смирились с мыслью, что в старшей школе повторится то же самое, и им пора привыкать к одиночеству вдвоем, вдруг появился Сильвер Кроу и объявил их своими друзьями.

— …

— …

Целых пять секунд Кото и Юки молчали, после чего синхронно прочистили горло.

Сначала высказалась Юки:

— Н-ну… если ты так говоришь, то мы не против быть… вашими, так скажем, друзьями.

Ее речь тут же подхватила Кото.

— Т-только не зарывайтесь. Мы все еще бёрст линкеры, так что если увидим ваши имена в списке — будем нападать, — угрожающе проговорила она и осторожно перевела дух.

Сильвер Кроу в ответ с огромной скоростью закивал, а Черная Королева в очередной раз улыбнулась и сказала:

— Хе, главное, что мы пришли к взаимопониманию. Теперь я могу ответить на ваш недавний вопрос. Мы рассказали вам об Имперском Замке потому, что вы, Дуалы, друзья Кроу.

— П… поэтому? — недоуменно переспросила Кото, и Блэк Лотос пожала плечами.

— А разве нужны еще причины?

— …

Кото потеряла дар речи, в равной мере ощущая как удивление тем, насколько беззаботна ее собеседница, так и восхищение этим ответом, вполне достойным Королевы.

— Хе… хе-хе… а-ха-ха-ха… — вдруг рассмеялся притихший Трилид Тетраоксид.

Какое-то время небесно-синий аватар не мог унять мелодичный смех. Наконец, он выпрямился, отвесил поклон и извинился:

— П… прошу прощения за грубость. Просто я подумал, что слова Черной Королевы в самом деле очень подходят «родителю» Кроу-сана.

— О, приятно слышать, — Черная Королева кивнула.

— Э, п-правда?.. — переспросил Сильвер Кроу одновременно с ней, крутя головой.

Тут же глаза Черной Королевы сверкнули, она вскинула клинок правой руки и грозно обратилась к «ребенку».

— Что бы это значило, Кроу?

— Я н-ничегошеньки такого не подразумевал!

— То есть, ты сказал ровно то, что думаешь?! Ты настолько недоволен мной в качестве твоего родителя?!

— В-в-в-в-вовсе нет! Я просто подумал, что, действительно, никогда бы не высказался так изящно, как ты, семпай!..

Глядя, как спорят «родитель» с «ребенком», Трилид снова хихикнул, а Кото ощутила, что у нее в горле нарастает какое-то странное давление. Не выдержав, она дала ему волю, и из-под маски ее аватара вырвался громкий смех.

— Ха-ха-ха! А-ха-ха-ха!..

Она захохотала так, что ей пришлось сложиться пополам. Бросив взгляд в сторону, Кото увидела, что с Юки происходит ровно то же самое.

Сестры звонко смеялись под небом Пустоши, пытаясь вспомнить, когда с ними такое бывало в последний раз.

Поскольку Черный Легион собирался оформить вступление Трилида Тетраоксида в Легион, Кото и Юки предоставили их себе, а сами направились в сторону наземной станции Мегуро (превратившейся в каменный дворец), откуда через портал вернулись в реальный мир.

Медленно выдохнув, Кото отключилась от глобальной сети и открыла глаза. Немного спустя голову поднял длинноволосый юноша, сидевший за столом позади Юки.

Таким образом, они раскрыли свои личности не только Сильвер Кроу и Ардор Мейден, но и Трилид Тетраоксиду. Однако чувство опасности ее не посетило. Желания обменяться еще и именами у нее не возникло, но взглядом она сообщила юноше: «Удачи на битве за территорию».

Юноша низко поклонился и встал из-за стола. До четырех часов оставалось еще семнадцать минут, да и сами битвы должны были начаться не ровно в четыре, поэтому он собирался перейти в какое-нибудь другое место, чтобы погружаться уже оттуда.

Кото посмотрела вслед покинувшему кафе Трилиду, смочила горло все еще холодным лимонадом, а затем встретилась взглядом с сестрой.

Юки игриво высунула язычок и проговорила:

— Они назвали нас друзьями.

Кото не сразу решила, как на такое должна ответить старшая сестра, но потом сказала:

— Раз так, нужно это звание оправдать. Когда все останется позади, пригласим их еще раз на парфе.

— Я и сама так подумала.

Сестры обменялись улыбками и дружно поняли глаза к наливающемуся золотом небу.

Глава 4

Харуюки очнулся в беспилотном электроавтобусе, который ехал по маршруту из Накано в Сибую, невольно вздохнул и устроился поудобнее.

Тут же его слегка пихнула в бок сидящая рядом Черноснежка:

— Рано расслабляешься, Харуюки. Главное еще впереди.

— А-ага, понимаю.

Харуюки кивнул и посмотрел на потолок автобуса, куда с помощью дополненной реальности выводилась карта. Прямо сейчас они находились близ станции метро Накано Сакауэ линии Маруноути. Автобус следовал по «Западному кольцевому маршруту» — из Накано на юг в Сибую, оттуда в Минато, на север в Синдзюку, затем пересекал Тосиму и возвращался обратно в Накано — идеальный маршрут для сегодняшней миссии. Такими темпами уже через несколько минут езды по улице Яманоте они пересекут улицу Хонан, а вместе с ней и границу, за которой начинается зона Сибуя 1.

— Вот и пришло время… — проговорил Харуюки, и Черноснежка старательно кивнула.

— Да. Я раз за разом сожалею, что не могу принять участие в битве за территорию, но…

— Не волнуйся. Вообрази, что ты на одном из тех роскошных кораблей, на которых раньше плавали аристократы, и жди со спокойной душой!

Харуюки постучал себя в грудь и заслужил в ответ уже привычную натянутую улыбку.

— Какое странное сравнение. Если ты про корабли «атакемару» эпохи Эдо, то они только выглядели красиво, но в бою были бесполезны.

— Т… тогда представь, что ты на бронекатере времен гражданской войны в США…

— Почему тебя все к древним кораблям тянет? Ладно, неважно. В том, что касается битвы за территорию, я лучше воображу, что плыву на атомном авианосце. Меня беспокоит даже не само сражение, а предварительные процедуры…

Харуюки осталось лишь согласно кивнуть.

Основная их задача на сегодня состояла в нападении на зону Минато 3, на главную базу Осциллатори Юниверса, однако перед этим требовалось совершить несколько сложных маневров.

Прямо сейчас на электроавтобусе ехало в общей сложности 16 легионеров нового Легиона, пока что названного «третьим Нега Небьюласом».

Если точнее, из бывшего Нега Небьюласа в нем находились Харуюки, Черноснежка, Фуко, Акира, Утай, Такуму, Тиюри, Сихоко, Сатоми, Юме, Руй и Рин — всего 12 человек. Из бывшего Проминенса к ним примкнули Нико, Пард и другие два Триплекса, с которыми Нега Небьюлас только что впервые пересекся в реальном мире. Из прочих пассажиров в автобусе оказались лишь три пожилые дамы, так что беспокоиться о соседстве с бёрст линкерами из других Легионов не приходилось.

В Накано они также встретились с Буш Утаном и Олив Грабом. В Легион они вступили, но до Минато собирались добраться на поезде, так что въехать на пока еще принадлежавшую Грейт Воллу территорию Сибуи предстояло отряду из 16 человек. За несколько секунд до того, как пробъет четыре часа, Грейт Волл откажется от прав на этот район. Если Нега Небьюлас быстро зарегистрируется для нападения на нейтральную зону, то ровно в шестнадцать ноль-ноль Сибуя 1 отойдет им за неимением других претендентов.

Затем они заедут в Сибую 2, и Грейт Волл откажется и от нее. Нега Небьюлас тут же зарегистрируется для нападения, и когда других нападающих Легионов не окажется, право обладания Сибуей 2 перейдет к ним так же безболезненно.

Таким образом, они, наконец-то, приготовятся к атаке на смежную с Сибуей 2 зону Минато 3. Автобус со штурмовым отрядом на борту свернет с улицы Яманоте налево, на улицу Комадзава, пересечет по прямой всю Сибую 2 и окажется точно в Минато 3. Если перед этим они зарегистрируются для нападения, то последнее условие нападения будет выполнено, как только автобус переедет границу. Командир штурмового отряда ускорится и вызовет Белый Легион на бой…

Все эти сложные операции требовалось проделать очень четко, иначе операция потерпит крах еще до начала. Более того, поскольку Черноснежку и Нико, как «девяточниц», подпускать к битвам за территорию было нельзя, они должны будут отделиться от штурмового отряда и вернуться на защиту Сугинами. По плану они пересядут на другой автобус у самой улицы Хонан — границы районов Сугинами и Сибуя — и поедут обратно. Таким образом, Харуюки оставалось сидеть рядом с Черноснежкой минут пять, не больше.

Aw v20 015

Харуюки робел при мысли о том, что ему придется действовать порознь с Королевой, которой он безоговорочно доверял, но наверняка Черноснежка беспокоилась об успехе операции куда больше него. Поэтому Харуюки вновь постучал себя в грудь, чтобы не подавать виду.

— Не волнуйся и доверься мне! Я всю суть процедур передачи территорий помню наизусть!

Стоило ему это сказать, как из-за спинки сиденья впереди показалась голова Нико, которая смерила его удрученным взглядом.

— Послушай-ка, Харуюки, кнопочки в меню будут нажимать командир отряда Грево и Рейкер, разве нет? Ты только и будешь, что сидеть на месте.

— Э-это, конечно, так… но я просто пытался донести свои чувства…

— Я, например, беспокоюсь не за чувства, а за то, действительно ли Грево сдержит обещание и вовремя сдаст территории. Они точно не передумают и не решат, что Сибуя им самим нужнее?

На ее вопрос ответила Черноснежка:

— Придется довериться. Вроде бы исполнителем с их стороны станет Первый Бастион, так что я полагаю, все пройдет гладко.

Харуюки рефлекторно придвинулся к Черноснежке и шепотом спросил:

— Т-то есть, Графит Эдж-сан?

— Ну, получается, что он.

— Т-тогда я не уверен…

Если Трилид Тетраоксида, с которым они встречались несколько минут назад, можно назвать воспитанным и предельно вежливым, то родитель его, Графит Эдж, славился характером, которому лучше подходили слова «своевольный» и «своенравный». Однако Черноснежка пожала плечами.

— Он сам за них расплатился. Не думаю, что после такого нарушит уговор, — шепнула она в ответ.

Как она и сказала, Графит Эдж действительно отдал Зеленому Королю бёрст поинты за территории Сибуя 1 и Сибуя 2. Пусть он и не уточнил, сколько именно, но наверняка огромную сумму.

Если так подумать, то и Такуму с Мажентой Сизза отдали огромную сумму очков, чтобы купить доверие Проминенса во время переговоров, и Харуюки тоже показалось, что он уже немало задолжал нескольким людям. Однако стоило ему задуматься о том, что стоило бы расплатиться хотя бы ударной работой в ходе битв за территорию …

— Эй, — как Нико вдруг просунула правую руку между сиденьем и подголовником и щелкнула Харуюки по лбу.

— Ай… ч-чего ты?

— Волнуюсь за тебя. Ты когда такие морды корчишь, чаще всего беспокоишься почем зря. Не думай о том, чтобы покрасоваться в бою. Просто сражайся так, как у тебя лучше всего получается.

Нико блестяще прочитала его мысли, и Харуюки оставалось лишь удрученно кивнуть.

— Х-хорошо… буду стараться так, как у меня получается…

На этот раз рука протянулась слева и ущипнула его за мочку уха.

— Ай… ч-чего ты, семпай?

— Да нет, ничего. Просто мне стало обидно, что Нико толкает такие пафосные речи, а ты и уши развесил.

— Н-но почему… — попытался подать голос Харуюки в ответ на незаслуженное наказание.

Но надо же было такому случится, что к нему протянулась еще рука, в этот раз сзади, и дернула за волосы на затылке.

— Ай… ч-чего ты, учитель?

Харуюки в слезах обернулся, увидел мягкую улыбку Фуко и услышал от нее еще более необоснованные обвинения:

— У вас там такая романтическая комедия завязалась, что я решила дернуть стоп-кран♪ И, что еще важнее, Саттян, следующая остановка — мост Симидзу.

— М. Уже она… — Черноснежка мельком глянула на карту на потолке, затем обернулась к подруге и с самым серьезным видом проговорила: — ...Остальное на тебе, Фуко.

Фуко кивнула в ответ на скупые, но показывающие всю глубину их взаимного доверия слова.

— Я не подведу, Саттян.

Стукнувшись с Фуко сжатыми кулаками, Черноснежка еще раз взглянула на Харуюки и улыбнулась, не сказав больше ни слова.

В то самое время, как Харуюки собрался с силами и улыбнулся в ответ, автобус начал заворачивать к обочине и тормозить. Стоило ему остановиться, как Нико с Черноснежкой дружно встали.

Они покинули автобус через заднюю дверь, больше не оборачиваясь. Вновь загудел мотор, автобус тронулся. Мельком глянув на опустевшее место рядом с собой, Харуюки перевел взгляд вперед.

Часы показывали три пятьдесят. Через десять минут начнется третий за июль сезон битв за территорию. Пусть настоящее сражение не могло вспыхнуть с первой же секунды, на ладонях Харуюки проступил пот.

Хотя волноваться было не о чем. Со всех сторон его окружали верные друзья. Если Харуюки будет верить в них и сражаться как умеет, путь обязательно им откроется.

«Нико. Я обязательно верну твое Усиливающее Снаряжение.

Семпай. Я обязательно сорву покровы с планов Белой Королевы, причинившей тебе столько страданий».

Мысленно обратившись к Королевам, Харуюки крепко сжал кулаки.

Покинув автобус, Черноснежка переключила в нейролинкере обычно выключенную опцию «метка друга».

Опция эта, относившаяся к категории «меток людей», через дополненную реальность высвечивала над головами прописанных людей голографические иконки и текст. Она не давала потерять знакомого в толпе, а также годилась для встреч в людных местах, но постоянно включенной ее держать не стоило, чтобы не выработать нехорошую привычку смотреть на метку вместо лица человека.

Тем не менее, сейчас Черноснежка хотела видеть метки своих друзей. Опция послушно включилась, и над уходящим автобусом появились квадраты со скругленными углами. Черноснежка выставила в настройках отображение иконок, но не текста, так что внутри квадратов отобразились разнообразные символы.

Над Фуко — белая шляпа, обвязанная небесного цвета лентой. Над Утай — сова-зорька с оранжевыми глазами. Над Акирой — схематичная капля. Над Тиюри — желто-зеленая кошка. Над Такуму — синие очки. Наконец, над Аритой Харуюки — розовый поросенок.

Иконки брались из аватаров, которые люди выбирали в социальных сетях. Первое время после знакомства с Черноснежкой Харуюки не любил своего школьного аватара в виде розового поросенка, но так и не поменял его, и даже выбрал такую картинку для социальной сети. Черноснежке поросячий аватар страшно нравился, и ее радовало, что Харуюки не отказался от него.

Она провожала взглядом удаляющийся автобус и смотрела, как по очереди разрываются местные соединения. Последним исчез аватар в виде розового поросенка. Затем и сам автобус скрылся в потоке, но она продолжала молча высматривать его…

— Не унывай ты так, не навсегда же простились, — раздались вдруг слова, и кто-то постучал ее по третьему снизу позвонку.

Подскочив на месте, Черноснежка пискнула и резко обернулась.

— Я ничуть не унываю! Просто на автобус смотрела! — воскликнула она, все же понизив голос.

Нико, над чьей головой висела метка, изображавшая красную вишенку, с усмешкой ответила:

— Значит, не хандри и не кривись. Давай скорее дорогу перейдем, автобус до Сугинами уже скоро придет.

— М-м… л-ладно, — бросила Черноснежка и быстро зашагала в сторону перекрестка у моста Симидзу.

Нико поравнялась с ней и переключилась на ворчливый тон.

— И все же так ни черта не прикольно. Столько всего до сегодняшнего дня наделали, а в последней, самой важной битве, так и не поучаствуем.

— Ничего не поделать, так решили на собрании Легиона.

— Да знаю я, знаю. У нас Пард тоже слишком за меня переживает. Хотя мне кажется, что раз в битвах за территорию очки между аватарами не передаются, то и правило внезапной смерти не работает.

— Ну… я так тоже считаю, но… — согласилась Черноснежка, как раз когда светофор показал зеленый свет, и они зашагали по переходу.

Два командира и лучших бойца Легиона не могли принять участие в битве из-за опасений, что на защиту территории Осциллатори Юниверс может выставить Белую Королеву собственной персоной.

Единственное поражение Короля в бою против другого бойца девятого уровня запускало правило внезапной смерти, по которому он терял все свои очки, за чем следовало принудительное удаление программы. Но до сих пор Короли ни разу не сходились в битве за территорию, и к тому же, как заметила Нико, в таких битвах бёрст линкеры не менялись очками. Поэтому вполне могло статься и так, что правило внезапной смерти в таком сражении бы не сработало.

— ...Но если бы мы присоединились к нашим силам, а среди врагов оказалась бы Космос, Рейкер и Леопард не смогли бы сражаться в полную силу. Они бы ни за что не отходили от нас, — тихо проговорила Черноснежка. Нико надула губы, но кивнула.

— Ну, это, наверное, так… Но почему-то ты, несмотря на свою осторожность, все-таки согласилась на псевдобитву за территорию против Зеленых, хотя с ними был Зеленый Король. С точки зрения игры там была обычная королевская битва, так что если бы вы с Гр-саном подрались, правило бы сработало. И как только Рейкер и Кроу согласились?

— Как тебе сказать… там на кону стояло возвращение Сибуи, к тому же мы с Гранде пообещали ни за что не пересекаться.

— Но пообещали-то только на словах. Неужели… ты совсем не задумывалась о том, что это ловушка, и что Гранде с самого начала собрался прийти по твою душу?

— М-м-м… — протянула Черноснежка, заканчивая переходить дорогу.

Она завернула направо и сразу же увидела перед собой остановку. Дополненная реальность показала таймер ожидания следующего автобуса до Сугинами — две минуты сорок секунд.

Черноснежка ответила Нико уже после того, как остановилась рядом с дорожным знаком.

— ...В последнее время мне начало казаться, что Гранде, наверное, самый загадочный из всех Королей, но в то же время самый предсказуемый. У него лишь одна цель — чтобы Ускоренный Мир… чтобы Брейн Бёрст 2039 продолжал существовать. Он одобрил пакт о взаимном ненападении Семи Великих Легионов именно потому, что тот помогал его делу. Гранде сам убивает множество Энеми, чтобы восполнить недостачу по очкам… и поэтому он наверняка считает, что планы Общества Исследования Ускорения не должны сбыться. А значит, покуда мы противостоим Обществу, он нас поддерживает.

— Хм-м… — Нико сложила руки на груди, и лицо ее приняло выражение, вполне достойное Королевы. — ...Но его поддержка — обоюдоострый меч, вернее, щит. Сейчас-то он защищает вас… вернее, нас, но если решит, что мы так или иначе угрожаем Ускоренному Миру, тут же пойдет на попятную.

— Это так. К тому же я изгнала одного Короля и во всеуслышание заявила, что стремлюсь к прохождению Брейн Бёрста… — пробормотала Черноснежка, затем глубоко вдохнула, обратила взор к июльскому небу и продолжила: — Однако… даже если Гранде станет моим врагом, от одного я не отступлюсь. Я дойду до десятого уровня, встречусь с разработчиком и узнаю, что случится, если пробиться через стражей врат Имперского Замка и коснуться последнего Артефакта… потому что ради этого я и живу.

Нико так отшатнулась, словно хотела что-то рефлекторно в ответ выпалить, но вместо этого сдержанно выдохнула и пару раз качнула головой.

— Да… я знаю. Отговаривать тебя от цели не стану, да и мне самой интересно как-нибудь посмотреть, что там внутри Имперского Замка.

— Вот именно. Не могу смириться с тем, что сама я там ни разу не была, а Кроу вот уже который раз заскакивает в гости.

— Ха-ха-ха. Не думаю, что он туда так легко заходит, что вот прям «заскакивает».

Под негромкий смех Нико Черноснежка щелкнула по виртуальному рабочему столу и собралась было отключить метки друзей...

Но за мгновение до того, как палец коснулся кнопки «ОК», краем левого глаза она заметила что-то яркое, нахмурилась и повернулась.

С северного конца улицы Яманоте… то есть, из района Накано к ним приближалась квадратная метка со скругленными углами. И судя по скорости — не пешком. Кто-то из друзей Черноснежки по социальной сети ехал на автобусе по противоположной стороне дороги.

Однако она с трудом верила в происходящее. Почти все в ее списке друзей — легионеры Нега Небьюласа, и автобус с ними только что уехал в сторону района Минато.

«Тогда кто же это?» — Черноснежка прищурилась и рассмотрела в центре метки изображение в виде книги в твердом переплете на светло-фиолетовом фоне…

— Э… эта метка… — Черноснежка распахнула глаза и пораженно выдохнула: — М-Мегуми?!

Вакамия Мегуми, секретарь школьного совета Умесато, единственная из ее друзей по соцсети не состояла в Легионе.

— Эй, ты чего?.. Знакомого увидела? — с подозрением в голосе спросила Нико, но Черноснежка молча глядела на иконку и электроавтобус, не в силах ответить ей.

Случайность… ли?

Наверняка Мегуми тоже временами выбирается в Синдзюку и Сибую, и иногда пересаживается с поезда на автобус. Однако сейчас она ехала на автобусе, который курсировал точно по тому же маршруту, которым ехал и Нега Небьюлас… вернее, штурмовой отряд для нападения на вражескую территорию. Более того, она ехала буквально на следующем автобусе за ними. Разве не складывается впечатление, что она их преследует?

К тому же, хотя сейчас Мегуми однозначно не являлась бёрст линкером, назвать ее человеком, никак не связанным с Ускоренным Миром, было нельзя.

Узнала об этом Черноснежка три месяца назад, когда в рамках школьной поездки отправилась на пляж Хеноко в Окинаву. Там она неожиданно повстречала старого знакомого, в свое время состоявшего в Фиолетовом Легионе «Овал Авроры», а потом согласилась сразиться вместе с ним и его ученицами против некоего «огромного чудовища».

На деле чудовище оказалось прирученным Энеми Легендарного Класса, на спине которого восседал Салфер Пот из Общества Исследования Ускорения. На пару они серьезно попортили жизнь противникам, но в бой вдруг вмешался незнакомый дуэльный аватар и спас Черноснежку, использовав невероятную способность, позволяющую изменять дуэльный уровень, после чего исчез. И этим аватаром, вне всяких сомнений, была Мегуми.

Что именно произошло в тот раз — Черноснежка не понимала до сих пор. Некоторое время спустя она нашла повод подключиться кабелем к нейролинкеру Мегуми и тщательно изучила содержимое его памяти, но так и не нашла Брейн Бёрст. Поэтому до сих пор она считала случившееся чудом южных островов.

«Мегуми… почему ты здесь? Почему сейчас?..» — мысленно обратилась к подруге Черноснежка и все еще вскинутой правой рукой нажала не на функцию отключения меток, а на расширенное зрение.

Изображение перед глазами закрыла полупрозрачная трансляция с камеры нейролинкера. Черноснежка дважды щелкнула по автобусу, увеличив масштаб, а затем до предела выкрутила увеличение, всматриваясь в окно с правой стороны.

Точно под иконкой в виде книги появилась фигура девушки с короткими мягкими волосами — Мегуми собственной персоной. Она смотрела в пол, и Черноснежка не могла разобрать выражения ее лица. И все же…

Ей показалось, она заметила в уголках глаз Мегуми нечто маленькое и блестящее.

Aw v20 016

В следующее мгновение она вполголоса бросила стоявшей рядом Нико:

— Прости, Нико… я не смогу вернуться в Сугинами!

— А?! Ч-что случилось?!

— Потом объясню! В общем, удачи с защитой! — воскликнула Черноснежка и побежала к тому самому переходу, по которому недавно прошла.

Автобус с Мегуми на борту уже миновал их, не остановившись на перекрестке, и уехал на юг, так что бежать за ним было бесполезно. И все же Черноснежка надеялась по крайней мере сесть на следующий автобус или поймать такси в нужную сторону, чтобы при должной толике удачи успеть к началу битв за территорию.

Она выскочила на проезжую часть, когда светофор как раз начал мигать, и услышала позади себя быстрый топот.

На ходу обернувшись, Черноснежка негромко воскликнула:

— Нико, ты же едешь в Сугинами…

— Послушай-ка, вот это я просто так оставить не могу! Теперь ты командир моего Легиона, Снежка!

Ее слова пронзили грудь Черноснежки.

И ведь Нико права. Несмотря на подозрения в том, что Красная Королева намеренно проиграла в камень-ножницы-бумагу, Черноснежка все же согласилась занять пост хотя и временного, но все-таки командира третьего Нега Небьюласа. И, действительно, на ее месте Черноснежка тоже не согласилась бы отпустить Нико одну.

Добежав до тротуара, Черноснежка остановилась и снова извинилась:

— Прости…

Глубоко вдохнув и переведя дыхание, она посмотрела на юг. Автобус с Мегуми уехал достаточно далеко, и с меткой произошло то же, что и со всеми остальными — она исчезла после разрыва местного соединения.

— ...Что-то не так с тем автобусом? — услышав напряженный вопрос, Черноснежка повернулась, прямо взглянув в помрачневшее лицо Нико, кивнула и коротко объяснила:

— Да. На нем едет моя подруга… Сейчас она не бёрст линкер, но я думаю, что когда-то им была. Я не думаю, что это совпадение…

— То есть, она… бывший бёрст линкер, потерявший все очки и воспоминания?

— ...Вероятно. Возможно, я слишком мнительная, но все же… — Черноснежка прервалась, нервно прикусив губу, но Нико решительно постучала ее по левой руке.

— Я так не думаю. Потому что… нам с тобой разговоры о «воскрешении потерявшего очки бёрст линкера» должны кое-что напомнить, нет? — напряженным голосом спросила она.

— !.. — Черноснежка шумно вдохнула.

Нико говорила правду. Еще совсем недавно Черноснежка считала, что такое совершенно невозможно, но за месяц случилось сразу два события, перевернувших ее представления о мире.

Сначала они встретили остаточные воспоминания Первого Красного Короля Рэд Райдера, привязанные к телу ISS комплекта.

Затем — остаточные воспоминания «Мародера» Даск Тейкера, привязанные к правому плечу Вольфрам Цербера.

В обоих случаях речь шла о «копиях воспоминаний», никак не связанных с реальными телами бёрст линкеров, что отличало их от того, что сейчас происходило с Мегуми. Но с другой стороны здесь имелась и точка соприкосновения.

Воспоминания Рэд Райдера и Даск Тейкера клонировало и использовало в своих целях Общество Исследования Ускорения.

Поводом к тому, что три месяца назад на Окинаве Мегуми, пусть и временно, но вновь обрела знания и силу бёрст линкера… стало, опять же, то самое Общество, против которого Легион сейчас и готовил атаку в Минато 3.

— ...Если Общество каким-либо образом ее контролирует… Я должна отправиться за ней, — объявила Черноснежка, и Нико даже не попыталась возразить.

— Раз так, то и я пойду.

— Но… но если среди противников окажется Космос…

— Рано или поздно с ней все равно придется сразиться. К тому же, как я уже сказала, я не могу отпустить тебя одну как твой легионер, — Нико бесстрашно ухмыльнулась, посмотрела в западное небо и добавила: — Да, за защиту Сугинами можешь не волноваться. В Нериме осталось с тридцать экс-промивцев, они и Сугинами играючи защитят. Верь в них, они сильные.

— ...Да, я верю.

Черноснежка вдруг ощутила, как к горлу подступил комок. Кое-как проглотив его, она кивнула.

И ведь действительно — Нега Небьюлас уже перестал быть тем маленьким Легионом, которому едва хватило сил защищать одну зону. Поначалу в нем состояли лишь Черноснежка да Харуюки, но потом добавился Такуму, за ним Тиюри, потом вернулись Фуко, Утай и Акира… сегодня присоединились Аш Роллер, Буш Утан, Олив Граб и Трилид Тетраоксид. Наконец, с ними была и Архангел Метатрон, пусть и не отображавшаяся в системном списке. В общей сложности Легион разросся до пятидесяти человек и охватил восемь зон.

В тот день, когда Черноснежка узнала, что убила Первого Красного Короля Рэд Райдера с подачи Белой Королевы Вайт Космос; в тот день, когда она направила нож на свою старшую сестру, ей казалось, что она потеряла все. Ее выгнали из дома в Минато, она поступила в школу в далеком Сугинами, но даже тогда отказывалась подключать нейролинкер к глобальной сети и жила внутри маленькой черной скорлупы.

Но спустя полтора года настал тот день, в который скорлупу разбил аватар в виде розового поросенка, встретившийся ей в локальной сети школы на корте для виртуального сквоша. Затем он разбил и свою скорлупу, обратился серебряной вороной, и его прекрасные крылья проложили им путь.

И если этот самый путь привел их сегодня сюда… то повернуть назад Черноснежка уже не могла. Пусть ей и грозила потеря всех очков, она должна была сразиться вместе с остальными, иначе зачем же она принимала пост командира Легиона?

«Простите меня, Фуко, Харуюки, но разрешите хоть раз нарушить обещание.

Что до тебя, Мегуми, то если Общество Исследования Ускорения отравляет тебе жизнь, я, как подруга, обязательно спасу тебя».

Мысленно обратившись к дорогим ей людям, Черноснежка обернулась.

С севера как раз подъезжал третий автобус. Нико сжала кулак и бодро стукнула им по ладони.

— Ну все, я воспылала! Все-таки в битвах за территорию гораздо лучше нападать!

— Как ни странно, я с тобой согласна.

Королевы обменялись улыбками и побежали в сторону автобусной остановки.

— Бёрст линк, — тихо произнесла Курасаки Фуко за его спиной.

Харуюки напрягся и уставился на индикатор в правой нижней части поля зрения.

Три часа дня, пятьдесят девять минут, пятьдесят семь секунд, пятьдесят восемь, пятьдесят девять… четыре часа.

— Окей, Сибую 1 нам благополучно передали, — услышал он тихий голос вернувшейся из ускорения Фуко.

И сам Харуюки, и все остальные легионеры с облегчением вздохнули.

Похоже, Графит Эдж все-таки сдержал обещание. Тиюри, пересевшая на освободившееся после Черноснежки место, откинулась на спинку и тихо проговорила:

— Слава богу… Гра-сан такой странный тип, что я его подозревала, ну, процентов на двадцать пять, не меньше.

— ...Ты эту кличку с «Гр-саном» для Зеленого Короля не спутаешь? — поинтересовался Харуюки.

Подруга детства надула губы.

— Как же тогда, «Фит-сан»? Или «Эд-сан»?

— Нет-нет, просто «Граф-сан» лучше.

— Слишком уж просто, даже скучно. Мы ведь о человеке, который развлекается придумыванием всяких прозвищ вроде «Денден» для Уи-тян или «Каринто» для Акиры-сан. Нам нужно с ним бороться!

— Будешь так говорить, он и тебе кличку придумает.

— Хе-хе-хе, жду не дождусь.

Пока их беспредметный разговор двигался дальше, автобус все так же катил на юг по улице Яманоте.

Вскоре он должен был миновать перекресток Тодайура, который служил очередной границей, за которой начиналась Сибуя 2. Там Фуко с Графом сделают то же, что и раньше, и Сибуя 2 отойдет Нега Небьюласу. Затем автобус свернет налево, на улицу Комадзава, проедет к северу от наземной станции Эбису, заедет на улицу Мейдзи и, наконец, в районе посольства Франции перейдет следующую границу, за которой и начнется зона Минато 3.

В это же самое время Трилид Тетраоксид и сестры Кобальт и Манган наверняка ждали своего часа в музее Тейен в районе Минато.

На часах перевалило за четыре, и время битв за территорию уже началось, однако нападающие были вольны начинать сражение, когда захочется, лишь бы до пяти часов. С учетом средней скорости автобуса, сегодня бои должны были начаться где-то в полпятого.

Другими словами, Лиду, Кобальт и Манган предстояло ждать еще полчаса, и Харуюки прекрасно знал, какими долгими им будут казаться минуты. Но хоть ему и было настолько неловко, словно он оказался на уровне Смертный Грех, Харуюки не мог ничего поделать.

Ему хотелось хотя бы оповестить их письмом о предполагаемом времени начала битв, но он не мог подключиться к глобальной сети. Только что он погрузился на неограниченное поле, чтобы встретиться с Лидом, ради чего пришлось рискнуть и на мгновение подключиться к локальной сети, но пойти на такой же риск еще раз Харуюки не…

И тут ему в голову пришла мысль.

Он обернулся, не вставая с сиденья, заглянул через щель подголовника и тихонько спросил у Фуко:

— А-а, учитель, мы ведь сейчас едем по зоне Сибуя 1, а она с системной точки зрения уже принадлежит Нега Небьюласу?

— Да, так и есть. Правда, если до пяти часов другие Легионы зарегистрируются для атаки, а мы проиграем, они смогут ее у нас отобрать.

— Ясно, значит, так тоже можно… Тогда как мы будем защищать Сибую 1?

Фуко хитро улыбнулась в ответ.

— Прямо сейчас зарегистрирована только я. Хочешь занять мое место, Ворон-сан?

— Н-нет, с-с-спасибо… а, но если ты состоишь в отряде защиты, ты ведь не сможешь участвовать в нападении?

«А ведь пока нет Черноснежки и Нико, Скай Рейкер — один из наших сильнейших бойцов!» — мысленно добавил Харуюки.

Фуко вновь улыбнулась.

— Не волнуйся. Перед тем, как зарегистрироваться для нападения, я уйду с защиты. Суть в том, что территории должны граничить только на момент начала атаки.

Утай, сидевшая рядом с Фуко, вскинула руки и начала быстро печатать на голографической клавиатуре:

«UI> Кстати говоря, на защиту Сибуи 2 встану я, но затем аналогично приму участие в нападении, так что не беспокойтесь!»

— П-понятно…

Харуюки успокоился и выдохнул, однако теперь повернулась сидевшая рядом с ним Тиюри и тоже задала вопрос:

— Но сестрица Фуко, это ведь получается, что в полпятого на защите никого не останется, так? Если в течение получаса это кто-либо заметит, не заберут ли у нас Сибую без боя?..

— Конечно, и такое возможно. Вот только… — ответила Фуко, щелкая по виртуальному интерфейсу и вызывая голографическую карту с Сибуей посередине.

Сидевшие с левой стороны автобуса трио Пети Паке и Рин вытянули головы и с любопытством вгляделись в карту.

— ...Смотрите. С Сибуей граничат: с севера — Синдзюку под управлением Леонидов, с юга — Мегуро под управлением Грейт Волла, с востока — Минато под управлением Осциллатори Юниверса и всё. В том, что касается Леонидов, я уверена, что Кобальт и Манган договорились с Синим Королем, а Грево мы за территорию заплатили, так что атак с их стороны можно не опасаться. Получается, что напасть может лишь Осциллатори… однако если они заметят, что Сибуя 1 и Сибуя 2 отошли Нега Небьюласу, и наспех сколотят боевой отряд, нам это будет только на руку. Потому что…

— Ослабнет защита Минато 3, Фуко-сенсей! — выпалила Сатоми, поднимая руку.

В реальной жизни Сатоми занималась единоборствами и даже исполняла роль тренера Сихоко. Вскоре после перехода из Пети Паке в Нега Небьюлас она вызвала на рукопашный поединок Фуко и благодаря непредсказуемым ударам ладонями и молниеносным пинкам последней потерпела сокрушительное поражение. С тех пор и Сатоми, и даже Сихоко с Юме зауважали Фуко и стали называть ее не иначе как «Фуко-сенсей».

Она, впрочем, уже привыкла, что Харуюки и Рин называют ее «учителем», поэтому кивнула, не изменившись в лице, и продолжила объяснения:

— Именно, Сато. Правда, нам нужно быть готовыми: как только Осциллатори осознают, что мы получили контроль над Сибуей лишь затем, чтобы напасть на Минато 3, они резко укрепят оборону. Если бы существовал способ быстро перемещаться между Сибуей 1, Сибуей 2 и Минато 3 — им бы, конечно, сильно повезло, вот только…

— Назло им ни наземная линия Яманоте, ни подземные Оэдо и Тиёда не проходят через все три зоны! — закончила фразу Юме, еще один бывший легионер Пети Паке. Затем поправила пальцем очки и добавила: — Я предлагала Фуко-сенсей разжиться автобусиком человек на двадцать и рассекать по маршруту этого автобуса, чтобы затруднить движение, но…

В ответ на ее то ли разумное, то ли строго наоборот предложение Фуко пришлось выдавить из себя кислую улыбку и сказать:

— Послушай, Юме, мои права не разрешают мне управлять такими большими машинами.

— Но я все равно в шоке, что у тебя и права, и машина есть! Покатай меня в следующий раз! — вновь выпалила Сатоми, и Сихоко нервно оттащила ее за шиворот.

— А ну-ка не досаждай сенсею такими просьбами!

— Да ладно тебе, Шоко, ты ведь сама говорила, что хочешь побывать в кукольном домике в Йокогаме!

— Э-это совсем другое дело!

Из-за спин разгоряченных подружек высунулась Акира.

— Мы уже почти на границе.

Харуюки спохватился, перевел взгляд на потолок и увидел, что до перекрестка Тодайура, служившего границей между Сибуей 1 и Сибуей 2, осталось всего-то метров двести. Сихоко и остальные быстро вернулись на места, Харуюки и Тиюри тоже повернулись вперед.

Часы показывали восемь минут пятого. Согласно плану, как только автобус пересечет границу, Фуко и Графит Эдж по почте договорятся о времени встречи. Почту для связи Фуко выпросила у Графа еще во время встречи в Имперском Замке, однако Харуюки вспомнил, что уже после возвращения в реальный мир она сказала по этому поводу весьма странную вещь. Что-то в том ключе, что доменное имя почтового ящика не ищется по whois, но почта при этом исправно доходит, и что с точки зрения устройства глобальной сети такое совершенно невозможно…

Ему захотелось спросить, что все это значит, однако прямо сейчас он не мог отвлекать Фуко. Он смиренно ждал и смотрел, как за окном проносится комплекс зданий педагогического факультета университета Тото.[31] Затем автобус миновал перекресток и въехал на территорию Сибуи 2.

Фуко вновь ускорилась и быстро вернулась. Все затаили дыхание, и до навостренных ушей боевого отряда донесся уравновешенный голос командира:

— Окей, передача Сибуи 2 успешно завершилась. Это значит, что теперь вся Сибуя временно стала территорией Нега Небьюласа.

Харуюки облегченно выдохнул вместе со своими товарищами, а затем тихонько стукнул кулаком в кулачок Тиюри.

Если бы они победили в обычной битве за территорию, стоило бы воскликнуть «ура!», однако пока что речь шла лишь о подготовке к настоящему сражению. К тому же, пусть они и победили в псевдобитве за территорию шесть дней назад, Грейт Волл, очевидно, попросту отдал им Сибую. Харуюки глядел в окно на незнакомые улицы, и у него совершенно не появлялось ощущения, что Легион прирос территорией.

Впрочем, как бы там ни было, процедура передачи территории, которая никак не давала Черноснежке покоя, успешно завершилась. Конечно, в меню забиралась лишь Фуко, а Харуюки просто наблюдал за ходом событий, но он все равно ощутил как облегчение, так и нарастающее напряжение.

Наверняка Черноснежка и Нико уже доехали до Сугинами. Если кто-то напал на их земли, они, быть может, уже вступили в бой.

Харуюки вновь выглянул в окно и мысленно обратился к своей Королеве:

«Время подходит, семпай. Пожалуйста, подожди еще чуть-чуть. Какими бы сильными ни были наши враги, я обязательно одержу победу».

Следовавший по улице Яманоте автобус проехал над наземной линией Инокасира,[32] свернул на улицу Старая Яманоте, проехал под мостом Третьей Столичной Автомагистрали и приблизился к южной границе Сибуи. До границы с Минато 3 оставалось три километра или примерно семь минут езды.

Они сделали все, что могли.

Укрепили состав Нега Небьюласа.

Договорились с Грейт Воллом о передаче территорий.

Слились с Проминенсом.

Попросили Кобальт Блейд и Манган Блейд сыграть роль наблюдателей.

Вызволили Трилид Тетраоксида из Имперского Замка и приняли в Легион.

Харуюки тоже сделал все, чтобы усилить и себя, и своего аватара…

Через семь минут станет ясно, принесут ли плоды их усилия. Они не могли позволить себе поражение, но в Ускоренном Мире не существовало ничего однозначного. Прямо сейчас Харуюки оставалось лишь выжать из себя всё до конца и пробить могучий барьер всеми силами, за исключением, разве что, Инкарнации.

— ...Не волнуйся, Хару, ты сможешь, — раздались слова Тиюри, словно прочитавшей мысли Харуюки, и она слегка сжала его левую руку.

Харуюки покосился на нее, встретившись со знакомой с детства… и в то же время почему-то отрезвляющей улыбкой подруги.

— Как только все начнется, просто ни о чем не думай и при напролом. Если тебя хоть чуть-чуть ранит, я сразу все восстановлю.

— ...Ага, я рассчитываю на тебя, — Харуюки кивнул и вновь посмотрел вперед.

Автобус уже перебрался со Старой Яманоте на Комадзаву и ехал на восток. С обеих сторон дороги Харуюки видел лишь высотные здания, но вдали ему уже мерещилась та мраморная крепость… база Общества Исследования Ускорения, где он побывал на неограниченном поле.

В тот раз он проник в нее непреднамеренно, воспользовавшись умением погружаться в тени, которым владел вице-президент Общества, представляющийся Блэк Вайсом. Однако теперь все стало по-другому. Теперь он был полностью готов, в окружении верных друзей и сам рвался в бой.

Судя по карте на потолке, ехать оставалось два километра или четыре с чем-то минуты.

Увидев показания индикатора, Харуюки спохватился и еще раз обернулся.

— К-кстати, учитель, самое важное-то я не спросил.

— Что такое, Ворон-сан?

— Э-э, если Сибуя стала территорией Нега Небьюласа, прямо сейчас ведь можно подключиться к глобальной сети, не показываясь в списке противников?

— В принципе, да, — подтвердила Фуко.

Харуюки с облегчением выдохнул и продолжил:

— Тогда можно я свяжусь с Кобальт и Манган? Сообщу, когда все случится…

— Ладно, но как закончишь, на всякий случай отключись.

— Есть!

Харуюки развернулся обратно, подключился к глобальной сети и открыл почтовик. Стоило отправить сестрам Такано предполагаемое время начала битв, как от Кото тут же прилетело «Принято», а от Юки «Удачи вам».

Памятуя о защите персональных данных, бёрст линкеры не пользуются социальными сетями и мессенджерами для связи с членами других Легионов. Поскольку социальные сети требуют взаимного добавления в друзья, собеседнику можно невольно раскрыть слишком многое, а чтобы полностью оборвать такую связь, придется удалять учетную запись целиком. Если же меняться только анонимными почтовыми ящиками, достаточно будет лишь отключить их.

Однако, отправляя письмо Трилиду, Харуюки задумался о том, что сестры Кобальт и Манган уже видели его в реальности и знают настоящее имя, так что по-настоящему разорвать с ними отношения уже невозможно. Сверх того он решил позвонить еще и Черноснежке, чтобы доложить о ходе операции, но…

На виртуальном рабочем столе высветилось лаконичное: «Контакт не в глобальной сети».

— Э-э… — протянул Харуюки и покрутил головой.

Пятый час давно начался, Черноснежка и Нико должны были сидеть в Сугинами и ждать вторжения. Разумеется, сражения за территорию требовали подключения к глобальной сети. Неужели автобус до Сугинами опаздывает?

— Что такое, Хару? — услышал он вопрос Тиюри и замотал головой.

— Нет… ничего страшного.

Ничего страшного, если Черноснежка и Нико опоздают на несколько минут, ведь бывшие легионеры Проминенса обещали помочь с защитой Сугинами. Дождавшись ответного «Понял. Жду не дождусь» от Трилида, Харуюки решил, что пока с него хватит, и отключил нейролинкер от глобальной сети.

— ...Послушай-ка, Снежка.

Голос Нико, сидевшей рядом с Черноснежкой, вырвал ее из нелегких раздумий.

— Что?

— Я тут подумала… на этом автобусе мы ведь никогда не догоним не то что автобус Харуюки и остальных, но и тот, на котором едет твоя подружка, верно?

— Разумеется, это ведь беспилотный автобус с кольцевым маршрутом. Другой такой же автобус он обгонит только в случае, если у него свихнется ИИ.

— Да я не об этом! Я про то, что если Харуюки и остальные начнут сражаться сразу, как заедут в Минато 3, мы можем не успеть! — тихо, но быстро проговорила Нико, настырно сверля пальцем левое колено Черноснежки.

Та в отместку ткнула в обтянутый красной футболкой бок спутницы и тоже вполголоса ответила:

— Сама знаю! И поскольку Сибуя уже стала нашей территорией, мне очень хочется подключиться к глобальной сети и кому-нибудь из них сообщить, но… ты же не думаешь, что увидев: «Мы с Нико все-таки поучаствуем, подождите нас», они согласятся?

— ...Сто процентов не согласятся.

— Вот именно. В худшем случае они вообще отменят операцию. Поэтому…

— ...Поэтому?

— Поэтому я как раз думаю над тем, как нам поступить, — ответила Черноснежка, чуть сползая по сиденью, и Нико посмотрела на нее сокрушенным взглядом.

— А я-то думала, ты так уверенно говоришь потому, что уже что-то придумала. М-м, даже если мы поймаем такси, оно не сможет достаточно разогнаться, чтобы обогнать два автобуса…

Нико имела в виду, что к 2047 году все машины были оборудованы интеллектуальными ограничителями, которые не позволяли превышать разрешенную законом скорость как беспилотным автомобилям, так и водителям. Водитель в чрезвычайной ситуации мог временно отключить искусственный интеллект и взять всё в свои руки, но без достаточно веской причины такое поведение кончится для него даже не штрафом, а арестом, так что никакой таксист не согласился бы на просьбу разогнаться, как бы они ни умоляли.

Однако Нико была права и в том, что отряд Фуко мог вступить в бой сразу же после того, как пересечет границу зон. На самом деле Черноснежка предполагала, что легионеры выделят несколько минут на подготовку, но даже в таком случае не могла пообещать, что они с Нико успеют вовремя.

Худший из возможных исходов — тот, при котором автобус с Вакамией Мегуми успеет к началу битвы, а автобус с Черноснежкой и Нико — нет. В этом случае они так и не узнали бы, зачем она преследовала легионеров, к тому же Черноснежке казалось, что если они сейчас упустят Мегуми, что-то важное сгинет навсегда.

— ...Выхода нет, — пробормотала Черноснежка, открывая приложение для вызова такси.

Поскольку она не подключила нейролинкер к глобальной сети, то не могла выбирать из широкого списка компаний и машин — только вызывать оказавшиеся поблизости такси, подключаясь к ним местным соединением. В параметрах поиска она поставила лишь одну галочку напротив пункта «беспилотное т/с» и, к счастью, одна такая машина поблизости отыскалась. В качестве начальной точки маршрута она выбрала следующую остановку автобуса, а выбирая конечную, ткнула наугад куда-то в Минато 3. Закончив, Черноснежка шепнула Нико:

— Выходим на следующей, садимся в такси.

— Как скажешь, но… ты собралась провернуть какой-то фокус?

— Да, хоть и не хотела пускать его в дело.

— ...Что-то у меня очень плохое предчувствие.

В ответ на подозрительный взгляд Нико Черноснежка вновь ткнула ее в бок, согнала с места и направилась к задней двери. Не прошло и минуты, как автобус остановился, и они выскочили на тротуар, а затем побежали в сторону небольшого такси, как раз свернувшего к обочине за автобусом.

Черноснежка нажала на кнопку подтверждения в приложении. Задняя дверь машины автоматически открылась, и девушки забрались внутрь. Автомобиль уже знал, куда ехать, и тут же тронулся с места. В салоне раздался синтезированный голос автопилота:

— Большое спасибо, что выбрали сервис беспилотных такси компании Смарт Кэб Токио. Ради вашей безопасности и вашего спокойствия прослушайте следующие важные объявления и предупреждения…

Нико цокнула языком и заговорила, перебивая стандартное объявление:

— Чистый беспилотник? Его ж даже аварийно не разгонишь.

— Эй, ты, поосторожнее с высказываниями, — с натянутой усмешкой ответила Черноснежка.

Как правильно заметила Нико, машина им попалась даже без руля и педалей, полностью автономная. И передние, и задние места предназначались для пассажиров, а вместо приборной доски была сплошная инфопанель. Даже если наплевать на полицию, разогнать такую машину сверх разрешенной скорости никак бы не вышло.

Но Черноснежка не просто так выбрала беспилотное такси. Из кармана ее школьной формы появился смотанный XSB-кабель, один из концов которого она тут же подключила к своему нейролинкеру. Затем подалась вперед и засунула второй штекер в разъем под инфопанелью. В верхней правой части виртуального рабочего стола появился значок зарядки.

Собственно, разъем этот и предназначался для того, чтобы пассажир мог зарядить свой нейролинкер, получить доступ к системам автомобиля через него было невозможно… По-хорошему.

— Эй, сейчас-то ты чего заряжаешься? — недоуменно вопросила Нико.

Мельком глянув на нее, Черноснежка сомкнула веки и впервые на чьих-то глазах применила заветную команду:

— Запустить «Трипл-Эс Ордер»![33]

Послышался виртуальный гул, перед глазами всплыла сложная эмблема.

Aw v20 017

Два тянущихся сверху вниз меча друг рядом с другом и обрамляющие их по углам круги, выложенные из двух различных цветов. Уже скоро эмблема пропала, и вместо нее всплыло окно управления системами такси.

— Вы вошли как системный администратор, — раздался голос автопилота.

Нико воскликнула «чего?!», оторвалась от спинки кресла и подскочила на месте.

— Ч-ч-ч-ч-что происходит?!

— Потом объясню.

— Н-нет, объясняй сейчас! Какой еще администратор?..

Отодвинув пальцем оказавшийся слишком близко лоб Красной Королевы, Черноснежка защелкала по окошку.

Первым делом она отключила камеры внутреннего наблюдения и стерла записи за последние несколько минут. В системный журнал добавила запись о неисправности камер.

Затем забралась в настройки автопилота и отдала приказ добраться до точки назначения в кратчайшее время, но не превышая установленную законом скорость.

Такси резко перестроилось в крайний правый ряд и ускорилось до предельно разрешенных 80 км/ч так стремительно, что пассажирок вдавило в спинки кресел.

— А-а-а… т-так вообще можно?!

— Держись крепче, он будет нестись изо всех сил!

Стоило Черноснежке договорить, как машина резко перестроилась влево и погнала дальше по улице Яманоте, лавируя по всем трем полосам.

Нико крепко схватилась за подлокотник двери и восстановила равновесие. Выражение лица ее вновь сменилось с паники на недоумение, и она воскликнула, перекрывая ревущий электромотор:

— Ну дела… и где ты только нахваталась таких хакерских штучек?!

— Учитель многому научил меня.

— Учитель… ты про него? Про Графит Эджа? — уточнила Нико, и Черноснежка молча кивнула.

Она не обманывала, говоря о том, что «Аномалия» Графит Эдж действительно дал ей много знаний не только о Брейн Бёрсте, но и о глобальной сети.

Но помимо них перед самым штурмом Имперского Замка, в конечном счете погубившим первый Нега Небьюлас, он вручил ей загадочную программу. Тот самый «SSS Order» с эмблемой в виде двух клинков в окружении двух разновидностей цветков.

При запуске эта программа давала нейролинкеру Черноснежки права администратора практически в любой системе, подключенной к глобальной сети. Она позволяла даже вмешиваться в работу одной из важнейших государственных систем — переписывать имена на привязанных к домашним сетям визитках. Лишь в две системы она не могла войти — в сеть социальных камер и на сервер Брейн Бёрста.

Почему Графит Эдж дал Черноснежке такую невероятную программу? Поначалу она не имела совершенно никакого представления об этом, но после гибели Легиона, когда она превратилась в самую разыскиваемую преступницу Ускоренного Мира и переехала из Минато в Сугинами, все же начала догадываться.

Вероятно, Графит Эдж предвидел будущие события и подарил ей способ, который позволил выжить в качестве бёрст линкера. Фактически именно благодаря Трипл-Эс Ордеру Черноснежка так свободно управляла локальной сетью Умесато; нашла, откуда нападает таинственный Циан Пайл; выяснила, кому принадлежит имя игрока, поставившего невероятные рекорды в виртуальном сквоше; и, наконец, создала шлюзы, через которые Фуко и Утай подключались к локальной сети Умесато.

Однако Черноснежка сознательно не использовала Трипл-Эс Ордер для чего-либо помимо защиты школьной сети (за исключением случая, когда в качестве эксперимента подправила свою визитку). Отчасти она попросту боялась этой таинственной программы, но кроме того ее раздражала и чрезмерная опека Графит Эджа.

Впрочем, сейчас ей наверняка простят нарушение табу, ведь она старалась ради Мегуми… и ради товарищей по Легиону.

— Да уж… сколько тебя ни листай, ты так и останешься полной загадок, Снежка, — заметила Нико.

— Ну ты уж постарайся долистать до конца, — ответила Черноснежка, всматриваясь вперед.

Вдалеке показался зеленый автобус, на котором ехала Вакамия Мегуми.

Разумеется, в реальном мире границы зон Брейн Бёрста не видны, однако многие бёрст линкеры настраивали навигационные приложения так, чтобы эти границы отображались через дополненную реальность.

Харуюки не был исключением, и потому через лобовое стекло автобуса видел, как тот приближается к красной линии.

Проехав перекресток улиц Мейдзи и Гайен-ниси у моста Тенгендзи, автобус окажется на территории Минато 3.

Успокаивая участившееся сердцебиение, Харуюки снова обратился через щель подголовника к сидевшей позади Фуко:

— Учитель, когда мы начнем битву за территорию?

— Пожалуй… — Фуко чуть наклонила голову, качнув длинными волосами, затем продолжила: — Поскольку в битвах за территорию команды всегда расставляются у северной, южной, западной и восточной границы зон, вне зависимости от положения игроков в реальном мире, мы могли бы начать и сразу после пересечения границы… однако нам не повредит хотя бы немного привыкнуть к географии зоны. Поэтому, раз уж такое дело, мы доедем до самого конца улицы Мейдзи — до перекреста у моста Фурукава.

— Так точно, — Харуюки кивнул и снова посмотрел вперед.

Не прошло и минуты, как автобус пересек красную линию, доставив их в зону Минато 3.

Он не подключался к глобальной сети, поэтому в первые секунды ничего не случилось, однако Харуюки напрягся — ему казалось, что изменились и цвет, и температура воздуха.

Три женщины, с которыми они все это время ехали, сошли на остановке Кориндзи, и внутри остался лишь боевой отряд из четырнадцати человек.

Перед Харуюки и Тиюри сидели Такуму и Руй, с другой стороны прохода — трио Пети Паке и Рин. Позади Харуюки разместились Фуко и Утай, а через проход от них Акира. Наконец, на сиденьях в самой дальней части автобуса расположились бывшие «Триплексы» — Пард, Кассис Мус и Тистл Поркюпайн.

Два бывших офицера Проминенса, с которыми Харуюки встретился сегодня впервые, очень напоминали себя же из Ускоренного Мира. Кассис оказался крупным прямодушным третьеклассником средней школы, а Тистл — маленькой юркой первоклассницей, опять же, средней школы. У Харуюки сразу после встречи включилась привычная застенчивость, так что толком он с ними не поговорил, зато по ходу поездки с ними пообщались и обменялись информацией Акира, Утай и другие. Похоже, после окончания операции они запланировали собраться на базе в Сугинами (понятное дело, речь шла о квартире Харуюки), так что он надеялся пообщаться с ними там.

Вот-вот готовая начаться операция обещала стать для Харуюки самой грандиозной по числу участников, но отнюдь не последней. Она — лишь первый шаг на пути к тому, чтобы сорвать покровы Общества Исследования Ускорения, разоблачить его козни, вернуть Усиливающее Снаряжение Нико… и спасти Вольфрам Цербера.

«Дождись меня, Цербер. Я обязательно спасу тебя от мук Бедствия. Когда я стал Хром Дизастером, мне помогло множество людей, а теперь настал твой черед».

По салону автобуса раскатился синтезированный голос:

— Следующая остановка: мост Фурукава, мост Фурукава. Выйдя на этой остановке, вы сможете попасть на станцию Сирокане-Таканава.

Как только динамик замолк, Фуко поднялась и величественно объявила:

— Всем приготовиться к подключению!

Легионеры, включая саму Фуко, коснулись своих нейролинкеров.

— После установки связи я немедленно ускорюсь и вызову Осциллатори Юниверс на бой за территорию. Сейчас, после всего случившегося, мне остается сказать вам лишь одно… победа будет за нами!

— О-о! — дружно откликнулись остальные, и Фуко вновь уселась.

Харуюки вжался в спинку сиденья и приготовился к ускорению.

Автобус плавно завернул влево, приближаясь к перекрестку у моста Фурукава. Начавшее клониться к закату солнце ярко отражалось в бесчисленных окнах элитных домов.

За спиной вновь раздался голос:

— Начинаю отсчет! Пять, четыре, три, два, один… подключаемся!

Харуюки с силой надавил на переключатель. И в следующее мгновение после того, как перед глазами загорелась иконка подключения к глобальной сети…

— Бёрст линк! — воскликнула Фуко.

В следующее мгновение холодный, сухой звук ускорения настиг Харуюки, перенеся его на поле судьбоносной битвы.

Глава 5

Едва ноги дуэльного аватара по имени «Сильвер Кроу» коснулись земли дуэльного уровня, как он прокрутился на месте, осматриваясь.

Ночь.

На чернильно-черном небе не горело ни единой звезды, и лишь тянущиеся к небу лучи освещали тяжелые облака, словно прожектора. Здания, испускавшие эти лучи, блестели темно-синим металлом и щетинились украшениями, похожими на громадные клинки. Всю землю сплошь покрывала плитка причудливой формы, Харуюки не видел ни единого растения.

— Гор… — начал он, но тут его прервал рев мотора и еще более громкий возглас:

— Хей-хей-хе-е-е-е-е-е-е-й! Город Демонов — довольно-таки гуд чойс! Уж то-о-о-о-очно гига лучшинг, чем «Пустыня» или «Океан»!

— Что такое «лучшинг», братан?

— Да ты гонишь, У, даже йа понял! Это ведь значит «лучше», братан?!

— Ой-ё, вот так вот просто?!

— …

После где-то двухсекундного ступора Харуюки помотал головой и вернулся к осмотру.

Как уже заявил «братан», им выпал уровень «Город Демонов». Здесь всегда ночь — хоть в обычных дуэлях, хоть в битвах за территорию — а здания крепки до того, что их можно считать неуязвимыми, но каких-либо нюансов вроде яда, жуков и ловушек нет.

Они стояли посреди огромного перекрестка. Перед собой Харуюки видел пронзающие небеса здания, позади — два параллельных стальных коридора, проложенных по воздуху. Видимо, один из них изображал автомагистраль, другой железную дорогу.

Рядом с ним наблюдалась лишь та самая троица, все так же ломавшая комедию. В боевой отряд Нега Небьюласа входили восемнадцать человек, но больше Харуюки никого в поле зрения отыскать не смог.

«Неужели Осциллатори Юниверс отправили на защиту всего четырех человек, и поэтому количество атакующих срезало под них?..» — подумал было Харуюки, но сам же и опроверг свою мысль. Если бы так случилось, система выбрала бы для битвы самых высокоуровневых бёрст линкеров, и Харуюки со своим шестым уровнем не оказался бы тут без Фуко и Пард с их аватарами восьмого уровня. В верхнем левом углу тоже виднелись лишь четыре шкалы, правый верхний пустовал.

Харуюки подошел к троице, собираясь обсудить с ними странность происходящего.

— Э-э, Аш?.. — позвал он, и наездник на вычурном американском мотоцикле тут же крикнул в ответ, тыча в Харуюки пальцем:

— Хей, чертова ворона! Наконец-то солвинг баут!

— С-солвинг баут? Это еще что такое?

— Эй-эй-эй, андерстенди меня, мы ж с тобой лонг сколько знакомы! «Солвинг» — «решающий», «баут» — «поединок», а все вместе «решающий поединок», это же очевиднинг!

— ...Полный невтустепинг, но нам сейчас не до этого! Нас почему-то четверо, ни шкал других союзников, ни шкал противников, что все это значит?

Как правило, после таких заявлений Аш с криком «чё, реально?!» понимал, что что-то не так, но только не в этот раз. Мотоциклист покрутил все еще выставленным пальцем, и его шлем-череп ухмыльнулся.

— Ну чё, Кроу, ты, кажись, фёст раз на крупномасштабной битве за территорию?

— А-а как иначе? До сих пор число наших легионеров можно было по пальцам пересчитать.

— Окей-окей. У, Оли, объясните вороне-новичку, что к чему.

— Как скажешь, братан! — Буш Утан бодро откликнулся на приказ Аша, постучал горилльей рукой по горилльей груди и подошел к Харуюки.

— Э-э, ну так вот, Кроу-сан, когда количество участников переваливает за двадцать, и битва за территорию становится крупномасштабной, правила чуть-чуть меняются. Всех участников дробят на группы по три-четыре аватара, и они не видят ни шкал других союзников, ни врагов, пока не приблизятся к ним.

Утан прервался, и слово взял Олив Граб, чья влажная темно-зеленая броня искрила от иллюминации окрестных зданий.

— Но волноваться не о чем, обе команды все так же расставляет с востока и запада или с севера и юга. Все остальные должны появиться неподалеку. Йа думаю, по пути к центру мы наверняка с ними встретимся.

— П-понятно… гига-сэнкью за объяснение… — Харуюки коротко поклонился, а затем все же решил задать вопрос, не дававший ему покоя: — Но, Олив-сан, ты же раньше говорил «я», как обычно? Откуда теперь такое отчетливое «йа»?..

— Йо-йо-йой, ты все-таки заметил? — незатейливая овальная маска Олива расплылась в улыбке, и он кивнул. — Йа, как бы это сказать, слабовато выделялся на фоне У и братана. Потом подумал, что поэтому-то ISS комплект меня и заразил куда глубже, чем У, и решил, что впредь постараюсь развить свою индивидуальность!

— П-понятно… ясно всё…

Снова кивнув и осознав происходящее, Харуюки еще раз огляделся по сторонам.

Только сейчас он вспомнил, что на стратегическом совещании упоминалось что-то вроде «если вы окажетесь вдали от остальных членов команды — двигайтесь к центру, по пути захватывая все встречные базы». Тогда он решил, что такого не случится, но поначалу им, видимо, придется действовать вчетвером.

— Тогда давай поспешим, Аш, — проговорил Харуюки и зашагал было вперед, но тут Аш перекрестил перед собой руки, выставил указательные пальцы и покачал ими.

— Не спеши так, Кроу. Для начала, сделай дип брес.

— Э?.. Л-ладно…

Аш редко когда выражался на правильном английском, поэтому Харуюки решил не спорить. Он остановился, потянулся одновременно с Утаном и Оливом, глубоко вдохнул и выдохнул. Тем временем Аш продолжал говорить тихим голосом:

— ...Нас с У и Оливом заразили ISS комплекты, из-за которых нам пришлось пережить гига террибл вещи. Но причина, по которой мы настолько стремились принять участие в сегодняшней миссии, что даже сменили ради нее Легион — далеко не только в том, что мы хотим ривенжа от Общества Исследования Ускорения.

— …

Харуюки продолжал дыхательные упражнения, глядя на белую маску гонщика.

— Я просто люблю дуэли. Конечно, порой я сражаюсь ради каких-то целей… но куда больше мне нравится воевать не во имя чего-то такого, а просто от битвы к битвы хит апиться докрасна. Бат если Общество добьется своего, уже скоро в толковых дуэлях будет не сразиться… И раз Негабью сражается за то, что я так сильно люблю, не могу же я молча стоять в сторонке. Поэтому я здесь. И все же…

По ходу его речи Харуюки совсем забыл о дыхании. И тогда Аш произнес слова, глубоко запавшие ему в душу:

— Даже здесь я не отступлюсь от своих принципов. Что бы ни произошло, я не собираюсь привносить в дуэли ни злобу, ни ненависть. Я просто раскалюсь докрасна и буду сражаться… а ю андерстенд?

— ...Да, я прекрасно тебя понял, — Харуюки медленно кивнул и ответил: — Ты хочешь сказать, что в бою мы должны пылать изо всех сил, не ограничивая себя местью Обществу, да?

— Гуд анса, чертова ворона!

Аш убрал указательные пальцы и выставил вместо них большие. Утан и Олив крепко сжали кулаки.

Здесь и сейчас проходила не только важнейшая миссия, но и битва за территорию. И пусть Харуюки не смог бы получить от битвы столько же удовольствия, сколько Аш, от него все равно требовалось крепко стоять на ногах, глядеть в оба и сражаться как всегда. И кстати, если на то пошло, он так и не выяснил, где именно в Минато 3 они оказались.

— Сначала надо понять, где мы! — крикнул Харуюки и побежал в сторону ближайшего здания.

Крепкие стены здания он бы так просто не сломал, но окружавший их стальной частокол…

— У… рья-а-а!

За три пинка с разворотом он повалил десять с лишним метров забора, набрал три процента энергии, а затем раскрыл крылья. Изо всех сил подпрыгнув, Харуюки взмахнул ими и взлетел где-то на тридцать метров.

Переключившись на парение, он медленно прокрутился на месте. За автомагистралью и железной дорогой виднелся широкий канал, за ним черная гладь, судя по всему, моря, еще дальше искусственный остров, где возвышались дворцы, достойные служить замками демонических королей, а также большущее колесо обозрения и мост, словно составленный из гигантских копий.

Если этот остров — Одайба, из которой выходит Радужный мост, они, стало быть, находились у восточной границы Минато 3.

Шкала энергии почти иссякла, так что Харуюки заскользил к земле. Потратив остатки перед самым приземлением на торможение, Харуюки опустился на стальные плиты.

— Я все понял, мы на острове Теннодзу, ближе к северному краю! — воскликнул он, прокрутив в голове вызубренную наизусть карту местности, и указал на запад. — Вон там станция Синагава, а прямо за ней центр зоны!

— Отлично! Ну, тогда Тим Раф Валлей Роллерз Плас Ван приступает к операции!

Аш нарочито громко взревел двигателем мотоцикла, и в ответ раздалось дружное «так точно!» Утана и Олива.

«...Э? Мы так и будем называться?» — подумал Харуюки, но ему оставалось лишь с небольшим опозданием добавить в кучу и свое «так точно».

Одагири Руй, она же Мажента Сизза, ни разу не участвовала в битвах за территорию.

Пожалуй, это не удивительно, ведь она лишь сегодня вступила в так называемый Легион, но тем не менее Руй заранее изучила все правила и ноу-хау подобных битв, чтобы не досаждать остальным своей неопытностью.

По сути своей, битвы за территории сводились к оспариванию «баз».

Базы, похожие на висящие в воздухе металлические кольца, восполняли энергию для спецприемов дуэльным аватарам, которые стояли на них. Однако чтобы заряжаться, базу сначала требовалось «захватить», а для этого в свою очередь необходимо было простоять под кольцом в течение тридцати секунд подряд.

В ходе лекции по битвам за территорию, которую Скай Рейкер провела для Руй и трио Шоколад, наставница пояснила, чтобы они не обманывались: эти тридцать секунд будут тянуться очень долго. И действительно — Руй без труда представила, насколько тяжело стоять на открытом пространстве и следить за возможными атаками противника целых тридцать секунд. Поскольку Маженте Сизза крепкой брони не досталось, вряд ли захват баз поручат ей.

А стало быть, роль Руй сведется к защите аватара, который будет захватывать базу. И для этого ей придется с самого начала вовсю использовать свою способность, к которой она по возможности старалась не обращаться.

«Я рассчитываю на вас», — мысленно прошептала она, поглаживая свисающие с пояса клинки. И тут…

— Как я и думал, рядом с нами никого нет, — сказал, подбегая, крупный аватар ближнего боя по имени Циан Пайл.

Миниатюрный аватар защитного типа по имени Лайм Белл, стоявший рядом с Руй, озадаченно посмотрел по сторонам, а затем склонил голову, одетую в колдовскую шляпу, и проговорил:

— Видимо, нас неплохо так раскидало. Ну, раз такое дело, действуем по плану и выдвигаемся к центру?

— Да, пожалуй, — ответил ей Пайл.

— Хорошо, — коротко отозвалась Руй.

Они появились у северо-восточной границы Минато 3, совсем рядом со станцией Сибаура-Футо линии Юрикамоме. На запад уходила дорога, через километр упираясь в многочисленные рельсы наземных железных дорог,[34] за которыми начиналась центральная часть зоны. Наверняка туда скоро выдвинутся и враги, поэтому они должны были добраться до центра, прежде чем важнейшую центральную базу, известную как «крепость», захватят без боя.

Тройка выстроилась треугольником с Циан Пайлом во главе и побежала по пустующему шоссе. Руй очень любила Город Демонов за темноту, тишину и чистоту, но громкий топот бегущих по металлическим плиткам аватаров, как ни крути, все-таки недостаток.

Руй слушала отзвуки тяжелой поступи Пайла и ритмичных шажков Белл, и тут ей вспомнился праздный вопрос, которым она уже не раз задавалась. Она решилась, и открыла рот:

— Можно спросить, пока есть время?

— Конечно, что угодно! — жизнерадостно ответила Часовая Ведьма.

Быстро глянув на нее, Руй задала вопрос в лоб:

— Вы с Пайлом в реальности встречаетесь?

Бежавший впереди Циан Пайл тут же резко поскользнулся и с протяжным «уоа-а-а-а» замахал руками, восстанавливая равновесие. Белл вроде бы продолжила бежать, как бежала, разве что протянула «ну во-от, прие-е-ехали…».

На мгновение ее кошачьи глаза-линзы уставились на спину Пайла, а затем она задала встречный вопрос:

— Почему ты так подумала, Мажента-сан?

— Э-э… — Руй и сама задумалась над тем, с чего так решила, и затем ответила: — ...Я увидела вас в реальности и… мне так показалось. Плюс, конечно, формы ваших аватаров.

— Формы аватаров? Но ведь мы ни капельки не схожи?

— А вот и нет, — Руй усмехнулась и показала на Усиливающее Снаряжение на левой руке Белл. — И у тебя, и у Пайла асимметричные силуэты из-за огромного Усиливающего Снаряжения на одной из рук. Наверняка вы отлично сражаетесь вместе.

— Н-ну вот, приехали… — снова протянула Белл, подняла левую руку и слегка звякнула колоколом — видимо, до сих пор она не снимала его язык с фиксатора.

Раздался чистый, постепенно угасающий звук. Белл на ходу склонила голову и тихо продолжила:

— М-м-м… точнее будет сказать, что мы встречались. Но… не знаю, можно ли сказать, встречались ли мы на самом деле… ведь я никогда толком даже не смотрела на Таккуна…

Широкая спина Пайла перед ними чуть дрогнула, однако он так и продолжил бежать, не говоря ни слова.

— ...Вы, если я правильно помню, дружите с Кроу с детства?

В этот раз Белл кивнула, не задумываясь.

— Угу, верно. По сути, с самого рождения.

— Значит, вы знаете друг друга дольше, чем мы с Авокадо… Неужели можно столько времени провести вместе и все еще чего-то не видеть?..

— В последнее время я начала думать… что главное — вовсе не продолжительность отношений и не физическая дистанция.

Руй подняла голову и увидела на лице Белл слабую, немного печальную улыбку.

— Наверное, даже наоборот: если постоянно находиться рядом с кем-то, начинаешь воспринимать его как нечто само собой разумеющееся… и забываешь, насколько уязвимы и дороги те, кто у тебя есть. Поэтому я искренне благодарна Брейн Бёрсту. Наше с Таккуном и Хару кольцо трещало по швам, но он вновь соединил нас. Конечно, Ускоренный Мир наверняка не просуществует вечно… возможно, он исчезнет, когда Черноснежка-семпай пройдет игру, или же мы повзрослеем, но, рано или поздно, настанет день, когда мы перестанем ускоряться. И вот именно поэтому, как мне кажется, я хочу защищать то, что есть у меня сейчас… Нега Небьюлас, всех моих друзей и весь Ускоренный Мир.

До сих пор она не слышала от Лайм Белл и Курасимы Тиюри таких длинных речей, и ее слова глубоко запали в душу Руй.

В свое время Руй пыталась разрушить сложившийся порядок Ускоренного Мира с помощью ISS комплектов. Однако поначалу она стремилась к этому потому, что хотела защищать. Защищать слабых бёрст линкеров вроде Авокадо Авойдера, которые появлялись в этом мире лишь для того чтобы исчезнуть, когда из них выжмут все очки. Она хотела построить новый мир, где без страха смогли бы жить даже аватары, не получившие при рождении приятной внешности, сильных техник или крутого Усиливающего Снаряжения. Поэтому Руй искала силу.

И допустила две ошибки.

ISS комплекты не просто нивелировали разницу в умениях дуэльных аватаров. Они оказались зловещими паразитами, заражавшими сознание всех, кто надевал их, включая саму Руй, и стремившимися бесконечно размножаться.

Вторая, куда более серьезная ошибка состояла в том… что Руй так слепо пыталась искоренить разницу между аватарами, что долгое время даже не задумывалась о том, а существует ли на самом деле в Ускоренном Мире эта самая несправедливость.

Глаза ей открыли битвы на неограниченном нейтральном поле против Блэк Лотос и Сильвер Кроу… но самое сильное впечатление произвел бой между Шоколад Папеттой и Авокадо Авойдером, на котором она присутствовала в качестве зрителя.

Авокадо сражался гораздо отважнее, гораздо настойчивее и гораздо доблестнее, чем Руй ожидала от него. Хотя Руй лично остановила тот бой, тем самым засчитав Авокадо техническое поражение, он вполне мог отыграться и даже одержать победу.

А значит… Руй сама вбила себе в голову, что Авокадо Авойдер — слабак, годящийся лишь для того, чтобы из него выжимали очки. Но у Авокадо была своя сила, своя гордость и свой потенциал. Безусловно, она уже не собиралась наивно верить в принцип «один уровень — один потенциал», но если у Авокадо Авойдера появилось стремление сражаться и становиться сильнее… а также друзья помимо Руй, которые тренировали его, показывали путь, вместе с ним сражались и смеялись, то когда-нибудь он наверняка сможет одержать победу и над Шоколад, и над Сильвер Кроу, и, может быть, даже над Руй. Ни сама она, ни кто-либо еще не мог отрицать такой возможности, и именно эта возможность заставила Руй встать на защиту мира, который она когда-то стремилась уничтожить.

— И правда… у меня тоже есть, вернее, появилась мечта, — тихо проговорила она, и большие линзы Лайм Белл обратились к ней. Чувствуя на себе пронзительный взгляд, Руй продолжила: — Мелон Сплиттер, Терракота Боул, Мад Халибат, Хей Сайкидай, Хани Би, Баттер Бар, Амонд Арчин, Тоуп Моул, Пименто Ант, Пьютер Гуппи, Корн Коун, Медоу Шип и Авокадо Авойдер — я хочу извиниться перед каждым бёрст линкером Сетагаи, который пострадал по моей вине, и если они простят меня… то хочу вновь сражаться бок о бок с ними, на этот раз для того, чтобы радоваться всем вместе.

— Отлично сказано! — тут же отозвалась Лайм Белл и жизнерадостно улыбнулась. — Если пригласишь к нам их всех, мы сразу сможем объявить своей территорией Сетагаи со второй по четвертую. Может, на эти зоны будет нападать Грево, но мы поможем вам защищаться.

— Буду на вас рассчитывать, — усмехнулась Руй в ответ на планы будущего, нарисованные Лайм Белл, и кивнула.

Вопрос, с которого все началось, уже забылся, к тому же дальше ковыряться в их отношениях Руй сочла невежливым, а потому решила на этом разговор и закончить.

Она посмотрела на спину Циан Пайла, и синий аватар словно с облегчением выдохнул. Руй это показалось забавным, и она снова улыбнулась. Впереди уже виднелись стальные рельсы, тянущиеся с севера на юг через весь уровень.

— ...Скажи-ка, Касси, разве в крупномасштабных битвах за территорию разбиение аватаров на группы не случайное? — спросила Тистл Поркюпайн, и ее коллега по «Триплексам», Кассис Мус, покачал головой.

— Нет. Если мне не изменяет память, не полностью. Оно учитывает историю битв и командных битв аватаров, и к тому же старается объединять в группы бёрст линкеров, находящихся рядом в реальном мире… вроде бы.

— А-а, ясно. Ну, тогда понятно, отчего мы все вместе.

Михая посмотрела в ночное небо Города Демонов, отведя взгляд от кивающей Тистл и меха на ее спине, покачивающегося на ночном ветру.

Давненько ей не приходилось принимать участия в крупномасштабных битвах за территорию, где число участников переваливало за двадцать. Даже во времена, когда Проминенсом управлял Первый Красный Король, она успела сразиться в них лишь пару-тройку раз. Она предполагала, что ей выделит именно таких напарников, но удивилась тому, что даже усиленное системой зрение Блад Леопард не обнаружило рядом других товарищей.

— Чем займемся, Пард? Поищем остальных или пойдем в центр? — спросила Тистл, и, поразмышляв примерно секунду, Михая приняла решение.

— В центр. Я хочу занять крепость раньше врага.

— Ладно, тогда кей!

— Так точно.

Одновременно ответили Кассис и Тистл, после чего вся троица побежала на запад под автомагистралью.

Считалось, что на уровне Город Демонов очень мало разрушаемых объектов, но только если речь не шла о высокоуровневых бёрст линкерах. Троица уничтожала все столбы и заборы вдоль дороги — Михая кромсала их острыми когтями, Кассис сметал рогами не хуже бульдозера, а Тистл сворачивалась в комок и таранила.

Когда шкалы энергии достаточно заполнились, все три бёрст линкера одновременно воскликнули:

— Шейп Чейндж!

Аватаров окутал свет, Михая превратилась в гибкого леопарда, Кассис в могучего лося, Тистл в юркого дикобраза. Каждый стал быстрее где-то на треть, и три зверя устремились вперед по ночному шоссе.

Михая и два ее товарища пришли на эту битву на правах помощников, но назвать их непричастными не поворачивался язык. Михая таила на Белый Легион, вернее, на Общество Исследования Ускорения, злость не меньшую, а то и большую, чем Черная Королева.

Двадцать дней назад, во время нападения на Токио Мидтаун Тауэр Блэк Вайс прямо на глазах Михаи похитил Нико — ту самую Красную Королеву Скарлет Рейн, которую она поклялась защищать. Преследуя его, Михая проникла на базу Общества, но не смогла пробить защитную технику Вайса под названием «Октаэдральная Изоляция» и испытала несмываемое унижение, когда на ее глазах у Красной Королевы забрали четыре части Усиливающего Снаряжения «Непобедимый».

Благодаря стараниям Сильвер Кроу три из них удалось вернуть, но ракетные двигатели Рейн все еще оставались в собственности врага. Более того, в движки эти противники влили огромный запас негативной Инкарнационной энергии, собранной ISS комплектами, превратив их в Броню Бедствия 2, на которую Белая Королева Вайт Космос «возлагала очень большие надежды».

Но сегодня Михая вернет похищенное и растопчет планы Общества Исследования Ускорения и Белой Королевы.

— Гр!.. — машинально прорычала она и оттолкнулась от земли еще сильнее.

— Уа-а-а, тут так темно-о, так жестко-о, так страшно-о, — ныла Юме, бесконечно стуча кулаками по черным столбам в образе Плам Флиппер.

Сатоми, она же Минт Миттен, стояла за спиной и сокрушенно приговаривала:

— Ну ладно тебе, это ведь не единственный темный уровень. И вообще, ни ты, ни мы такой крепкий столб ни за что не разломаем.

— Но я не могу-у успокоиться без энергии для спецприемов.

— Вот поэтому Юме, тьфу, Плам, я говорю тебе заниматься единоборствами. Метать сливовые семечки, конечно, неплохо, но основа любой битвы — удары кулаками и ногами…

— Это не сливовые семечки, а плам сиды!

— Она просто с английского перевела! — со вздохом вмешалась Сихоко, понимая, что иначе они будут спорить вечно. — Хватит вам, пора уже выдвигаться.

— Э?.. Мы не будем ждать Кроу и остальных, Чоко? — удивилась Сатоми.

Отмахнувшись от сомнений и страхов, Сихоко уверенно кивнула.

— Верно. Мы появились ближе всех к центру уровня… а значит, нам выдалась возможность захватить крепость до того, как это сделает враг!

— М-может и так, но если мы наткнемся на врага втроем… — взволнованно отозвалась Юме, но Сихоко отрезала:

— Как наткнемся, так и будем думать, что делать! Если пугаться еще до начала битвы, никогда не победишь!

— Ка-ажется, она после вчерашней победы совсем страх потеряла, — проворчала Сатоми, но тут же хлопнула одетыми в варежки руками и кивнула. — Хотя да, возможность у нас и правда есть. Юме, центр Минато 3 — он ведь вот там, прямо?

— Вроде бы. По-моему вон за этим зданием станции, — тонкая, как и положено аватару дальнего боя, ручка Юме указала на черное высотное здание, стоящее южнее.

Их троица появилась на платформе станции Таканава линии Яманоте, открытой к Токийской Олимпиаде 2020 года. Разумеется, Город Демонов и ее перестроил в характерном нуарном стиле, словно сошедшем со страниц научно-фантастического романа, но рядом с платформой отражали голубое свечение неизменно серебристые рельсы.

Кивнув друг другу, троица перепрыгнула через острые, словно клинки, рельсы и приземлилась на шедшую параллельно путям Первую Токийско-Йокогамскую дорогу.

По ту сторону широкой шестиполосной магистрали они увидели вдалеке высокие здания, а среди них — мерцающий синий огонек. Скорее всего, там…

— Крепость, что ли?.. Как близко, — пробормотала Сатоми.

Сихоко и Юме молча кивнули.

Пока что они не чуяли рядом с собой других бёрст линкеров. Верхний правый угол визоров тоже пустовал, не показывая шкал здоровья противников.

— ...Ладно. Мы прибежим первыми, захватим крепость и будем защищать ее, пока не подтянутся Кроу и остальные! — вполголоса скомандовала Сихоко подругам и побежала.

Наверное, по силе их команда занимала самую нижнюю строчку среди всех прочих, ведь она состояла из одного аватара пятого уровня в лице Шоколад Папетты и двух четвертого. И, тем не менее, если бы девушкам удалось захватить крепость, сдаваться без боя они бы ни за что не стали.

Если крепость восстанавливает энергию для спецприемов, то с ее помощью можно бесконечно создавать «шоконеток», боевых шоколадных марионеток. Если прибавить к ним силу Сатоми в ближнем бою и Юме в дальнем, они без труда выстроят линию обороны, которую врагу будет непросто пробить.

Но если противник захватит крепость раньше них, то нападать втроем будет форменным самоубийством. Если дойдет до такого, лучше тихонько отступить и дождаться товарищей.

Другими словами, до базы нужно добраться как можно быстрее и как можно тише.

Троица перебежала дорогу, стараясь ступать на стальные плиты беззвучно, и отправилась на запад, просачиваясь между зданий.

Вскоре впереди показалась плотная роща. Деревья тоже блестели металлом, а ветки и листва остротой могли поспорить с оружием.

В самом центре рощи виднелось жуткое строение, похожее на какую-то сатанинскую церковь.

На стенах и крыше, словно сложенных из огромных клинков, горели зловещие синие факелы. Вокруг из земли торчали острые шпили, словно угрожая незваным гостям. В любой другой игре именно так бы выглядело логово какого-нибудь босса.

— ...Что здесь находится в реальном мире? — прошептала Сатоми. Ответила ей начитанная Юме:

— Скорее всего, храм Сенгакудзи… тот самый, где могилы сорока семи ронинов…

— У-у. А что, если призрак Кира Кодзукеносуке появится?..

— Ты чего, его как раз ронины убили.

Поскольку Сихоко знала, что ее подруги способны спорить вечно, она прервала их, громко кашлянув, а затем сказала:

— Нам сейчас надо не призраков, а врагов бояться. Чуете кого-нибудь?

— Пока что…

— ...Вроде бы нет.

Выслушав ответы подруг, Сихоко кивнула.

— Тогда идем.

Покинув дорогу и шагнув в лес, Сихоко скосила взгляд на таймер. С начала прошло уже почти три минуты.

Протяженность Минато 3 с востока на запад составляла три километра. Таким образом, от края карты до Сенгакудзи требовалось пройти полтора. Если по пути захватывать прочие базы, добраться до центра удастся никак не быстрее чем за 4-5 минут. Если никому другому не повезло по чистой случайности оказаться так же близко к центру, как Сихоко и ее подругам, у них еще должно остаться время на захват крепости.

Какое-то время они бежали между металлическими деревьями. Наконец, роща кончилась, и их глазам открылся новый пейзаж.

Прямо перед зловещим храмом расположилась квадратная площадь размером тридцать на тридцать метров, а в ее центре — квадратный же алтарь высотой примерно полметра.

Над ним, словно над площадкой, вращалось, тихо гудело и светилось синим светом металлическое кольцо со сложным узором. Именно кольцо это и представляло собой «крепость», второй такой на уровне нет. Площадка вокруг пустовала.

— Отлично, чур я первая! — приглушенно воскликнула Сатоми и кинулась вперед.

Сихоко попыталась было одернуть ее, но тоже решилась и выскочила из рощи. Она не думала, что враги устроили здесь засаду. Добравшись сюда, они в первую очередь захватили бы крепость.

Следом за Сатоми Сихоко и Юме спринтом пересекли площадь и добрались до алтаря. Кивнув друг другу, девушки одновременно запрыгнули на площадку и заступили за контур похожего на магическую диаграмму круга, нарисованного точно под кольцом.

Кольцо вспыхнуло ярче и закружилось быстрее. Вокруг него появилось три индикатора «30». Каждую секунду число звучно убывало. Если дойдет до нуля — база отойдет им.

— Быстрее, давай быстрее! — Сатоми глядела на индикаторы и пританцовывала на месте.

На этот раз Сихоко все-таки схватила ее за щеки и развернула к себе.

— Если считать секунды, они будут тянуться вечно! Лучше по сторонам смотри!

— Да знаю.

Сатоми кивнула и повернулась к западной части площади. Восточную сторону уже успела взять на себя Юме, так что Сихоко решила смотреть на юг. С севера их прикрывал неразрушимый храм, так что атаки с той стороны она не боялась.

Но хотя глаза ее внимательно следили за полем, она все время прислушивалась к щелчкам индикатора и никак не могла заставить себя прекратить мысленно считать. 23… 22… 21…

Скай Рейкер не наврала им, читая лекцию. Тридцать секунд тянулись, словно вечность. Часто дыша, она никак не могла отделаться от мысли, что с юга, востока или запада вот-вот появится вражеский отряд. 15… 14… 13…

«Может, надо было послушать Юме и набрать энергии рядом со станцией? Но тогда мы пришли бы сюда минуты на две позже…» — думала Сихоко, приготовившись мысленно произнести «девять», когда…

Вдруг она заметила под ногами какую-то белую дымку.

Сатоми с Юме тоже опустили глаза на землю.

— Это еще что?!

— Иней?..

На уровне Город Демонов нет такого эффекта. Странная дымка приближалась к ним сзади и продвигалась на юг.

Девушки переглянулись, затем медленно перевели взгляды на север.

Теперь они увидели, что до того черное здание главного корпуса храма Сенгакудзи полностью покрылось белым инеем. Вниз по стенам храма струилась дымка и стелилась по земле. Выходит, они имели дело не просто с инеем, а с потоками морозного воздуха, уже успевшими насквозь проморозить стальной храм.

Цифры дошли до нуля, отсчет закончился, кольцо над головой ярко вспыхнуло.

Практически в ту же самую секунду уровень содрогнулся, а на поверхности храма появилась сетка из трещин.

Через секунду храм, казавшийся девушкам неразрушимым, рассыпался на бесчисленные обломки. Земля вновь содрогнулась от грохота, ошарашенно застывшие аватары пошатнулись. Сихоко едва успела схватить подружек за руки, чтобы не упасть. Почуяв касание, Сатоми и Юме что было сил сжали ее ладони.

Кто-то… нет, что-то показалось по ту сторону разрушенного храма.

Она не могла поверить, что видит дуэльного аватара — слишком уж огромным оно было.

Его рост… то есть, если это можно было назвать ростом… Холка находилась почти в трех метрах от земли, но если бы упиравшееся в землю руками-бревнами существо, похожее скорее на животное, чем на человека, выпрямилось, то стало бы вдвое выше. Хищного зверя оно напоминало и головой, и торчащими вверх рогами, одна пара которых росла изо лба, а вторая — из плеч. Наконец, за спиной создания тянулся длинный хвост.

Тело существа покрывала тяжелая броня ледяного цвета, а из клыкастой пасти вырывался морозный воздух. Скорее всего, этот зверь заморозил храм, а затем разбил мощным толчком.

— Э… это… Энеми?.. — хрипло пробормотала Юме.

— Быть того не может… — Сатоми покачала головой. — Мы ведь на битве за территорию…

— Но ведь не может быть такого огромного дуэльного аватара… — сказала Юме, и Сатоми не нашла, чем возразить.

Сихоко и сама настолько не верила в происходящее, что не могла раскрыть рта.

Крупнейшим аватаром из известных ей был Авокадо Авойдер, с которым она сражалась вчера, но его рост в два с половиной метра не мог поспорить с размерами этого пятиметрового зверя. Размер существа напоминал Энеми Дикого, нет, Звериного Класса. И если это настоящий Энеми Звериного Класса, группу аватаров 4, 4 и 5 уровней он разметает за один удар.

Но вдруг…

Глаза белого зверя вспыхнули голубым, и в ту же самую секунду в верхнем правом углу поля зрения Сихоко появились новые шкалы.

Под заполненными до предела шкалами здоровья и энергии светилась белыми буквами надпись:

«Glacier Behemoth». А рядом: «Lv 8».

— Это вражеский бёрст линкер! Плам, Минт, готовьтесь к бою! — воскликнула Сихоко, и все три аватара прыгнули в боевые стойки.

Однако ноги ее подруг дрожали. Ничего удивительного, ведь восьмой уровень — фактически высший во всем Ускоренном Мире. Для них такой противник мало отличается от огромного Энеми. Точнее, если они не собирались отдавать ему базу, он мог оказаться даже еще опаснее.

Но если бы они сдали точку без боя, какой тогда был смысл вызываться на битву за территорию… да что уж там, вступать в Нега Небьюлас? Может, победа им и не светила, но требовалось продержаться хотя бы до прихода подкрепления.

Сихоко мельком взглянула на их собственные шкалы. Кольцо понемногу придавало им энергии для спецприемов, однако до конца шкалы было еще далеко. Враг, в свою очередь, уже зарядился до краев, когда уничтожил храм. Стало быть, лучше атаковать самим, чем попадать под упреждающий удар спецприемом в ожидании энергии…

Мгновенно приняв решение, Сихоко глубоко вдохнула, собираясь выкрикнуть команду призыва Шоконеток.

Но не успела она хоть что-то сказать, как белое чудовище вдруг прыгнуло.

Легким движением, за которым совсем не ощущалось веса, оно перемахнуло через груду обломков и приземлилось с северной стороны захваченной крепости, совсем рядом с Сихоко и ее подружками. Затем драконья пасть раскрылась.

— Так-так… я вас не припоминаю, юные леди.

— О… оно говорящее! — дружно воскликнули Сатоми и Юме.

Блестящая похожими на кинжалы клыками пасть звериного аватара растянулась в некоем подобии улыбки.

— Нет-нет, что вы, конечно же, я говорящий. Прошу прощения, что не представился сразу, я один из «Семи Гномов» Осциллатори Юниверса, «Глейсир Бегемот»... также известный как «Чихун» и «Хаббакук». Будем знакомы.

— Семи…

Сатоми и Юме снова чуть не подавились воплем, но Сихоко толкнула их в спины согнутыми указательными пальцами, после чего представилась, соблюдая этикет:

— Б… благодарю за вашу учтивость. Меня зовут Шоколад Папетта. Со мной Минт Миттен и Плам Флиппер. Приятно познакомиться.

Хотя Сихоко и смогла выдавить из себя пусть неуклюжее, но все же приветствие, на самом деле ей хотелось присоединиться к подружкам и обомлеть.

Имя «Глейсир Бегемот» упоминалось в том списке легионеров Осциллатори Юниверса, который Черноснежка разослала бойцам Нега Небьюласа. Более того, он значился там не как рядовой легионер, а как член Семи Гномов. Будучи одним из офицеров Белого Легиона, он наверняка относился к сильнейшим из немногочисленных бёрст линкеров восьмого уровня.

Глейсир Бегемот посмотрел с высоты своего роста на замерших под кольцом и отчаянно размышлявших аватаров, а затем глаза его зажглись голубым.

— Хм-хм… мне доводилось слышать ваши имена. Если я не ошибаюсь, вы из маленького сетагайского Легиона? Как его там… Пути Поке?..

— Пети Паке! — не сдержавшись, поправила Сихоко, и зверь согласно закивал в ответ.

— Да-да, точно так. И что же привело сюда Пати Пике?

— Будто неясно! — воскликнула Сатоми.

Сихоко тут же пихнула ее в бок, чтобы утихомирить.

«Он знает, что мы из Пети Паке, но не в курсе, что мы перешли в Нега Небьюлас!»

А значит, пусть заблуждается и дальше. Сихоко глубоко вдохнула и властно проговорила:

— Да, это очевидно! Мы не можем всю жизнь оставаться бездомным Легионом, но перед тем, как заявить права на территорию, решили опробовать себя против сильнейшего Легиона!

Бегемот недоверчиво прищурился, но все же коротко кивнул.

— Хо-хо, похвальное стремление, однако вы, если честно, весьма некстати. Видите ли, мы сейчас в самом разгаре важной операции… но ладно. Что же, раз вы так хотите… — пробормотал он, а затем уставился в небо. — Конжил Рей.[35]

Прозвучало название техники, и левый рог на голове Бегемота вспыхнул голубым. Сихоко вздрогнула и оцепенела, однако голубой луч лишь пронзил облака, застыл на несколько секунд и исчез.

— ...Что это было? — шепотом спросила Сатоми.

— Скорее всего, сигнал товарищам, — ответила Юме. — Либо он позвал их сюда, либо…

Если противник действительно созвал сюда соратников, жить Сихоко и ее подружкам оставалось совсем недолго.

Но когда Бегемот вновь перевел взгляд на них, он сокрушенно покачал головой, а затем продолжил все тем же, не слишком подходящим его внешности тоном:

— Что же, что же, я согласен ненадолго составить вам компанию. Простите за нескромность, но мы, Гномы, обычно не принимаем участия в защите и очень дорожим опытом битв. Я с радостью послужу в качестве педагогического пособия.

— Благода… рю! — воскликнула Сихоко, направляя обе руки назад.

За время разговора ее шкала полностью заполнилась. И всю появившуюся энергию она потратила на…

— Какао Фаунтин!

Сихоко смотрела только вперед, но позади крепости в этот момент должен был появиться самый большой шоколадный пруд, который только мог породить ее аватар. Она надеялась, что в полутьме Бегемот вряд ли сможет отличить какао от земли. Впрочем, в любом случае шоколадный пруд — лишь прелюдия. А пока шкала израсходованной энергии Сихоко будет заполняться снова, сражаться придется Сатоми и Юме.

Подруги Сихоко, конечно, заметили ее движение и приступили к делу.

Юме вскинула левую руку, и из шаровидной манжеты на ее запястье выскочили два шарика поменьше. Эта Y-образная конструкция из запястья, двух шариков и соединяющих их трубок представляла собой рогатку –– главное оружие Плам Флиппер. Правой рукой аватар оттянул соединявшую малые шарики резинку, и на ее середине возникло красно-фиолетовое свечение.

— Цианид Шот![36] — объявила Юме название техники и выпустила в противника снаряд.

Конечно, она не промахнулась с десяти метров по цели размером с Энеми, и выстрел попал Бегемоту в левое плечо. Юме не стала останавливаться и применила тот же спецприем еще несколько раз.

Сатоми, в свою очередь, крепко сжала одетую в рукавицу правую ладонь. Затем вскинула засветившийся голубым кулак и объявила:

— Ментол Блоу![37]

Тренированный удар правой рукой задел лишь воздух, но испустил прозрачный снаряд в виде прозрачного кулака мятного цвета, который тоже попал по Бегемоту. Огромное тело противника окутало аурой того же цвета.

Бегемот пропустил два вражеских спецприема, не уворачиваясь и не защищаясь, однако шкала его здоровья практически не опустилась. Но девушки знали, что так получится — обе техники предназначались не для нанесения урона, а для ослабления противника отрицательными эффектами.

Юме попала в противника пять раз, и все пять следов на голубой броне противника уже начали дымиться. Цианидовые Выстрелы (Сатоми называла эти снаряды сливовыми семечками) впиваются в броню аватара, затем испускают газообразную синильную кислоту, которая наносит урон ядом. Что же до Ментолового Удара, то он внушает противнику ложное ощущение сильного холода и тем самым останавливает на месте.

Когда тело Бегемота окружил ядовитый газ, шкала его здоровья все-таки начала убывать. Однако зверь нисколько не забеспокоился, и заговорил невозмутимым голосом:

— Хо-хо, не наносить урон, а обвешать эффектами — весьма неплохое решение. Еще разумнее, что выбор пал на газовую атаку, которой не нужно пробивать броню. Однако… — рогатая голова повернулась к Сатоми. — Ее атака холодом, вернее, чувством холода на меня почти не сработала. Разве по имени и внешности не очевидно, что у меня дуэльный аватар ледяного типа? Такое слабое чувство холода для меня словно приятный ветерок…

С этими словами Бегемот неторопливо, точно красуясь, поднял могучую переднюю лапу и шагнул вперед. Между противниками осталось не более восьми метров.

Хотя Сатоми и заслужила упрек со стороны Бегемота, но не расстроилась и бросила в ответ:

— Ха, это я тебя просто проверяла! Попробуй-ка сдвинуться после этого! — на этот раз она выставила перед собой левый кулак. — Исилин Страйк![38]

Оставшийся у нее запас в 70% энергии бесследно исчез, зато кулак засветился куда сильнее, чем во время предыдущей атаки.

Причина, по которой человек ощущает прохладу, когда кладет на кожу лист мяты — не в том, что у него падает температура. Ментол, содержащийся в листве, возбуждает кожные рецепторы, отвечающие за восприятие холода. Обнаружены уже тысячи веществ, обладающих тем же эффектом, и самый сильный среди них — синтетический исилин, по действенности опережающий ментол в двести раз. Спецприем Сатоми четвертого уровня, названный в честь этого вещества, в свое время сковал Сихоко таким холодом, что она застыла на месте, не в силах шевельнуться или унять дрожь.

Левая рука Сатоми выбросила призрачный кулак, холодный даже на вид, который попал точно в бронированную грудь Бегемота.

Огромное тело окутал блеск, похожий на алмазную пыль, и противник содрогнулся.

— Хо… хо-хо, а вот это уже… холодновато.

Судя по прерывистому голосу, даже Бегемот не смог уподобить исилин приятному ветерку. Сложность, однако, состояла в том, что охлаждающие техники Сатоми не наносили урона. Ими можно остановить противника, но его тут же нужно атаковать, чтобы извлечь хоть какую-то пользу. Газ Юме наносил урон, но Бегемот, по всей видимости, мог похвастаться и отличной защитой, и высокой живучестью, поскольку до сих пор не потерял даже пяти процентов здоровья.

— Ладно… пора! — воскликнула Сатоми, словно подгоняя себя, и выскочила за пределы кольца.

Юме продолжала стрелять из рогатки, надеясь поддержать храбрую подругу, собиравшуюся вступить в ближний бой против аватара восьмого уровня. Сихоко тем временем воспользовалась наполовину восстановившейся шкалой, чтобы сделать следующий шаг.

— Паппет Мейк!

Из шоколадного пруда позади крепости одна за другой выпрыгнули долгожданные шоконетки. За раз из пруда появилось сразу четыре шоколадных марионетки. Они обошли Сихоко и Юме с боков и кинулись на Бегемота.

— Шоконетки, помогите Минт! — скомандовала Сихоко, и шоконетки, разделившись на два отряда, начали заходить с флангов.

Сатоми в свою очередь напала спереди, раз за разом проводя отточенные в спортзале удары кулаками и ногами.

Конечно, «восьмерочник» не собирался покорно терпеть натиск и попытался смахнуть Сатоми когтистыми лапами, но холод исилина, удары по лицу из рогатки и наступающие с боков шоконетки мешали ему толком прицелиться. Ловкая Сатоми танцевальными па уклонялась от взмахов Бегемота и проводила меткие контратаки.

Сам по себе аватар Сихоко тоже предназначался для ближнего боя, но как бы ей ни хотелось присоединиться к натиску, она понимала, что сейчас важнее выжать как можно больше пользы из крепости. Если вызвать еще четырех шоконеток, появится надежда на победу в затяжной битве над сильнейшим противником.

Сатоми изо всех сил продолжала комбинацию, и когда шкала противника все же потеряла десятую часть…

— Ну-ну-ну, надо же… вас не стоит недооценивать, хоть вы и из малого Легиона. У вас весьма сбалансированный состав из бойцов ближнего, дальнего и бесконтактного боя, — проговорил Бегемот, прикрывая левой лапой лицо, куда все так же летели снаряды из рогатки.

— Ха, мы только начали! — тут же откликнулась Сатоми. — Я в тебя еще раз исилином заряжу, и ты больше не сможешь так надменно выражаться!

Сатоми отпрыгнула и вскинула левый кулак.

Глейсир Бегемот окинул ее взглядом, а затем объявил чуть более холодным тоном:

— Нет-нет, данных мне достаточно. К тому же мне кажется, товарищи обозлятся на меня, если я продолжу с вами играть. Пора бы закругляться.

Голубой зверь вдохнул, широко раздув грудную клетку, а затем выдохнул на землю перед собой.

Как только Сихоко разглядела в потоке воздуха алмазную пыль в разы более плотную, чем у Исилинового Удара, она воскликнула:

— Минт! Шоконетки! Отсту…

Но Сихоко не успела.

Земля, которой касалось это дыхание, замерзала с отчетливым хрустом. Зона заморозки стремительно расширялась, достигла ног шоконеток и Сатоми, затем пошла еще дальше.

— Чоко, беги! — воскликнула Юме и что было сил толкнула подругу назад.

В следующее мгновение белый поток достиг кольца и захватил Юме в плен.

— Кх!.. — стиснув зубы, Сихоко в несколько задних кувырков отступила до южного края алтаря.

Там она влетела в собственную лужу какао, запнулась и упала. Тут же попыталась подняться, но волна холода настигла ее, заморозив как ноги аватара, так и лужу.

Холодный воздух все же закончил стелиться, успев, однако, заморозить все в десяти метрах вокруг Бегемота.

Если Сихоко и Юме примерзли к земле лишь ногами, то Сатоми, стоявшая прямо перед Бегемотом, покрылась инеем по грудь, а все четыре шоконетки замерзли полностью.

Самое главное, что Бегемот провел столь мощную замораживающую атаку простым выдохом. Он не объявлял название приема и не потратил энергию, а значит…

— И… Инкарнация?! — хрипло прокричала Сихоко, однако оставшийся на месте Бегемот пожал рогатыми плечами.

— Ой-ой, как досадно слышать. Разве стал бы я, самый воспитанный из Семи Гномов, применять Инкарнацию в битве за территорию… да еще и против таких слабых аватаров женского пола? Это всего лишь моя пассивная способность, «Вздох Коцита».[39] Усвойте хотя бы этот урок, — объявил ледяной зверь, обнажив клыки и ухмыльнувшись. — Так-так, а теперь… спасибо за битву, уважаемые Поти Пеке.

Огромное туловище изогнулось вправо…

А затем резко крутанулось в противоположную сторону. Длинный хвост, в который вошел весь накопленный импульс, со свистом сметал все на своем пути. Он вдребезги разбил всех замороженных шоконеток и приблизился к неподвижной Сатоми.

— Минмин! — в ужасе выкрикнула Сихоко.

Возможно, Сатоми все же услышала ее голос, поскольку кое-как сдвинула руки и попыталась защититься ими.

В следующее мгновение хвост попал точно по аватару Сатоми, оторвал его от земли и отправил в скоростной полет. Она долетела до стоявшей под кольцом Юме, врезалась в нее, но даже тогда не остановилась, и вместе с ней полетела в сторону Сихоко.

Примерзшая ногами к земле Сихоко не могла, да и не собиралась уклоняться. Она раскинула руки в стороны, чтобы поймать и остановить подруг, однако сила удара выбила из нее виртуальный дух, вырвала ноги из плена шоколадной лужи и впечатала спиной в землю.

— У… — простонала она, вставая на ноги, затем посмотрела на подружек и шумно вдохнула.

Сатоми получила чудовищные повреждения и к тому же, похоже, потеряла сознание. Броню на руках, которыми она пыталась защититься от хвоста, полностью раздробило, вместо них виднелась серая материя истинного тела аватара. Нагрудник и шлем тоже целиком покрылись трещинами.

Юме пострадала не так сильно, но Сатоми впечаталась в нее на такой скорости, что на нагруднике появилась глубокая трещина, а рогатку на левой руке переломило у основания.

У Сихоко осталось 70% здоровья, у Юме 40%, у Сатоми 10%...

Одним взмахом хвоста, одной обычной атакой Бегемот полностью уничтожил четырех шоконеток и нанес огромный урон троим аватарам 4-5 уровней. Тем не менее, он, кажется, остался недоволен результатом и проворчал, восстанавливая равновесие:

— Ну-ну, я надеялся покончить с вами одним ударом и цепной реакцией… Но вы на удивление хорошо защищаетесь, юные леди. Прошу прощения, сейчас я вас добью. Пожалуйста, не двигайтесь.

Зачитав приговор предельно вежливым голосом, Бегемот опустил голову и нацелил торчащие на лбу рога на прямо на них.

Видимо, он собирался добить их тем же лучом, которым до этого подал сигнал товарищам. Сатоми и Юме оставались без сознания, так что вывести их из-под огня могла только Сихоко, но ее аватар не слушался — возможно, из-за того, что за раз потерял три десятых здоровья. Она обхватила Сатоми левой рукой, Юме правой и пыталась встать, но ноги дрожали и не подчинялись.

Рог Бегемота наполнился голубым свечением. Драконья пасть приоткрылась и безразлично объявила:

— Конжил Рей.

Один из рогов на голове огромного зверя вспыхнул крестом и испустил в троицу голубой луч…

Шух.

Внезапно раздался новый звук. Кто-то на огромной скорости приземлился между Сихоко и Бегемотом.

Яркий голубой свет превратил фигуру в силуэт, но она разглядела два крыла из бритвенно острых чешуек.

— Кроу-кун…

Шепот Сихоко заглушило грохотом столкновения луча Бегемота и крылатого силуэта.

Внезапно приземлившийся Сильвер Кроу стоял, скрестив перед собой руки и пытаясь защититься от луча. Однако вокруг него плясали льдинки, а земля под ногами побелела. Название техники Бегемота переводилось как «Стылый Луч». Другими словами, луч замораживал аватара, и защищаться от него руками казалось бессмысленным.

Aw v20 018

— Кроу, беги! Не думай о нас! — изо всех сил возопила Сихоко.

Единственный летающий аватар Ускоренного Мира играл ключевую роль в их команде. Они не могли потерять его так рано, да еще и только потому, что он прикрывал почти бесполезную троицу.

Но Кроу не сдвинулся с места. Крепко упершись в землю ногами и блестя серебристыми крыльями, он яростно сражался с лучом.

— У… о-о-о-о!..

Сихоко слышала боевой клич Кроу, но ноги его уже покрылись толстой ледяной коркой. И шлем, и плечи, и даже крылья потрескивали, начиная леденеть.

И тут…

Раздался металлический щелчок, и бронещитки на предплечьях Сильвер Кроу раскрылись в стороны.

Сихоко подумала, что его броня распадается, но ошиблась. Из-под брони выдвинулись прозрачные кристаллы и впитали голубой луч Бегемота.

— О-о-о-о-о! — собрав всю энергию луча в сгусток, повисший между ладоней, Сильвер Кроу взревел и вскинул руки вверх, а затем навел на Глейсир Бегемота.

Вжу-у-ух!

Воздух загудел, и руки Сильвер Кроу испустили луч точно в Бегемота.

— Что… за?! — прорычал Бегемот и попытался было отскочить, но его передние и задние лапы примерзли к земле.

Благодаря стойкости аватара к низким температурам он практически не получил урона, но защита, по всей видимости, не распространялась на примораживающий эффект, и уже скоро лед добрался до самых плеч Бегемота.

Когда-то Сихоко уже доводилось видеть отражение лучевой атаки.

Случилось это в конце прошлого месяца на неограниченном нейтральном поле в Сетагае, когда она впервые встретилась с Сильвер Кроу. Тогда Кроу намеренно подставился под тепловой луч Култян, Энеми Малого Класса типа «Лавовый Карбункул». Приняв залп руками, Кроу затем отразил его в Авокадо Авойдера, находившегося на то время во власти ISS комплекта.

В тот раз Кроу обрел способность под названием «Оптическая Проводимость», и теперь, меньше месяца спустя, отточил ее до того, что сумел отразить спецприем высокоуровневого аватара.

Сильвер Кроу перенаправил луч, практически не получив урона, сомкнул бронещитки на предплечьях и выпрямился.

Рассмотрев его Бегемот, вытаращил глаза и воскликнул:

— Это же… ты Сильвер Кроу из Нега Небьюласа! Что ты здесь делаешь?!

— ...Будто неясно, — глухо бросил в ответ Кроу, навел указательный палец правой руки на примерзшего Бегемота и заорал: — Я пришел вас…

Что именно он прокричал — никто так и не понял, так как остальную часть фразы заглушил донесшийся сзади рев мотора.

Обернувшись, Сихоко увидела, как сквозь южные врата храма Сенгакудзи проезжает обвешанный шипами мотоцикл. Управлял им дуэльный аватар в маске, похожей на череп. За ним кое-как держались еще два аватара, один обезьяний, другой маслянистый. Впервые это трио, состоящее из Аш Роллера, Буш Утана и Олив Граба, Сихоко увидела на прошлой неделе во время битвы за территорию.

Мотоцикл ушел в занос, завизжал мощными шинами и, наконец, остановился перед Сихоко.

— Хей-хей-хе-е-е-е-ей! — воскликнул Аш. — Мы чутка припозднились, ба-ат раз уж мы тут, крепость нева не отдадим! А этому здоровяку в миллионном размере отплатим за то, что он обижал наших друзей!

— ...Громкий как всегда…

— Такой шумный, что разбудил.

Сатоми и Юме очнулись и забормотал в руках Сихоко.

— В… вы в порядке?! — обеспокоенно спросила она, и подруги кивнули.

— Да-да. Но… обидно все-таки, меня так побили, — проговорила Сатоми.

Юме вытянула руку и погладила ее по разбитой броне.

— Нет, Минмин, ты хорошо постаралась. Отличный бой.

— Вы обе молодцы, раз уж на то пошло, — прошептала Сихоко и помогла им подняться.

Аш мельком взглянул на девушек и показал большим пальцем назад, чтобы те отступили. Кивнув, подружки отошли до самого южного входа. Конечно, им было обидно стоять в стороне от настоящей битвы за территорию, которая наверняка вот-вот начнется, но куда важнее было то, что им удалось выжить. Покуда они не покинули дуэльное поле, какая-нибудь работенка им наверняка найдется.

Сихоко остановилась у большого дерева и посмотрела на Сильвер Кроу.

Может быть, с виду он и не очень походил на надежного товарища и заступника, но в самый нужный момент спустился с небес и защитил их. Сейчас Сихоко чувствовала себя за ним как за каменной стеной.

Глейсир Бегемот.

Высокоуровневый бёрст линкер, чье имя значилось в перечне «Семи Гномов», офицеров Белого Легиона.

Хотя отраженный Оптической Проводимостью Харуюки замораживающий луч процентов на семьдесят сковал огромное тело льдом, Бегемот ничуть не растерял величественной ауры, подобной арктической буре. Даже сейчас Харуюки казалось, что у него отнимаются ноги, хотя он всего лишь стоял перед противником.

Впрочем, он нашел в себе силы побороть вражеское давление, прошел вперед и вступил на территорию крепости, которую захватила Шоколад Папетта и ее подруги. Тело окутал теплый свет, шкала энергии начала заполняться.

Крепость — не единственная заслуга команды Шоколад. Еще до появления Харуюки им удалось лишить Бегемота более чем десятой доли здоровья. Одного взгляда на истерзанные тела их аватаров хватило, чтобы в самых болезненных подробностях представить, как самоотверженно они сражались против самого, пожалуй, сильного из вражеских защитников.

«Спасибо, Шоко, Минт и Плам. Я обязательно пущу в дело преимущество, которое вы завоевали, вырвав крепость из его лап», — мысленно обратился он к отступившей троице, а затем окинул взглядом четверолапого звериного аватара.

Харуюки привык видеть Пард в ее «зверином режиме», поэтому сами по себе животные очертания его не удивили. Но пусть даже Черноснежка и написала в информационном файле, что «короче, он здоровенный», когда Харуюки увидел невероятный размер противника, он все равно не сумел с ходу поверить своим глазам. Размером и увесистостью Бегемот почти мог потягаться со Скарлейт Рейн в ее полностью развернутом режиме.

Пожалуй, за счет толстой брони и мощных когтей он легко разгромил бы любого, кто попытался напасть на него в лоб. Такого врага надо атаковать со спины или с боков… а для этого сначала придется запутать резкими маневрами.

Харуюки обдумывал тактику и ждал, пока заполнится шкала энергии. Внезапно закованный в лед зверь раскрыл пасть, и из нее прозвучал приятный голос, совсем не подходивший такой брутальной внешности.

— Понятно… понятно. В связи с обстоятельствами опустим процедуры знакомства, Сильвер Кроу. Я так понимаю, ты не переходил из Нега Небьюласа в Пети Паке?

— Нет, — коротко подтвердил Харуюки.

Бегемот неспешно кивнул, причем дважды.

— Хм-хм, значит, все ровно наоборот… стало быть, Пети Паке объединился с Нега Небьюласом? Юным леди удалось знатно меня провести… — Бегемот умудрился улыбнуться драконьей пастью, затем продолжил на тон ниже: — Значит, вы пришли… пусть и немного раньше, чем мы ожидали. Я правильно полагаю, что… вы собрали все ваши силы затем, чтобы вызвать на бой Осциллатори Юниверс и положить конец давней вражде вашей Черной Королевы и нашей Белой?

«Правильно!» — собирался было воскликнуть Харуюки, но остановился.

Да, Бегемот говорил правду, но Харуюки не мог согласиться с его словами. Переведя дыхание, чтобы остудить голову, он ответил спокойным голосом:

— ...Давней вражде? Нет, мы здесь не из-за какой-то там пафосной вендетты. Белый Легион тайно плетет коварные козни, и мы пришли остановить вас… только и всего.

Вдруг глаза Бегемота сверкнули, словно пара ледяных клинков.

— Хо-хо… Я не могу пропустить мимо ушей слова «тайно плетет» и «коварные козни». Когда это мы себя так вели?

— С самого начала, с самого сотворения Ускоренного Мира и всегда.

В голове промелькнули воспоминания о трагичной судьбе Хром Фалькона и Шафран Блоссом. Харуюки чеканил, уже не стесняясь в выражениях:

— Вы — Общество Исследования Ускорения, прячущееся под личиной Белого Легиона. С давних времен вы не раз претворяли в жизнь темные планы, и из-за вас пострадало множество бёрст линкеров. Броня Бедствия, троянские программы, ISS комплекты — все они ваших рук дело. Даже «коварные козни» это мягко… слишком мягко сказано.

— …

Лишь теперь на удивление говорливый зверь замолчал.

Пару раз он медленно кивнул все еще сохранившей подвижность головой, словно переваривая слова противника. Затем закрыл глаза, протяжно вздохнул…

И вдруг толстая ледяная корка, окутавшая Глейсир Бегемота, вся побелела. Стоило Харуюки понять, что этот цвет ей придали бесчисленные трещины, как лед разлетелся во все стороны, будто взорвавшись изнутри. Некоторые льдины подобно пушечным ядрам полетели в сторону крепости.

— !..

Харуюки тут же встал в стойку и отбил крупные обломки руками. Несколько мелких, правда, все же задели его броню и немного подточили шкалу здоровья.

Освободившийся от ледяных оков Бегемот оторвал передние лапы от земли. Мелкие льдинки сыпались с него градом, пока он вставал на дыбы. Когда он выпрямился, голова его оказалась в пяти с лишним метрах от земли и выдавала себя во тьме лишь голубым свечением глаз.

— Пусть… пусть даже так, но… — донесшийся сверху ледяной голос пронизывал тело не хуже морозного ветра. — Вы, как беззаботные, ничего не знающие бёрст линкеры, не можете мыслить иначе… Но уже скоро придет время, когда и вы поймете, насколько жесток и бессердечен Brain Burst 2039. Даже Броня Бедствия и ISS комплекты — спасение по сравнению с ним. Ведь они — справедливые сделки, позволяющие обрести силу в обмен на плату…

— «Справедливые»?.. — поначалу Харуюки робел перед величественным обликом восставшего Бегемота, но теперь поднявшаяся из глубины души ярость разметала всякий страх. — Не смей так говорить! Вы лишь грабите других, лишь издеваетесь над ними!

— Пусть даже ты прав, но… непреложное правило, главенствующее в Ускоренном Мире, гласит, что сильные грабят остальных. Вы и сами пришли отобрать эту зону с помощью силы, не так ли?

Бегемот медленно шагнул вперед.

Харуюки чуть было не отвел левую ногу назад, но вновь вспыхнувший в груди бойцовский дух помог ему остаться в пределах кольца и воскликнуть:

— Мы пришли не отбирать! Мы здесь, чтобы вернуть то, что украли вы!

— Тогда я отберу вашу волю. Разговор окончен… и для начала я изгоню с этого поля вас!

Бегемот высоко занес правую лапу.

— Аш и остальные, на вас удержание крепости и поддержка! — крикнул Харуюки троице за спиной и оттолкнулся от земли.

Ладонь Бегемота с торчащими из нее когтями-мачете рухнула вниз, оставляя в воздухе голубой след. Пропусти Харуюки такой удар — и на этом битва за территорию могла для него закончиться.

Однако Харуюки прибавил к силе ног тягу крыльев и резко метнулся вперед.

Ему никогда не приходилось сражаться против дуэльного аватара, обладавшего телом таких размеров, но доводилось воевать против врага с Усиливающим Снаряжением даже более огромным. Двадцать дней назад на базе Общества Исследования Ускорения неподалеку от храма Сенгакудзи состоялась битва против Брони Бедствия 2. Шестиметровое чудище умело выпускать из пушек на руках Инкарнационные лазеры невероятной мощи, но в силу своего размера не могло противостоять сверхскоростным атакам.

То же самое должно было относиться и к Бегемоту. Харуюки собирался запутать его скоростными маневрами, а затем найти, как одержать победу.

— Впе… ред! — воскликнул Харуюки, ускоряясь еще сильнее.

Какой-то из пяти когтей чуть задел левое крыло Харуюки и высек из него пару искр.

Харуюки почувствовал, как из-за спины распространилась ударная, почти взрывная волна, и одновременно с этим изо всех сил ударил левую ногу Бегемота «Спиральным Пинком».

Среди всех приемов, доступных Сильвер Кроу в ближнем бою, этот пинок — наиболее сильный. Проводя его, Харуюки управлял тягой крыльев по отдельности и закручивал аватара так, что тот входил в противника, словно штопор. Лишь Авокадо Авойдеру удалось безболезненно пережить этот прием благодаря особо мягкой броне. Что же до Бегемота, то если он обычный дуэльный аватар, массивная броня ему не поможет.

Полный уверенности в своих силах, Харуюки направил пинок в толстую, диаметром сантиметров тридцать, левую голень противника. Удар попал точно в цель, и голубая броня покрылась паутиной трещин. Шкала здоровья немного, но отчетливо опустилась ниже отметки 90%.

«Если я продолжу бить по тому же месту, то разломаю броню и смогу наносить огромный урон по внутреннему телу аватара. Затем, когда он не сможет толком двигаться, Аш и остальные добьют его издалека…»

Продумав план сражения, Харуюки приземлился, собираясь ударить голень кулаком, но ощутил, как что-то приближается с правой стороны, и поспешно отпрыгнул. Перед его глазами пронесся огромный хвост и вонзился в землю заостренным наконечником-сосулькой, разбив одну из твердых плиток Города Демонов.

Отскочив от противника усиленным крыльями прыжком, Харуюки вновь подскочил к его ноге, на ходу подгадывая лучший момент для атаки.

Однако…

— Э?! — изумленно обронил он, увидев, как трещины от недавнего Спирального Пинка постепенно исчезают. — Т-трещины… зарастают сами по себе?!

— Так и есть. Прости, ведь ты так старался, — Бегемот развернулся, и зловеще мигнул видневшимися во тьме глазами. — Моя броня умеет самостоятельно восстанавливаться при низкой температуре. Другими словами, объединяя этот эффект со «Вздохом Коцита»...

Бегемот выдохнул себе под ноги. У земли резко похолодало, в воздухе закружилась алмазная пыль, а трещины начали зарастать заметно быстрее.

— ...Я могу чинить себя вечно. Можно сказать, я худший противник, который только может попасться аватару контактного боя вроде тебя.

— ...Так вот как ты заработал кличку «Хаббакук»? — хрипло спросил Харуюки.

— О-о, приятно, что ты понял, — обрадовался Бегемот.

«Хаббакук» — название проекта айсберга-авианосца, который разрабатывала Великобритания во время Второй Мировой Войны. Внутри гигантского ледяного судна работали бы многочисленные морозильные установки, благодаря которым любые повреждения устранялись бы с помощью воды… Впрочем, похожий на сказку проект, конечно же, закрыли.

Однако пусть в реальности авианосец-айсберг так и не появился, Глейсир Бегемота прозвали в честь него, поскольку, как он правильно заметил, ударные техники на него практически не работали. Атаковать его можно было только при поддержке огненной техники, причем весьма мощной, поскольку в противном случае тот попросту загасил бы ее морозным дыханием.

«Надо было взять в команду нескольких богатых на огненные приемы легионеров Проминенса», — пустился Харуюки в запоздалые размышления, окидывая взглядом тело Бегемота…

И вдруг заметил маленькие вмятины на плечах и груди вражеского аватара.

Хаотичное расположение наводило на мысль, что они вовсе не элемент оформления. Вероятнее всего, эти вмятины оставила… Плам Флиппер из отряда Шоколад с помощью своей рогатки. Получается, противник залечил все трещины, но не смог заделать ямки.

Означает ли это, что способность Бегемота к самовосстановлению может залечивать раны, но не способна заново отращивать отломленные куски брони?..

Стоило Харуюки прийти к выводу, как откуда-то слева и сзади раздался возглас:

— Эй, чертова ворона!

Наверняка Аш Роллер и его товарищи изнывали под кольцом от нетерпения, однако их шкалы пока не успели заполниться до конца. Харуюки вскинул левую руку, прося их подождать еще немного, расставил ноги и пригнулся.

Бегемот заметил его движение, шагнул вперед уже почти восстановившейся левой ногой и негромко проговорил:

— Хо-хо, ты решил не просить помощи друзей и продолжать сражаться со мной в одиночку? Твоя воля похвальна… но уроки тоже нужно уметь извлекать.

Даже рядом с четверкой противников Бегемот не терял выводящей из себя безмятежности. Впрочем, наверняка восьмерочнику такая битва все равно что игра. Он обладал такой силой, что мог без всякой спеси оставаться невозмутимым при виде четырех аватаров 6, 6, 5 и 5 уровней и делать вид, что без труда разметает их, как только начнет биться всерьез. Однако в его поведении таилась и уязвимость.

«Ну, давай, слуга, чего ты медлишь? Немедленно проучи этого здоровяка», — будто услышал он голос Метатрон, хотя еще не устанавливал с ней связи, и кивнул.

Противник мог дать ему шанс, но только один. Поэтому и атаковать следовало так, чтобы выбить из врага все спокойствие и уравновешенность, а затем продолжить натиск приемами Аша и товарищей.

— Уроки я извлек, — кратко ответил Харуюки.

Затем коснулся левого бедра и воскликнул:

— Экипировать, «Люсид Блейд»!

У бедра собрался серебристый свет и вычертил в воздухе прямую линию, оставляя позади себя материю.

Неделю назад, когда Харуюки вместе с Такуму перешел на шестой уровень, система предложила ему выбор из четырех бонусов.

Усиление способности к полету, которое он выбирал все четыре предыдущих раза.

Спецприем «Digit Pursuit»,[40] выстреливающий из пальцев рук самонаводящиеся ракеты.

Спецприем «Bullet Proof», на время резко повышающий защиту от огнестрельного оружия.

И, наконец, Усиливающее Снаряжение, меч «Lucid Blade».

До сих пор Харуюки практически без каких-либо сомнений выбирал усиление полета, но в тот раз выбор почему-то не дался ему легко.

Крылья на спине Сильвер Кроу — сильнейшее оружие аватара и смысл его существования. Харуюки жаждал летать и желанием своим создал и дуэльного аватара, и его крылья. С тех пор Харуюки, желая летать все быстрее и выше, упорно усиливал способность к полету.

Он вовсе не считал, что ошибался. Харуюки много раз участвовал в битвах, которые проиграл бы, летай Кроу хоть немного хуже.

Но когда Харуюки достиг шестого уровня и встал на пороге звания высокоуровневого линкера, он задался новым вопросом: достаточно ли ему «самого себя»?

Харуюки изо всех сил стремился к крыльям и скорости. В пути его выручало, направляло и поддерживало в бою множество людей. Но Харуюки хотел научиться впредь сражаться не только ради себя. И поэтому захотел расширить «арсенал». Эти чувства и заставили его сделать выбор…

В пользу Усиливающего Снаряжения под названием «Ясный Клинок». Другими словами… в пользу меча.

Увидев оружие, материализовавшееся на левом бедре Харуюки, Глейсир Бегемот сокрушенно покачал головой.

— Ох-ох, Сильвер Кроу… Я слышал, что твое оружие — лишь крылья да конечности. Откуда же этот меч?.. Бонус за уровень? Приобретение из магазина?

— …

Харуюки, не собираясь поддерживать разглагольствования Бегемота, молча взялся за рукоять и со звоном выхватил оружие из ножен.

Прямой обоюдоострый меч оправдывал свое название тем, что состоял из того же серебристого материала, что и броня Сильвер Кроу. Его клинок выглядел довольно тонким, однако по длине несколько превосходил обычный одноручный меч. Гладкая кромка холодно блестела, подобно зеркалу отражая голубой свет кольца.

Харуюки сжал рукоять своего нового напарника и встал в среднюю стойку, а Бегемот продолжил назидательным тоном:

— Мечи — наиболее примитивное Усиливающее Снаряжение Брейн Бёрста, и именно поэтому ими нельзя просто взять и пользоваться. Многие ветераны Брейн Бёрста выбирали в бонусах мечи или покупали их за баснословные суммы просто ради того, чтобы круто выглядеть, но практически никто из них не смог освоить это оружие и после избавился от него…

Бегемот не обманывал Харуюки. У него, как у ветерана, действительно сложилось такое впечатление.

И действительно — в Ускоренном Мире Сильвер Кроу практически не доводилось держать в руках меч, не говоря уже о Харуюки из реального мира. Глейсир Бегемот, в свою очередь, повидал на своем веку множество противников-мечников и прекрасно знал, как им противостоять. Мало того, что они отличались по силе, Харуюки не мог потягаться с Бегемотом ни по знаниям, ни по опыту.

Но… но все же…

Харуюки занес правую руку и сместил центр тяжести вперед.

Заметив движения Харуюки, который словно пытался сказать «сейчас я тебя зарежу», Бегемот снова качнул головой, затем повернул правую ладонь вверх и несколько раз согнул пальцы.

Харуюки почти слышал в его жесте слова «подходи, я тебя одним ударом смету…» Кинься он вперед сломя голову, так бы все наверняка и закончилось.

Однако…

«Нечего бояться, слуга. Я с тобой», — вновь раздался в ушах мнимый возглас Метатрон, и Харуюки показалось, что он расслышал еще один голос, некогда обитавший в его голове.

Противников разделяло примерно двенадцать метров. Слишком далеко, чтобы бросаться вперед с занесенным клинком, но Харуюки все же оттолкнулся от земли. Шаг, второй, третий.

Бегемот втянул щеки и выдохнул, словно не желая утруждаться перемещением.

Морозное дыхание устремилось навстречу Харуюки, блестя льдинками. Оно наверняка могло мгновенно заморозить конечности и крылья, полностью обездвижив аватара.

Но каких-то несколько часов назад, когда Харуюки был в Накано, ему пришлось столкнуться с похожей «газовой атакой», с йодным спреем Айодайн Стералайзера. Поэтому сейчас он хорошо знал, как поступить.

«Вот сюда!»

Когда холодный воздух уже почти добрался до Харуюки, он перехватил занесенный меч обратным хватом и вонзил его в землю. Ее в Городе Демонов покрывала сверхпрочная плитка, которую не брали ногти Сильвер Кроу, однако прекрасно заточенное острие Ясного Клинка смогло погрузиться сантиметров на десять в шов на стыке двух плиток.

Харуюки вцепился в меч и изо всех сил замахал крыльями, создавая обратную тягу.

Морозный воздух тут же устремился в обратную сторону, рассеялся и окутал тело Бегемота туманом. Разумеется, тот теперь с трудом видел Харуюки сквозь него.

— М!.. — промычал Бегемот и втянул воздух, готовясь к следующему морозному выдоху.

В этот самый миг Харуюки выдернул меч, оттолкнулся от земли и полетел вперед по диагонали.

Он ускорился до предела, не жалея остатки энергии. Мгновенно пробившись сквозь холодную завесу, Харуюки оказался вплотную к Бегемоту.

До сих пор он сжимал Ясный Клинок правой рукой, но теперь перехватил двумя руками, вложил в клинок все силы, что у него осталась...

— О-о-о! — и, испустив яростный рев, отчаянно рубанул.

Ни Харуюки, ни Сильвер Кроу никогда не сражались мечом.

Но не Шестой Хром Дизастер.

Когда Харуюки заразила Броня Бедствия, он свободно обращался с двуручным мечом, служившим ее главным оружием. С его помощью он сразился и с «Железным Кулаком» Айрон Паундом, и с Грин Гранде по прозвищу «Неуязвимый», и даже с Блэк Лотос по прозвищу «Конец Света».

Тот меч он заточил вместе с Броней Бедствия в укромном уголке неограниченного нейтрального поля, но воспоминания… и ощущения от фехтования огромным клинком все еще остались внутри него.

«Зверь! Прошу тебя… дай мне силы еще раз!» — обратился он к бывшему напарнику, опуская на врага новое оружие.

— М-м-м!

Глейсир Бегемот, в свою очередь, продемонстрировал достойную скорость реакции, мотнув головой и встретив клинок Харуюки острием одного из своих рогов.

В миг, когда встретились две режущие кромки, раздался пронзительный лязг, словно друг в друга врезались две груды металла. От грохота содрогнулся весь уровень.

Вся тяга крыльев Харуюки, вся сила мышц огромного тела Бегемота сошлись в одной точке, и их противостояние раскалило воздух добела. Если бы Харуюки уступил хоть на мгновение, выброс освободившейся энергии наверняка тут же прикончил бы Сильвер Кроу.

— У… гхо-о!.. — Харуюки пытался опустить меч, выжимая из себя все силы.

— Мн-н-н-н!.. — но и Бегемот силился отбросить его лезвие рогом, который казался неуязвимым.

В левом верхнем углу поля зрения быстро убывал индикатор, показывающий запас энергии, полученной под кольцом. Ее хватило бы еще на пять секунд… четыре… три...

И тогда…

В сознании Харуюки раздался еще один голос, и принадлежал он не Метатрон и не Зверю.

«Против силы нельзя сражаться силой. Мечнику в Ускоренном Мире не нужно напрягаться. Каким бы твердым ни был твой противник, у него обязательно найдутся «волокна», по которым и надо рубить. Их нужно прочувствовать, приставить лезвие… и делов-то».

Руки Харуюки слегка сдвинулись, и лезвие Ясного Клинка чуть-чуть, на четверть миллиметра, вошло внутрь рога.

А в следующее мгновение…

Раздался приятный звук, и меч Харуюки пробился вниз.

На мгновение повисла тишина.

От острия до основания огромного рога Бегемота прошла линия, затем рог разделился надвое… и рассыпался бесчисленными осколками, словно взорвавшись изнутри.

Воспользовавшись остатками энергии, Харуюки отскочил назад и вновь остановился в десятке метров от противника.

Ноги едва не подкосились из-за отдачи после чудовищного напряжения, но все-таки Харуюки устоял, уверенно выставил перед собой клинок и уставился на затихшего зверя.

Один из рогов на голове Бегемота — правый, если смотреть со стороны Харуюки — полностью исчез. Трещины от удара мечом постепенно зарастали, но похоже, что способность врага действительно не могла восстанавливать потерянные части тела.

Бегемот поднял левую лапу, коснулся места удара. Голубые глаза покосились на Харуюки, послышался хриплый голос:

— Этот прием… Сильвер Кроу, неужели ты…

— Неужели я… что? — переспросил Харуюки.

Однако чудовище ответило не сразу. Оно опустило правую лапу и снова встало на четвереньки.

— ...Ничего. Пожалуйста, забудь. К тому же нам, кажется, пора заканчивать с развлечениями.

— ...Как пожелаешь, — ответил Харуюки и перехватил меч покрепче.

Бегемот умудрился пожать плечами, не отрывая передних лап от земли.

— Нашу с тобой битву, пожалуй, оставим на потом. Здесь, как ни крути, идет сражение за территорию… и я больше не могу заставлять товарищей подстраиваться под мои прихоти, — он направил уцелевший рог в темное небо и объявил безразличным тоном: — Дизолв Рей.[41]

Рог испустил красный луч.

Несколько секунд черные тучи Города Демонов мерцали красным, затем свет погас.

И все. Больше ничего не произошло.

Хотя, нет…

Вдруг Харуюки ощутил, как по его спине пробежал зловещий холодок.

Он отличался от ледяного дыхания Бегемота, но в каком-то смысле казался даже холоднее, врезаясь в спину Харуюки, словно бритва.

— Чертова ворона… — тихим голосом позвал его Аш Роллер, уже успевший полностью зарядиться благодаря крепости.

Но Харуюки заметил их еще до того, как услышал голос.

Рядом с окружавшей крепость площадью, на крыше здания, которое и в реальном мире стояло к западу от храма Сенгакудзи, появилось несколько силуэтов. Каждый из них выглядел куда меньшим по сравнению с Бегемотом, но излучал давление не меньшее, а то и большее. Казалось, от одного их присутствия по воздуху пробежала рябь.

Видимо, красный луч Бегемота означал команду на сбор. А значит, эти силуэты — костяк команды, которую Осциллатори Юниверс выставил на защиту Минато 3.

Бегемот бросил взгляд за спину и злобно ухмыльнулся. Если хоть кто-то из тех аватаров присоединится к битве, у противников Белого Легиона не останется ни единого шанса на победу.

Харуюки застыл, полностью поглощенный дурными предчувствиями, и тут… [42]

— Чертова ворона… — вновь раздался голос Аша.

Харуюки уже собирался было крикнуть в ответ «да понял я!», но вдруг его настигло иное давление, причем с противоположной стороны.

Оно давило на Харуюки с той же силой, но почему-то он совсем не чувствовал холода. Более того, он ощущал в нем пламенеющую ауру, которая придавала храбрости и восстанавливала боевой дух.

Резко обернувшись, Харуюки увидел на крышах зданий к востоку от Сенгакудзи несколько групп аватаров. Даже по силуэтам на фоне ночного неба Харуюки легко опознал каждого из них.

Скай Рейкер, Ардор Мейден, Циан Пайл, Блад Леопард и остальные закончили захват дальних баз и добрались до центра поля.

Оставалось без малого двадцать минут.

Настоящая битва за территорию обещала вот-вот начаться.

Харуюки глубоко вдохнул, напряг пресс и покрепче сжал рукоять верного меча. Лезвие Ясного Клинка ослепительно сверкнуло, словно отражая волю Харуюки.

Ауры двух команд столкнулись в центре площади. Напряжение достигало предела, обещая перерасти в битву доселе невиданных масштабов.

Таймер в верхней части поля зрения отсчитывал время, приближаясь к заветной секунде. 1205… 1204…

Но тут подул ветерок.

Приятное дуновение развеяло как холод Осциллатори Юниверса, так и жар Нега Небьюласа.

Харуюки как по команде перевел взгляд на север.

Лишь одно узкое здание высилось меж двух отрядов. И кто-то стоял на его вершине.

Харуюки не узнал очертания хрупкого аватара. Но хоть это по идее и значило, что он смотрит на врага, Глейсир Бегемот тоже смотрел на него недоумевающим взглядом.

Ветерок подул снова.

Он разнес по площади легкий цветочный аромат, прошелестел металлическими деревьями. И тогда…

Ярко-розовый свет окутал тело аватара на вершине здания и устремился в небо.

Не спецэффект спецприема или что-то в этом духе. Яркий свет словно разносился по всему уровню.

— Оверрей… Инкарнации?.. — дрожащим голосом прошептал Харуюки, и словно в подтверждение его слов...

Раздался приятный, но немного печальный голос:

Aw v20 019

— Парадайм Брейкдаун.[43]

Розовый свет стремительно разросся и окутал всё.

Глава 6

Свет.

Дрожь.

Тряска такой силы, что земля уходила из-под ног.

Миновали растянувшиеся на вечность секунды, и Харуюки, поняв, что все прекратилось, осторожно поднял голову.

На первый взгляд могло показаться, что ничего не изменилось. Но он сразу же заметил, что пропали две вещи.

Фигура на крыше здания к северу от Сенгакудзи.

И светившее синим крупное кольцо над крепостью.

Там, где несколько секунд назад находилась крепость, остались только Аш Роллер, Буш Утан и Олив Граб, недоуменно озиравшиеся по сторонам. Стоявшие у южных ворот Шоколад с подружками тоже беспокойно смотрели в их сторону.

Никаких повреждений или чего-то другого не получили ни легионеры Нега Небьюласа на востоке, ни легионеры Осциллатори Юниверса на западе, ни уставившиеся в небо Харуюки и Глейсир Бегемот.

Но как в таком случае это странное сотрясение после Инкарнации загадочного бёрст линкера повлияло на поле битвы за территорию?

Харуюки снова осмотрелся по сторонам в поисках зацепки, и тогда…

Его ушей коснулся тихий шепот Глейсир Бегемота:

— Королева… Вы считаете, что время настало?

Харуюки не понял, что он имел в виду, но заметил, что аватар противника неотрывно глядел в восточное небо, и сам повернулся в ту же сторону.

Он видел, как Скай Рейкер и остальные недоверчиво озираются на крышах зданий.

Но Бегемот смотрел не на них.

А гораздо, гораздо дальше. В самую даль небосвода.

Туда, где понемногу отступала непроглядная тьма, сменяясь темной синевой.

Наступал рассвет. Но его не могло быть. Ночь на уровне Город Демонов должна была длиться тридцать минут. Рассвет на ней мог наступить лишь… мог наступить лишь…

И тогда Харуюки заметил.

В верхней части поля зрения пропал счетчик, на котором оставались 1200 секунд.

Исчезли шкалы Аша и товарищей в верхнем левом углу, исчезла шкала Бегемота в верхнем правом. Осталась только шкала самого Харуюки.

Необъяснимый рассвет, упрощение интерфейса…

Явления эти могли означать лишь одно.

— Это… неограниченное нейтральное поле?.. — пробормотал Харуюки, и слова его тут же развеял холодный сухой ветер.

(Продолжение следует)

Послесловие

Спасибо, что прочитали «Accel World 20: Противостояние белых и черных».

Я уже писал об этом под ёнкомой на задней обложке, но повторюсь: Ух-х, вот и двадцатый том. В 2007 году, когда я выложил в сеть «Сверхускорение: бёрст линкер», я и подумать не мог, что допишу это произведение до такого.

Но что самое удивительное — произведение, без учета некоторых уходов в сторону, приближается к кульминации, которую я в то время представлял довольно смутно. В очередной раз мне кажется, что у литературных произведений есть своя собственная сила, которая направляет их туда, куда им нужно.

На самом деле, у меня очень редко возникает ощущение, что «я как автор творю произведение и управляю им». Скорее, я будто превращаю в текст уже какую-то существующую историю… Мой любимый Стивен Кинг как-то выразился в том ключе, что «автор лишь выкапывает зарытые в землю произведения», и мне именно так и кажется. По моим собственным ощущениям, я и сам где-то наполовину лишь наблюдаю за произведением на правах читателя, то и дело восклицая «Ого-о…» и «Хм-м…», поэтому куда в конечном счете забредет Accel World, не знаю даже сам. Тем не менее, я надеюсь, что буду вместе с вами следовать за сюжетом!

Итак. 23 июля, через полтора месяца после выхода этого тома в продажу, в кинотеатрах состоится, наконец, премьера нового аниме по Accel World: Infinite Burst (далее IB).

Разумеется, работа над IB началась еще давно, где-то полтора года назад. С самого начала я подумал, что «раз уж снимается новое аниме, то лучше уж я не буду углубляться в прошлые тома, а напишу о будущем, только не слишком о будущем, а немного дальше событий тех томов, которые выйдут в продажу перед премьерой». Но если подумать с другой стороны, как я, слабо управляющий сюжетом, могу так ловко заглянуть в будущее? Пока я писал 18 и 19 тома, я несколько раз волновался о том, что «как это вообще возможно соединить с событиями IB?!», но на деле оказалось, что к моему великому облегчению события 20 тома чудесным образом соединяют временную линию тайтла в единое целое. IB будет гига-вандерфул фильмом, над которым усердно трудилась вновь собравшаяся команда, снимавшая сериал, так что прошу всех к большим экранам! Приятного просмотра! И огромное спасибо HIMA-сан и Мики-сану за работу над томом! Цветник с девушками Пети Паке получился пр-р-р-р-р-росто изумительным!

Май 2016 года, Кавахара Рэки

Послесловие команды

Arknarok

Доброе утро, с вами команда переводчиков Ускорки. Спасибо, что прочитали двадцатый том.

Вот и настал, наконец, долгожданный момент, когда выложенные тома нагнали онгоинг. Если бы команда работала расторопнее, это случилось бы на том раньше, но что есть, то есть. Как я себя чувствую после такого “достижения”? На самом деле, у меня нет радости конкретно за то, что мы дошли до онгоинга, ведь лично я читаю в онгоинге уже два года. Если у меня и появилось какое-то новое чувство, так это ощущение того, что теперь наконец-то можно писать все свои мысли по произведению, не опасаясь, что кому-то что-то наспойлерю.

Впрочем, давайте лучше поговорим про том. Когда его еще только анонсировали, и мы увидели название, я первым делом подумал “это же надо, так открыто лгать…”. Зная скорость Кавахары и его нелюбовь писать большие тома, я полагал, что двадцатый том попросту не дойдет до битвы Черного и Белого Легионов, и остановится где-то на ускорении при переносе на дуэльное поле.

Тем не менее, Кавахара нашел в себе силы вырезать сцену знакомства с Буш Утаном и Олив Грабом, а также подсунуть нам вместо битвы Легионов вот… то, что случилось в томе. Конечно, я не говорю о том, что битвы не состоится. Вполне возможно, в 21 томе нас ждет адовая заруба из всего и вся, но того, что случилось в конце 20 тома, вряд ли хоть кто-то ожидал.

Вообще, рояли и ружья на стенах в этом томе гремели громко даже по меркам Ускорки. Некоторые из них оказались вполне себе приятными — Кавахара вспомнил о старых Красных офицерах, и я был очень рад встретить их в сюжете. Ему ничто не мешало просто сказать, что офицеры ушли после гибели Би Би Кинга, однако Калибры в сюжете все-таки засветились и порадовали своим пафосом. Другие рояли, конечно, вызывают спонтанное почесывание затылка вроде чудовищной силы реткона под названием SSS Order и выстрелившего настенного ружья в лице Мегуми. И хотя я понимаю, что произошедшее с Мегуми нам так или иначе объяснят, но все-таки…

Что же, на этом, пожалуй, закруглюсь, чтобы и Саунду было про что писать. Думаю, в следующий раз послесловие под Ускоркой я буду писать уже в 2017 году.

Soundwave

Здрасьте. Дольше обычного, конечно, но прошу любить и жаловать — том. С каждым последующим работы мне всё меньше, и тем не менее мне удалось затянуть релиз на пару недель. Простите, был занят (не слакал).

Наконец-то можно вздохнуть свободно и перестать отвлекаться на ускорку. Не то чтобы мне втягость, просто когда начинаешь концентрироваться на чём-то одном, становится сложно остановиться. Особое опасение вызывает желание поддаться слаку. Нет ничего более противного, чем очухиваться через два месяца с пониманием, что остался ни с чем. Рано или поздно я изба… ай ладно, что там у нас по тому.

Вообще на случай, если Арк распишет по полочкам, почему том такой никакой, и откуда столько роялей, у меня был план (нет), но раз такое дело, воспользуюсь предоставленной возможностью. Раз! Кавахара решил, что Харуюки и читатели забыли все детали о том, как будет организовываться собрание легионов, и нам пришлось лицезреть два диалога по типу, “а почему нам всё-таки надо идти сюда” и “а что такое локальная сеть”. И, конечно же, поход в здоровенный торговый центр, где прорва родителей с детьми, ведь нормальные бёрст линкеры с родителями по выходным не отдыхают ) Два! Этот побег от кислотного облака… ну Кавахара, ну мог бы нормально обосновать, пусть Кроу бы закопался в резинистую землю и переждал, да пусть хоть после этого внезапно подорвался на газе и улетел, но “я на этом уровне во второй раз, едва вспомнил особенности, но вдруг газ находится под землёй в полуметре, а не рандомно генерируется, вдруг он вырвется достаточно сильно, чтобы сдуть кислоту, и вдруг он окажется не слишком вредным — о, надо же какой я везучий” — это ну не, это скука. Возможно, вы скажете, что реалистично, победы и по удаче бывают, но ладно бы ему больше ничего не оставалось, а когда есть более правдоподобный, сам просящийся вариант, на кой чёрт такую муть писать… И это один из всего двух боёв на том, грустно. К середине тома не придерёшься, понравилось особенно то, что блейды вспомнили про то, что Хару ляпнул на третьей конференции. И даже против трипл эс ордера я ничего не имею — вполне объянсяет, откуда снежка вся такая у мамы хакер, плюс монета в копилку тайны Графа. Ладно, проматываем, что там у нас такое вопиющее в конце… Три! Второй бой из двух тоже держится на ретконе! Ну, если считать стычку с пети паке боем, то третий из двух, но это уж совсем отчаяться надо… Так вот. Что я ожидал, когда услышал название “ясный клинок”: что он будет использовать стихию аватара, поэтому он и “ясный”. Что световой урон, о чём говорилось ранее, инорирует броню, что его можно накапливать светопроводимостью и выпускать самыми разными способами, от стрельбы до распыление луча на кучку маленьких лазеров в качестве защиты. Если бы он оказался чисто лазерной указкой, было бы совсем здорово и логично, ибо Кроу не умеет сражаться мечами, а с указкой такого умения не требуется — лезвие всё равно проходило бы сквозь оружие противников, о фехтовании не может быть и речи. Было бы логично, да? Но у нас тут кавахарафизика, тонкий длинный меч из серебра внезапно выдерживает нагрузки его крыльев и выстаивает против толстого куска льда с огромным давлением, а вдобавок ещё и кавахаралогика: он уже “знает кунг-фу”, ибо присвоил чужие воспоминания. С какого перепугу, ну кавахара. Может, и спецприёмы Дизастеров у него остались? И при этом напомню, что на прокачку Таку с Тию он вообще забил, они по сути остались на уровне четвёртого тома. Эх… Слабоват том, слабоват, как бы ни пытался я его оправдывать.

Кстати, интересный момент: они уже не на битве за территорию, а один легион может напасть только единожды, так? Выходит, они уже проиграли. Впрочем, кто знает, как система отреагировала на исчезновение через инкарнацию.

Ну, и хватит с меня критики, увидимся в следующем релизе ускорки. Думаю, он выйдет всё-таки быстрее, чем мой перевод. Бывайте.

P.S. Было бы забавно, если бы красная успела выстрелить в Оракула до того, как она всех перенесла.

Примечания

  1. Antidote Mist,Туман-противоядие.
  2. Считалка для «камня-ножниц-бумаги».
  3. Mustard Salticid, смотри побочную историю «Тропа алого пламени».
  4. Moss Moth
  5. Navy Lobster
  6. Carnelian Alpheus
  7. Persimmon Monk
  8. Carrot Turret
  9. Aconite Archer
  10. Saint John’s Wort Tiara
  11. Malachite Hex
  12. Kanthal Tank
  13. Elinvar Governor
  14. Brick Block
  15. Freeze Tone
  16. Cream Dream
  17. Spruce Brevis
  18. Cinnamon Palaemon
  19. Paprika Caprice
  20. Beet Beat
  21. Lavender Downer
  22. Amber Captor
  23. Straw Barrier
  24. Furs Stick
  25. Vermilion Vulcan
  26. Carmine Cannon
  27. Maroon Motor
  28. Acid Mist, Кислотный Туман.
  29. Я знаю, о чем некоторые из вас подумали (сам так подумал), но если верить фуригане, кличка читается как «Ви-три».
  30. Разновидность самурайской одежды (не доспех).
  31. Этакий мем японского искусства. Такого университета не существует. На самом деле рядом с вышеназванным перекрестком находится кампус Комаба Токийского университета. Возможно, автору не хотелось нарываться на проблемы с копирайтом (поэтому и школа «Святое Сердце» у Кавахары переименована в «Этерну»).
  32. Одна из частных ж/д линий, управляется компанией Кейо.
  33. SSS Order.
  34. Если кому интересно: Юрикамоме формально не считается государственной. Более того — эту линию стоит называть скорее не наземной, а надземной, поскольку все ее пути проходят на высоте от земли. Рельсы, которые упоминаются здесь — линии Йокосука, Яманоте, а также Синкансен Токайдо. Такое количество путей обусловлено тем, что рядом находится пресловутая станция Синагава, одна из крупнейших в Токио (по нашим меркам это настоящий вокзал).
  35. Congeal Ray, Стылый Луч.
  36. Cyanide Shot, Цианидовый Выстрел
  37. Menthol Blow, Ментоловый Удар
  38. Icilin Strike, Исилиновый Удар
  39. Sigh of Cocytus
  40. Диджит Персьют, Преследование Пальцами.
  41. Dissolve Ray, Растворяющий Луч.
  42. И тут небоевой, но достаточно пафосный трек от Саунда: Maiko Iuchi & Keiji Inai — To the War Vortex, http://goo.gl/clEr5M .
  43. Paradigm Breakdown, Слом Парадигмы.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики