ФЭНДОМ


Accel World (Ранобэ, Том 3)

Название тома Сумеречный вор
Номер тома 3
Дата выпуска 10 октября 2009
Автор Рэки Кавахара
Автор перевода Ushwood
Количество страниц  ?
Персонажи на обложке Черноснежка
Выпуски



Перевод с английского языка – Ushwood

Бета-редактирование – Lady Astrel

Иллюстрации

Пролог

Крупнейшая в мире сеть, носящая название «Глобальная сеть», переросла слово «глобальная» пять лет назад. На восточном побережье Тихого океана был возведен космический лифт до станции на геостационарной орбите. К Сети оказались подключены и многочисленные базы на Луне; так что любой, кто пожелает, может нырнуть из дома и прогуляться по поверхности Луны в реальном времени.

Разумеется, существует огромное количество других сетей. Страны и корпорации с собственными крупномасштабными закрытыми сетями, школы и дома со своими локальными сетями, частные сети и много чего еще. Если бы можно было видеть сигналы, проходящие внутри сетей, весь мир был бы окутан тончайшей паутиной белого сияния.

По сравнению со всем этим сеть в комнате Харуюки Ариты была ничтожно мала, но для самого Харуюки она имела колоссальное значение.

– …Т-так я подключаюсь, Тию, – тихо сообщил он. Тию, то есть Тиюри Курасима, ответила без намека на напряжение в голосе:

– Чего ты такой торжественный. Давай уже быстрее.

Мы с ней на разных волнах.

Со стоном в душе Харуюки воткнул штекер, который держал левой рукой, в разъем на своем нейролинкере.

Тут же в центре его поля зрения возникли два предупреждающих сообщения о проводном соединении, затем исчезли.

Из сиреневого нейролинкера сидящей на кровати Тиюри влево и вправо тянулись два XSB-кабеля. Один из них был подсоединен к сидящему на полу Харуюки. Другой – к Таку, то есть к Такуму Маюдзуми, сидящему в плетеном кресле.

Вообще-то это соединение не должно было бы вызывать такого напряжения. Нет, в первую очередь –

– …Тебе в принципе незачем ко мне подсоединяться… – пожаловался Харуюки, но кошачий взгляд Тиюри тут же его заткнул.

– Нет. Если установка от Так-куна не получится, мы попробуем копию Хару. Ты мне обещал. И я тебя не отпущу.

– …Ладно, – кивнул он и покосился вправо. Такуму вернул смущенную улыбку и подтянул к переносице дужку очков без оправы.

Харуюки, Тиюри и Такуму родились в одном и том же году и жили в большом жилом доме в южном Коэндзи; потому и дружили они с раннего детства.

Они играли вместе, иногда по-глупому ссорились, но после мирились. Прекратилось это три года назад – когда им всем было по 11 лет, Тиюри и Такуму начали встречаться, а Харуюки отодвинулся в сторонку. Один угол некогда равностороннего треугольника все дальше отдалялся от двух других, и треугольник стал равнобедренным.

Однако в прошлом году произошло нечто, после чего отношения троицы вернулись к прежнему состоянию; однако даже полгода спустя равновесие оставалось довольно хрупким.

Что до Харуюки – он желал, чтобы все быстренько всё забыли и помирились. Однако Такуму, из-за которого то происшествие и случилось, до сих пор грыз себя. Сам он сейчас никаких активных действий не предпринимал, и потому стороны треугольника день за днем то сдвигались, то раздвигались обратно. Как сейчас – неровно покачивающиеся кабели между тремя нейролинкерами.

– Ну что, ты готова, Ти-тян? – мягко, не выдавая своих чувств, спросил Такуму.

Тиюри кивнула – короткие волосы колыхнулись – и обхватила руками коленки, выглядывающие из-под юбки.

Такуму тоже кивнул, и его длинные пальцы затанцевали в воздухе – он манипулировал с виртуальным рабочим столом, видимым лишь ему. Наконец его средний палец нажал на файл, и на белом красивом лице появилось нерешительное выражение.

– …Ти-тян. Хочу в последний раз предупредить… «Брэйн Бёрст», который я тебе сейчас отправлю, – это игра, но в то же время не игра. В обмен на кучу возможностей, удовольствия и восторга она потребует от тебя серьезной компенсации. Когда-нибудь… ты можешь пожалеть об этом.

Эти слова в точности отражали беспокойство, царящее в сердце Харуюки.

После установки таинственного приложения под названием «Brain Burst» люди приобретают способность «ускоряться»; себя они зовут Бёрст-линкерами. К прежней жизни после этого возврата нет. Полностью захваченные паутиной ускоренного мира, они, чтобы и дальше оставаться в ней, должны непрерывно участвовать в дуэлях. Иногда это давление искажает личность человека. Тот случай, когда Такуму поместил бэкдор в нейролинкер Тиюри и тем самым поставил под угрозу дружбу, как раз и случился из-за того, что его страх лишиться ускорения разросся до предела.

Однако Тиюри, поливаемая обеспокоенными взглядами с обеих сторон, в ответ надула щеки и резко заявила:

– Значит, так! Я хочу стать этим Бёрст-как-его-там вовсе не потому, что хочу ускоряться, и тем более не хочу, чтобы эта семпай ходила к нам в дом! Я просто терпеть не могу, что Так-кун и Хару в это так глубоко влезли! В игру надо играть ради кайфа, иначе это никуда не годится! И я хочу вам это вдолбить!

Харуюки и Такуму невольно отпрянули, потом переглянулись с неловкими улыбками на лицах.

– П-понятно, Ти-тян. Ну… ты готова? Посылаю.

– Прошу.

И, вздернув остренький подбородок, Тиюри ободряюще подмигнула.

Такуму шевельнул пальцем навстречу ее лицу.

Большие глаза Тиюри сфокусировались на одной точке в пространстве. В этой точке сейчас должно было появиться диалоговое окно с предложением запустить установку программы «Brain Burst 2039».

Оторвав от колен правую руку, Тиюри без тени колебаний ткнула указательным пальцем туда, где полагалось быть кнопке «ДА».

– А?!.

И тут же сидящая на краю кровати стройная девушка в розовой вязаной кофточке вздрогнула. Ее глаза распахнулись и забегали. Харуюки вспомнил тот раз, когда он сам принял «Brain Burst», – это было полгода назад. Как только он нажал на кнопку, у него в поле зрения вспыхнуло множество языков пламени.

Эти языки инсталлируемая программа показывала человеку, чтобы определить пригодность его мозга к ускорению.

Чтобы стать Бёрст-линкером, необходимо выполнение двух условий. Первое – носить нейролинкер с рождения; здесь у Тиюри никаких проблем не было. Проблемы могли быть со вторым условием – скоростью реакции мозга.

Нейролинкер общается с мозгом своего владельца с помощью беспроводных квантовых сигналов. Но скорость отклика органа из плоти и крови, головного мозга, различается от человека к человеку. Необходимо, чтобы нейронные сети в мозгу либо с рождения обладали высокой скоростью реакции, либо нарастили ее путем долгих тренировок. Так или иначе, если скорость реакции мозга на сигналы нейролинкера слишком мала, иллюзорные языки пламени погаснут в середине процесса инсталляции, и установка «Brain Burst» прервется.

А может… это было бы и к лучшему.

Такая мысль мелькнула у Харуюки, пока он сидел, сжимая потные руки в кулаки.

В ускоренном мире чувства сражающихся там людей – ненависть, обида, зависть, вожделение, другие плохие, злые чувства – могут раздуться неимоверно. Харуюки ни за что не хотел бы увидеть, как невинная Тиюри страдает, соприкоснувшись с этим.

«…Хару».

Внезапно в его голове прозвучал голос Такуму. Мысленный голос, который слышал только Харуюки.

Кинув быстрый взгляд направо, Харуюки увидел, как его лучший друг, сидя на кресле, легонько закусил губу.

«Я… боюсь. Что Ти-тян… может измениться…»

Быстро повозившись пальцем на рабочем столе, Харуюки настроил отправку мысленного голоса только Такуму и ответил:

«Раз мы… нет, ты ее защищаешь, то все будет хорошо, Таку. Плюс мы еще не знаем, успешно пройдет инсталляция или нет. С другой стороны… жаль Тиюри, конечно, но шансов мало».

«Н… ну да. Она говорила, что у нее были какие-то супертренировки, но всего за два месяца – не думаю, что она наберет достаточную “скорость реакции”…»

В этот момент.

Тиюри, до того вертевшая головой и смотревшая по сторонам, уставилась прямо перед собой.

Нахмурила длинные брови; лишь глаза бегали туда-сюда.

Рот приоткрылся, и Харуюки с Такуму, затаив дыхание, вслушались в ее натуральный голос.

– Что… это? До… бро пожаловать… в ускоренный мир?

Глава 1

Чуткий сон Харуюки прервал вой ветра, будто пытающегося достучаться до него в окно.

Лежа в темноте под одеялом, он слушал, как множество капель воды, подхваченных ветром, бьется о стекло. Похоже, дождь шел уже приличное время.

Наверняка сегодня ночью ветер оборвет все лепестки с сакуры вокруг дома. Впрочем, что с ветром, что без ветра – весна всегда наводила меланхолию на Харуюки.

Причин было две. Во-первых, повышение влажности и температуры. У Харуюки, который потел вдвое сильнее, чем нормальный человек, уже при 25 градусах лоб становился влажным.

И вторая причина: новый учебный год в школе. Долгие дни издевательств остались наконец в прошлом, и сейчас статус Харуюки был, можно сказать, нейтральным; но смена класса может означать новые проблемы. Придется пинговать новых, незнакомых одноклассников, чтобы с самого начала определить отношения с ними; от одной этой мысли у Харуюки мутилось в голове.

Во всяком случае, за попытку растянуть немного последние часы весенних каникул его никто не накажет.

С этой мыслью Харуюки пошарил по висящей над изголовьем кровати полочке и достал нейролинкер. Надел его сзади на шею, включил; тут же раздалось легкое жужжание моторчика, и лапка-зажим нейролинкера зафиксировалась. Началась загрузка. После проверки подключения ко всем пяти чувствам перед глазами Харуюки возник полупрозрачный виртуальный рабочий стол.

В нижнем правом углу поля зрения были часы с календарем. 08 апреля 2047, 01.22. Харуюки вздохнул, затем втянул воздух и открыл рот.

– Бёрст –

«Линк».

Это волшебное слово он так и не успел произнести – раздался тихий звоночек «нового сообщения», и перед глазами вспыхнула иконка голосового вызова.

Не раздумывая, Харуюки прикоснулся к ней указательным пальцем и тут же понял, что звонок был от подруги, живущей двумя этажами ниже.

«…Хару, ты не спишь?»

Услышав этот негромкий голос, Харуюки был слегка в шоке. Тию всегда засыпает в десять вечера и не просыпается раньше семи утра, хоть ты что делай, – почему она не спит так поздно? И зачем звонит?

Задвинув спутанный клубок вопросов в дальний уголок разума, Харуюки ответил мысленным голосом:

«Только что проснулся…»

«Ветер просто жуткий. Но я не из-за этого заснуть не могу».

«Заснуть не можешь?! Ты?!»

Как только у Харуюки это вырвалось, Тиюри тут же протестующе воскликнула:

«Эй! Ты кем меня считаешь? И вообще, это ты виноват, что мне не спится!»

«Э?.. Я?..»

«Вот именно. Ты сегодня… то есть уже вчера… ты вечером, когда я шла домой, сказал что-то странное, помнишь? “Сегодня ночью тебе может присниться кошмар, но ни в коем случае не снимай и не отключай нейролинкер”, – так ты сказал. Естественно, после такого заявления я не могу заснуть!»

По правде говоря, часов десять назад Харуюки действительно сказал эти слова Тиюри.

Причина проста. Игра-файтинг «Brain Burst» в первую ночь после инсталляции обшаривает память своего владельца в поисках его комплексов и душевных ран, чтобы на основе всего этого создать альтер эго человека, «дуэльный аватар», предназначенный для сражений; этот процесс и сопровождается ужасными снами.

Полгода назад, когда Харуюки заполучил «Brain Burst», он сам увидел худший ночной кошмар в своей жизни. Подробности уже вылетели у него из головы, но результатом стал маленький, худощавый серебряный аватар с крупной головой – Сильвер Кроу.

Вспоминая свое тогдашнее разочарование, Харуюки ответил Тиюри:

«У т-тебя нет выбора. Если ты не увидишь этот сон, твой дуэльный аватар не будет создан. И это… я только что подумал, у тебя есть какие-то душевные травмы?..»

«И ты смеешь это говорить! Уж травм-то у меня хватает. Когда мы были еще в начальной школе, на экскурсии кое-кто увлекся играми прямо в автобусе, в результате его укачало – и мне прямо на колени…»

«Прости меня. Мне очень жаль. Пожалуйста, не говори больше об этом».

У Харуюки пробудилась его собственная травма, и он застонал. Тиюри, однако, не остановилась, а продолжила жаловаться; Харуюки словно наяву видел ее надутое лицо.

«Кстати, я вспомнила – Хару в тот раз так и не извинился толком. Отлично, у тебя есть шанс вернуть должок».

«Э… ээ?! Сколько лет назад это было… срок давности истек!»

«Я недавно в новостях слышала, понятие “срок давности” скоро устареет».

По правде сказать, после того как все общественные места в Японии покрыла сеть Общественных камер, сроки давности преступлений уже отменили – несколько лет назад. Однако если разговор и дальше пойдет в этом направлении… Харуюки понятия не имел, сколько ему придется заплатить Тиюри.

«По “Особому закону для друзей детства” все имеет срок давности в один год».

Пробормотав эти слова мысленно, Харуюки вздохнул в реале и одновременно, опять-таки мысленно, спросил:

«…Ну так как я тебе буду платить? Опять парфе в магазине Эндзи?»

«В последнее время у меня ощущение, что там вкус стал хуже. Может, потому что они настоящее молоко заменили порошковым… эй, я не об этом. На словах трудно объяснить, занырни сейчас в мою домашнюю сеть. Я открою проход».

«Э?..»

Он еще моргал от этого неожиданного приказания, а Тиюри уже оборвала голосовой вызов. Глядя на растворяющуюся иконку, Харуюки раздумывал, склонив голову набок, что же ей могло понадобиться в такое время; но не подчиниться он не посмел и, как было велено, голосом произнес:

– Директ линк.

Сразу же тускло освещенная комната перед Харуюки с шорохом растворилась. Осязание и чувство веса тоже пропали, и Харуюки медленно провалился в черноту. При включенном режиме «Полного погружения» в сеть перенеслось лишь сознание Харуюки.

Он все еще ощущал падение, когда снизу перед ним всплыло несколько круглых иконок – ворот доступа. Это были входы в сети, куда он мог заглядывать. VR-пространства Глобальной сети в списке «любимых приложений», локальная сеть его квартиры – и домашняя сеть Курасимы. К ней Харуюки и протянул невидимую правую руку.

Вскоре его сознание потянуло к воротам. Вот он прошел сквозь них со слабым «чпок», и прямо перед ним возникло и разошлось в стороны кольцо спокойного лимонного света.

– У… ааа.

Этот звук у него вырвался при виде открывшейся картины.

Как правило, VR-пространство нормальной домашней сети повторяет планировку дома или квартиры. Гостиная, столовая, персональные комнаты членов семьи. Ну и плюс разные вещи, невозможные в реальном мире, например громадные залы или какие-то украшения, – в основном для развлечения.

Но прямо сейчас перед глазами Харуюки расстилалось море предметов разных форм и размеров – и все это были подушки.

Стен, похоже, не было. Под красивым синим небом до горизонта простирались сплошные подушки пастельных тонов. И в самую середину этого плюхнулся Харуюки, подлетел вверх и снова упал на ягодицы.

– …Что, что это…

Он уставился на подушку в виде желтого жирафа, лежащую прямо перед ним; потом на подушку в виде слона, лежащую рядом; потом на подушку в виде странного существа, лежащую рядом со слоном, – и вновь пробормотал ту же фразу.

– Это аномалокарис. Он жил в кембрии, – вдруг раздался голос Тиюри откуда-то сзади, и Харуюки развернулся.

На черной подушке в виде морской звезды – возможно, акантастера – стоял элегантный аватар в коротком платье. Все его тело покрывал мягкий на вид светло-сиреневый мех, и в целом он выглядел как получеловек, полукошка. Это был аватар Тиюри, которым она пользовалась и в локальной сети школы Умесато.

Большие сине-зеленые глаза на лице Тиюри, кошачьем на 60%, моргнули, и она фыркнула:

– Ты до сих пор ходишь в этом аватаре. Мог бы уже на что получше заменить.

После этих слов Харуюки покосился на свое тело.

Это был тот же аватар, что он носил в школе, – розовый поросенок. Почти шарообразное тело, пухлые руки-ноги. Пятачок, торчащий посреди лица. И (хоть сам он этого и не видел) большие уши наверху.

Такую фигуру никак не назовешь ни клевой, ни симпатичной; по правде сказать, этот аватар Харуюки не сам для себя выбрал. Однако почему-то он продолжал его использовать. Шевельнув пятачком, Харуюки ответил, будто оправдываясь:

– Я уже привык к ощущениям этого тела, если сменю, будет неудобно. Ладно, проехали… когда я сказал только что «что это», я имел в виду не эту странную зверюгу, а все VR-пространство. Что это за подушечный ад… в смысле рай.

Вообще-то Тиюри с раннего детства обожала подушки в виде зверей; Харуюки помнил, что видел у нее на кровати множество таких. Но этот масштаб был за пределами разумного. Сколько здесь всего объектов, попытался прикинуть он. В это время кошачий аватар шевельнул хвостом с ленточкой и гордо улыбнулся.

– Ни-хи-хи, круто, правда? Мне недавно в честь перехода в следующий класс подарили расширение домашнего сервера и собственный банк памяти. Даже при таком разрешении тут от края до края около пятнадцати километров.

– Ни… ни фига себе!

Харуюки машинально подался назад; тут же его круглый зад соскользнул с подушки, и он плюхнулся между слоном и аномалокарисом. Пока он барахтался, в голове у него вертелось: будь у него столько ресурсов, он бы воссоздал Курскую битву 1943 года. Чтобы повсюду были тучи «Тигров» и Т-34, а в небе истребители BF-109. И при виде этого любой бы воскликнул: «Вот это да, аж кровь в жилах стынет!»

– …Ээ, слушай, Тию, дай мне чуток поиграться с этим…

– Ни за что!!!

Он еще даже договорить не успел, а уже получил холодный отказ. Тиюри высунула язычок между остренькими клыками.

– Если я дам Хару навести тут дизайн, наверняка выйдет что-нибудь со сплошной сталью, маслом и дымом.

– Н-ну и что такого…

– Ска-за-но нет! Блиин, с этими разговорами мы вообще никуда не придем.

Подняв глаза на кошачий аватар, скрестивший тонкие руки на груди, Харуюки наконец вспомнил, зачем его сюда позвали.

– А… ааа, ну да. Так что ты хотела, чтобы я сделал?

– Просто посиди здесь.

– Э?

Не понимая, к чему Тиюри клонит, Харуюки уселся на громадную подушку, вытянув короткие ноги перед собой, и склонил голову набок. И тут же –

Кошачий аватар подскочил к нему и без тени колебаний улегся головой на ноги Харуюки.

– У… уааа?!

Харуюки попытался удрать, но правая рука Тиюри ухватила его за нос и оттащила в исходное положение.

– Побудь подушкой немного. Тогда я забуду про ту поездку. Но предупреждаю: если затеешь что-нибудь непристойное, я натравлю на тебя аномалокариса.

– Не, не буду! Но это… насчет подушки… что ты…

Не отвечая на взволнованный вопрос Харуюки, Тиюри вытянула руку и щелкнула маленькими когтистыми пальцами. Тут же спокойное синее небо над головой съехало в сторону, сменившись ночным небом с громадной луной.

Под россыпью мерцающих звезд, которая выглядела точно так же, как созвездия на картинках в книжках, Тиюри, лежа на коленях у Харуюки, смачно потянулась, потом свернулась калачиком.

– …Никакого особого значения нету, – тихо прошептал рот, которого Харуюки не видел. – Просто я вспомнила: когда Хару приходил ко мне с ночевкой, я всегда быстро засыпала, когда ты был моей подушкой.

– …К-когда это было…

– Кто знает. Давно… очень давно.

Широко зевнув, кошачий аватар закрыл глаза.

…Для таких вещей зови Таку.

Так Харуюки хотел сказать, но проглотил эти слова. Когда они были маленькими, только Харуюки играл роль подушки Тиюри. Родители Такуму придерживались очень строгих взглядов по части воспитания ребенка, и у него редко получалось оставаться ночевать у друзей.

Но все равно – неужели тот условный рефлекс сохраняется до сих пор? Более того, они сейчас оба в звериных аватарах, а вокруг виртуальный подушечный рай, созданный нейролинкером. Хотя, конечно, воспроизвести ту ситуацию своим реальным телом Харуюки сейчас ну никак не может. Даже в VR не факт, что сможет, честно говоря.

Пока эти мысли крутились в его голове, Тиюри задышала спокойно – поразительно, но, похоже, она действительно засыпала.

– …Офигеть… – пробормотал он. Тиюри, про которую Харуюки решил, что она уже спит, в ответ невнятно промямлила:

– Знаешь, Хару… Я правда очень старалась…

– Э? Для чего?..

– Чтобы стать Бёрст-линкером… я очень старалась… чтобы… мы опять… стали как тогда… когда втроем играли вместе каждый день допоздна… тогда…

И тут она на самом деле уснула. Глядя на аватар, с тихим сопением выдыхающий виртуальный воздух, Харуюки прикоснулся к мягкой шерсти ниже уха и мысленно ответил:

Наверняка есть что-то, что не изменилось.

Но есть и то, что изменилось и уже никогда не вернется.

Несколько минут спустя, когда нейролинкер Тиюри определил, что она в глубоком сне, он автоматически отключил режим Полного погружения. Но и после того, как кошачий аватар на коленях Харуюки исчез с колокольчиковым звоном, Харуюки сидел еще какое-то время среди молчаливых зверей.

Глава 2

Частная средняя школа Умесато, расположенная на востоке Сугинами, насчитывала три параллели в каждом классе, так что ее вряд ли можно было считать очень уж большой.

И все же если все 360 учеников соберутся вместе в спортзале, их взгляды должны давить весьма прилично. Харуюки казалось, что, будь он сам мишенью этого концентрированного взгляда, в нем бы точно дырка образовалась.

Но сейчас, на приветственной церемонии, лицо стоящего на возвышении человека, голос которого без всякого нейролинкерного усиления легко доносился даже до задних рядов, было настолько спокойным, будто этот человек ни миллиграмма давления не ощущал.

– …Многие из вас сейчас ощущают нетерпение, беспокойство и тому подобное. Новые ученики, придя в новую школу с новыми семпаями, вполне могут испытывать чувство тревоги, это естественно. Но подумайте вот о чем. Те люди, которые сидят позади вас со спокойными лицами, один или два года назад сидели точно там же, где вы сейчас, и точно так же тревожились…

Даже и не верится, что в другом мире девушка, произносящая сейчас эти благопристойные слова, – разыскиваемая преступница, безжалостная убийца, а главное – суровый тренер, способный удивить даже американских морпехов.

Бормоча мысленно эти слова, Харуюки жадно смотрел на девушку на возвышении. Черная блузка с темно-красным бантом, стройные ноги в черных чулках – это была Черноснежка.

Назвать их отношения «особыми» – значило бы не раскрыть всего смысла этой «особости»; даже полгода спустя Харуюки и Черноснежка еще не достигли уровня встречающихся парня и девушки. В школе все воспринимали это так: чувство долга и жалость Черноснежки спасли толстого младшеклассника, и потом она оставила его при себе как любимого питомца… примерно так все думали.

Что до Харуюки – его это вполне устраивало. Вообще-то ему казалось, что это правда. Ему не хотелось, конечно, чтобы с ним обращались как с питомцем – он предпочел бы роль рыцаря возле принцессы – нет, оруженосца – нет-нет, пажа, – и он был бы более чем доволен.

– …Один год равен тридцати одному миллиону пятистам тридцати шести тысячам секунд; кажется, что это громадное время, но оно пролетит как одно мгновение. Желаю вам успешного года. На этом позвольте мне закончить свое приветствие.

Черноснежка поклонилась, развернулась на месте, колыхнув гривой длинных черных волос, и отошла туда, где выстроились остальные члены студсовета.

Изо всех сил хлопая в ладоши вместе с остальными учениками, Харуюки тем временем лениво ворочал мысли в голове.

Сегодня я стал второклассником, семпай – третьеклассницей. Значит, всего через год – она уйдет из средней школы Умесато.

Нет, это не означает, конечно, что их отношениям придет конец. У него и Черноснежки гораздо более сильная связь, чем «семпай – кохай». Они связаны нитью «Родитель – Ребенок», которая может быть только между Бёрст-линкерами.

Харуюки зажмурился; потом, открыв глаза, снова принялся усердно аплодировать.

И вдруг –

Пристально глядя на Черноснежку, он почувствовал, что девушка как-то странно шевельнулась.

Взгляд ее прищуренных угольно-черных глаз упал на группу первоклассников, но тут же снова устремился прямо вперед. Харуюки наморщил бровь и, вытянувшись, попытался понять, на кого именно смотрела Черноснежка, но, конечно, среди кучи людей в одинаковой форме выделить кого-то одного было невозможно.


Когда приветственная церемония закончилась, Харуюки вернулся в главный корпус. По рассеянности он чуть не отправился на третий этаж, но спохватился и поспешно зашагал к своему новому классу на втором.

Местоположение своего кабинета ему было известно из объявления, сделанного через локальную сеть, но кто его одноклассники, он узнает, лишь когда войдет в дверь. Пожалуйста, пусть никто из них не будет звать меня «свинтус-кун» и заставлять покупать им булки и прочие вещи! Молясь в душе, Харуюки вошел в класс 2С –

– Хару, привет!

И тут же его так мощно хлопнули по спине, что у него дыхание перехватило.

Первое, что он увидел, крутанувшись на 90 градусов влево, – заколка на челке в виде кошачьей мордочки. Потом – улыбающееся во все зубы лицо лучшей подруги.

– …Ти-Тию. Ты… здесь?

– А что? Что за непонятное выражение лица?

Глядя на надувшуюся Тиюри, Харуюки подумал про себя, видела ли она прошлой ночью кошмар, и поспешно ответил:

– Не, ничего.

Да – пусть он в одном классе с Тиюри, но если к нему никто не будет приставать, тогда бояться нечего. Однако возникла другая проблема. При таком раскладе стороны треугольника опять –

– Салют, Хару. Ти-тян, и тебе.

Харуюки вновь хлопнули по спине; на этот раз он крутанулся на 90 градусов вправо. Подняв глаза, он увидел улыбающееся очкастое лицо Такуму.

Как-то так вышло, что все трое оказались в одном классе. Стало быть, треугольник сжался, но сохранил равносторонность. Харуюки вспомнил, как Тиюри прошлой ночью сказала: «Чтобы мы опять стали как тогда», – и ощутил какое-то непонятное чувство в груди. Улыбнувшись такой же улыбкой, он произнес:

– ЗдОрово, Таку тоже в классе С… ну-ка… – и, с трудом припомнив правила подсчета вероятностей, пробормотал: – Шанс, что мы все угодим в один класс, равен… одна треть на одну треть на одну треть… одна двадцать седьмая, э. Офигенное совпадение.

Такуму, направившийся к окну, легонько покачал головой.

– Нет, шанс одна девятая.

– Ээ, почему?

– Почему? – одновременно спросила Тиюри, явно пришедшая к тому же ответу, что и Харуюки. Прислонившись своим высоким телом к оконной раме, Такуму поддернул дужку очков к переносице и объяснил:

– Если бы мы считали «вероятность того, что мы все трое окажемся в классе С», то получилась бы одна двадцать седьмая, как сказал Хару. Но в нашем случае неважно, в каком именно мы классе. Поэтому нас интересует случай «мы трое вместе в классе А, или в классе В, или в классе С»; умножаем то число на три, получаем одну девятую.

– Ааа!..

– Понятно!

Вновь Харуюки и Тиюри кивнули синхронно. Потом Харуюки добавил с улыбкой:

– Как и ожидалось от Таку. На весенних каникулах ты оттачивал навыки Профессора.

– Хару, прекрати, я серьезно! Если мне дадут кличку «Профессор» или «Очкарик», это ты будешь виноват.

Сделав недовольное лицо, Такуму окинул взглядом кабинет класса 2С, заполняющийся все большим количеством учеников, и тихо добавил:

– …В любом случае, в мире бывают самые разные совпадения, и если подсчитать их аккуратно, то окажется, что вероятность выше, чем ты думаешь. Поэтому нам надо быть наготове – на всякий пожарный.

– Э? К чему наготове?

Такуму подошел к недоумевающему Харуюки вплотную и еле слышно прошептал:

– Новые первоклашки. Их сто двадцать человек – вполне возможно, что там затесался какой-нибудь Бёрст-линкер.

При этих словах у Харуюки на миг перехватило дыхание, но тут же он качнул головой.

– Э, это… вероятность ненулевая, конечно, но разве они пойдут в другую школу, чем их Родитель? Если бы они перешли, как Таку, это, конечно, другое дело…

– Да, в норме никто не сделает своим Ребенком человека, который будет ходить в другую школу. Потому что если там есть другие Бёрст-линкеры, очень вероятно, что твоего Ребенка заставят сражаться на их стороне. Конечно, самая сильная связь в ускоренном мире – это «Родитель – Ребенок», но «Общая школа» на втором месте…

Такуму имел в виду, что, если два Бёрст-линкера посещают одну и ту же школу, это неизбежно приведет в конце концов к «вторжению в реальности». И если они рассорятся, то драка будет идти насмерть, без правил. Поэтому, чтобы сохранить «Brain Burst», им придется рано или поздно заключить перемирие.

Вот почему немногие Бёрст-линкеры решаются сделать своим Ребенком того, кто, возможно, будет ходить в другую школу. Это значит, что сейчас в средней школе Умесато Бёрст-линкерами являются Черноснежка, Харуюки, Такуму – теперь еще Тиюри, – и больше никто; шансов, что среди новичков окажется еще какой-нибудь Бёрст-линкер, практически нет.

Однако это не значит, разумеется, что не следует удостовериться – на всякий случай.

Вспоминая, что было, когда он сам сюда только поступил, Харуюки спросил Такуму:

– Давай поглядим… когда новенькие впервые подключаются к школьной сети?

– Уже скоро. Если здесь все так же, как в моей предыдущей школе, это будет вскоре после окончания приветственной церемонии, когда все разойдутся по классам, – тогда им раздадут аккаунты.

Получив такой ответ, Харуюки подумал немного, потом со смешком сказал:

– …Давайте вот как сделаем. Раз проверка все равно потребует одного бёрст-пойнта, мы можем одновременно посмотреть, какой дуэльный аватар достался Тию. Сейчас будет классный час; когда он кончится, я ускорюсь и вызову Тию, а ты, Таку, присоединишься как зритель.


Новым классным руководителем оказался молодой парень, учитель японской истории. Звали его Сугено, и, несмотря на возраст, он был твердым приверженцем взгляда «детям не нужна сеть», так что Харуюки отнесся к нему достаточно прохладно; но на других его пламенные речи, может, и произвели впечатление.

«Если вы все будете искать в сети, то так и вырастете, не умея думать собственной головой!» Выслушав вполуха эти горячие призывы, ученики быстренько представились, и на этом классный час был окончен. Харуюки тут же одними губами произнес команду на ускорение.


– Бёрст линк.


В мозгу у него прогремело нечто вроде сухого грома, и все вокруг окрасилось в синие тона.

Сугено, как раз сходящий с кафедры, и остальные ученики, собирающиеся встать со своих мест, резко застыли.

Время не остановилось. Программа «Brain Burst» в нейролинкере Харуюки всего лишь ускорила его сознание в тысячу раз.

Харуюки прикоснулся к горящей букве «В» в левой части виртуального рабочего стола и открыл игровую консоль. Он даже с каким-то предвкушением ждал, пока обновится дуэльный список.

Наверху списка возникло имя «Сильвер Кроу» – дуэльный аватар самого Харуюки. Справа была цифра 4 – его уровень.

Следом было имя «Блэк Лотус» – это Черноснежка. Разумеется, девятый уровень. Дальше появилось имя «Сиан Пайл» и тот же уровень, что и у Харуюки, – это Такуму.

С еле заметной задержкой появилась еще одна сияющая строка.

«Лайм Белл»[1]. Уровень 1.

И тут же надпись «поиск» исчезла. Это значило, что сейчас в сети средней школы Умесато было ровно четыре Бёрст-линкера. Стало быть, «Лайм Белл» – наверняка Тиюри.

Сейчас уже все 120 новых учеников, без исключения, должны быть подключены к школьной сети. Отсюда можно сделать вывод, что Бёрст-линкеров среди них нет.

Однако если начистоту – кое-что Харуюки все-таки грызло.

Во время приветственной церемонии стоявшая на возвышении Черноснежка на мгновение кинула острый взгляд на новеньких. Что это значило?

Надо послать ей мэйл и спросить; такая мысль у него мелькнула. Но Черноснежка ведь вице-председатель студсовета, сейчас на нее свалилась гора работы; так что Харуюки передумал.

Потянувшись пальцем к именам четырех Бёрст-линкеров Умесато, Харуюки подумал:

Лайм – вроде как желто-зеленый цвет. Непрямые атаки и отчасти ближний бой. Но какие именно у нее способности – Харуюки не узнает, пока не увидит в дуэли.

«Дуэльный аватар – воплощение комплексов своего владельца». Эти слова Черноснежки, произнесенные полгода назад, вспомнились сейчас Харуюки.

Конечно, чисто по внешнему виду аватара невозможно сразу же определить «душевные раны» его обладателя. По правде сказать, Харуюки до сих пор не мог понять, какие же комплексы Такуму и Черноснежки выразились в столь мощных аватарах.

Так или иначе, аватары действительно выставляют на поверхность то, что скрыто.

Харуюки кинул взгляд на застывшую синюю спину Тиюри по левую руку от себя. Проглотил легкую нерешительность и прикоснулся к имени «Лайм Белл», а потом в выскочившем окошке – к кнопке «Дуэль».

Его глазам открылась картина с уймой гигантских шестерен и конвейеров; все это грохотало и двигалось. Арена «Завод».

В ожидании, когда его аватар сменится на серебряного «Сильвер Кроу» и появится надпись «FIGHT!», Харуюки медленно встал.

Оглядев класс 2С, из которого исчезли все ученики, зато появилась куча загадочных машин, он сразу же увидел большой синий аватар «Сиан Пайл». Быстро кивнув ему, Харуюки перевел взгляд на другой аватар, стоящий напротив него. Стройный и небольшой – примерно такого же роста, как Сильвер Кроу.

Лайм Белл вся была необычайно яркого цвета, напоминающего свежие листья.

Изящные линии аватара явственно подчеркивали женственность. Тонкие руки, ноги и туловище, как и у Сильвер Кроу; на поясе броневая юбочка в виде древесных листьев.

На голове у нее была остроконечная широкополая шляпа, какие волшебники носят; под шляпой – лицо-маска с кошачьими глазами.

Однако самой примечательной частью аватара был громадный колокол на левой руке. Пытаясь понять, оружие это или музыкальный инструмент (как подсказывал внешний вид), Харуюки направился к аватару.

Тоже глядя на колокол, прикрепленный к ее левой руке, Лайм Белл, то есть Тиюри, склонила голову набок и произнесла:

– Как-то… не слишком кричащий цвет, нет?

– Не ной. Такой насыщенный цвет редко встречается, даже если бы тебе хотелось его заполучить.

– Это… – оранжевые глаза под шляпой недоверчиво прищурились. – Ты Хару?

– …Да. Я знаю, что ты хочешь сказать, так что можешь не говорить!

Он поспешно добавил последнюю часть фразы, но Тиюри безжалостно заявила:

–­ Ну уж нет! В этой игре аватар показывает твою травму… да? Хмм, хооо, понятненько.

– Заткнись.

Харуюки кинул взгляд на туловище своего аватара, которое было более чем вдвое стройнее, чем у него самого, и отвел глаза.

Он снова посмотрел на Сиан Пайла.

Синий аватар с пикометом на правой руке смотрел сверху вниз на желтовато-зеленый аватар несколько напряженно.

Тиюри встретила этот взгляд молча.

Полгода назад Такуму, поддавшись страху лишиться своего аватара «Сиан Пайл», заразил нейролинкер Тиюри бэкдором.

Это ему было нужно, чтобы через нейролинкер Тиюри войти извне в локальную сеть средней школы Умесато и выследить самую разыскиваемую преступницу ускоренного мира, Блэк Лотус, Черного короля.

В качестве побочного эффекта – Такуму получил возможность видеть глазами Тиюри и слышать ее ушами; этим он воспользовался, чтобы узнать ее истинные чувства.

В конце концов он во всем признался и извинился. Тиюри, конечно, была в ярости. Она заявила, что больше знать не желает ни Харуюки, ни Такуму, и после этого целую неделю с ними не разговаривала. Чтобы выполнить ее условие примирения, «все парфе из магазинчика Эндзи, которые она сможет съесть», друзья вытрясли электронные кошельки в своих нейролинкерах; но зато отношения троицы снова стали такими же, как прежде…

В это Харуюки верил, этого он желал. Но.

Та из сторон треугольника, что соединяла Тиюри и Такуму, до сих пор колебалась, вела себя неуверенно; их взгляды сейчас показывали это яснее ясного.

– …Ну, пора начинать вводное занятие, – объявил Харуюки в попытке скинуть напряжение и повернулся к желто-зеленому аватару. – Тию, большинство правил «Брэйн Бёрста» тебе Таку уже рассказал, да?

– Н-не говори это так просто. Ну, вообще-то да…

Если бы она услышала сейчас равнодушный тон Тиюри, что бы она сказала… С этой мыслью Харуюки покачал головой и продолжил:

– Н-ну в общем, чтобы победить в дуэли, нужно вычислить слабость противника и сражаться так, как выгодно тебе. Для этого ты должна отлично знать способности своего аватара.

Сам не верю, что пришел день, когда я так вот наставляю кого-то другого.

Поймав себя на этой мысли, Харуюки поднял правый указательный палец.

– Примерно в этой части твоего поля зрения должна быть твоя полоса хит-пойнтов, верно? Прикоснись к ней; появится окошко, там нажми «список навыков».

Вообще-то это была роль Родителя, то есть Такуму, но разговор как-то так пошел, что объяснять принялся Харуюки.

– Ла… ладно.

Тиюри кивнула, каким-то неловким движением вытянула палец и ткнула в некую точку в пространстве. Потом еще подвигала рукой.

– Так, посмотрим… нормальные навыки, их три, и вроде как спецнавык. «Цитрон колл»[2]? Как-то, значит, колокольчиком в левой руке… вот так…

Бормоча эти слова, Тиюри принялась копировать анимацию, проигрывающуюся в меню навыков: дважды крутанула громадный колокол вокруг левого локтя, потом махнула сверху вниз. Но, разумеется, ничего не произошло.

– Ну что такое, он ничего не делает.

– Чтобы пользоваться спецнавыками, надо сперва заполнить «шкалу спецатаки» под полосой хит-пойнтов.

– А как ее заполнять?

– Нанести урон противнику, самой получить урон или –

Когда он дошел до этого места, Тиюри подняла тяжеленный на вид колокол и махнула, целясь Харуюки в голову. Тот поспешно добавил:

– …Или еще можно разрушать арену. Вот эти машины – их все можно ломать!

– Аа, понятненько.

Возможно, Харуюки это показалось, но Тиюри кивнула слегка недовольно, после чего направилась к паровой машине, стоящей на месте учительской кафедры. Затем без малейших колебаний долбанула левой рукой по испускающей облака пара машине.

Раздалось «бум!», во все стороны полетели искры и клубы дыма.

– Ух ты, классно!

Издавая вопли невинной радости, аватар в остроконечной шляпе принялся ломать шестерни, расположенные с одного бока конвейера. При взгляде на нее Харуюки содрогнулся. Взрыв был такой реалистичный, вся арена такая ультрадетализованная, а Тиюри это ни на чуть-чуть не впечатлило; вот почему девчонки…

Пока Харуюки мысленно ворчал, молчавший до сих пор Такуму подошел и прошептал:

– Хару, ты заметил? Хит-пойнты Ти-тян вообще не падают. На арене «Завод», когда уничтожаешь машины, всегда сам немножко урона получаешь.

– А… точно.

– По виду не скажешь, но у нее колоссальная защита. «Зеленый цвет» изначально второй после «металлического» по части защиты…

Услышав холодный анализ Такуму, Харуюки вспомнил про легендарного непробиваемого Зеленого короля.

Броня Лайм Белл явно была крепче, чем у Сильвер Кроу, когда тот был на первом уровне. Стало быть, Тиюри тоже тяготеет к обороне. Надо же, полная противоположность ее характеру в реале.

Пока он об этом раздумывал, ярко-синяя шкала спецатаки Лайм Белл заполнилась почти до половины.

– Эй, Тию, достаточно уже.

Услышав эти слова, аватар развернулся, подошел –

И без тени колебаний поднял громадный колокол в левой руке.

– Хигууу?!

Харуюки взвизгнул и машинально закрыл голову руками.

После двух полуоборотов по часовой стрелке колокол внезапно окутался ослепительным желто-зеленым сиянием.

– …Цитрон коооолл!

Как только Тиюри выкрикнула название приема и махнула колоколом сверху вниз, раздался шикарный звуковой эффект, что-то вроде «ригоригориииин», из колокола вылетело множество световых частичек и тут же окутало Сильвер Кроу.

– !..

Не в состоянии предсказать, какой именно урон он сейчас получит, Харуюки задержал дыхание и закрыл глаза. Возможно все – огонь, удар, какая-то неведомая кислота, растворяющая все подряд…

– …Э?

– …О?

Слева и справа донеслись озадаченные возгласы Тиюри и Такуму. Харуюки приоткрыл глаза.

Нервно взглянул на свое туловище – оно все так же серебряно блестело. Он не ощущал ни боли, ни жара, и его полоса хит-пойнтов тоже ничуть не укоротилась.

– Ну что такое! Опять ничего!!!

На возмущенный вопль Тиюри он машинально покачал головой.

– Этого… этого не должно быть. Твоя атака в меня попала, факт… и шкала спецатаки тоже разрядилась. Долгодействующий урон… нет, не похоже. Задержанный урон, может?..

Харуюки бормотал, ожидая хоть какого-то изменения, но прошло несколько секунд, потом несколько десятков секунд, а хит-пойнты Сильвер Кроу не изменились совершенно.

– Хмм… значит, только свет и звук – может, какая-то слепящая атака? Вполне в стиле желтого аватара…

Слова Харуюки совершенно не улучшили настроения Тиюри; она уперла правую руку в поясницу и заявила:

– Скукота! Хару, дай мне какую-нибудь из твоих спецатак!!!

– Чего – это невозможно. И потом, моя спецатака – всего-навсего удар головой.

– Я сейчас даже это согласна взять.

Перепалка стала уже похожа на то, что у них и в реальности происходило; но тут вдруг Такуму тихо пробормотал:

– Нет… для ослепляющей атаки шкала слишком сильно разрядилась. Она, конечно, была заполнена всего наполовину, но все равно, раз она вся истощилась… должен быть какой-то более практичный эффект…

Скрестив на груди мощные руки, он опустил голову с тонкими щелями на лице.

– Не урон, не какой-то еще отрицательный эффект… значит… а… стоп, а если!..

Его возглас заставил Харуюки и Тиюри синхронно повернуть головы.

– Что, Таку? Ты что-то придумал?

– …В общем, да, но это нечто невероятное… Ти-тян, стукни Хару нормально этим колоколом.

– Мм, будет сделано.

Дыдынннь!

Не став выяснять, закончил Такуму фразу или нет, Тиюри без намека на сдержанность долбанула колоколом сверху вниз, и у Харуюки, которому удар пришелся точно по голове, перед глазами заплясали звездочки.

– А-ааай!

Пока он стонал, Такуму продолжил свое безжалостное наставление.

– Шкала маловато заполнилась. Еще три раза.

– Мм, будет сделано.

Диридиридиннннь!!!

…Хороший у Тию колокольчик. Когда он бьет, такие приятные звуки раздаются.

Accel World v03 048

Размышляя об этом и всяком прочем, Харуюки вдруг обнаружил, что лежит, раскинув руки-ноги.

В файтинге «Brain Burst» повышение уровня само по себе не очень сильно повышает хит-пойнты, атаку и защиту. Появляются новые атаки и способности, и тактические возможности соответственно расширяются, но если тебя лупят, а ты не защищаешься, то, естественно, получаешь урон. В итоге после четырех ударов Харуюки потерял около 30% хит-пойнтов, а шкала спецатаки Тиюри вновь заполнилась более чем наполовину, ярко сияя синим.

Застонав, Харуюки сумел кое-как подняться на ноги, и прямо перед ним –

Колокол снова крутанулся, снова вспыхнул желто-зеленый спецэффект.

Странно. Когда мне семпай читала первую лекцию, сцены «обучение атакам на теле наставника» почему-то не было.

И вообще, почему именно я дуэлюсь с Тию?

Пока он с очевидным запозданием прокручивал в голове эту мысль, Тиюри вновь выкрикнула название спецприема, еще громче прежнего.

– Цитрон коооолл!!!

Чистый звон колокольчика. Вылетела желто-зеленая световая лента. Следом – свежий цитрусовый запах.

Все это обвило Сильвер Кроу в несколько слоев. А затем –

– Уаааа?!.

Харуюки испытал нечто, чего в ускоренном мире уже несколько месяцев не испытывал, – настоящий шок, да такой, что у него вырвался нечленораздельный возглас.

В верхнем левом углу его поля зрения полоса хит-пойнтов, уже укоротившаяся на 30%…

…медленно восстанавливалась!

Восстановление хит-пойнтов.

В играх жанра «файтинг» это изначально невозможно. По правде сказать, до сих пор Харуюки ни разу не встречал в «Brain Burst» способностей, позволяющих восстанавливать здоровье.

Нет, если быть точным, один раз, возможно, все-таки встречал. Три месяца назад, когда после невероятной битвы и грандиозных разрушений было уничтожено проклятое «Усиленное вооружение» и убит Кром Дизастер. Тот аватар обладал способностью высасывать здоровье противника, которого он поедал, и залечивать свои раны.

Однако, поскольку сражение с Дизастером проходило в «Безграничном нейтральном поле», где полосы хит-пойнтов других игроков не видны, сейчас Харуюки впервые реально видел, как хит-пойнты восстанавливаются.

Всего за десять секунд полоса хит-пойнтов вернулась к исходному состоянию, и одновременно погасло желто-зеленое сияние.

Однако ни Харуюки, ни стоящий чуть в сторонке Такуму не могли ни пошевельнуться, ни произнести хоть чего-то.

От паралича их излечил недовольный возглас Тиюри.

– Нет, ну что за дела?! Твои хит-пойнты восстановились!!! Нечестно, это не считается!!!

– Нет… не то чтобы я тут играл нечестно… – с трудом проскрипел Харуюки и глянул на Такуму, умоляя объяснить, что происходит.

Сиан Пайл распахнул синие глаза за узкими щелочками маски, покачал головой и прошептал:

– Что… что за… Это совершенно точно «способность к лечению». Аватар Ти-тян – «хилер»…

– Чтооо? Священник, в смысле? Скукота.

Выйдя наконец из столбняка, Харуюки подошел к явно недовольной Тиюри и честно сказал что думал:

– Хилер… впервые слышу о таком. Надо же, в «Брэйн Бёрсте» они тоже есть.

Такуму, однако, прошептал с оттенком страха в голосе:

– Это не скукота… это просто потрясающе редкий аватар. С таким аватаром дебют Ти-тян в дуэлях может получиться очень громким… может, даже громче, чем у Сильвер Кроу…

Глава 3

– Чтооо?

Этот короткий возглас и последующее долгое молчание показали, в каком шоке она была.

В реале – вице-председатель студсовета средней школы Умесато; в ускоренном мире – командир легиона «Нега Небьюлас», Родитель Харуюки, Бёрст-линкер девятого уровня, Черный король, Блэк Лотус. Вот кто такая Черноснежка. И тем не менее она больше пяти секунд молча смотрела в лицо Харуюки и лишь затем поставила на блюдечко чашку, которую держала в правой руке.

– …Уже то, что Курасима-кун сможет стать Бёрст-линкером, было пятьдесят на пятьдесят… но чтобы еще и «хилером»…

Она пригладила свои длинные черные волосы и, откинувшись на спинку стула, тихонько вздохнула. Новенький темно-красный бант очаровательно горел на фоне угольно-черной блузки.

В последние дни Черноснежка казалась Харуюки все более и более красивой, и сейчас он восхищенно таращился на нее.

10 апреля 2047, среда, 15.30.

Как обычно, Харуюки и Черноснежка сидели друг напротив друга за столиком в глубине рекреации, располагающейся рядом со школьной столовой. На большой перемене здесь всегда полно народу, но после уроков, поскольку отсюда нельзя подключиться к Глобальной сети, никому и в голову не приходит сюда заглядывать. Вот и сейчас, кроме них двоих, здесь никого не было.

С тех пор как Тиюри стала Бёрст-линкером и ее аватар «Лайм Белл» потряс Харуюки и Такуму своим спецприемом, прошло уже два дня. В начале учебного года Черноснежка была настолько завалена работой в студсовете, что даже сходить пообедать ей было некогда, так что поговорить с глазу на глаз она и Харуюки смогли только сегодня.

Успешная установка копии программы Такуму и имя аватара Тиюри – это было доложено Черноснежке еще позавчера. У Харуюки руки чесались написать и про обалденную способность этого аватара, но Такуму настоял: «Лучше рассказать ей лично». Так и вышло, что Харуюки все объяснил лишь сегодня.

После того как он тихо извинился за поздний доклад, Черноснежка наконец взглянула на него и покачала головой.

– Такуму-кун рассудил верно. Если бы был хоть малейший шанс на утечку этой информации через сеть к другим Бёрст-линкерам, у нас начались бы большие проблемы.

– Это… настолько серьезно?

– Несомненно. Множество Бёрст-линкеров со всего Токио отправятся в Сугинами, пока Курасима-кун… Лайм Белл не вошла в какой-нибудь легион, и будут пытаться завербовать ее, причем всеми средствами, это уж наверняка.

Эти слова она произнесла с неловкой улыбкой на губах; Харуюки вновь изумленно застыл.

То, что он, проведя в ускоренном мире полгода, ни разу не встречался с «лечением», дало ему ясно понять, насколько редка эта способность. Однако затевать сражения ради того, чтобы заполучить Тиюри в свой легион, – это звучало совершенно недружественно.

Если говорить о редкости – уж его-то «способность к полету» была редкой из редчайших. И даже несмотря на то, что он был членом «Нега Небьюлас», его два-три раза приглашали в другие легионы.

По-прежнему изумленный, Харуюки промямлил:

– Н-но… почему? Она ведь еще даже ни в одном бою не участвовала…

– Мм… насчет этого… – Черноснежка замолчала, думая, как лучше ответить, потом вдруг подняла палец. – Возможно, ты поймешь, если я скажу так. За семь лет со дня создания ускоренного мира появились лишь два Бёрст-линкера, обладающих «способностью к лечению». Один из них, пройдя через множество приглашений и покушений, до сих пор здравствует. Второй не выдержал бесконечной борьбы и покинул ускоренный мир по собственной инициативе.

– По-…

Покинул. Это значит, сам удалил «Brain Burst», так, что ли?

Черноснежка смотрела на парализованного Харуюки с немного циничным выражением лица.

– В общем, я так скажу. «Принцессу настолько достали два принца, добивавшиеся ее любви, что она в конце концов спрыгнула с высокой башни». Со временем у таких принцесс дела только ухудшаются.

– Не, ну это, это слишком уж…

Харуюки машинально оттянул щеку; но тут Черноснежка произнесла нечто еще более ужасное.

– К счастью, Курасима-кун не из таких. Наоборот – не думаю, что за нее будут драться два принца.

И рассмеялась. Харуюки невольно кинул взгляд назад, чтобы убедиться, что там никого нет, после чего поспешно вернулся к теме разговора.

– Н-но, это, почему из-за «лечения» может подняться такая суматоха?..

– Просто представь. Во время территориального сражения ты изо всех сил стараешься, чтобы скосить хит-пойнты вражескому аватару передней линии; тут он отступает, а потом возвращается полностью здоровый. Сказать по правде…

– …Продолжать сражение бесполезно.

Это действительно тяжело. Точнее – просто ужасно.

Харуюки кивнул. Черноснежка раскрыла правую ладонь и добавила:

– Вот такие дела. Если у вражеской команды есть хилер, его надо убрать первым, любой ценой. Но такого рода тактика элементарно читается, и враг может в свое удовольствие устраивать засады, атаки с тыла и прочие ловушки.

– …Ясно…

– Скажу так. Даже сейчас не существует стратегий против команд, у которых есть хилер.

Услышав эти с усмешкой произнесенные слова, Харуюки заморгал.

– Эээ, погоди. Ты сказала только что: «Сейчас есть только один хилер»… ну, кроме Тию… да? Это значит, если легион, к которому он принадлежит, захочет объединить ускоренный мир, им это удастся?..

– Если говорить о возможности – да, это вполне реально. Более чем.

– Почему же они этого не сделали?

После этого простого вопроса Харуюки на лице Черноснежки появилась неловкая улыбка, которая, впрочем, быстро исчезла.

В прищуренных черных глазах вспыхнул огонь – по крайней мере так Харуюки показалось. И в голосе, который прозвучал затем, появился какой-то странный холодный оттенок, которого не было раньше.

– Все очень просто. Хилер – один из нынешних «шести королей чистых цветов». Пусть даже у этого человека девяносто девять процентов побед в командных сражениях, одно поражение от другого короля – и «ускорение» будет потеряно. Поэтому он не появляется на поле боя.

– Один из… королей?!

Харуюки едва не выронил картонный стаканчик с улуном и поспешно прихватил его второй рукой.

– Какого цвета?! – закашлявшись, все же сумел спросить он; однако быстрого ответа почему-то не последовало.

Черноснежка опустила глаза. Ее нерешительность длилась довольно долго; наконец девушка покачала головой.

– …Прости, сейчас я не хочу, чтобы ты даже ее имя слышал. Не хочу, чтобы она тебя хоть на каплю заинтересовала.

– Что? Это… что ты имеешь в виду? – глупо переспросил Харуюки, не в силах понять намерений Черноснежки.

Вместо ответа, однако, Черноснежка сама спросила:

– Слушай, Харуюки-кун. Хочу задать тебе странный вопрос… За эти полгода сколько раз тебя пытались вербовать другие легионы?

– Э?!

Харуюки от неожиданности резко выпрямился и захлопал губами.

Но, конечно, врать Черноснежке он никак не мог. Поэтому еле слышным голосом сказал правду:

– Это… если считать и тот случай с Нико три месяца назад, то от больших легионов, которыми командуют короли, – дважды. И еще один раз от маленького легиона. Но, но, конечно, я им всем отказал сразу же!!!

Он отчаянно добавил последнюю часть, однако, увы, Черноснежка вовсе не была впечатлена. Похоже, ее беспокоило что-то другое; наморщив брови, она снова спросила:

– Хм… А тот, второй из шести больших легионов, он какого был цвета?

– …Дай вспомнить… Синий, кажется…

Прошло несколько секунд, и Черноснежка тихо, но протяжно вздохнула.

– …Вот как, понятно. Надо же, синий, э. И это при том, что они убийц подсылают каждую неделю. Ни стыда ни совести.

– Д-да, именно.

Увидев, что на красивом белом лице наконец появилась улыбка, Харуюки тоже чуть-чуть расслабился, потом склонил голову набок.

– Но… что такого?

– Конечно же, я была уверена. Я знала, что ты ни за что не примешь приглашения другого короля. Я верю, но… все равно не могу не тревожиться. Этот Бёрст-линкер… обладает невероятным магнетизмом.

Короля какого цвета она подразумевала под «этим Бёрст-линкером», Харуюки не понял.

Все еще недоумевая, он глянул на вечернее небо. Вдруг Черноснежка подняла правую руку, осторожным движением провела по щеке Харуюки до подбородка и шепотом заговорила. Ее голос звучал шелково, но в то же время к нему примешалось непонятно откуда взявшееся холодное напряжение.

Accel World v03 060

– Харуюки-кун. Послушай… ты мой. Был моим и останешься моим навсегда. Никогда, ни за что, никому я тебя не отдам.

Это неожиданное прикосновение и заявление заставили Харуюки распахнуть глаза; он забыл дышать – сидел как парализованный.

Если понимать слова Черноснежки буквально, то это было признание в любви – вполне можно так их и воспринимать. Но в ушах Харуюки, уже после того как Черноснежка сомкнула губы, звучали слова, не произнесенные голосом.

Если ты решишь уйти к другому королю, я зарублю тебя.

Ужас погладил Харуюки по спине – но все же он мысленно ответил:

Если такое произойдет, пожалуйста, заруби меня без пощады.

В то же время вслух он ответил с шутливыми нотками:

– К-конечно. Если хочешь, напиши маркером свое имя на моем аватаре.

– …Ху-ху, отличная мысль. Позволь сообщить тебе: «на той стороне» такая вещь существует. Нестираемый маркер.

– Э, ээ?!

Глядя на потрясенное лицо Харуюки, Черноснежка наконец улыбнулась нормально, потом, опустив голову, взяла свой чай и поднесла к губам.

– Прости, мы немного отвлеклись. Главная тема – Курасима-кун. Надеюсь, я уже донесла до тебя, насколько редки аватары-хилеры…

Она вновь поставила стаканчик на стол и, отведя глаза, слегка кивнула.

– Да, как и сказал Такуму-кун, здесь надо действовать крайне осмотрительно. Как только по ускоренному миру разойдется новость о появлении третьего хилера, за Курасимой-кун начнут охотиться самые разные силы.

При этих словах Харуюки охватила тревога.

Он не думал, что Тиюри легко примет приглашение от другого легиона; однако командиром «Нега Небьюлас» была Черноснежка, отношения которой с Тиюри никак нельзя назвать дружескими. Если они конкретно поцапаются – а Тиюри ведь так легко выходит из себя… Она может покинуть легион просто под влиянием импульса, и тогда не исключено, что она окажется в итоге в другом легионе – да нет, не «не исключено», а вполне вероятно…

– …Может так выйти, что… – пробормотал он, и у него вновь спина заледенела от страха. Черноснежка вздохнула и произнесла:

– Похоже, мне придется как следует с ней поговорить по душам.

– …Д-да, правильно.

Хоть Харуюки и кивнул, но ему совершенно не хотелось присутствовать при этом разговоре; однако то, что его там не будет, тревожило сильнее. И во всяком случае, он хотел сперва вместе с Такуму продумать возможные варианты развития событий и попробовать найти хороший выход.

Надо как следует стараться. На максимуме.

Твердо приняв решение, он сжал под столом правую руку в кулак; но тут Черноснежка сказала кое-что совершенно неожиданное.

– Однако этой теме придется подождать десять дней.

– Э? Д-десять дней? Почему так долго?

– Почему, спрашиваешь?.. – со слегка удивленным выражением лица переспросила семпай в черном и тут же ответила: – Из-за школьной экскурсии.

– Хааа?!

– Это должно быть в расписании, которое всем разослали во время классного часа. Через четыре дня, в субботу, третьеклассники отправляются в экскурсию на неделю. Мы едем на Окинаву, так что подумай, что тебе привезти.

…Окинава?!

В его мозгу одно за другим вспыхивали слова: рафутэ – мимига – сокисоба[3] – и так далее; однако все это в Токио не привезешь, так что пусть будет – ну это, похожее на пончик, сата…

– Андаги[4]? Но оно же вкусное, только когда его только что приготовили.

Как-то так вышло, что Харуюки последние слова произнес вслух. Когда Черноснежка ответила, он вернулся к реальности и поспешно замотал головой.

– П-погоди минуту. На неделю?! Тогда вопрос с Тиюри подождет, да… нет, постой, а что с территориальным сражением на следующей неделе?!

«Официальные территориальные сражения», обычно называемые просто «территориальными сражениями», происходят каждую субботу ближе к вечеру; это командные сражения за зоны контроля легионов.

Черный легион «Нега Небьюлас», к которому принадлежит Харуюки, контролирует с первой по третью боевые арены Сугинами, то есть весь Сугинами; но, чтобы поддерживать такое положение дел, легион должен выигрывать не менее 50% территориальных сражений, на которые их вызывают противники.

Победа или поражение в командных боях определяются полным уничтожением одной из сторон, либо, если время выходит раньше, количеством оставшихся бойцов, либо, если количество одинаковое, то количеством оставшихся хит-пойнтов. В последнее время Харуюки перестали с легкостью сбивать, как раньше, даже если у противников был снайпер, но легион выигрывал благодаря тому, что на его стороне была командир Черноснежка с ее невероятной атакующей мощью, и поэтому у Харуюки было легко на душе.

Нет, главное даже не в этом. Они могли сравняться с нападающими по числу людей, только если их было не меньше трех. Тогда один или двое могли полностью посвятить себя обороне. А это значило –

– Эээ? Ты хочешь сказать, нам с Таку вдвоем придется разбираться с тремя противниками?

– Фмм, ну, в общем, именно это я и хочу сказать.

Кивнув как ни в чем не бывало, Черноснежка покачала своим стаканчиком, наполненным чаем с молоком.

– Идеальный вариант был бы, если бы Курасима-кун вступила в наш легион до следующего сражения, тогда проблем бы не было… Но гнать человека в территориальное сражение всего через неделю после того, как он стал Бёрст-линкером, – это слишком уж. В любом случае, ты и Такуму-кун в команде вполне можете одолеть ту троицу.

– А… ага…

Нельзя сказать, что Харуюки не понравились эти слова; он слегка улыбнулся.

– Я буду стараться, конечно, но… н-ну ладно, если ничего не получится, значит, ничего не поделаешь. То, что потеряем, сможем отобрать на следующей неделе.

– Нет, так не пойдет, – Черноснежка посмотрела куда-то в сторону. – Я не могу допустить, чтобы над нашим Сугинами был флаг какого-то другого легиона. Раз так, Харуюки-кун, защищай его до последней капли крови.

– До последней капли крови?!

Глядя на Харуюки, готового вот-вот разрыдаться, Черноснежка улыбнулась, будто говоря: «Ну, ну».

А потом вдруг сказала нечто совершенно невероятное.

– Посмотрим… давай сделаем так. Если на следующей неделе оборона пройдет успешно, в награду я выполню одно твое желание. Все что угодно. Как тебе идея?

– В награду?!

Слова Черноснежки ударили его между глаз, как физическая атака, и Харуюки откинулся на стуле. С трудом поймав равновесие, он вернулся в исходное положение (ножки стула стукнулись об пол); у него тряслись руки.

Все что угодно?.. «Все что угодно» – это что? Все, что я смогу съесть, что продают в школьной столовке? Нет, это, наверно, и магазины вне школы включает?

Нет-нет, это не только еда. Скажем, пригласить ее пойти куда-нибудь вдвоем… Нет, пригласить к себе домой поиграть… потом Прямое соединение… да еще с кабелем длиной метр, нет, полметра, нет тридцать сантиметров – тоже можно? Можно?!

– А, только позволь предупредить: желание за пределами моих возможностей не пойдет. Например, есть спагетти через нос.

– К-кому такое вообще надо!!!

Розовые фантазии Харуюки разлетелись как дым, и он осел на своем стуле.

Мелко затряс головой, тем самым вернув свои мыслительные способности к нормальному состоянию.

– В об… в общем, я сделаю все, что смогу… И еще, пока семпая не будет, я расскажу Тию самые основы…

– Хорошо. А потом я приглашу ее в легион.

Черноснежка кинула быстрый взгляд на часы в углу поля зрения.

– …Так, мне скоро возвращаться в кабинет студсовета. А, да, ты хотел о чем-то поговорить?

– А, ну да, – кивнул Харуюки и быстро продолжил: – Ну, это не особо важное. Новые первоклашки, среди них вроде как нет Бёрст-линкеров.

– Ты тоже проверил, вот как. Я тоже уже глянула в дуэльный список школьной сети; да, добавилась только Курасима-кун… Лайм Белл…

В ее голосе, однако же, прозвучала нотка неуверенности. Харуюки вдруг вспомнил короткий взгляд Черноснежки во время приветственной церемонии и робко спросил:

– А… семпай, когда ты договорила свою речь, ты заметила что-то среди новеньких?

Черноснежка смущенно улыбнулась, хмыкнула и покачала головой.

– Ты это углядел. Нет, «заметила» – это слишком сильно сказано. Точнее всего можно сказать… было ощущение присутствия, что-то в этом роде.

– П-присутствия?

– Тебе это тоже должно быть знакомо. На дуэльной арене – ощущение, когда где-то сидит снайпер и целится в тебя, что-то такого рода…

Для Харуюки это было самое неприятное ощущение в ускоренном мире, поэтому его лицо тут же невольно напряглось; но вскоре Черноснежка покачала пальцем.

– В итоге оказалось, что Бёрст-линкеров среди новых первоклассников нет, так что это просто моя галлюцинация. …Ладно, на этом я вынуждена тебя покинуть.

– А… я тоже домой тогда.

Харуюки был уже второклассником и потому имел полное право пользоваться рекреацией, но сидеть в одиночку в этом роскошном месте по-прежнему не решался. Он встал следом за Черноснежкой, отправил свой стаканчик в мусорку – и тут в его мозгу мелькнула туманная мысль.

Это «что угодно в награду» к Таку тоже относится?

Нет, не может быть. Ему хотелось так себе ответить, но он знал, что во всех вопросах, имеющих отношение к «Brain Burst», Черноснежка обращается с Харуюки и с Такуму абсолютно одинаково. Если за усердную работу в территориальных сражениях полагается награда, ничего удивительного, если она будет для обоих.

Но все равно. Для Таку существует лишь Тию, вряд ли он будет что-нибудь этакое просить у семпая.

Но он перед семпаем преклоняется. Даже звал ее «командиром». Таку куда лучше подходит на роль «рыцаря»… и семпай этим не сказать чтоб недовольна…

Идя слева-сзади от Черноснежки, направляющейся к выходу из столовой, Харуюки почувствовал, что его мозг дымится от перегрузки, и у него вырвалось:

– А… это, семпай.

– Мм?

Белое лицо повернулось к Харуюки, блестящие волосы качнулись. Глядя на это лицо, Харуюки несколько раз открыл и закрыл рот и наконец опасливо спросил:

– То, что ты говорила раньше про двух принцев и принцессу. Это… как семпай решит?..

Черноснежка бесстрашно улыбнулась и мгновенно ответила:

– Мне об этом даже думать не надо. Сражайся вместе со мной, и я назову победителя.

И на ходу указала выпрямленными указательным и средним пальцами левой руки точно в сердце Харуюки.

Ииии.

Харуюки съежился и тут же стукнулся левой ногой о ножку длинного стола. И вновь он осознал.

Любые подозрения в адрес этой девушки абсолютно бессмысленны.

Глава 4

На следующий день, в четверг, после уроков, в 14.50.

Харуюки поспешно шагал в ту часть школы, которую за год своей учебы здесь посещал не очень-то часто.

Средняя школа Умесато была построена в традиционном стиле: корпус с обычными кабинетами, параллельно ему корпус со спецкабинетами, а соединял их физкультурный корпус – все вместе выглядело как буква Н.

В поперечинке этой буквы Н, кроме основного спортзала, где проходила приветственная церемония, был еще спортзал для единоборств; туда-то Харуюки сейчас и направлялся. Конечно, вовсе не для того, чтобы вступить в секцию дзюдо из стремления что-то сделать со своим излишним весом. Если бы существовал какой-нибудь «Клуб спецназа», где учили бы стрелять и драться, Харуюки бы еще подумал о вступлении, но, увы, такого клуба не было.

Сейчас все дело было не в том, что Харуюки хотел куда-то вступить, а в Такуму.

Когда Харуюки подошел к спортзалу для единоборств, оттуда уже доносились крики болельщиков и перекрывающий их глухой перестук. Харуюки снял сменку, убрал ее в пакет и ступил на полированный деревянный пол.

Среди не очень многочисленной компании болельщиков он заметил знакомый коротко стриженный затылок и рысцой подбежал ближе. Тиюри обернулась, тут же надулась и тихонько упрекнула:

– Хару, ты поздно! Так-кун уже провел один бой!

– Прости. Но в первом бою наверняка он победил мгновенно, да?

– Ну… да.

Отвернувшись от по-прежнему дующейся Тиюри, Харуюки встал на цыпочки и огляделся; наконец среди сидящих в ряд членов секции кендо в защитном снаряжении он заметил своего друга; тот держался с просто невероятным спокойствием. Похоже, Харуюки он увидел одновременно с тем, как Харуюки увидел его, – и тут же легонько взмахнул правой рукой.

Чуть кивнув в ответ, Харуюки переключил внимание на арену, где шли поединки.

– Эаааа!

– Сиэээ!

Двое худощавых учеников яростно атаковали друг друга синаями. Явное волнение и зеленые завязки на экипировке показывали, что это первоклассники.

Сегодня в секции кендо средней школы Умесато проходил общий турнир. Основная его цель – определить основной и второй составы, но также он позволяет новичкам опробовать свои силы против семпаев. У Умесато собственное додзё, поэтому секция кендо традиционно сильна, а в этом году в нее, похоже, вступило человек десять. Из них второклассник всего один – Такуму.

Сам Такуму хотел все свое время посвящать «Нега Небьюлас», но Черноснежка была категорически против. «Не смешивай реальную жизнь и “Брэйн Бёрст”» – когда почитаемая им командир сказала это, кендо вновь ожило в сердце Такуму, и он решил возобновить занятия на новом месте; поэтому весной он наконец подал заявку на вступление.

Насколько Харуюки понимал, Такуму пригласил на турнир его и Тиюри, чтобы показать свою твердую решимость: даже если он будет проигрывать, он никогда больше не применит ускорение в поединке кендо. Вот почему Харуюки шагнул на территорию спорта, которая всегда его страшила.

– До ари, сёбу ари![5]

Эхо голоса тренера прервало мысли Харуюки.

Один из первоклассников, опустив синай, вернулся к стартовой черте и с нескрываемой досадой, спотыкаясь, вернулся в строй участников. Второй – судя по всему, победитель – развернулся своим невероятно тощим телом и покинул арену без единого звука.

Харуюки хмыкнул, провожая глазами худую спину; и вновь его мысли прервал голос тренера.

– Второй раунд, первый бой! Красный, Такаги. Белый, Маюдзуми!

Тут же встали два ученика. Такаги был третьеклассником, Маюдзуми – это был Такуму, второклассник, естественно. Рост у них был практически одинаковый, но Такаги обладал куда более мощным телосложением.

Поклонившись друг другу, они сделали по три шага вперед и встали каждый на свою стартовую черту. Харуюки неотрывно смотрел на фигуру Такуму, держащего синай на уровне середины туловища.

Если подумать – Харуюки впервые собственными глазами видел Такуму в форме кендо. Конечно, он видел в сети записи матчей, но вживую количество информации было несравненно больше. Вес черных блестящих синаев в руках спортсменов, твердость защитной униформы… Харуюки даже показалось, что он чувствует ее запах, и он невольно сглотнул.

Кендо не менялось уже больше ста лет; все отличия от спортсменов прошлого – лишь более блестящие маски да выглядывающие из-под формы нейролинкеры.

В самых разных видах спорта лишь недавно было разрешено участвовать в состязаниях с надетыми нейролинкерами.

В основном это преследовало цель отображать в поле зрения спортсменов набранные очки и таймер, но в кендо и фехтовании нейролинкеры также позволили более эффективно судить. Сплошь и рядом нанесенные противниками удары разделяют сотые доли секунды, а с использованием сенсорной обратной связи нейролинкера определять, кто ударил первым, стало легко.

Естественно, во время состязаний участников жестко проверяют на предмет использования сторонних приложений и подключения к Глобальной сети. Однако существует одна суперпрограмма, способная с легкостью избегать такого рода проверок. Нет нужды говорить лишний раз, что это «Brain Burst».

В прошлом году во время летнего турнира по кендо среди учеников средних школ Такуму пользовался ускорением, чтобы выиграть турнир среди первоклассников. Но для этого ему пришлось израсходовать слишком много бёрст-пойнтов, и ему угрожала реальная опасность потерять «Brain Burst». Загнанный в угол, он в конце концов поместил вирус в нейролинкер Тиюри, рассчитывая отобрать очки у Черноснежки – Блэк Лотус.

Несмотря на то, что и Тиюри, и Черноснежка его уже простили, раскаяние за этот поступок по-прежнему грызло Такуму.

Однако, вернувшись в кендо, Такуму наконец сделал шаг вперед – по крайней мере Харуюки так чувствовал.

– Так-кууун! Выруби егоооо!!!

Невольно поежившись от вопля сидящей рядом с ним Тиюри, Харуюки тоже закричал во все горло:

– Та-Таку! Давай, удачи!!!


У третьеклассника Такаги-как-там-его Такуму выиграл блестяще, набрав одно очко.

Четвертьфинал он тоже прошел с легкостью. Потом выиграл полуфинал судейским решением и вышел в финал.

Но все внимание привлекал к себе не Такуму, а первоклассник, который шел по турнирной лестнице мощными победами в два удара.

– Ко… котэ ари! Сёбу ари!!!

Чуть более пронзительный, чем обычно, голос тренера был перекрыт гулом собравшихся. Слух «здесь просто офигенный первоклашка» мигом разлетелся по локальной сети, и, хотя уроки уже остались позади, всего через десять минут в зале собралась толпа учеников.

Даже не подавая виду, что он это заметил, первоклассник скользящей походкой вернулся к стартовой черте. Это был тот самый тощий мальчик, которого Харуюки видел в первом поединке, когда вошел. На его форме было имя «Номи».

Рост – максимум 155 сантиметров. Щуплое телосложение; рядом с крепкими старшеклассниками он выглядел ребенком на фоне взрослых. Казалось немыслимым, что между ними вообще может быть поединок.

Но они просто не могли в него попасть. От стремительных атак третьеклассников, которые Харуюки разглядеть-то почти не мог, первачок уклонялся с такой легкостью, будто предвидел их. Либо отвечал на атаку атакой.

Насколько Харуюки разбирался в кендо (а разбирался он смутно), удар надо наносить либо когда соперник еще только собирается начинать свою атаку, либо когда его атака уже отбита. Первое называется «сэн-но-сэн», второе «го-но-сэн». В общем, весь ход боя зависит от того, насколько быстро ты реагируешь на атаку противника.

Вот по этому умению, похоже, первоклассник Номи превосходил всех остальных.

Да – умение.

– Финальный бой!!! Красный, Номи! Белый, Маюдзуми!

После этих слов тренера Номи и Такуму направились к арене. Зрители зашумели.

Сравнительно высокий для ученика средней школы Такуму был выше Номи, которого можно было бы принять за младшешкольника, сантиметров на двадцать. Даже и думать не надо, чтобы понять, что преимущество на стороне Такуму. Слишком разная у них длина рук. Но до сих пор Номи всех противников, более крупных, чем он сам, побеждал, не пропустив ни единого удара.

Финалисты поклонились друг другу, потом, держа синаи, шагнули каждый на свою стартовую черту – и зрители, будто почувствовав что-то, вдруг разом смолкли. Харуюки едва ли не видел сине-белые искры, вырывающиеся из кончиков мечей противников.

– Хадзимэ!!!

…Сразу после этого возгласа спортзал сотрясли два крика и один звук удара.

Первым с места двинулся Такуму – во всяком случае, так показалось Харуюки. Он подался вперед и атаковал, выкрикнув «мэээн!». Невероятно точный удар на пределе досягаемости вытянутых рук. Номи, руки которого были заметно короче, никак не мог контратаковать – по идее.

Однако еще до того, как синай Такуму нанес удар –

– Тэээ![6]

С этим возгласом Номи ударил Такуму по левой перчатке. Звук удара был такой громкий, что, казалось, в воздухе круги разошлись.

Такуму попытался нанести встречный удар в шею, но его противнику хватило времени, чтобы поднять синай.

– Котэ ари!

Одновременно с этим возгласом взлетел красный флажок, и лишь тут среди зрителей и трех десятков участников поднялся гвалт. Распахнувшая глаза Тиюри рядом с Харюуки тоже выдавила: «Офигеть!»

Харуюки чувствовал, что сам он способен произнести лишь «не может быть!».

Первым двинулся Такуму, это без сомнений.

Он атаковал в голову противника, который был едва в пределах досягаемости. И во время этой атаки он сам получил удар в перчатку – как такое вообще возможно? Это означало, что Номи полностью и абсолютно прочитал время и траекторию удара Такуму и «заранее» поместил синай в нужное место – если логически рассуждать, это могло быть только так. Не «сэн-но-сэн», не «го-но-сэн». Это можно назвать разве что «тюу-но-сэн»[7].

На время Харуюки даже забыл моргать; он не понимал, это реальный мир или виртуальный.

Если виртуальный – электронный мир, где все решает скорость реакции мозга, – такое, пожалуй, возможно. Но в реальном мире движения ограничены физическими законами. Инерция, удерживающая тяжелое тело на месте, скорость передачи нервного импульса, скорость сокращения мышц, прочие факторы – с учетом этого всего прочесть атаку и махнуть мечом до того, как эта атака произойдет, невозможно. Абсолютно.

С одним-единственным исключением – «способностью», которой обладают очень и очень немногие.

Чувствуя, как его сжатые кулаки покрываются потом, Харуюки впился взглядом в двоих, вновь стоящих друг напротив друга.

– Нихонмэ!

На этот раз все было полной противоположностью предыдущего розыгрыша. Такуму, держа синай горизонтально, смотрел на противника. Глаза под маской были остры как нож, губы плотно сжаты.

В то же время Номи, чей кончик меча слегка покачивался вверх-вниз, казалось, был полностью расслаблен. Свет падал сзади, и Харуюки не мог различить лица, но вроде бы его губы тонко улыбались.

Десять секунд. Двадцать секунд.

Время шло, а никто из двоих не атаковал.

Харуюки, распахнув глаза, продолжал изо всех сил вглядываться в лицо Номи.

Если рассуждения (или плохое предчувствие) Харуюки верны, то в какой-то момент губы Номи должны чуть шевельнуться. Чтобы тихим голосом, неслышным никому, произнести короткую команду.

Двое стояли неподвижно, и лишь секундомер тикал, отсчитывая время. Наконец тренер сделал глубокий вдох.

Однако ровно в тот момент, когда он собрался скомандовать «ямэ» –

Номи поднял синай, причем не так уж страшно быстро.

И тут Харуюки наконец увидел. Рот Номи очень быстро приоткрылся и тут же закрылся.

…Несомненно.

Команда на ускорение.

Нейролинкер на шее первоклассника по фамилии Номи содержал таинственную суперпрограмму «Brain Burst», а сам Номи был Бёрст-линкером.

– Доооо!

В то же мгновение, когда Номи поднял синай, Такуму атаковал в открывшийся живот.

И тотчас Харуюки тоже беззвучно выкрикнул:

«Бёрст линк!»

Раздался знакомый звук, и мир, окрасившись в синие цвета, застыл.

Тысячекратно ускорившимся зрением Харуюки увидел, как синай Такуму медленно движется к туловищу Номи. Как ни гляди – ну не может Номи ни уклониться от этой атаки, ни защититься. Даже если прямо сейчас тоже ускорится.

В своем розовом поросячьем аватаре Харуюки вошел на арену и глянул сквозь синюю маску Номи. К сожалению, лицо было за пределами досягаемости Общественных камер, так что Харуюки его не видел. Лишь полигональные улыбающиеся губы.

Не отрывая взгляда от этого лица, Харуюки левой рукой запустил консоль «Brain Burst».

Как именно этот первоклассник Номи ухитрился обойти проверки Харуюки и Черноснежки после приветственной церемонии, было непонятно. Однако сейчас, во время матча, его нейролинкер должен быть подключен к локальной сети средней школы Умесато, а значит, и имя аватара Номи должно быть в дуэльном списке.

Сейчас я его вызову.

Харуюки твердо решил сделать это, ожидая, пока список обновится. Номи наверняка использует ускорение в поединках секции кендо. Значит, скорее всего, во время контрольной на следующей неделе он тоже это сделает. Однако на всех Бёрст-линкеров Умесато распространяется железное правило легиона «Нега Небьюлас» – «во время контрольных и состязаний ускоряться запрещено»; и Харуюки должен объяснить это Номи. Если понадобится – с помощью виртуальных кулаков.

Когда поиск завершился, в списке возникли имена: Сильвер Кроу, Блэк Лотус, Сиан Пайл, Лайм Белл.

– Э?!.

Протянув правую руку к списку, Харуюки тяжело задышал.

Нету.

Имени Номи нету. Список – точно такой же, как вчера, с четырьмя известными Харуюки Бёрст-линкерами!

– Ка… к? – ошарашенно выдавил он.

Он был уверен, что не ошибся. И, видимо, Такуму тоже подумал, что Номи – Бёрст-линкер; потому он и атаковал в первом раунде сразу же. Чтобы не дать Номи произнести команду на ускорение.

О нет. Это что, второе явление бэкдора, которым Такуму пользовался полгода назад? Такая мысль мелькнула у Харуюки, но он ее тут же отверг. Та программа была нужна, чтобы кто-то со стороны, из Глобальной сети, мог проникнуть в сеть школы.

Но сейчас Номи сам был в школе Умесато, в спортзале. Значит, он обязан быть подключен к локальной сети школы, а следовательно, и появиться в дуэльном списке. Без вариантов.

Харуюки скрестил короткие ручонки своего поросячьего аватара, повесил голову и принялся отчаянно крутить думательные шестеренки. Спустя целую минуту он сформулировал три возможных объяснения этой ситуации.

1. Номи не Бёрст-линкер, а просто гениальный кендоист.

2. Номи Бёрст-линкер, но он не подсоединен к школьной сети.

3. Номи Бёрст-линкер, он подсоединен к сети, но умеет не появляться в дуэльном списке.

Истина наверняка в одном из этих трех вариантов. Однако в любом случае остаются вопросы.

В раздражении Харуюки лишь протяжно вздохнул. Сейчас думать на эту тему дальше было бессмысленно. Позже надо будет все обсудить с Такуму и Черноснежкой.

Прежде чем покинуть синий мир и вернуться в реальное тело, Харуюки вновь посмотрел на Номи.

Тот, похоже, отчаянно пытался нанести удар Такуму в лицо; его синай был занесен, и, видимо, он намеревался подпрыгнуть. Но даже неопытный глаз Харуюки мог видеть, что атака Такуму, нацеленная в корпус, шла идеально.

Будь Номи хоть Бёрст-линкером, хоть гением кендо, хоть обоими сразу – он уже ничего не мог сделать. Харуюки хотел увидеть полновесный удар в исполнении Такуму своим реальным зрением, поэтому он распахнул глаза и прокричал команду прекращения ускорения.

– Бёрст аут!

Издалека до него долетели звуки реальности. И в то же время синий мир обрел нормальные краски. Движения Такуму и Номи постепенно приобрели нормальную скорость –

– ?!.

И в который уже раз за последние несколько минут Харуюки был ошеломлен.

Номи сдвинулся вправо всем телом.

Это нельзя было списать на отменную работу ног. Лишь левый мысок Номи был в контакте с полом арены. И вокруг этой единственной точки опоры его щуплое тело крутанулось влево, как в фигурном катании, а потом скользнуло вправо. Оно спасалось бегством от синая Такуму – и спаслось…

В этот момент ускорение чувств Харуюки окончательно закончилось.

Синай Такуму хлопнул по туловищу Номи. Но, увы, слишком слабо.

И тут же выброшенный вперед синай Номи устремился к маске Такуму с невероятной точностью.

Номи с силой топнул правой ногой и завершил атаку.

– Н-меаааааа!!!

Одновременно с этим выкриком последовал столь четкий удар, что при всем желании не придерешься.

В спортзале повисла полная тишина, среди которой послышалось лишь «мэн ари!», а затем –

– Сёбу ари!!!

Из рук Харуюки вывалился пакет со сменкой.

Глава 5

Не в состоянии решить, какую тему надо обсудить в первую очередь, Харуюки молча сверлил глазами крохотную креветку на ломте пиццы, который держал в правой руке.

Наконец он откусил и, подняв голову, спросил:

– …Таку. Тот тип… Номи… он же Бёрст-линкер, да?

– Сразу к делу, значит?

Приподняв правый уголок рта в кривой усмешке, Такуму тоже откусил от своего ломтя пиццы.

8.30 вечера. Они сидели в комнате у Харуюки. Такуму пришел после того, как закончил свои дела в секции, забежал домой и принял душ; потому и получилось поздновато.

Мать Харуюки, как обычно, должна была вернуться за полночь, зато мать Такуму разрешила сыну пойти поужинать к другу – когда он учился в начальной школе, о таком и помыслить было нельзя.

Такуму не рассказывал в подробностях о своем переходе в Умесато в начале учебного года, но, судя по всему, его родители были против. В итоге они разрешили Такуму перевестись, когда он сам себе поставил много разных условий; однако деталей Харуюки, конечно, не знал. Он восхищался героическим сражением Такуму с предками, в то время как им самим мать практически не занималась. Интересно, кому из нас больше повезло с родителями? Такая мысль вдруг мелькнула у него в голове.

– Аа, опять эту дрянь едите!!!

Этот голос выдернул Харуюки из раздумий в процессе пережевывания второго куска пиццы.

Войдя в комнату, Тиюри уперла руку в бедро и продолжила свою тираду:

– Блин, Хару, я сколько тебе говорила, учись сам себе готовить ужин!

– Я п-приготовил.

– Вынул из коробки и разогрел, ага!

– И еще п-положил на тарелку.

– Это не называется «приготовил»!

Она указала пальцем точно на нос Харуюки, потом подняла бумажный пакет, который держала в другой руке.

– Я знала, что так будет, и попросила маму приготовить лазанью. Давай, кланяйся!

Ты тоже это не сама сделала!

Так Харуюки подумал, но, почувствовав исходящий из пакета сырный аромат, смог лишь склонить голову и пробормотать: «Ага, ага».

Лазанья в прямоугольном термолотке была кулинарным шедевром, который мама Тиюри создала, не пожалев своего фирменного соуса болоньезе. Замороженная пицца (хотя и тоже из итальянской кухни) со вкусом этой лазаньи сравниться, конечно же, не могла. Вся компания перебралась в гостиную; Харуюки взял 40% лазаньи, Такуму и Тиюри по 30% – и через 15 минут от еды осталось лишь воспоминание.

– Спасибо за угощение. Ти-тян, твоей маме надо кафе открывать.

На эти слова наевшегося Такуму Харуюки закивал и добавил:

– Точно-точно. Она знает и японскую кухню, и китайскую, и западную.

– Аа, ничего не выйдет. Мама, когда готовит не для папы, выкладывается всего на пятьдесят процентов.

После того как Тиюри с серьезным видом произнесла эти слова, Харуюки невольно кинул взгляд на опустевший лоток.

– П-правда? Такая вкуснятина – и всего лишь половина усилий?

– Аа, ну, тут было девяносто пять процентов усилий. Мама сказала, что это для моего будущего кандидата в мужья. Гяаа, что ты заставляешь меня говорить, стукну сейчас!!!

Неожиданно выкрикнув эту угрозу, Тиюри действительно пнула Харуюки в лодыжку под столом, после чего понесла стопку тарелок и вилки на кухню.

Согнувшись от боли, Харуюки обменялся смущенными улыбками с Такуму, потом прокашлялся и с усилием вернулся к исходной теме разговора.

– …Так, ну насчет Номи. Да, зовут-то его как?

– Кажется, Сейдзи. Пишется вот так, – и Такуму, поместив на стол виртуальный лист бумаги, написал на нем виртуальной ручкой (кончиком пальца) два кандзи.

– Хмм… у него есть старший брат?[8] – пробормотал Харуюки. Такуму, удалив бумагу, кивнул.

– Да. Я проверил по альбомам выпускников – за три года до нас тут учился некий «Юити Номи». Но его домашний адрес зашифрован, он доступен только ученикам того выпуска, так что я не на сто процентов уверен, он старший брат этого Номи или нет.

– Три года? По возрасту он в упор, но вписывается в первое условие…

Похоже, он был из детей, родившихся как раз в том году, когда нейролинкеры появились на рынке; это и позволило выполнить первое условие установки «Brain Burst» – носить нейролинкер с рождения. В общем, «первое поколение» сейчас учится во втором классе старшей школы – то есть на три года старше Харуюки.

– Однако если этот Юити-си Бёрст-линкер, командир должна его знать, она вместе с ним год училась. Но она ни разу не упоминала, чтобы кто-то из ее семпаев был Бёрст-линкером.

– Вот как… ну да, – пробормотал Харуюки и сменил тему. – Ладно, бог с ним, с этим Юити-си. Сейчас наша проблема – тот Номи, который в первом классе… Таку, этот тип… ускорился во время поединка с тобой, да? Иначе ты бы ему так не проиграл…

На лице Такуму вновь появилась кривая улыбка.

– Не обязательно, я не так уж и силен. Я вполне мог проиграть уже во втором раунде. Без ускорения я не очень много могу.

– Неправда. В полуфинале ты был намного круче капитана! – раздраженно запротестовал Харуюки в ответ на самоуничижительную реплику Такуму. – Ладно, но что произошло? Я точно видел, Номи сказал что-то вроде команды на ускорение.

После долгой паузы Такуму легонько кивнул.

– …Ага. Я тоже видел…

– Чтооо!!!

Этот пронзительный возглас принадлежал Тиюри, которая вернулась в гостиную, закончив мыть посуду. Она резким движением поставила на стол бутылку с зеленым чаем и три стакана, потом продолжила:

– Ни фига себе, этот тип – тоже Бёрст-линкер, да?! Это, но, Хару и Так-кун оба говорили, что среди первоклашек их нет ни одного!

– Их и не было. В этом-то и проблема, – надувшись, ответил Харуюки и поскреб в затылке. – Как только мне показалось, что он ускорился, я тоже ускорился и проверил дуэльный список. Но Номи там не было… Таку, он ведь был подключен к локальной сети, да?

– Конечно. Иначе он как минимум не смог бы участвовать в турнире.

– Я тоже так подумал… Но такая реакция без ускорения… Таку, от твоего первого удара в голову и второго в туловище он увернулся так, будто заранее знал. Особенно от второго удара, как бы это сказать… он как будто двигал свое тело во время ускорения… но это же невозможно.

– А.

Такуму издал какой-то странный звук.

– Э? Ч-чего?

– Не, ничего… Хару, ты разве не знал?

…Такая манера речи и такое выражение лица вызвали у Харуюки мощное ощущение дежа вю.

– Погоди… стой, ты так говоришь, как будто это очевидные вещи насчет ускоренного мира, а я их не знаю. Как с «Безграничным нейтральным полем» и «Мечом правосудия». Блин, опять заставляешь меня краснеть.

– Ага. Ну, значит, уже в третий раз.

Ухмыляясь, Такуму чуть подумал, потом взял стакан и налил в него до половины зеленого чая из бутылки.

Поднял правую руку со стаканом, пристально уставился на желто-зеленую жидкость –


– …«Физикл бёрст»[9]!!!


И одновременно с этой командой, показавшейся Харуюки смутно знакомой, Такуму взметнул чай вертикально вверх.

– Че-…

– Кя…

Эти возгласы одновременно вырвались у потрясенных Харуюки и Тиюри; а через долю секунды их ждал двойной шок, от которого у них глаза полезли на лоб.

Зеленый чай, падавший сверху изгибающимися струйками, весь очутился в стакане, который Такуму держал в правой руке!

Правая рука Такуму делала то мелкие, короткие движения, то резко взлетала вверх и падала вниз, идеально подстраиваясь под неровные струйки. Всего секунда – и стакан со стуком опустился на стол, и в нем покачивалось практически столько же чая, сколько туда было налито. На стол упало всего четыре капли.

– Ни фига себе…

Лишь услышав этот шепот Тиюри, Харуюки вспомнил наконец, где он слышал похожую команду.

Этого он никогда в жизни не забудет. Полгода назад, спасая Харуюки от психа на машине, Черноснежка воспользовалась запретной командой «Физикл фулл бёрст». Эта команда доступна только Бёрст-линкерам девятого уровня, обходится применившему ее в 99% бёрст-пойнтов и позволяет ускорить движения реального тела в сто раз.

Команда, которой сейчас воспользовался Такуму, явно была версией рангом пониже. «Физикл бёрст», без «фулл». Видимо, она доступна на более низком уровне.

– Это что… команда на ускорение, при котором сознание остается в реальном теле?

На тихий вопрос Харуюки Такуму кивнул с серьезным лицом.

– Да. Ускорение в десять раз, длительность три секунды, цена пять очков. Движения реального тела не ускоряются, но, чтобы увернуться от атаки противника и самому контратаковать, этого достаточно.

– А в бейсболе можно запросто хоумраны делать. Ясно… Значит, Номи правда «двигался в ускоренном состоянии», чтобы уклониться от удара Таку в туловище…

Добавив эти слова, Харуюки вздохнул.

Теперь он понимал, почему Черноснежка не обучила его этой команде. В отличие от обычной команды «Бёрст линк», которую необходимо использовать для дуэли, «Физикл бёрст» нужна только тем, кто хочет прославиться, обратить на себя внимание. Более того: стоит на эту дорожку шагнуть, и уже не остановишься; а если этой командой пользоваться часто, в итоге можно потратить слишком много очков.

С самоуничижительной улыбкой на губах Такуму произнес:

– Сейдзи Номи сейчас в точности такой же, каким я был год назад. В точности. Выигрывает бои с помощью ускорения, вместо того чтобы рисковать в дуэлях, и при этом пользуется каким-то приемом, чтобы его не засекали. Вот почему, пусть даже я ему проиграл, все равно не имею права ничего говорить –

Оборвала эту речь Тиюри, стукнув Такуму кулачком по голове; а Харуюки и не заметил, когда она успела оказаться у него за спиной.

Такуму разинул рот и уронил очки. Тиюри фыркнула, потом воскликнула:

– Ерунда! Вовсе он не такой же. Так-кун хотел выигрывать ради меня, правда? Так-кун, когда ты выигрывал, ты всегда сразу махал мне, правда?

– А… ага.

– Вот, а он не такой. Этот Номи, он после поединков ни на кого не смотрел. Он только на себя смотрел и улыбался. Вот почему Так-кун абсолютно другой!

Харуюки перевел взгляд с Тиюри на Такуму и тоже энергично кивнул.

– Верно, Таку. Ты уже не такой, как был. Но в первую очередь вот что: если этот тип Бёрст-линкер, значит, это уже «вторжение в реале». Раз так, мы не должны позволять ему нарушать в нашем доме наше же правило, что нельзя незаконно пользоваться ускорением… мы должны обязательно выяснить, почему он не появляется в дуэльном списке, а потом неожиданно его вызвать.

– Точно! И как бы сильно он вас ни побил, я вас с удовольствием подлечу!

– …

Сведя брови и опустив голову, Такуму некоторое время молча сидел.

Потом его губы шевельнулись, еле слышно произнеся «спасибо».

Когда Такуму поднял голову, на его лице снова было прежнее спокойное выражение. Кивнув, он тихо произнес:

– …Понятно. Я попробую что-нибудь узнать во время занятий в секции. Хару, пока оставь его на меня.

Глава 6

Прошло два дня, однако ситуация не изменилась.

Харуюки изо всех сил пытался запомнить имена, лица и характеры учеников класса 2С, в котором он теперь учился, так что особо раздумывать о Сейдзи Номи ему было некогда.

Харуюки, у которого всегда были проблемы по части общения с другими людьми и с которым разговаривали лишь те, кто над ним измывались, просто не мог поверить, что Тиюри мгновенно подружилась с несколькими девчонками и обедала вместе с ними. Даже Такуму, совсем недавно перешедший в Умесато, уже влился в компанию ботаников, которая на большой перемене в окружении непонятных формул на 3Д-дисплее трепалась о том о сем.

Конечно же, если бы Харуюки хоть раз предложил любому из них «давай пообедаем вместе», они, скорее всего, отклонили бы приглашения новых друзей и пошли обедать с Харуюки. Но ему совершенно не хотелось так вот злоупотреблять дружбой с Тиюри и Такуму.

Здесь, как и в ускоренном мире, он сам должен был разбить свою скорлупу и подружиться хоть с кем-то. С этим настроем Харуюки изо всех сил вслушивался в разговоры мальчишек, пытаясь найти близкие ему темы, и шарил по локальной сети; но все разговоры в основном вертелись вокруг спорта, музыки и моды; Харуюки не услышал ни микросекундного обсуждения игр или аниме.

Что ж, надо стараться как следует, но без спешки. Даже мне есть с кем вместе обедать. Да к тому же она самая популярная девушка в школе.

Хоть он и подбадривал себя такими мыслями, положение дел было таково, что Черноснежка, вице-председатель студсовета, по уши зарылась в подготовку к предстоящей через несколько дней школьной экскурсии; она носилась из класса в класс, так что Харуюки даже в сети не мог ее поймать, не то что в рекреации на большой перемене.

Так и получилось, что с Черноснежкой он наконец-то смог поговорить только на выходных, во время очередного территориального сражения.


– И… йяаааа!

Прямо перед глазами Харуюки правая нога угольно-черного аватара «Блэк Лотус» рубанула снизу вверх, оставляя за собой светящийся фиолетовый след.

Раздался грохот, и вражеский аватар ближнего боя развалился на две половинки от поясницы до плеча, отлетел назад, крутясь в воздухе, ударился о здание поодаль и застыл неподвижно.

Глядя на сообщение о победе, всплывшее посреди поля зрения, Харуюки увидел, что сегодня у них было 80% побед, и с облегчением направился к командиру легиона.

– Эй, отличная работа, Сильвер Кроу, Сиан Пайл.

– Отличная работа!

– Отличная, да.

Следом за Харуюки откликнулся и Сиан Пайл, громадное тело которого появилось в проеме близлежащих руин. Затем он негромко продолжил:

– Простите, я сейчас сбежал с занятий секции, так что должен вас покинуть. Командир, желаю отлично провести время на Окинаве. И береги себя.

Проводив взглядом Такуму, который после этих слов поспешно разлогинился через команду «Бёрст аут», Черноснежка легонько рассмеялась.

– Ху-ху. Он уже стал полноправным членом секции кендо. Он сразу прошел в основной состав?

– А… ага. Да, насчет этого… насчет секции кендо.

Харуюки быстро огляделся, удостоверился, что трио соперников и десяток с небольшим зрителей уже отсоединились, но на всякий случай все равно продолжил тихо:

– Доказательств пока нет, но… в общем, один первоклассник, который тоже попал в основной состав, как и Таку, – кажется, Бёрст-линкер…

– …Что?

Харуюки повернулся к Блэк Лотус – та скрестила руки-мечи перед грудью, и сиреневые глаза ее превратились в щелочки – и рассказал про позавчерашний турнир.

По окончании рассказа Черноснежка несколько секунд стояла молча. Наконец она подняла голову и, пробормотав: «Пока все равно непонятно», – прислонилась своей стройной спиной к ближайшей руине. Харуюки нерешительно сел рядом.

– Сейдзи… Номи, да? Не припоминаю его брата Юити. И в прошлом году, и в позапрошлом среди семпаев Бёрст-линкеров не было. Значит, даже если этот Юити был Родителем Сейдзи, к тому времени, когда я поступила в Умесато, он уже потерял «Брэйн Бёрст».

Прожевав непринужденно выпущенные в воздух слова Черноснежки, Харуюки промямлил:

– Ага. Значит… если Сейдзи Номи Бёрст-линкер, его Родитель должен ходить в другую школу.

– Такое редко, но бывает. По правде сказать, это как раз мой случай. Но главное… это точно? Этот первоклассник Номи точно ускорялся во время поединков?

– Доказательств у нас нет. Но… с другими видами спорта могло быть всякое, но это же кендо. Таку сам применял в кендо «Физикл бёрст», вряд ли он сейчас мог ошибиться…

– Хм…

Блэк Лотус легонько кивнула, потом вздохнула – Харуюки живо представил себе смущенную улыбку на ее лице.

– Однако теперь ты знаешь команду на физическое ускорение. Не буду запрещать тебе ее применять, однако пользоваться ей, чтобы стать героем игр с мячом, запрещено правилами «Нега Небьюлас».

– Я, я не буду ей пользоваться! Заплатить пять очков всего за три секунды – да я лучше потрачу десять и пойду в «Безграничное нейтральное поле». …Ладно, главная-то проблема в другом: почему Номи не появляется в дуэльном списке.

– Да уж, в это трудно поверить, – прошептала Черноснежка, прищурившись. – После того случая с бэкдором полгода назад вышел патч, и теперь похожие фокусы уже не проходят. Если Номи Бёрст-линкер и подключен к локальной сети школы, он обязательно должен быть в дуэльном списке. Если его там не было, значит, Номи не был подключен к локальной сети.

– Н-но это, в школе разве вообще может ученик не подключиться к сети? Да еще во время занятий, и еще ведь был поединок по кендо!

– …Честно говоря, да, это невозможно… – в ответ на возражение Харуюки черные зеркальные очки качнулись из стороны в сторону. – Разве что школьный сервер взломали, или… Нет, в любом случае это слишком рискованно. Если его на таких вещах поймают, исключат сразу, пусть это и средняя школа. В общем… скорее всего, он какой-то нелегальной программой маскируется от других Бёрст-линкеров…

– Да, такое раньше случалось. Мне тоже кажется, что это самое вероятное… – тихо ответил Харуюки, опустив серебряную голову.

– Однако даже если так – чего этот Номи добивается? Если он действительно хочет скрыть, что он Бёрст-линкер, то использование команд вроде «Физикл бёрст» должно дать обратный эффект. Мы ведь в основном из-за этого его и подозреваем. Более того: он уже должен знать наши реальные данные, однако до сих пор не воспользовался ими, чтобы вызвать нас. Чего же он хочет?

На вопросы Черноснежки, естественно, Харуюки ответить не мог. Подумав немного, он неуверенно произнес:

– …Значит, мы должны выяснить, как он так делает, что не появляется в дуэльном списке, и вызвать его…

– В общем… да. У нас, Бёрст-линкеров, ничего не решается без дуэлей. Хотелось бы мне самой этим заняться, но, к сожалению, завтра я улетаю из Токио на неделю… Хмм, может, стоит притвориться больной и остаться…

– Нет, что ты, ни за что!!! – поспешно закричал Харуюки и принялся обеими руками отмахиваться от немыслимых слов Черноснежки. – Экскурсия в средней школе, это же раз в жизни бывает! Езжай, пожалуйста, а с Номи мы сами как-нибудь разберемся!!!

– Мм… вот как? Хорошо, только не натвори каких-нибудь глупостей. Да, кстати, ты решил, что мне тебе привезти?

– Аа, нууу… мне неловко просить чего-то громоздкого… поэтому, нуу, хорошо бы посмотреть видео или еще что-нибудь, что семпай там снимет…

Точнее говоря, видео, на котором семпай.

Еще точнее говоря, что-нибудь вроде видео высокого разрешения с семпаем в купальнике.

И еще – в награду за успешную защиту территории – перешли это через 30-сантиметровый кабель Прямого соединения.

Выслушав просьбу, к которой Харуюки еще много чего добавил мысленно, Черноснежка склонила голову набок и ответила:

– Что, только и всего? Ладно, я тогда много буду снимать и все пошлю тебе по мэйлу. Сниму всю окинавскую еду, которую буду там есть.


На следующее утро, в воскресенье, Черноснежка вместе с еще 120 третьеклассниками средней школы Умесато отправилась в Ханэду, села в самолет и улетела на юг.

Конечно, с ней можно было в любой момент связаться через голосовой вызов или Полное погружение, но при мысли о нескольких тысячах километров физического расстояния Харуюки становилось неуютно, и он, просыпаясь ночью, подолгу ворочался на кровати, пытаясь снова заснуть.

Ну почему я не в том же классе, что и она.

Так он смог бы увидеть Черноснежку в купальнике собственными глазами во время экскурсии, и они бы вместе выпустились, потом пошли в одну и ту же старшую школу… хотя нет, пойти в ту же школу могло бы быть проблематично…

Раздумывая о том о сем, Харуюки вдруг увидел иконку голосового сообщения, зажегшуюся посередине поля зрения. Едва он понял, что это от Такуму, как тут же вскочил и прикоснулся к иконке пальцем.

«Хару, доброе утро. Насчет Номи – прости, что долго ничего не говорил. Я хотел как-нибудь подобраться к его нейролинкеру и проверить, там есть “Брэйн Бёрст” или нет, но мне так и не удалось… Я только фотку смог найти, прикрепил ее тебе. Сегодня утром у меня опять тренировка; если я что-нибудь узнаю, свяжусь с тобой. Пока».

Как только воспроизведение закончилось, вспыхнула иконка прикрепленного файла.

Харуюки наморщил брови, заметив большой размер файла, но, как только открыл его, понял причину. Это была групповая фотография всех новичков-первоклассников из секции кендо.

Нейролинкер содержит в себе камеру, так что с его помощью принципиально возможно снимать фото и видео в любое время. Однако это означает, что скрытно фотографировать тоже легче, чем с помощью старых мобильников.

Поэтому существует функция, не позволяющая делать снимки поля зрения с другими людьми, если только эти люди по сети не дали разрешение на съемку. …Другое дело, разумеется, что есть люди, которые разными странными способами обходят этот запрет, – Черноснежка, например.

Харуюки и Такуму были с нейролинкерами не до такой степени «на ты», так что заполучить фотографию Номи они могли, только найдя где-то – например, групповое фото на память. Харуюки провел взглядом по изображению, развернувшемуся на все поле зрения, и среди окошек, всплывающих и исчезающих одно за другим, нашел наконец то, где было написано: «Класс 1А, Сейдзи Номи».

Лицо Номи – было натуральным воплощением юности и невинности.

Круглая шапка коротких светло-каштановых волос, спереди челка спадает на лоб. Глаза и нос, как у девочки; однако на губах уверенная улыбка, подобающая члену секции кендо.

– Ты… Бёрст-линкер?.. – прошептал Харуюки. Но, разумеется, Номи на неподвижной фотографии ничего не ответил.

Харуюки впечатал черты лица загадочного первоклассника себе в память, убрал фотографию и поднялся с кровати. Он решил было днем отправиться в Синдзюку или в Сибую, чтобы подуэлиться, но передумал – надел форму и пошел в школу. Если Такуму и Номи будут вместе тренироваться – как бы чего не вышло.

Зайдя на кухню, Харуюки покидал на хлеб ветчины и сыра, съел это все, потом оставил короткое сообщение еще не проснувшейся матери и, тихонько открыв дверь, вышел наружу. При взгляде на ярко-синюю небесную высь над домом в глазах у него заплясали искорки.


Если подумать – с тех пор, как Харуюки поступил в эту школу, впервые он шел туда в выходной.

Переобувшись у входа, Харуюки взглянул на часы. Подготовка и дорога отняли многовато времени – было уже 12.15. Он подумал было послать Такуму мэйл, чтобы узнать, он еще здесь или уже ушел, но решил, что быстрее будет выяснить самому.

Воскресным днем в школе было невероятно тихо.

И нельзя сказать, что школа была пуста. Со стадиона доносились голоса членов секций софтбола и легкой атлетики, а если бы Харуюки заглянул в столовую, то обнаружил бы там ребят из кружка изучения культуры.

Но в самой школе не горели лампы и висела такая тишина, что у Харуюки даже мелькнула мысль, не угодил ли он в какое-то незнакомое место.

Затаив дыхание (сам не зная, зачем), он прошел коридором первого этажа и очутился в физкультурном корпусе. Прошел мимо основного спортзала, откуда доносилось шуршание баскетбольных кроссовок, и двинулся к залу для единоборств –

– …Сэааа!

Этот резкий возглас заставил его застыть на месте.

Из зала доносились и другие голоса, но среди всех этих ритмичных звуков он с легкостью вычленил пронзительный возглас Номи, который ему довелось слышать совсем недавно.

Харуюки, стараясь быть еще более незаметным, вышел из коридора в посыпанный гравием двор, затем прошел несколько метров вдоль стены и заглянул в окно спортзала.

Судя по всему, общая тренировка уже закончилась – на деревянном полу зала стояли лишь несколько членов секции. Все это были первоклассники; похоже, старшие приказали им тренироваться самостоятельно, и они, выстроившись в ряд, махали синаями. Харуюки их видел только со спины, но ученик близ правого края шеренги – щуплый и с взрослой каштановой прической – это, несомненно, был Сейдзи Номи.

Даже Харуюки мог с легкостью разглядеть, насколько резкими были удары Номи по сравнению с другими первоклассниками; за ними явно крылись недюжинные способности.

Харуюки закусил губу и подумал: зачем вообще Номи пользуется ускорением в поединках, если у него и так отличные способности? Может, у него какие-то обстоятельства, которые вынуждают его так делать? Как Такуму предполагал?

Харуюки тихонько вздохнул, и ровно в этот момент Номи вдруг прекратил упражнение.

Харуюки втянул голову в плечи, испугавшись, что его застукали за подглядыванием, но, судя по всему, дело было в другом. Даже не обернувшись в его сторону, Номи подошел к стене и прислонил к ней синай.

– Эй, Номи, ты еще не закончил, – окликнул его один из первоклассников, продолжая махать синаем. Пропустив эти слова мимо ушей, Номи взял свою спортивную сумку и направился к выходу из спортзала, как будто для него тренировка уже кончилась. Тот, кто к нему обращался, цокнул языком, а парень рядом с ним сказал:

– На «крутого-сама» общие правила не действуют.

Даже услышав неприкрытый сарказм, Номи не замедлил шага. Если он так и уйдет из зала, не сняв формы, то должен будет повернуть как раз туда, где прятался Харуюки; сообразив это, Харуюки отскочил от окна и укрылся за деревом по соседству.

Номи, похоже, его не заметил; он прошел прямо по коридору и исчез на лестнице, ведущей вниз. Там, в подвале, было помещение, куда Харуюки заглядывал даже еще реже, чем в спортзал, – бассейн с подогревом.

Он что, теперь плавать пойдет? Такая мысль мелькнула в голове у Харуюки, но он тут же выкинул ее из головы. Там, рядом с бассейном, должны быть душевые. Номи наверняка хорошенько пропотел после тренировки и, должно быть, собирается принять душ, прежде чем переодеваться.

…Душевая.

– !..

Харуюки со свистом втянул воздух.

Судя по всему, остальные первоклассники еще какое-то время будут тренироваться. Из других спортивных секций поблизости не было никого. Значит, в течение нескольких минут Сейдзи Номи будет совершенно один.

Это шанс? Прекрасная возможность спросить у него, как ему удается не появляться в дуэльном списке и почему он в упор игнорирует остальных Бёрст-линкеров из той же школы?

Конечно, он может начать отнекиваться. Но он уже воспользовался командой «Физикл бёрст» перед Харуюки и Такуму, про которых, по идее, уже знал, что они Бёрст-линкеры. Он как будто нарочно показывал это Такуму во время их поединка. Это было похоже на желание войти в контакт, разве нет?

Уверенности у Харуюки не было, но все равно он последовал за Номи, оглядываясь по сторонам.

Лестница, ведущая вниз, шла вдоль стены у самого входа в корпус, и Харуюки стал осторожно спускаться. Уроки плавания в Умесато не обязательные, и выбирать этот предмет у Харуюки не было ни малейшего желания; так что можно было без преувеличения сказать, что по этой лестнице он спускался впервые в жизни.

Дойдя до поворота, он осторожно выглянул из-за угла; там был короткий коридорчик, но Номи видно не было. Слева по коридору Харуюки увидел раздельные входы в душевые (там же, видимо, были и раздевалки). Он кинул взгляд на потолок, но знакомой полусферы Общественной камеры видно не было. Этот коридор и сами душевые – за пределами обзора камер.

Секунд десять Харуюки колебался, прячась за шкафчиком с метлами в углу коридора, потом наконец решился и двинулся к душевым.

Кинув взгляд на стену возле входов, он увидел яркие знаки: слева – розовый «для девочек», справа – голубой «для мальчиков». Кинув последний взгляд в сторону лестницы, Харуюки пошел, конечно, направо и, сделав несколько шагов, вслушался. Разумеется, если здесь окажутся другие ученики, не только Номи, ему придется отступить; однако голосов он не слышал. Ладони Харуюки взмокли от пота, и он вытер их о брюки.

…Бояться совершенно нечего.

Я тоже учусь в этой школе, и я мужского пола. Никто мне и слова не скажет, если я зайду. Я просто хочу поговорить с Номи наедине, узнать, чего он добивается.

Снова вытерев пот, Харуюки на деревянных ногах шагнул вперед и очутился в душевой.

Здесь было намного просторнее, чем он ожидал. Вдоль правой стены выстроились шкафчики для одежды. Посередине был длинный стол, на нем стояла стандартная школьная спортивная сумка. Вдоль левой стены находилось множество душевых кабинок. Их прикрывали серые пластиковые дверцы-панели, так что внутрь не заглянешь; но из одной кабинки в глубине душевой доносился шум воды и шел пар. И больше никого не было.

…Опоздал?

Харуюки тихонько вздохнул. Пока он сомневался и колебался, Номи успел войти в кабинку. Приставать к человеку, принимающему душ, у Харуюки не хватало наглости.

Видимо, придется уйти. С этой мыслью он попятился – и вдруг.

В полуоткрытой спортивной сумке на столе что-то бликануло.

Харуюки мог видеть только часть этой штуки, но, судя по гладким контурам, это мог быть только нейролинкер.

Вообще-то это устройство, которое можно смело назвать вторым мозгом, нормальные люди, хоть чуть-чуть думающие о безопасности, не оставляют на виду. Не снимают даже при принятии душа или, скажем, запирают в шкафчик вместе с одеждой. Однако Номи был здесь один и, видимо, поэтому беспечно оставил его на столе, не стал убирать его в запирающийся шкафчик.

Если так – может, нейролинкер даже не отключен? При включении он первым делом проверяет состояние мозга, так что, если сейчас он выключен, то ничего не поделаешь; но если он в режиме ожидания, то Харуюки, подсоединившись к нему, сможет напрямую просканировать память.

Ну да – ровно таким способом Скарлет Рейн, Красный король, в январе подключилась к нейролинкеру матери Харуюки и оставила поддельный мэйл.

Конечно, это запрещено школьными правилами, да и неэтично. Если учителя пронюхают, что Харуюки втихаря подключился к нейролинкеру другого ученика, ему повезет, если он отделается суровым выговором.

Однако – сеть Общественных камер, следящая за жителями страны, не заглядывает в школьные туалеты и душевые. А без видеодоказательств школьная администрация обычно закрывает глаза на нарушения правил. Как это было с самим Харуюки, который ничего не мог поделать, когда одноклассники его избивали и запугивали вне поля зрения камер. Кроме того, напрямую подсоединившись к нейролинкеру Номи и заглянув в его память, Харуюки не только узнает, Бёрст-линкер Номи или нет, но и, возможно, выяснит, как ему удается не попадать в дуэльный список.

…После двухсекундного раздумья Харуюки решился.

Он затаил дыхание и, вслушиваясь в доносящийся из кабинки плеск, подкрался к сумке и раскрыл ее пошире. Внутри поверх аккуратно сложенного блейзера лежал светло-сиреневый нейролинкер. Индикатор состояния подмигивал синим светом, показывая, что устройство находится в режиме ожидания.

Харуюки быстренько вытащил из кармана кабель, воткнул его конец в свой нейролинкер, затем, поймав болтающийся в воздухе второй конец, потянулся к тому, что было внутри сумки –

…Нет, погодите-ка.

Этот цвет. Сиренево-атласно-серебристый. Такой же знакомый, как цвет его собственного нейролинкера, – и не такой, как у Номи.

Мысли Харуюки застопорились; он застыл с кабелем в руке. И тут в его ушах раздалось поскрипывание поворачивающегося крана. Шум воды оборвался.

Прямо перед его машинально поднятыми глазами дверца-панель, скрипнув, откинулась в сторону.

Держа на голове и плечах большое полотенце, из кабинки вышла Тиюри Курасима. Столкнулась с Харуюки взглядами – и две пары глаз распахнулись на всю ширину.

Accel World v03 111

Мысли в голове Харуюки взорвались. Хоть какое-то спасение, что его взгляд так и прилепился к лицу Тиюри, не в силах ни на секундочку опуститься ниже. Тиюри тоже застыла на месте в позе «девушка, вытирающая волосы».

В конце концов Харуюки обрел контроль над своим телом до такой степени, что смог кое-как шевелить губами, и прошептал настолько тихо, что это был почти и не голос вовсе:

– Тию… ты… почему в мужской…

И одновременно Тиюри моргнула и спросила:

– Хару. Что ты делаешь в женской душевой?

Чегоооо?

И лишь тут Харуюки заметил наконец, что вся комната, где он находился, была не в голубых, а в розовых тонах. Пол с нескользким покрытием, гладкие стены, потолок, стол – все это было тускло-розовым.

…Но, но этого же, этого не может быть!!!

Харуюки выпучил глаза, пока его сердце вопило.

Я же точно вошел в дверь, где был знак «для мальчиков». Это была не табличка, а знак прямо на стене, так что поменять их в шутку никто не мог. Может, его просто закрасили, нанесли новую метку поверх старой? Да нет, на такую сложную операцию просто времени ни у кого не было.

Пока Харуюки на полной скорости крутил в голове всяческие мысли, до Тиюри, похоже, наконец дошло, в каком она и Харуюки находятся положении.

Она опустила взгляд на собственное тело, и ее глаза стали очень круглыми, а лицо залилось краской до кончиков ушей. Закрывшись руками, насколько могла, она подняла голову, сделала глубокий вдох…

Вот-вот должен был последовать невероятный по громкости вопль и взрыв ярости, однако прямо перед ним –

Снаружи раздались голоса болтающих учениц. И они приближались.

До Харуюки внезапно – но слишком поздно – дошло, что другим он эту ситуацию черта с два объяснит ошибкой или чьей-то шуткой.

Положение было очень опасным. Если школьная администрация узнает, это может кончиться временным отстранением от занятий или даже исключением – да тут может и полиция вмешаться.

Тиюри, должно быть, пришла к такому же выводу – от ее красного, как свекла, лица кровь отхлынула разом. Она и Харуюки продолжали оторопело смотреть друг на друга – а женские голоса тем временем звучали все громче.

Внезапно Тиюри выбросила вперед правую руку, ухватила Харуюки за галстук и бесцеремонно впихнула в душевую кабинку, из которой только что вышла. Потом заскочила сама, спиной прижала Харуюки к стене и перекинула полотенце через дымно-серую дверь.

Взяв в руку наконечник душа, она пробежалась пальцами другой руки по сенсорной панели, настроила температуру воды на максимальные 60 градусов и до предела открыла кран. Вырвавшиеся из душа струи яростно ударились о правую стенку. Из-за высокой температуры воды кабинка тут же наполнилась белым паром.

– …Молчи и не дергайся!

И сразу после этого шепота Тиюри Харуюки ощутил по ту сторону дверцы присутствие как минимум трех девчонок.

– Блииин, от пота вся одежда липнет!

– Да, поскорей бы начать носить летнюю форму.

– Хотя бы сменить подушечку для линкера на сеточку.

Судя по всему, они были из легкоатлетической секции, как и Тиюри. Одновременно с голосами послышались звуки расстегиваемых молний.

Однако Харуюки, естественно, был не в том положении, чтобы воображать сцену, разворачивающуюся в комнате. Уткнувшись носом в стену и закрыв глаза, он стоял и молчал.

90% его мозга заполняла паника, но оставшиеся 10% продолжали пытаться сообразить, как он умудрился угодить в такое положение.

Он ну никак не мог спутать знаки мужской и женской душевых комнат – это абсолютно исключено. Физически заменить знаки тоже нереально. Стало быть, вариант остается лишь один.

Электронное наложение знаков в его поле зрения.

Кто-то перезаписал его визуальную информацию через нейролинкер. Запустил некую программу, которая поменяла изображение мужской душевой на женскую и наоборот. Поняв это, Харуюки задним умом сообразил, что знаки, которые он видел несколько минут назад, были слишком яркими для полутемного коридора. Они как будто бы сами светились.

По-прежнему оставалось загадкой, где и когда эта программа попала в его нейролинкер, но послал ее, скорее всего, он.

Сейдзи Номи.

Все это было ловушкой Номи. Он знал, что Харуюки подглядывал в окно спортзала. Он буквально отвел Харюуки к душевым и заставил влезть в женскую комнату, подсунув неправильные знаки. Он это сделал, чтобы убрать Харуюки, то есть Бёрст-линкера Сильвер Кроу, из средней школы Умесато.

Ужасно четкий, безжалостный и эффективный метод.

Как в тот раз, когда Черноснежка избавилась от ученика по фамилии Арая. А может, и еще мощнее.

– Ой, Ти? Ты еще там? – внезапно раздался голос с той стороны дверцы.

Ответный голос Тиюри раздался прямо над ухом Харуюки; тот слушал, ежась от страха.

– Ага, я тоже жутко вспотела.

– Да, накануне отборочных по району тренер расслабиться не дает.

Харуюки окутывал горячий пар, однако, будучи в футболке, рубашке и пиджаке, он весь настолько вспотел, что жара не чувствовал. Напротив, у него зубы чуть ли не стучали от мороза, продирающего по коже.

Если сейчас та ученица забавы ради откроет дверцу, большие проблемы ждут не только Харуюки, но и Тиюри. Хоть она и была первой жертвой подглядывания, ей грозит такое же наказание, как и ему.

– Эй, Ти, а у тебя там не слишком горячая вода? Парит просто страшно.

– А, мне просто нравится погорячее. И кровообращение стимулируется.

– О нет, ты говоришь совсем как моя бабушка.

Послышалось дружное «а-ха-ха-ха» сразу нескольких девчонок. Тиюри тоже рассмеялась, но Харуюки своей спиной, прижатой к ее, ощутил, что ее мускулистое тело слегка задрожало.

…Прости. Прости меня. Прости, пожалуйста. Я был идиотом. Если бы я не попытался влезть в нейролинкер в сумке, такого бы не случилось!

Так мысленно крича, Харуюки заскрежетал зубами – и тут.

Раздался скрип открываемой дверцы, и Харуюки от неожиданности вздрогнул.

Но это оказалась дверца соседней кабинки, куда вошла одна из тех девчонок. Потом раздались еще два звука открываемых-закрываемых дверей, а следом – шелест льющейся из душа воды.

Несколько секунд спустя Харуюки почувствовал, как Тиюри на мгновение отлипла от него – чтобы выглянуть наружу и проверить.

Тут же она юркнула обратно и, повернувшись к Харуюки лицом, одними губами произнесла: «Выметайся, быстро!»

Харуюки не дыша кивнул – он был не в силах даже поблагодарить Тиюри за смекалку – и неуклюже вывалился из кабинки.

Глядя только на выход, он заставил свое полускрюченное, непослушное тело сделать шаг, потом еще шаг. Если он сейчас упадет – или войдут еще девчонки…

От этих мыслей он едва не потерял сознание, но каким-то чудом его ноги все же не заплелись, и Харуюки сумел выбраться из комнаты. Пробежав коротким U-образным коридором, он очутился там, где были раздельные входы на мужскую и женскую половины, и, лишившись сил, привалился спиной к стене.

– …Засранец!..

Выругавшись, он поднял голову и метнулся к настоящей мужской душевой, вход в которую был напротив.

…Однако. В голубовато-серой комнате никого не было. И никаких признаков того, что кабинками кто-то пользуется. Скорей всего, к тому времени, когда Харуюки влез в женскую душевую, Номи уже ушел.

– …Дерьмооо, – простонал Харуюки и стукнул кулаком по стене.


Два часа спустя, в квартире семьи Курасима на 22 этаже, в комнате Тиюри.

Харуюки сидел на коленях, упершись лбом в пол.

– Прости меня, извини, облажался, ну прости, пожалуйста!!!

Он сам не знал, сколько раз уже произнес слова извинения, но все повторял и повторял.

Хозяйка комнаты, сидящая в своей школьной форме на кровати, скрестив руки, продолжала источать ауру убийства. С тех пор как она впустила Харуюки, явившегося извиняться, она не произнесла ни слова, однако это было еще страшнее.

То, что он натворил, было, конечно, ужасно – это Харуюки понимал. Но истинную глубину шока Тиюри, пожалуй, ни один человек мужского пола оценить не способен.

Ее абсолютно голое тело разглядывали в упор, с расстояния в метр, не больше.

Нет нужды говорить, что это куда большее преступление, чем вирус, который Такуму в прошлом году запустил в нейролинкер Тиюри. Это было совсем не то же самое, что совместные походы в баню, когда они были маленькими. Да, с тех пор все изменилось. Изящная ключица, четкая линия грудных мышц, соединяющих плечо с грудью, а под ними неожиданно большие белые –

– …Вспоминаешь, да?

Эти внезапные тихие слова заставили Харуюки подскочить на сантиметр вверх, не меняя коленопреклоненной позы.

– Нет, я не вспоминаю, я ничего не помню!

– Врешь, у тебя все уши красные. Хочу предупредить: если ты будешь всякое странное воображать, то я, пока у тебя всю память не отшибет, в это самое… как его… а, да, будешь у меня нырять в «Безграничное нейтральное поле». На сто лет.

Харуюки опять подпрыгнул.

– Я, я не буду, не буду!

…Честно говоря, если Тиюри сейчас заставит Харуюки воспользоваться командой «Анлимитед бёрст» и потом будет час за ним следить, то там, внутри, пройдет сорок дней. И картина, хранящаяся у него в мозгу, изрядно затуманится.

Однако все это время за ним будут гоняться другие Бёрст-линкеры и «энеми», и, помимо потери памяти, он еще страшно вымотается; поэтому Харуюки отчаянно замотал головой.

– Я уже забыл, я суперзабыл!

– …Ладно, какое именно возмещение мне нужно от Хару, я еще как следует подумаю. А пока этот вопрос отложим.

В очередной раз фыркнув, Тиюри запустила Харуюки в голову чем-то мягким. Подняв глаза, он увидел, чем именно – большой подушкой.

– Можешь уже подняться с колен, просто сядь.

– А… ага.

Кивнув, Харуюки подобрал подушку. Сперва ему показалось, что это слон, но нос оказался коротким, зато ног было три пары, то есть шесть штук.

– Это, это что?

– Тихоходка. Самое сильное живое существо на Земле… Так, не отвлекайся! Ты говорил, что залез в женский душ из-за вируса, а подсунул его тебе какой-то тип по фамилии Номи… это правда?

Харуюки поспешно уселся на странное животное в сэйдза и закивал.

– Д-да, конечно. Я же точно вошел в мужскую душевую. Я, конечно, тупой и не от мира сего, но не настолько же, чтобы перепутать голубой с розовым.

– Но когда он подсунул его тебе? Ты же с этим Номи даже не говорил еще, да?

– А… ага.

Он медленно кивнул.

Действительно, как вирус угодил в его нейролинкер, оставалось полной загадкой. Это должен был бы быть контакт между нейролинкерами где-то в течение недели между приветственной церемонией и сегодняшним днем, но самому Харуюки не шли в голову идеи, когда именно это могло случиться.

Если бы ему удалось изучить сам вирус, то, может, он и узнал бы время, когда тот попал в нейролинкер, но, сколько бы Харуюки ни шерстил память, никаких посторонних программ обнаружить не удалось. Проглядев журнал активности нейролинкера, он обнаружил, что сразу после того, как он вошел в женскую душевую, какой-то неизвестный файл стер сам себя. Поскольку Харуюки не припоминал за собой ничего подобного, то, скорее всего, это и был вирус, который достиг своей цели – он был настроен так, чтобы, поместив в поле зрения Харуюки фальшивые знаки, тут же самоуничтожиться.

– Но тогда… – Тиюри наморщила густые брови и склонила голову набок. – Если он смог это сделать, почему он не снес полностью операционную систему нейролинкера или не стер «Брэйн Бёрст»? Если ему нужно, чтобы ты не дуэлился, то это разве не эффективнее?

– Никакой вирус не может стереть системные файлы. Максимум, что он может, – устраивать всякие шуточки с помощью функций нейролинкера. А что касается «Брэйн Бёрста» – когда человек становится Бёрст-линкером, он может скачать программу у кого угодно. Иначе невозможно было бы апгрейдить линкер. Если, конечно, не заменять главный чип в новом линкере…

После этих слов Харуюки тоже наморщил брови.

– Нет, но… по правде сказать, если он настолько крут, что может подменять картинку и звук, то он мог бы вместо шуточек устроить что-нибудь посерьезнее… Например, красный сигнал светофора заменить на синий[10] или замаскировать машину на дороге… он даже убить меня мог?..

– У, уби-…

Нечаянно вскрикнув, Тиюри поспешно закрыла рот руками, чтобы ее мать, которая была сейчас в гостиной, ничего не услышала, и вновь повторила:

– Убить, эй, ты чего говоришь?! Это, это уже не игра.

Харуюки мог лишь слабо улыбнуться и покачать головой.

– «Брэйн Бёрст» – это игра, но в то же время не игра. Такие, как Номи, пользуются ускорением, чтобы чего-то добиваться в реале, и они готовы на все, чтобы сохранить эту силу. Подумай: если бы не ты вышла тогда из кабинки, а какая-нибудь другая девчонка, я бы уже…

– …Сидел в полиции, да, – запоздало содрогнувшись, прошептала Тиюри. – Но… тогда, значит, этот Номи еще какие-нибудь ловушки нам подстроит? Не только Хару… Так-куну, Черно-семпай и мне, нам всем это угрожает?..

– Ну нет, я ему этого не позволю, – необычно суровым для себя тоном перебил Харуюки, стараясь отогнать тревогу Тиюри. – Теперь мы понимаем, что этот тип из себя представляет, и не будем просто сидеть и ждать. Может, мы с Таку уже завтра им займемся. Не хотелось бы, но… если понадобится, мы насильно подрубимся к нему Прямым соединением и выясним, как ему удается не попадать в дуэльный список.

– …Хару…

Тиюри, однако, по-прежнему смотрела уныло; она закусила губу и опустила голову.

– Я… мне это как-то не нравится. Что-то неправильно. Это всего лишь игра… Но Хару и Так-кун, и Номи тоже, вы все как-то не развлекаетесь.

– Не-неправда, – поспешно замотал головой Харуюки – но в то же время подумал, что у Тиюри есть все основания считать именно так.

У нее редкий аватар, «хилер», но она еще ни разу не участвовала в дуэли. Размер и детализация арены, горячка боя и восторг победы – все это Харуюки хотел бы показать ей, и как можно быстрее, но придется неделю подождать, пока в Токио не вернется Черноснежка.

– П-по крайней мере я изменился, когда установил «Брэйн Бёрст»… я смог наконец как следует поговорить с Таку, и мой параметр покорности тоже вроде бы чуток ниже стал…

Услышав эти слова, не очень-то связанные с предыдущими, Тиюри моргнула, потом понимающе улыбнулась.

– …Да, пожалуй, это верно. Прежний Хару, после того как увидел меня голой, наверняка бы месяц от меня бегал, даже не извинившись.

Гх.

Вновь в голове Харуюки всплыла та проблемная картина, и, чтобы спрятать заалевшее лицо, он опять бухнулся лбом вниз.

– Прости меня, извини, облажался, ну прости, пожалуйста!!!

– Кончай уже!

В голову Харуюки прилетела еще одна подушка.

Затем Тиюри, к которой вернулся ее острый язычок, тихо заявила:

– И еще – хочу предупредить. Если про тот случай в душе ты расскажешь Так-куну, я тебя разорву на кусочки. А потом еще Черно-семпай расскажу.

– Э…

Харуюки застыл на месте.

Да, он совершенно не собирался рассказывать о случившемся Черноснежке, но поделиться с Такуму планировал – сразу после того, как покончит с извинениями.

– Та… Таку тоже нельзя?

– Конечно! Ты вообще чем думаешь!!!

Харуюки получил по голове третьей подушкой. Вот как, это для нее очевидно?.. Но тогда как он объяснит нападение Номи? Нет, надо будет только сообщить, что Номи его завел в женскую душевую, тогда не придется рассказывать, что он там наткнулся на Тиюри.

Чувствуя стыд за то, что приходится держать что-то в секрете от лучшего друга и товарища, Харуюки сделал глубокий вдох и выбросил эти мысли из головы.

Сейчас не самое подходящее время копаться в том происшествии в душевой.

Номи объявил войну. И в этой войне от них потребуется полное напряжение сил. Если возможно, Харуюки хотел бы, чтобы проблема решилась до возвращения Черноснежки с Окинавы. Он не хотел подвергать ее опасности.

Сам себе говоря это, Харуюки вышел из квартиры Курасимы и поднялся на два этажа, к себе.


Однако Харуюки ошибался. Он не знал, что уже прошел точку невозврата.

Он не знал, что война уже не только началась, но и закончилась.

Глава 7

– Гейм овер, Арита-семпай… нет, Сильвер Кроу.

Это были первые слова Сейдзи Номи, когда Харуюки с ним встретился.


Средняя школа Умесато, если смотреть с юга на север, имела вид лежащей на боку буквы Н. Вход на территорию школы был с восточной стороны; в северном корпусе располагались спецклассы, в южном – обычные классы. Физкультурный корпус разделял остальное пространство на восточную часть («передний двор») и западную («центральный двор»).

В центральном дворе росли дубы и камфорные деревья; их ветви тянулись во все стороны, поэтому там было сумрачно даже днем. Там не было ни скамеек, ни газонов, и ученики ходили туда редко. Общественных камер там тоже не было.

В конце первого урока в понедельник утром Харуюки получил мэйл от Номи с приглашением встретиться там. Увидев в конце короткого текста, набранного мелким шрифтом, слова «Приходи один», Харуюки кинул взгляд на спину Такуму, сидящего впереди него.

Он так и не рассказал Такуму про вчерашнее происшествие в душевой.

Почти все можно было пересказать нормально – то, что он получил вирус в нейролинкер, то, что бросился в женскую душевую; но чтобы объяснить, как он спасся, ему пришлось бы упомянуть Тиюри. А Тиюри категорически запретила ему рассказывать об этом, поэтому, как бы Харуюки ни пытался замазать ее участие, ему пришлось бы лгать.

Лгать Такуму он совершенно не хотел.

Но Харуюки вполне понимал Тиюри, которая не желала позориться еще больше.

Он мысленно стонал, не в силах разрешить свою дилемму, – и именно тогда ему пришел мэйл от Номи.

Естественно, Харуюки решил отложить разговор с Такуму до после встречи с Номи. Раз уж в мэйле было прямо сказано приходить одному. Если с ним будет Такуму, Номи может и не явиться.

Когда пришло назначенное время – начало 20-минутной перемены между вторым и третьим уроками, – Харуюки встал со стула и выскочил в коридор. Сбежал по лестнице, схватил свои кеды из обувного ящичка и по гравийной дорожке, идущей вдоль спортзала, добрался до центрального двора.

От этого места у него были нехорошие воспоминания. Поскольку Общественные камеры сюда не заглядывали, его, когда он был в первом классе, много раз вызывали сюда школьные хулиганы. Они толкались, и он позорно шлепался задницей на влажную палую листву – жалкое зрелище.

Но все это в прошлом. Теперешний я – совсем не такой, как тогдашний.

Мысленно прошептав себе это, Харуюки зашагал к здоровенному монгольскому дубу, стоящему посреди сумрачной рощицы.

Оттуда раздался тихий звук шагов, и перед Харуюки возникла человеческая фигура.

Харуюки, уверенный, что он придет первым, слегка растерялся, и его правая нога отступила на полшажочка.

Стоя лицом к лицу с Сейдзи Номи, Харуюки заметил, что у того действительно очень щуплое телосложение. Он даже уступал на десяток сантиметров Харуюки, который сам был ниже среднего роста в своем классе. Руки-ноги, туловище, шея с темно-серым нейролинкером – все это было маленьким, как у ребенка. А уж весил он, наверно, раза в два меньше, чем Харуюки.

Лицо тоже было настолько детским, что Номи можно было бы принять за девочку. Харуюки, конечно, помнил это лицо по фотографии, присланной Такуму, но все равно на миг усомнился – это ли тот самый враг, который подстроил ему такую жестокую ловушку?

Номи слегка поклонился; ровно подстриженные, мягкие на вид волосы качнулись. В глазах с длинными ресницами и на губах родилась слабая улыбка –


– Гейм овер, Арита-семпай… нет, Сильвер Кроу.


Вот что произнес Сейдзи Номи.

– Э… че, чего?

Застигнутый врасплох, Харуюки смог лишь это из себя выдавить.

По-прежнему улыбаясь, Номи пожал худенькими плечами и пояснил:

– То есть победитель уже определен. Я выиграл, семпай.

– В-выиграл во что?..

Харуюки сделал глубокий вдох, и его мысли ожили. Он сердито уставился на противника.

– У нас еще не было дуэли. Потому что ты пользуешься каким-то фокусом, чтобы не появляться в дуэльном списке.

– Дуэль… она уже не нужна. Потому что у меня есть вот это.

Номи извлек правую руку из кармана и изящными движениями поделал что-то на виртуальном рабочем столе. Перед Харуюки вспыхнуло голографическое диалоговое окно с предложением принять файл.

– Не беспокойся, там нет вирусов и других подобных штук.

– …

Харуюки, конечно, не мог так вот сразу поверить словам Номи; он подозрительно уставился на своего соперника и медленно спросил:

– …Ты, как ты засунул визуальный маскировщик в мой нейролинкер?

– Хмм, ты это понял, э? Тогда я в награду расскажу тебе. Фотка, все дело в фотке! Маюдзуми-семпай отослал ее тебе, правда?

– Фо… фотка?

Лишь теперь Харуюки задним числом понял. Групповое фото первоклассников из секции кендо, которое ему вчера переслал Такуму. Он точно помнил, что размер был на удивление большой – он еще удивился тогда, прежде чем ее открыть.

– Он был встроен в карточку с моим именем. Смотрелка фотографий в нейролинкере и информационный дисплей Дополненной реальности работают на одном и том же движке. Так что спрятать программу, которая чуток подкручивает картинку в поле зрения, проще простого.

Номи объяснял, не переставая улыбаться, однако Харуюки, хоть и имел некоторые навыки в программировании, не сомневался, что с его уровнем такого не сделать.

Возможно, Номи походил на Черноснежку и Нико, Красного короля, в том, что его внешность не соответствовала ментальному возрасту опытного Бёрст-линкера. Хоть он и младше, недооценивать его было ни в коем случае нельзя.

Слушая свой внутренний голос, Харуюки запустил дополнительные антивирусы, помимо включенных по умолчанию, и опасливо принял посланный Номи файл.

Это было, похоже, короткое видео. Прежде чем воспроизвести его, Харуюки убедился, что размер файла соответствует длительности и качеству записи. Потом, чувствуя, что во рту все пересохло, он прикоснулся пальцем к иконке.

Все поле зрения заняло прямоугольное окно.

Видео было очень четким, несмотря на небольшие помехи. На нем был, похоже, школьный коридор, который снимался откуда-то сверху.

Судя по отсутствию в нем окон, коридор находился где-то под землей. Был он короткий, и с левой стороны виднелся проем без двери.

Сразу за этим проемом была развилка, и на стене были видны два знака. Голубой «для мальчиков» и розовый «для девочек». Это же –

Вход в душевые комнаты под спортзалом.

Как только до Харуюки это дошло, он тут же догадался, какое видео ему сейчас покажут. Мурашки побежали по его рукам и спине.

Секунду спустя из нижнего правого угла поля зрения появился коротышка-ученик. Лохматые, неухоженные волосы. Серебристый алюминиевый нейролинкер.

Дойдя до центра окна (где был вход в душевые), мальчик оглянулся в сторону камеры. Круглое лицо, захваченное анфас, принадлежало не кому иному, как Харуюки.

Харуюки-на-видео, поколебавшись немного –

Засеменил направо, туда, где был знак «для девочек».


– Хи-хи, ты был слишком уж тороплив, семпай!

Видео закончилось; Харуюки стоял, как в столбняке, и в голове у него был сплошной белый туман. До него донесся жизнерадостный голос Номи.

– Любой нормальный человек бы выскочил оттуда, как только увидел, что внутри все розовое! А ты так и не вышел. Я прямо не знал, что делать.

Слова Номи таили в себе загадку, но главное – Харуюки не мог поверить, что это видео вообще существовало. Он сумел выдавить через пересохшее горло:

– Т-ты… это, как ты?.. Там же было негде спрятаться…

Номи расхохотался, будто услышал что-то невероятно смешное, и покачал головой.

– Не та нынче молодежь… прямо хочется так сказать. Ты что, думаешь, что нейролинкер – единственное портативное устройство в мире? Лет десять назад еще вот такая штучка продавалась.

Из кармана он извлек округлый предмет, легко умещающийся в ладони. Спереди виднелась линза.

– Сейчас, конечно, все цифровики – здоровенные зеркалки. Но даже у этой крошки отличное разрешение, правда? На этом видео Арита-семпай, любой скажет с первого взгляда. Она была над шкафчиком для метел в том коридоре.

Ошеломленно глядя на это игрушечное на вид устройство, Харуюки спросил почти на автомате:

– …Ты… все это затеял только для того, чтобы убрать меня из школы?.. Ты собираешься сделать все, чтобы меня ис… исключили?

– Нет, нет, что ты, вовсе нет!

Распахнув свои прежде прищуренные глаза, Номи помотал головой, словно услышал что-то очень глупое.

– Сделать так, чтобы семпая исключили, – какая мне от этого польза? Кроме того, если я настолько сильно тебя достану, ты, семпай, можешь дойти даже до того, чтобы напасть на меня в реале; в общем, это не окупится. Я просто хочу, чтобы все то время, что я буду учиться в этой школе, Арита-семпай… – Номи сделал паузу и улыбнулся невинной улыбкой, в которой, однако затаились невероятные хитрость и холодность, – был моей преданной и услужливой собачкой, только и всего. Будешь каждый день приходить и кормить меня бёрст-пойнтами, как умный хороший песик.


– Я этого не допущу.


…Новый голос сотряс удушливую атмосферу центрального двора.

Харуюки от неожиданности вздрогнул; Номи, не снимая улыбки с лица, обернулся к источнику голоса.

Из-за деревьев вышла Тиюри; ее кошачьи глаза горели. Такуму с ней не было. Похоже, она сама пошла за Харуюки и услышала весь разговор.

Тиюри подошла, топоча по траве, и, глядя на Номи в упор, резко заявила:

– Я позвала Хару из душевой. Если про это видео узнают, я так и скажу. Я упала и подвернула ногу, и не могла встать – как тебе? Это дает Хару законный повод войти на женскую сторону. Разумеется, никакого отстранения или исключения не будет.

После этих слов Харуюки, забыв про свое положение, выпучил глаза.

Да, это объяснение выглядело вполне убедительно. Вообще-то, если бы он действительно собирался подглядывать, то так вот просто входить – само по себе абсурд.

…Однако.

Даже после того как Тиюри договорила и закрыла рот, тонкая улыбка не исчезла с губ Номи.

Ленивым движением он убрал миникамеру, потом медленно свел ладони вместе, будто аплодируя, и сказал:

– Неплохо, очень неплохо, Курасима-семпай. Для цыпленка, который только что стал Бёрст-линкером.

– …Прекрати уже свой блеф. Это твое видео уже бесполезно.

– Хмм, я бы на твоем месте не был так уверен. Чисто к примеру… – Номи театральным жестом поднял палец. – …Если как раз сейчас в шкафчике для одежды в женской душевой обнаружат скрытую камеру… что будет? Будет грандиозный скандал на всю школу. Потом, когда начнут искать преступника, в сеть попадет вот это видео… как вы думаете, прикрытие Курасимы-семпай будет работать?

– !..

Харуюки и Тиюри хором резко втянули воздух.

– Не может быть… ты и на это пошел?

Ровно в тот момент, когда эти слова вырвались из пересохшего рта Харуюки.

Перед его глазами засверкали красные огоньки. Наверху поля зрения пробежали слова «Экстренное сообщение», набранные здоровенным шрифтом Mincho. Харуюки даже удивиться не успел, когда в его ушах раздался звон. Это был не звонок на урок – в нем слышалась тревожность. И тут же синтетический женский голос объявил:

«Экстренное сообщение от директората средней школы Умесато. С этого момента нижеуказанные помещения объявляются запретными для учеников. Всех учеников, находящихся в этих помещениях, прошу немедленно их покинуть. Повторяю…»

Следом в поле зрения Харуюки появился полупрозрачный 3Д-план школы. Прямо посередине несколько комнат горело ярко-красным светом.

Все, что было над и под спортзалом. Включая, естественно, женскую душевую.

Даже когда картинка сжалась до размера иконки и к Харуюки вернулось зрение, он продолжал тупо смотреть на Номи. Первоклашка, только что поступивший в школу, весело произнес все с той же улыбочкой:

– Они уже нашли камеру, э? Ну, таймер был выставлен так, чтобы звук затвора раздался именно сейчас, так что ничего удивительного.

Эти слова почти потонули в гуле голосов, раздавшемся от всех зданий к югу.

Тиюри отступила на шаг и прошептала едва слышным голосом:

– Ты… в с-своем уме? Это… вот это все устроить… всего лишь ради игры?..

– Теперь я хочу спросить тебя, Курасима-семпай. «Брэйн Бёрст» – это «всего лишь игра», ты серьезно так считаешь?..

И в этот миг Харуюки заметил резкую перемену в улыбке Номи, только что такой жизнерадостной.

Уголки губ приподнялись, прищуренные глаза загорелись холодным светом. Высунувшийся кончик языка демонстративно облизал нижнюю губу.

Тиюри вздрогнула. Синий бант на ее груди –

Вдруг оказался схвачен рукой Номи, метнувшейся вперед, как змея. Потом Номи резко потянул на себя.

– Ай?!. – вскрикнула девушка. Номи, едва не касаясь носом кончика носа Тиюри, глядя ей прямо в глаза, произнес сильным, молодым голосом:

– Никогда больше не смей меня оскорблять. Делай то, что я тебе прикажу, только так ты сможешь спасти Ариту-семпая. …Впрочем, ты, Курасима-семпай, первого уровня, у тебя не получится легко зарабатывать очки…

Внезапно он скользнул за спину Тиюри и с силой обхватил ее левой рукой на уровне живота. Положил подбородок на правое плечо Тиюри и прошептал ей прямо в ухо:

– …Ты будешь моей комнатной собачкой, а не охотничьей. Во время моих дуэлей ты будешь среди зрителей и будешь мне помогать. Ху-ху-ху… зверек особого назначения, даже у шести королей такого нет. А, не волнуйся, вряд ли я буду чего-то требовать от тебя в реальном мире. По крайней мере пока.

– Ах ты… сволочь, – простонал Харуюки и сделал было шаг вперед. Но тут.

– Кто тебе разрешил двигаться, пес… то есть семпай, ­– прилетели холодные слова в комплекте с презрительной усмешкой. – Я сказал с самого начала, «гейм овер». У семпая нет иного выбора. Пока что просто сиди тут тихо, или еще что-нибудь.

После этих слов Номи достал из кармана блейзера что-то маленькое и длинное. Даже не вглядываясь, Харуюки понял, что это XSB-кабель. А потом – понял, зачем.

По-прежнему стоя позади Тиюри и крепко прижимая ее к себе левой рукой, Номи потянулся маленьким штекером к ее шее.

На распахнутых глазах Тиюри проступила дымка слез –

Ее снежно-белые зубки застучали –

И тогда внутри Харуюки что-то щелкнуло.

– …Сууукааа!!!

Еще до того, как Харуюки понял, что это он сам кричит, он оттолкнулся от влажной земли. Крепко сжав непривычную руку в кулак, он рванулся к Номи.

Он понятия не имел, что именно собирается делать.

Прибегнуть к насилию, собственным кулаком из плоти и крови заставить врага упасть, уничтожить его гордость, вынудить подчиниться. Это был низший, отвратнейший поступок, который сам Харуюки испытал на себе множество раз, – но эти чувства уже улетели куда-то далеко. Осталось лишь дикое желание бить и бить этого намного более мелкого, чем он сам, типчика по имени Номи.

Даже при виде приближающейся туши Харуюки –

Номи не убрал с лица свою тонкую усмешечку.

Он с силой оттолкнул Тиюри, так что та покатилась по траве. Потом чуть подсел, его рот приоткрылся.

Харуюки мгновенно понял, что собирается делать враг.

Ускорение. Причем не обычное. А то, десятикратное «физическое ускорение», при котором сознание остается в теле.

Как только Харуюки это осознал, он одновременно с Номи инстинктивно прокричал команду, которую никогда раньше не использовал.


– Физикл бёрст!!!


Все окружающие звуки стали ниже. И как-то потемнело.

Воздух стал плотнее.

Харуюки как будто очутился в бесцветной, прозрачной, вязкой жидкости. Требовалась уйма времени, чтобы хотя бы шаг сделать. Это не ускорение, это, наоборот, торможение – но эту мысль Харуюки тут же выкинул из головы. Команда, которую он произнес, ускорила его сознание в десять раз, но сам он при этом остался в реале. Ясно, что для него теперь скорость его настоящего тела и всего остального стала вдесятеро меньше.

Всего в метре впереди Номи тоже двигался, медленно и неуклюже. С холодной улыбкой, прилипшей к губам, он поднимал правый кулак. Поднявшись выше плеча, кулак медленно развернулся и двинулся вперед. В норме Харуюки не смог бы разглядеть траекторию удара, а сейчас он мог ее видеть совершенно отчетливо.

В липком, тяжелом воздухе Харуюки с усилием переложил тело вправо. Одновременно его левый кулак пошел снизу вперед. Он сумеет увернуться от удара Номи и сам нанесет ему удар в корпус.

…А это правильно?

Подобные мысли пузырями всплыли на поверхность его души с тихими хлопками.

Однако Харуюки с усилием загнал их обратно в глубину.

…Этого типа, этого Номи ни за что не прощу. Он не только мне, он и Тиюри угрожал, запугивал ее, более того – что он сказал? Комнатная собачка?

Не прощу. Ни за что не прощу.

Харуюки аккуратно выправил траекторию кулака, нацеленного Номи в правый бок.

Из-за этого он слишком поздно обнаружил –

Правый кулак Номи, продвинувшись немного вперед, остановился, вместо этого вылетел левый хук.

Финт?!

Харуюки поспешно оперся на правую ногу и попытался уклониться влево.

Однако его центр тяжести уже был смещен вправо и обратно возвращаться так просто не хотел.

Левый кулак Номи приближался к его лицу. В то же время его тело развернулось, и правый бок, в который метил Харуюки, отодвинулся в сторону.

Усилий Харуюки, который пытался выправить траекторию удара, оказалось недостаточно – его кулак лишь скользнул по блейзеру Номи.

И тут же он ощутил прикосновение кулака Номи к правой стороне своей челюсти.

И это называется удар? Совсем же не больно. Лишь на короткое мгновение эта мысль мелькнула у Харуюки в голове –

Сила прошла волной через слой жира вокруг его шеи, достигла челюстной кости, и нервам передались ее непреодолимые тяжесть и жесткость. Гибель скоплений мягких клеточек, раздавленные капилляры – эти ощущения Харуюки вкушал на скорости 1/10 от обычной.

Потом его словно толкнуло медленным горячим взрывом, и Харуюки начал заваливаться влево. Краем глаза он увидел, как Номи, возвращая кулак назад, не остановился, а крутанулся на месте, подняв правую ногу.

Медленным, идеальным движением, как в кино, Номи нанес задний круговой удар, на который Харуюки мог лишь беспомощно смотреть.

Правая пятка потянулась вперед, коснулась бока Харуюки, погрузилась, глубже, страшно глубоко –

Как будто здоровенный столб воткнули ему в живот. После многосекундной нестерпимой боли Харуюки медленно взлетел в воздух. Краем глаза он увидел искаженное от боли лицо Тиюри.

Еще семь секунд прошло, прежде чем он рухнул на землю.

Остаток субъективных тридцати секунд «Физикл бёрста» Харуюки провел, неприглядно перекатываясь по земле и терпя жгучую боль.

Потом тональность звуков снова поднялась до обычной; одновременно и воздух перестал быть вязким.

– Гг… хааа!

Как только сознание Харуюки вернулось к нормальной скорости, он застонал и скорчился, держась за живот. Тяжело и хрипло дыша, он увидел, как к нему, шелестя травой, приближаются туфли Номи.

– А, так никуда не годится, семпай. В драках с физическим ускорением важно просчитывать все заранее и финтить, если бы ты подумал немного, то понял бы, правда? Или – неужели ты вообще раньше не дрался? Если так, я мог и не пользоваться командой. Пять очков коту под хвост.

Остановившись прямо перед Харуюки, Номи ногой толкнул его в плечо и перевернул лицом вниз.

– До следующего урока три минуты, да? …Ну, мы успеем. Я соглашусь на твою просьбу быть моим противником, Арита-семпай.

– А… айй?.. – снова простонал Харуюки, боль которого только начала стихать.

Он уже столько всего натворил, чего ему еще надо?

Ответом на его вопрос послужили не слова, а блестящий штекер XSB-кабеля.

Наступив левой ногой Харуюки на спину, Номи наклонился, без тени колебаний воткнул штекер в нейролинкер Харуюки и выкрикнул:

– Бёрст линк!!!

Глава 8

«HERE COMES A NEW CHALLENGER!»


Харуюки обалдело смотрел на эту надпись, появившуюся перед его глазами сразу после знакомого звука ускорения.

Дуэль?! Почему сейчас?!

До сих пор Номи с помощью какого-то трюка не появлялся в дуэльном списке и тем самым избегал вызовов. Почему же теперь он не только согласился на дуэль, но и сам ее устроил?

Харуюки был сбит с толку, он никак не мог понять намерений Номи. Распахнув глаза, он мог лишь наблюдать, как мир с сухим шорохом трансформируется в дуэльную арену.

Деревья разом лишились листьев, высохли и почернели. Небо с каждой секундой становилось все темнее, погружаясь в сумрачное индиго.

Стоящие с трех сторон школьные корпуса медленно превращались в руины. Из серой земли со скрипом вырастало множество столбов и плит. Нет, это не столбы – надгробия. До самого горизонта виднелись замшелые кресты и надгробные камни.

Как только создание арены было завершено, в верхней части поля зрения Харуюки возникли две полосы хит-пойнтов. Под левой из них всплыло имя дуэльного аватара Харуюки, «Сильвер Кроу». А справа –

«Даск Тейкер»[11]. Уровень 5.

С этим именем Харуюки прежде не встречался и не слышал о нем. Однако уровень оказался неожиданно высоким.

Возможно, этот Номи всегда повторял одно и то же. Подстраивал ловушку другому Бёрст-линкеру, находил его уязвимое место, потом угрозами вынуждал его «платить» бёрст-пойнтами. Так он мог повышать уровень, особо и не сражаясь.

Перед стиснувшим зубы Харуюки наконец-то возникли большие буквы слова «FIGHT!!!» – и тут же разлетелись.

Лишь тогда до него дошло, что он до сих пор лежит на земле, как и до ускорения. И чья-то нога давит ему на спину.

– !..

Харуюки поспешно вскочил и отпрыгнул в сторону. Поднял руки, взглянул –

Перед ним стоял очень странный аватар.

Вполне нормальный, человекоподобный силуэт. Небольшого размера, примерно как Сильвер Кроу. Лицо тоже похожее – просто гладкая маска, лишь красновато-фиолетовые глаза горят внутри. Худое тело и ноги, будто собранные из палок.

Но руки иначе как «странными» и не назовешь.

Правая была явно механической – толстая, собранная из штифтов и шестеренок и покрытая с боков броней; а на конце ее виднелся брутального вида инструмент, смахивающий на секатор.

А вот левая рука, как ни посмотри, явно была живая. До локтя она вся состояла из кольчатых сегментов, как у дождевого червя, а ниже расходились три длинных щупальца.

Accel World v03 145

Форма не производила какого-то целостного впечатления, зато цвет соответствовал имени «даск» – фиолетово-черный. По цветовому кругу он должен был бы относиться к дальнобойным, но насыщенность была очень низкая.

Закончив краткое наблюдение и бдительно глядя на врага, Харуюки выплюнул вывод, к которому пришел:

– …Значит, ты собираешься забрать мои очки, да? Чтобы я их тебе отдал без сопротивления в качестве сегодняшней «платы», ты это мне хочешь сказать?

Номи, Даск Тейкер, какое-то время стоял молча, глядя на Харуюки из-под темной маски.

Наконец его рука с щупальцами дернулась, и раздался голос со смешинкой.

– Как только ты превратился в дуэльный аватар, ты стал куда смелее, семпай. Несмотря на то, что в реальном мире я по-прежнему на тебе стою.

Не обращая внимания на издевательский тон, Харуюки мгновенно ответил:

– Ты тоже просто на удивление спокойный. Я знаю твое реальное лицо, имя, а теперь еще и внешность и имя твоего аватара. Тебе не кажется, что это почти такая же смертельная информация, как то видео перед душевой?

– Что ты хочешь этим сказать? Что если видео будет опубликовано, мне это будет стоить «вторжения в реале», и на меня будут нападать другие Бёрст-линкеры?

– …А ты думаешь, я на это не пойду?

– Ху-ху-ху, боюсь-боюсь. Что ж, признаю, у семпая тоже есть козырь. Но чтобы забирать очки, такая вот дуэль все равно необходима. В таком случае… я приму у тебя кое-что еще.

Значения этих слов, произнесенных с металлическим эхо, Харуюки не понял.

– При… примешь?

– Да. Нечто дорогое для семпая. Ну ладно… раз уж мы на арене, как насчет подраться? Правда, эта дуэль идет через Прямое соединение, и без зрителей скучновато.

После этих слов фиолетово-черный аватар поднял правую руку-секатор и щелкнул.

Харуюки окончательно перестал понимать намерения Номи.

Однако, раз уж у них дуэль, он не позволит себя просто так избить. У Харуюки был козырь – реальная информация о Номи; если он разгласит эту информацию в ускоренном мире, у Номи уже не будет легкой жизни – за ним начнут гоняться голодные до очков Бёрст-линкеры. Наверняка Номи хотелось бы этого избежать.

Раз так, значит, победитель определится в обычной дуэли. Возможно, Номи применит какую-то суперсилу (типа как в предыдущей драке на кулаках), чтобы отобрать у Харуюки «нечто дорогое» и тем самым заставить его подчиниться.

…Однако.

– Если ты считаешь, что и здесь легко сможешь победить… попробуй, Сейдзи Номи!!! – крикнул Харуюки и, сжав кулаки, рванулся вперед.

Арена называлась «Кладбище». Ее основные свойства: постоянно темно, и время от времени из-под земли высовываются руки мертвецов, норовя схватить сражающихся за ноги.

Противник был на один уровень выше, но в файтинге «Brain Burst», в отличие от большинства онлайновых RPG, разница в уровнях – не основной фактор, определяющий исход боя.

Конечно, разница между первым и девятым уровнями слишком велика, чтобы ее можно было чем-то компенсировать, но если речь о четвертом и пятом, то, пожалуй, важнее свойства арены и кому она больше подходит. Что касается арены «Кладбище», Харуюки был уверен, что преимущество на его стороне.

– У… ОООО!

Несясь по прямой, он металлическими ногами и кулаками разносил надгробия, как пенопластовые. Благодаря бонусам за разрушение объектов его синяя шкала спецатаки начала медленно заполняться.

Номи, то есть Даск Тейкер, глядел на набегающего Сильвер Кроу, не сдвигаясь с места. Он лишь лениво приопустил поясницу, выставил правую руку-секатор перед собой, а левую со щупальцами убрал за спину.

– Тиеэээээ!

С резким возгласом, как в поединке кендо, Даск Тейкер неожиданно махнул левой рукой, когда между противниками оставалось еще больше пяти метров.

Щупальца, щелкнув, словно кнуты, резко удлинились и вылетели вперед.

Однако Харуюки это предвидел. Практически в любой игре есть вытягивающиеся щупальца.

Ему предстояло иметь дело с быстро летящими сверкающими острыми кончиками, однако же они все равно были медленнее, чем пули. От щупальца, нацеленного ему в лицо, он уклонился, отодвинув голову чуть в сторону, остальные два просто отбил и налетел на Даск Тейкера.

– Сиээ!

Одновременно с этим коротким выкриком секатор метнулся вперед; Харуюки пригнулся, пропуская его над собой.

– …Рааа!

Харуюки с силой топнул левой ногой, и его выброшенный вперед локоть угодил врагу точно в челюсть. Раздался звук удара, все вокруг осветилось сине-белым спецэффектом. Правая полоса хит-пойнтов слегка укоротилась. Это было первое попадание.

Номи откинулся назад, пытаясь сохранить равновесие. Прямо в его незащищенную грудь пришелся пинок правой ноги Харуюки.

– Гху… – простонал Номи, шатаясь. Харуюки продолжил атаку. Левый хук, от которого Номи подбросило, затем высокий удар правой ногой. Стройное тело Сильвер Кроу, ни в какое сравнение не идущее с реальным телом Харуюки, мелькало как молния, надежно следуя всем командам, которые посылало ему сознание.

Вот тебе, смотри… и еще смотри!!!

Нанося один за другим три размашистых удара ногами, как в фильме про кунфу, Харуюки мысленно кричал:

Ты все время бегал от дуэлей и не знаешь небось, что в ближнем бою ни один Бёрст-линкер моего или близкого уровня со мной не сравнится. Ты хоть знаешь, через что я прошел, чтобы приобрести такую скорость… сколько раз в меня попадала виртуальная пуля, и я потом блевал в туалете – небось ты об этом не знаешь. Такие как ты, кто умеет только вести грязную информационную войну и хотят с ее помощью добраться до вершины…

– …Недостойны называться Бёрст-линкерами!!!

Правый кулак, прочертив траекторию прямую, как лазерный луч, врезался в фиолетово-черный шлем, и по гладкой поверхности пошли радиальные трещины.

Даск Тейкер отлетел, ударился о надгробие и остался лежать. От его хит-пойнтов осталось около 30%.

– …Еще один удар, и тебе конец!

С этим выкриком Харуюки наконец направил силу в лопатки. Развел руки в стороны, и с резким металлическим лязгом за его спиной раскрылись широкие крылья.

Его шкала спецатаки была заполнена доверху. Если он сможет нанести точный удар с пикирования, от хит-пойнтов Номи останется воспоминание. Поскольку вокруг, куда ни погляди, стояли сплошные надгробия, спрятаться было абсолютно негде.

Харуюки слегка согнул ноги, готовясь оттолкнуться от земли – и тут.

Левая рука лежащего возле гробницы Даск Тейкера внезапно дернулась, и три щупальца рванулись к Харуюки, словно отдельные живые существа.

От двух, нацеленных в туловище, Харуюки увернулся, но третье обвилось вокруг его правого запястья. Однако в панику он не ударился – крепко схватил щупальце и, как и собирался, оттолкнулся от земли.

Поднявшись примерно на полметра, он изменил направление биения крыльев с вертикального на горизонтальное и потащил Даск Тейкера за собой. Тот пытался сопротивляться, упершись ногами, но лишь оставлял борозды в земле.

Многие пытались поймать Сильвер Кроу подобным образом, с помощью различных кнутов или проводов. Однако большинство либо оказывались в воздухе, вися на аватаре Харуюки, либо волочились по земле. Сила крыльев Сильвер Кроу была, похоже, безгранична – лишь бы шкалы спецатаки хватало. Харуюки победил в перетягивание каната даже Кром Дизастера – демонического Бёрст-линкера, который был сильнее королей.

– У… оооо!

Одновременно с этим возгласом Харуюки его крылья окутала серебряно-белая аура. Сейчас я протащу Номи по надгробиям и снесу его оставшиеся хит-пойнты – холодно подумал Харуюки –

Как вдруг.

Громадный секатор в правой руке Даск Тейкера сомкнулся на его собственном левом локте.

Харуюки не успел даже удивиться – с неприятным тугим звуком рука оказалась рассечена.

Когда натяжение щупалец мгновенно исчезло, Харуюки по инерции упал и покатился по земле. Перекувырнулся два-три раза, снес уйму надгробий и наконец остановился.

Секунду он ошарашенно смотрел в сумрачное небо, потом поспешно попытался вскочить. Но вдруг из земли вылезли синевато-белые скелетные руки и схватили Харуюки за все четыре конечности. «Ловушка», особенность арены «Кладбище».

– Дерьмо.

Выругавшись, Харуюки попытался стряхнуть руки, но те упрямо цеплялись и не отпускали его. У Харуюки не осталось выбора – он перевернулся на спину и попытался раскрыть крылья, чтобы подлететь вверх – однако.

Прежде чем его тело поднялось, к нему каким-то насекомым движением придвинулась тень и наступила на правое плечо. Харуюки вновь оказался прижат к земле.

Над ним стоял, разумеется, Даск Тейкер. После того как он отрезал себе левую руку, от его здоровья осталось всего 20%. У Харуюки же оно было на уровне примерно 90%; он не думал, что тут можно что-то изменить. Однако сумрачный аватар держался подозрительно расслабленно. Он медленно наклонился; пустая маска шлема приблизилась к голове Харуюки.

Когда действие ловушки кончится, я взлечу и закончу то, что начал.

Так подумал Харуюки, после чего сказал вслух:

– …Тебе так нравится наступать на других.

– Ху-ху… кстати, а тебе, семпай, похоже, нравится, когда на тебя наступают.

Тихо произнеся эти слова, Номи поднял обрубок левой руки и уставился на место разреза. Харуюки посмотрел туда же и обнаружил, что из культи медленно выглядывают три новых кончика щупалец. Это зрелище вызвало в нем отвращение.

– …Регенерация? Прямо как хвост ящерицы.

– Если так, то скорее осьминог или актиния. Нет, прежний владелец говорил, что это морская звезда.

– Че… чего?

Повернувшись к Харуюки, который никак не мог понять смысла последних слов –

Номи прошептал еще холоднее, чем прежде:

– Я ведь сказал уже, не так ли? Что заберу у семпая то, что ему дорого. Вот… – кончик секатора со стуком притронулся к левой руке Харуюки, – так.

Он пригнулся к Харуюки, чуть ли не коснувшись его головой, и из глубины шлема, из красно-фиолетовых глаз вырвалось вихрящееся свечение.

– Вот так. …«Демоник коммандир»[12].

…Спецатака!

В том, как было произнесено название спецатаки, не слышалось ни возбуждения, ни духа борьбы; Номи практически выплюнул эти слова.

Как будто ему вовсе не надо было произносить название приема, чтобы его активировать.

Из лица Даск Тейкера вырвался столб черного света и ударился точно в зеркальную маску Харуюки; во все стороны разлетелись маленькие лучики.

– Кк!..

Харуюки стиснул зубы, приготовившись терпеть. Даже несмотря на то, что он принял удар со столь близкой дистанции, одна атака не могла нивелировать огромную разницу в хит-пойнтах. Как только спецприем закончится, он контратакует. Харуюки начал уже высчитывать время – однако.

Его здоровье не уменьшалось.

Полоса хит-пойнтов Сильвер Кроу так и продолжала светиться зеленым, даже на чуть-чуть не укоротилась. Боли он тоже не чувствовал. И жара.

И тем не менее шкала спецатаки Номи, изначально заполненная, разряжалась с пугающей быстротой. Фиолетово-черный смерч становился все сильнее и холодно давил на лицо Харуюки, но никаких других изменений он не ощущал.

…Нет.

Внезапно он почувствовал, как что-то высасывается из всего его тела. Ровно в то мгновение, когда он это заметил, вражеская шкала спецатаки разрядилась до половины, и свет потек в обратную сторону. Он вырывался из шлема Харуюки, точно струя жидкости, и впитывался в лицо Номи.

Через несколько секунд все вдруг прекратилось.

Шкала спецатаки врага полностью истощилась. А у Харуюки – наоборот, заполнилась. Его хит-пойнты не пострадали, у Номи тоже не изменились – так и остались на уровне 20%.

– …Ооооо! – взревел Харуюки и попытался взлететь. Скорее всего, атака Номи была задержанного действия, а раз так, смысла ждать не было. Он взлетит вместе с Даск Тейкером на большую высоту, сбросит его оттуда, и все закончится –

– …

Тишина.

Арену заполнял холодный неподвижный воздух.

Мертвые руки, цеплявшиеся за Харуюки, исчезли. Только левая нога и правая рука Даск Тейкера удерживали его за плечи. Но.

Он не мог взлететь.

Как бы он ни напрягал спину, как бы ни сосредотачивался, серебряные крылья, дающие Сильвер Кроу свободу полета, не реагировали.

Харуюки ошеломленно повернул голову и посмотрел за спину.

Их там не было.

Всегда такие безотказные, прекрасно сверкающие десять серебряно-белых пластинок с каждой стороны – исчезли без следа.

Не в силах понять, что происходит, Харуюки медленно повернул голову обратно и увидел, что фиолетово-черный аватар молча встал.

Беспечно отпустил Харуюки и отошел на несколько шагов.

– …Ху, ху-ху.

К его невинному смеху примешалась настойчивость человека, за плечами которого были годы опыта, и что-то еще непонятное.

– Ху-ху-ху. Сейчас под твоей маской небось полный шок, да, семпай? И твой бедненький геймерский мозг, которым ты так гордишься, небось думает сейчас. «Что это был за прием? Что со мной случилось?» Напыщенность не в моем вкусе, так что я тебе объясню. Все это значит… – он, как Харуюки несколько минут назад, скрестил руки перед грудью и с силой развел в стороны, – вот что.

Шшшш.

С этим влажным звуком из спины Даск Тейкера вверх потянулись два кривых выроста. Харуюки мог лишь молча смотреть, не сводя глаз.

Вытянувшись примерно на метр, они застыли, потом встряхнулись и со стоном…

…разбрызгивая во все стороны черную слизь, развернулись в стороны.

Крылья.

Кости, соединенные перепонкой; они смахивали на крылья летучей мыши, а может, демона или еще кого. Зловещий силуэт четко отпечатывался на фоне кроваво-сумеречного неба.

Accel World v03 157

Крылья захлопали, и на глазах у Харуюки, чьи мыслительные процессы полностью остановились, маленький аватар подлетел чуть вверх. Но тут же вернулся на землю, и фиолетовый шлем склонился набок.

– Эй, а это не так-то просто… Тут нужна не просто команда на действие, а, видимо, еще какое-то управление.

Хлоп-хлоп. Еще сильнее забив крыльями, аватар вновь поднялся над землей.

– А, вот как это работает. Надо будет поупражняться для полного контроля.

Медленно покачиваясь из стороны в сторону, аватар принялся набирать высоту. Это был не прыжок. И его не тянули за какой-нибудь провод. Это было… это было.

– …Нет, – вырвался скрипучий вздох изо рта Харуюки. – Не может быть… не может быть.

До сих пор только один аватар обладал способностью к полету. Только один.

И она ведь тоже так говорила. Только я один. Только я могу летать над этим миром. Один-единственный, в этом моя сила. Моя надежда. Мое… все.

– О, еще как может.

Паря на высоте трех метров, Даск Тейкер медленно развел руки в стороны.

– Мой единственный спецнавык, «Демоник коммандир», забирает у дуэльного аватара противника один спецнавык, «Усиленное вооружение» или способность. Те щупальца я тоже отобрал у кого-то, это было уже давно. Но я ими нечасто пользуюсь. Ты понимаешь, что это значит? Это значит… время действия – не ограничено. Правда, есть ограничение по количеству.

Кража способностей. Вечный эффект.

Это значит что? Само свидетельство существования Сильвер Кроу, его серебряные крылья, украдены этим фиолетово-черным аватаром и уже никогда не вернутся?..

– В… вреееешь! Верни их! Верни ииииих!!! – заорал Харуюки, пытаясь сопротивляться ощущению бездонной пустоты, нахлынувшему на него.

Он вскочил, пробежал несколько шагов, подпрыгнул изо всех сил. Вытянул правую руку в попытке ухватить Номи за ногу.

– Эй.

Тот приподнял ногу, и рука Харуюки схватила лишь воздух. С металлическим стуком он позорно упал на четвереньки. Рукам стало холодно, все чувства куда-то исчезли. Ему хотелось встать, но аватар не слушался приказов.

– Семпай, семпай! Пожалуйста, не отчаивайся так, – упали сверху слова, произнесенные непринужденно-утешающим тоном. – Я ведь говорил, что заберу кое-что дорогое. Но не волнуйся, я их верну. В тот день, когда семпай закончит среднюю школу Умесато. Разумеется, до того дня ты каждую неделю будешь платить мне очки. Можно сказать, платеж с рассрочкой на два года; но всего один пропуск… ты ведь знаешь, что тогда будет?

Гротескные крылья демонстративно хлопнули еще раз, потом увещевающий голос продолжил говорить:

– …Все нормально, с твоей-то способностью к ближнему бою. Обычными приемами ты сумел загнать меня в опасное положение и почти вынудил прибегнуть к кое-каким трюкам… так что и без крыльев ты сможешь набирать много очков. Это я тебе гарантирую! Ху-ху-ху… ха-ха-ха-ха-ха!..

Харуюки не мог заставить себя прекратить дрожать.

Это не настоящее, такого не может происходить. Способность воровать – таких дисбалансных спецатак в системе просто не может существовать. Это… это –

– Нечестно, читерство, ты это сейчас думаешь? – поинтересовался Номи и, гортанно захихикав, продолжил: – Но не так ли чувствовали себя все, кто дрались с семпаем раньше? «Полет гробит весь баланс», «этого не может быть» – вроде такого. Ну ладно… сейчас я заберу плату за эту неделю. Будь любезен постоять спокойно… а, не, ты же сейчас не можешь двигаться, правда?

Харуюки услышал зловещее хлопанье крыльев и понял, что Номи приземлился рядом с ним. Однако в нем больше не оставалось ни искорки боевого духа.

С каким-то деловитым видом секатор сомкнулся на его левой руке. Звук разрезания металла, искры, острая боль, пробежавшая по нервам, – все это казалось Харуюки каким-то потусторонним, нереальным.


Когда дуэль закончилась и Харуюки с Номи вернулись в реальный мир, нога Номи сошла со спины Харуюки. Сворачивая кабель, выдернутый из обоих нейролинкеров, щуплый первоклассник весело произнес:

– Хорошая работа, Арита-семпай. Теперь наша иерархия и в реальном, и в ускоренном мире предельно ясна. Ты в самом низу, я намного выше, следовательно, я могу использовать тебя, и никак не наоборот. …Раз так, будь любезен, заботься обо мне в течение двух следующих лет.

Легким движением он повернулся к Тиюри, по-прежнему лежащей на земле после его толчка.

– Я устал после серьезной дуэли, так что шоу с аватаром Курасимы-семпай мы отложим до следующего раза. Запомни, пожалуйста, ты должна стать моей собачкой. Да, и еще… нет нужды говорить, но, пожалуйста, держите все это в секрете от Маюдзуми-семпая и от вашего командира, если хотите, чтобы я вернул крылья. Мне нужно подготовиться, чтобы с ними решить все вопросы. А теперь, с вашего позволения, я вас покину.

Прощальный поклон.

И Сейдзи Номи так же непринужденно, как появился, ушел со двора.

Лежащий на животе Харуюки, опершись о землю дрожащими руками, с трудом приподнялся и тяжело сел.

В этом мире не прошло и минуты с тех пор, как Номи его ударил кулаком и ногой, но физической боли Харуюки уже почти не ощущал. Все его тело было в поту, но чувствовал он лишь пустой холод, словно внутри у него ничего не было. Его зубы стучали, он даже вдохнуть толком не мог.

Плечи Тиюри тоже дрожали, но она в конце концов на коленях подползла к Харуюки и просипела:

– …Хару… почему… почему оно все так… почему эти… злые слова он нам сказал…

«Это всего лишь игра. Игрой надо наслаждаться». Так говорили ее распахнутые глаза.

Харуюки повесил голову и выжал из горла едва слышный голос:

– Прости, Тию. Прости меня, что втянул тебя в это. Прости, что тебе пришлось пережить этот ужас. Но я уже… ничего не могу. Мои крылья, этот тип их отобрал. Я… больше не могу сражаться. У меня больше ничего нет, ничего.

Так он шептал, а слезы выкатывались из глаз и стекали по щекам.

Я, Харуюки Арита/Сильвер Кроу, проиграл Сейдзи Номи/Даск Тейкеру во многих смыслах. Информационную войну в реальном мире, драку на кулаках и даже дуэль в ускоренном мире – это полный разгром. А потом меня еще и ограбили. Отобрали все.

Он смотрел в землю и видел лишь падающие капли слез; потом увидел медленно придвинувшиеся белые коленки.

Сейчас она меня ударит? Как всегда, будет злиться на жалкого, беспомощного меня, будет на меня кричать? Такая мысль у него мелькнула на мгновение.

Однако.

Тиюри вдруг обхватила голову Харуюки и зарылась лицом в его плечо.

– Нет… нет, ненавижу… это… все не так… я так старалась, так старалась, чтобы все было как раньше… я так старалась!..

Всхлипывания Тиюри впились в грудь Харуюки куда сильнее, чем кулачные удары.

Глава 9

Харуюки почти не помнил, как прошли остальные уроки, что он ел на обед и как возвращался домой.

Придя в чувства, он обнаружил, что лежит на кровати у себя в комнате, не сняв форму, и смотрит в потолок.

Воспоминания целого дня были словно под прозрачной, но всезаслоняющей вуалью; они безмолвно проваливались в черноту. Как будто все это было сном.

Точно, все это был сон. Этого просто не может быть взаправду.

Конечно, если он прямо сейчас ускорится и выберет для дуэли любого противника из списка, вся правда тут же откроется. Есть ли у него крылья за спиной, он поймет, даже не глядя.

Однако он не мог заставить себя сделать это.

Харуюки перевернулся на бок, нашарил в ногах скомканное одеяло и натянул его до плеч. Он решил ничем больше не заниматься и сразу лечь спать – как вдруг.

В ушах у него раздался звоночек, оповещающий о том, что пришел посетитель.

Скорее всего, это кто-то что-то доставил для его матери. Харуюки решил не обращать внимания; но тут, естественно, в маленьком окошке в его поле зрения возникло изображение пришедшего, и это было жесткое лицо Такуму. Харуюки резко натянул одеяло на голову.

Сегодня Такуму уже спрашивал Харуюки, что произошло, на большой перемене и после школы. То, что что-то произошло, легко было понять по кровоподтеку возле рта Харуюки; впрочем, и одного взгляда на Тиюри тоже было достаточно.

Тиюри, судя по всему, ответила лишь «спроси Хару», а Харуюки потом ответил лишь «ничего». Он размышлял, чтО будет предательством по отношению к Такуму – рассказать правду или нет; потом нашел себе оправдание, что надо подумать еще, и сбежал от друга домой.

Однако Такуму, похоже, не желал отступаться. Звонок прозвучал снова, и в нем Харуюки послышалась упрямая интонация. Он словно говорил: «Я хоть часами буду тут ждать, пока ты не выйдешь».

Харуюки сделал глубокий вдох и с мыслью «будь что будет» нажал на кнопку отпирания двери в голографическом диалоговом окне.

Он встал, выбрался в коридор и очутился лицом к лицу с Такуму, как раз вошедшим в прихожую. Взглядом пригласил его пройти.

Двое молча направились в гостиную и сели за стол друг напротив друга.

Молчание висело минуты три.

– …Если ты скажешь, что совершенно не можешь говорить о том, что произошло, я больше не буду спрашивать, ­– неожиданно заявил Такуму, взглянув на слабый кровоподтек в уголке рта Харуюки.

Он снял синие очки и посмотрел Харуюки прямо в глаза.

– Но скажи мне лишь одно. Хару… что для тебя Ти-тян? Почему у нее такое лицо, нет, почему ты оставил ее плакать одну? Что бы ни произошло, она наша… подруга, лучшая подруга, Хару.

Не в силах смотреть Такуму в глаза, Харуюки отвел взгляд влево и вниз.

…Оставил ее одну? Нет же!

Так он мысленно воскликнул.

Но чтобы выбраться из сложившейся ситуации, когда под угрозой оказалась и свобода Тиюри, ему совершенно необходимо победить существо по имени Сейдзи Номи. Если Харуюки не заставит его стереть видео с проникновением в женскую душевую и не победит в ускоренном мире, чтобы тот вернул крылья, то не только Харуюки придется всегда подчиняться Номи – Тиюри тоже станет его заложницей.

Холодная логика подсказывала, что, хоть Номи и потребовал молчать, Харуюки должен все выложить.

Однако он просто не мог рассказать Такуму, что он вляпался в ловушку Номи с программой-маскировщиком, залез в женскую душевую и втянул во все это Тиюри.

И вообще, вирус был в фотке, которую ты мне прислал. Если бы ты заметил, что размер файла странный, всего этого бы не было.

Так мысленно пробурчал Харуюки, оставив за скобками то, что сам он тоже ничего не заметил.

Это явно было желание перевалить все с больной головы на здоровую; и в итоге все-таки у Харуюки вырвалось то, чего он никак не хотел говорить.

– А ты… ты тоже – ты думаешь про Тиюри? Ты так говоришь, но тогда не лучше ли было тебе самому что-нибудь сделать?

– …Я хочу. Я хочу, но… я…

«…один раз уже предал Ти-тян».

Харуюки как-то почувствовал эти оставшиеся невысказанными слова и внезапно ударил по столу руками.

– Та-Таку… ты ведь тоже! – проорал он. – Всегда, всегда так вот уходишь! Всегда тянешь за собой все старое, всегда проглатываешь то, что хочешь сказать! Ты вообще любишь Тию?! Ты вообще хочешь с ней встречаться, Таку?!

– Да, я люблю ее! И думаю о ней больше, чем любой другой!!! – тоже заорал в ответ Такуму, и стул под ним протестующе застонал. – И именно поэтому я хочу, чтобы Ти-тян делала то, что она хочет! Пока Ти-тян не ответит, хочет ли она со мной встречаться, я буду ждать сколько угодно!

– Ждать?! А что ты будешь делать, если Тию ответит «нет»?! Что если она выберет кого-то другого, не тебя?!

– Даже так все равно нормально!!!

Такуму выплюнул это сквозь стиснутые зубы, вцепившись руками в край стола, так что столешница заскрипела. Из его рта вылетали обрывочные слова.

– Если, от этого, Ти-тян будет счастлива. Соперник, даже если… Хару, даже ты. Я, не буду против.

– …Ты это серьезно, Таку? – тускло вырвалось у Харуюки (неожиданно даже для него самого). – Тогда… как? Ты имеешь в виду, отдашь Тию… мне? А… или…

Нет. Нет. Я не хочу это говорить. Я не хочу говорить такие вещи. Я тоже, я всегда хотел, чтобы у вас с Тию все стало как прежде.

– Или ты тоже, теперь влюбился в семпая? И если мы с Тию начнем встречаться, тебе достанется семпай, ты этого хочешь?

…Всегда хотел.

Правой щеке стало жарко и больно. Харуюки принял это как само собой разумеющееся.

Получив удар с левой, который Такуму нанес, перегнувшись через стол, Харуюки вместе со стулом откинулся назад и ударился об пол.

Перед его глазами было размытое от слез (уже второй раз за сегодняшний день проступивших) лицо вскочившего Такуму. У него на щеках тоже были мокрые дорожки.

– Хару… Хару.

Голос Такуму звучал надтреснуто.

– Хару, мы же уже… ничего не скрываем друг от друга, правда? Почему… почему же ты не говоришь мне. Почему… ты не рассказал правду. Ты что… мне уже не доверяешь?

– Та… о…

Таку, ошибаешься.

Однако никакие другие звуки из горла Харуюки не шли.

Он не мог этого произнести.

Если он все расскажет, Такуму, скорее всего, сразу же набросится на Номи. И тогда узнает. Что Харуюки, Сильвер Кроу, лишился крыльев. Что он никогда больше не полетит.

Нет, это-то ему надо знать. Как партнеру. Как лучшему другу.

И все же Харуюки не мог. Не мог сказать, что сейчас он слабее, чем был на первом уровне, что он уже недостоин быть партнером Сиан Пайла, – во всем этом он сознаться был просто не в силах.

Больше десяти секунд Такуму ждал ответа Харуюки; потом его плечи поникли, он вытер глаза правым рукавом и отвернулся.

– …Прости, что ударил.

Оставив позади себя эти тихие слова, лучший друг Харуюки медленно вышел из гостиной. Отзвучало эхо открывшейся и закрывшейся двери, и повисла тишина.


Как долго он лежал на холодном полу?

Когда Харуюки пришел в себя, за южным окном была уже ночь.

Ни о чем не думая, Харуюки медленно встал, переоделся в подходящую одежду, какая нашлась в его комнате, и вышел из квартиры. Спустился на лифте на первый этаж и быстрым шагом выбрался на улицу.

Здесь было полно семей, возвращающихся из ближайшего торгового центра. Увидев ребенка с сияющим лицом, прижимающего к себе пакет игрового магазина, Харуюки вспомнил, что сегодня в продажу вышла новая RPG знаменитой серии.

…Может, и мне купить?

Купить, бегом вернуться домой, установить игру в нейролинкер и играть до потери сознания. Но у нынешних игр просто потрясающие размеры. Вполне возможно, в памяти его нейролинкера не хватит свободного места. Ну тогда можно просто стереть какую-нибудь другую игру. Что-нибудь громоздкое, например эту программу… «Brain Burst».

Вот именно, просто выйти – что тут такого. Все равно когда-нибудь он от этой игры устанет. Если подумать – он ведь уже полгода только в нее и играет.

Если он покинет ускоренный мир и перестанет быть Бёрст-линкером, Номи тоже утратит интерес к нему. Его видео станет бесполезным. И он не сможет через Харуюки запугивать Тиюри.

Разве сейчас это не лучший выход? Конечно, он уже не сможет помочь ей достичь десятого уровня, но можно и по-другому сказать: этот аватар, неспособный больше летать, не будет тянуть ее назад и разочаровывать.

Все просто вернется к тому, что было. Раз приобретенное снова утратится, только и всего.

Есть ли у меня хоть одна причина не сделать шаг вниз?

Проходящая мимо маленькая девочка озадаченно посмотрела на Харуюки.

Лишь тогда Харуюки осознал, что он идет посреди толпы людей, а лицо его мокро от слез.

Поспешно вытершись рукавом куртки, Харуюки побежал.

Подуэлиться с кем-нибудь, как-нибудь победить и заработать достаточно очков, чтобы заплатить Номи. Давать ему, сколько потребуется, и в будущем вернуть себе крылья.


Была вероятность, что Такуму включил «режим зрителя»; тогда, если Харуюки будет драться в Сугинами, Такуму увидит этот бой; поэтому Харуюки направился к седьмой кольцевой, чтобы перебраться в другой район.

У автобусной остановки возле эстакады Коэндзи он задумался, в какую сторону по кольцу отправиться, и наконец решил дождаться автобуса, идущего в Сибую. Накано и Нэрима к северу отсюда принадлежали Красному легиону «Проминенс», а встречаться с его командиром Скарлет Рейн Харуюки совершенно не хотелось.

Перед ним остановился круглый электроавтобус с уймой колес, и Харуюки сел на него. Его электронный кошелек в углу поля зрения сразу щелкнул и похудел на стоимость проезда.

Харуюки втиснул свое тело в пустое сиденье сбоку и, глядя на ночной город, стал рассеянно думать.

Бёрст-линкеров всего около тысячи. Большинство из них здесь, в Токио – так ему говорили.

Однако сколько всего их было – ну, в смысле, с момента появления программы «Brain Burst» до сегодняшнего дня, за семь с половиной лет, сколько людей обрело способность ускоряться и сколько ее потеряло – этого он не знал.

Что сейчас чувствуют те, кто раньше были Бёрст-линкерами? Кусают губы с досады, просто крутят в голове приятные воспоминания – или дрожат от ярости?

Харуюки попытался представить себя на их месте.

Если я лишусь всех очков и игра принудительно самоуничтожится – смогу ли я думать об этом просто как об «игровой концовке»? Несмотря на то, что мои крылья, свидетельство моего существования, украдены, я все равно цепляюсь за свою принадлежность к касте Бёрст-линкеров.

Нет, конечно, он не сможет это быстро забыть. Скорее всего, он будет всячески пытаться достать «Brain Burst» где-то еще.

И потом… наверняка ведь люди «после этого» думают очень по-разному. Кому-нибудь от ярости и разочарования наверняка должна прийти в голову мысль уничтожить и сам ускоренный мир. Черноснежка объясняла уже, что детям, не имеющим никаких доказательств, никто не поверит, но так ли это? Если масс-медиа и полиция получат множество похожих сообщений, наверняка ведь взрослые начнут расследование?

Как же «Brain Burst» остается спрятан от общества уже более семи лет?.. И почему автор программы захотел создать такое положение дел?..

Пока Харуюки об этом думал – видимо, чтобы убежать от прочих мыслей, – автобус повернул влево, на проспект Косю, и въехал в Сибую, на территорию Зеленого легиона.

На территории, подконтрольной своему легиону, Харуюки нельзя принудительно вызывать на дуэль, но здесь такой привилегии у него нет. Имя аватара Харуюки, Сильвер Кроу, появится в дуэльном списке, и его могут вызвать в любой момент.

…Пускай кто угодно.

Харуюки закрыл глаза и, откинувшись на спинку сиденья, стал ждать. Сильвер Кроу был уже обычным «слабаком ближнего боя, которого легко побить». Дальнобойщики, рукопашники, спецы по непрямым атакам – ни против кого у него не было преимущества.

Восемь вечера – самое «дуэльное» время, даже в будний день. Всего полминуты спустя в ушах Харуюки раздался громоподобный звук ускорения.

Провалившись в темноту, Харуюки уже в образе дуэльного аватара чуть опустился и встал на землю.

Первым делом он кинул взгляд за спину, но ни намека на металлические крылья там не было. Крепко зажмурившись, Харуюки затем открыл глаза и стал смотреть вперед.

Перед ним был тот же проспект Косю, но заполнявшие его машины, включая автобус, на котором Харуюки приехал, исчезли. Полотно было все в трещинах и выбоинах, повсюду громоздились кучи обломков.

Арена «Конец века». Харуюки опустил голову, избегая встречаться взглядом со зрителями, стоящими на крышах соседних домов-руин. Он даже не стал смотреть, кто его противник. Просто стоял посреди широкой дороги и ждал. Курсор, показывающий направление на соперника, подрагивал, глядя на восток.

Спустя некоторое время – из густой темноты донеслось тарахтение мотора.

Для механического вооружения звук приближался невероятно быстро. Значит, это было не просто вооружение, а транспортное средство, а звук издавал древний двигатель внутреннего сгорания, какими могут похвастаться очень немногие Бёрст-линкеры…

Додумав до этого места, Харуюки наконец поднял голову.

Прямо в глаза ему ударил свет круглой фары. Американский мотоцикл, сыпя алыми искрами от переднего и заднего тормозов, выпендрежно крутанулся на месте и застыл; свет фонарей отражался от его хромированных деталей.

– Хей-хей-хееееей!!!

Черепоголовый наездник в седле мотоцикла навел на Харуюки оба указательных пальца.

Даже не глядя на имя в верхнем правом углу, по знакомому мотику можно было без проблем догадаться, что это Эш Роллер. Стало быть, арена и соперник – точно те же, что были полгода назад, во время первой дуэли перерожденного Харуюки.

– Мегавстреча, Ю[13]! О, никак запал на меня, раз явился сюда, в Биттер-Вэлли[14], ЮУУУУУ?!

– …А?

Харуюки настолько опешил, что забыл даже поздороваться и переспросил:

– Б-биттер-Вэлли, это что?

– Хей-хей-хеееей, мог бы и догадаться, андерстенд[15]! Это Ясибу, в натуре, Ясибу!

– …

Еще секунду посоображав, Харуюки понял наконец, что имелась в виду Сибуя.

– …Это, Эш-сан. «Горький» – это, по-моему, не «сибуй», а «нигай»… Так что это была бы не Сибуя, а «Нигая».

– …По чесноку?

– …По чесноку.

Харуюки казалось, что он в такой депрессии, что дальше некуда, однако настроение Эш Роллера передалось ему, и он даже поправил своего соперника; со стороны зданий, стоящих возле дороги, донесся смех зрителей. Эш Роллер глянул на них и показал средние пальцы обеих рук.

– Нечего ржать, мэээн! Скоро я и вас вынесу, погодите!!!

Лицо-череп вновь повернулось к Харуюки, и Эш Роллер тихо спросил:

– …А «сибуй» – это по-английски как?

– Это будет… «раф»[16], кажется.

– Понятно. Ну, значит, Раф-Вэлли, ага. …Эй, да это ваще никого не колышет!

– Т-ты сам спросил…

– Заткнулся, шатап[17]! Заимел чуток больше побед и уже зазнался, ЮУУ! Глянь-ка сюда и дрожи!!!

С этими словами он нажал на кнопку сбоку рукояти, и из загадочных трубок, примостившихся по обе стороны от передней вилки, выглянули очень злобные на вид красные конические мордочки. Ни фига себе… Как ни смотри, это могут быть только…

Харуюки обалдело прошептал:

– Это… что, ракеты, что ли?

– Йес, в точку! Ракеты, да еще с самонаведением, ты, засранец летающий!

– Но, но, американские мотоциклы с ракетами… с точки зрения дизайна и эстетики, ты об этом думал?..

– Чегооо!.. «Конец века» – это мегакруто!!! Так что давай-ка полетай! А потом порыдай!!!

Выкрикнув это, Эш Роллер наконец-то заметил несколько необычный вид Сильвер Кроу и вытянул шею.

– …Эй, ты, а чего у тебя крылья сложены. Дуэль уже началась, так что доставай.

Харуюки покачал головой, затем поспешно ответил:

– Есть причины. Сегодня я с тобой дерусь на земле.

– …Хмм. Ну, сделаем, как хочешь, но… если ты меня считаешь слабаком, в натуре будешь рыдать, понял?

Кинув взгляд на таймер, он дал полный газ и пронзительно выкрикнул:

– Летс даааанс[18]!!!

Харуюки уставился на мотоцикл, крутанувшийся вправо; из-под заднего колеса вылетело облако белого дыма.

В последних дуэлях с Эш Роллером он, как правило, наносил точные удары по мотоциклу противника с пикирования, и противнику не помогало, что мотоцикл умел ездить по вертикальным стенам. Но, разумеется, сейчас эта тактика исключалась. Оставалось лишь уворачиваться от атак и помаленьку сносить сопернику хит-пойнты ударами со спины.

Мотоцикл, отъехав немного, крутанулся на месте и понесся в атаку по прямой. Харуюки слегка подсел и сосредоточился на траектории движения противника.

Дух геймера никуда не денешь: как только дуэль началась, тело и восприятие Харуюки вошли в ритм сами собой; однако, конечно, он не забыл, что Даск Тейкер отобрал у него крылья. В сердце у него по-прежнему зияла гигантская дыра. И сейчас у Харуюки было такое ощущение, будто он сунул руку в эту дыру, пытаясь понять, есть ли там вообще что-нибудь.

– …Куоооо!

Он до последнего момента стоял неподвижно, а потом с выкриком отпрыгнул. Передняя шина чиркнула по ноге.

Сейчас!

Харуюки крутанулся на месте и выбросил кулак в направлении седока.

Однако.

– Тоооо!

Одновременно с этим возгласом сбоку внезапно вылетел ботинок и нанес удар Харуюки точно в шлем. Отлетая в сторону, он увидел, как стоящий на сиденье Эш Роллер отводит обратно ногу, которой только что его пнул.

Затем он снова сел на мотоцикл и ускорился. Проехал двадцать метров, развернулся и опять встал. Как-то он умудрялся контролировать акселератор правой ногой.

– Видал, ЮУУУУУ! Это мой новый навык, «Вэ-твин кулак»!!!

Фиг с ним, с названием; сам прием был потрясающий, и Харуюки, вставая на ноги, невольно восхитился.

Здоровенный мотик управлялся всего лишь двумя ногами, как скейт. Теперь противник мог атаковать не только мотоциклом, но и собственным телом. Возможностей по части уклонения стало гораздо меньше.

…Это уже нереально.

Так мысленно прошептал Харуюки.

Если сейчас будет простой обмен ударами, то Эш Роллер с его мотоатаками получит ошеломляющее преимущество. Даже если они оба будут попадать, Сильвер Кроу будет получать намного больший урон. Пытаться дальше что-то делать – пустая трата времени.

Уронив руки, Харуюки стоял на месте, пока переднее колесо мотоцикла не подбросило его в воздух.

Отлетев, будто палка, Харуюки ударился о дорожное полотно, потом еще раз и еще. Остановила его лишь груда обломков, в которую он с грохотом вмазался.

Голова была как в тумане; неприглядно валяясь, Харуюки подумал:

…Ну да, в той дыре пусто. После того как я потерял крылья, у меня не осталось ничего.

Теперь ему остается лишь дуэлиться с игроками низших уровней, с которыми легче справиться. Зарабатывать в каждом бою крохи и, скопив, платить Номи. Два года. До того дня, когда к нему вернутся крылья.

Вдруг у самой его головы низко рыкнул двигатель.

Давай, прикончи меня… С этой мыслью Харуюки лежал и ждал; однако секунды шли, а горячего удара колесом все не было. Взамен сверху раздался голос.

– Фигооово. Эй, Кроу, ты, чего не летаешь-то?

Харуюки приподнял голову – на самом краю поля зрения появилась маска-череп – и ответил тихо, чтобы зрители не услышали:

– …Не могу летать. У меня нет больше крыльев. Поэтому я не могу больше… побеждать игроков того же уровня. Сейчас это было… просто чтобы убедиться. …Давай, заканчивай это дело.

Вновь повисла пауза, заполняемая лишь «додокодо» двухцилиндрового V-образного двигателя.

Голос, раздавшийся следом, звучал спокойно – совершенно не в стиле Эш Роллера.

– …Закончить? В каком смысле?

– Ну а в каком еще… Лупи меня этим своим колесом и закончи дуэль.

– Фннн. В таком, значит, смысле. Ты больше не можешь летать. Значит, ты не можешь побеждать. Значит, ты не хочешь драться, а хочешь просто лежать и не рыпаться.

Да, таким поведением во время дуэли гордиться нечего – Харуюки и сам это сознавал. Однако даже если он сейчас напряжет голову и как-нибудь ухитрится победить, это же все равно ничего не будет значить. Это не даст ему какого-то преимущества для будущих боев. Вот что было бы важнее всего – но как раз это невозможно. Поэтому –

– …Вставать уже бесполезно, – лежа на земле, прошептал Харуюки и стал ждать слов осуждения от Эш Роллера.

Однако в ответ послышались еще более тихие и, можно сказать, спокойные слова.

– …Эй, а ты помнишь? Давно, когда у нас была вторая дуэль… Ты тогда поднял заднее колесо моего мотика.

– …

Такое, конечно, не забывается. Первая победа Харуюки, да и вообще тот бой был достоин того, чтобы его помнить. Но Харуюки ничего не ответил, даже не кивнул – просто ждал, когда Эш Роллер продолжит.

– Это было чертовски паршиво. Когда заднее колесо в воздухе, я мог что угодно с мотиком делать, все равно он не двигался. Если б я просто сидел на месте, то кушал бы удары твоей башки в спину. Это был мат. Но… – глаза под маской-черепом сверкнули, и Эш Роллер тихо процедил: – Разве я тогда перестал дергаться? Сдался, как ты сейчас, и позволил себя избить?

Нет.

Тогда весь его потенциал был вложен в «Усиленное вооружение», в мотоцикл, а сам наездник имел практически нулевые способности по части боя. Он тогда слез с седла и накинулся на металлического Сильвер Кроу своим телом из плоти и крови.

В результате Харуюки избил противника «в одну калитку» и победил.

Но Эш Роллер не сдался, пока его хит-пойнты не были срезаны в ноль. Выкрикивая ругательства, он держался на ногах и махал кулаками до самого нокаута.

– …Нет.

Это слово прозвучало так тихо, что Харуюки сам его практически не услышал.

И в то же время он ощутил, как под шлемом слезы покатились из глаз – в который уже раз за сегодняшний день.

– …Но. Но. Я… мои крылья, они уже не вернутся. Ты не поймешь. Ты всегда дрался вместе с этим мотиком.

Снова повисло долгое молчание.

От окружающих зданий, где собрались зрители, донеся гул голосов. Эш Роллеру, однако, явно было наплевать; он покачал головой и тихо выплюнул:

– …Отстой. Гигаотстой. Нет, тера. Ты тераотстойный засранец. Уже четвертый уровень, а ничего не знаешь. …В нашей третьей дуэли, когда я увидел, как ты вдруг полетел, как же я… не, не только я. Все Бёрст-линкеры, которые вдруг обнаружили, что появился один тип, который умеет летать, как же нас всех просто унесло, как же мы тебя…

Следующие слова так и не вышли из его рта; вместо этого Эш Роллер придвинул череповидное лицо к Харуюки и прошептал:

– Эй. Ты сейчас где?

– …Чего?

Не в силах понять этот неожиданный вопрос, Харуюки моргнул мокрыми от слез глазами.

– Откуда ты ныряешь, я спрашиваю.

…Во время дуэли спрашивать о местонахождении физического тела – вообще-то такое совершенно не принято. Но у Харуюки почему-то даже мысли не возникло о возможном «вторжении в реале», и он честно ответил:

– Про… проспект Косю… я в автобусе.

Цокнув языком и выругавшись, Эш Роллер произнес еще одну бессмысленную фразу:

– Тогда после нашей дуэли сразу возвращайся домой. Сходи в туалет, потом ложись в кровать и ныряй «наверх».

– На… наверх?!.

– Идиот, не кричи так, зрители услышат! «Наверх» – ну что еще это может быть, кроме «Безграничного нейтрального поля»? Когда нырнешь, приходи на перекресток седьмой кольцевой и Инокасиры. Время… пусть будет ровно девять. Не вздумай опоздать хоть на минуту.

Отдав это указание обалдевшему Харуюки, Эш Роллер встал и пробежался пальцами по воздуху. Перед глазами Харуюки всплыло предложение ничьей.

– Давай принимай побыстрее.

Подталкиваемый нетерпеливым Эшем, Харуюки нажал «ДА», совершенно ничего не понимая.


После того как дуэль неожиданным образом завершилась, Харуюки вернулся в реальный мир, в автобус. Первым делом он отрубил соединение с Глобальной сетью.

Автобус как раз остановился, и Харуюки выскочил из него, едва не споткнувшись. Оглядевшись по сторонам, он бегом направился к ближайшему переходу, пересек проспект Косю и сел в автобус, идущий в Коэндзи.

Рухнул на сиденье, тяжело дыша, и принялся думать о том, чего хочет Эш Роллер.

Может, он решил его добить? Чтобы навсегда выкинуть никчемного Сильвер Кроу из ускоренного мира, вызвал его в «Безграничное нейтральное поле», откуда нельзя мгновенно выйти, и там собирается отобрать у него все очки?

Нет, такого не может быть. Для него самого такой план тоже опасен. Нет ведь никакой гарантии, что Харуюки не придет с большой группой поддержки. Но раз так, зачем же…

– А… ну и ладно, – пробормотал Харуюки и прекратил ломать голову. Эш Роллер, пожалуй, был самым частым его противником в ускоренном мире, но Харуюки его вовсе не ненавидел. Если именно этот противник его прикончит, то и пускай – такое вот у него было настроение.

Когда он сошел с автобуса у эстакады в Коэндзи, было уже 8.30 вечера. Харуюки со всех ног побежал домой, сходил в туалет, как было велено, глотнул улуна, запихнул в себя ломоть вчерашней пиццы и бухнулся на кровать.

…Быть может, это его последнее ускорение.

Вдруг ему захотелось еще всего лишь раз увидеть ту, кто пригласила его в этот мир, – Черноснежку. Пусть даже он не сможет объяснить ей ситуацию – хоть словами бы обменяться.

Но после этой внезапной мысли Харуюки посетила следующая: сейчас далеко отсюда, на Окинаве, Черноснежка по уши занята, она ведь отвечает за 120 учеников; поэтому он не решился ей звонить. И все же, пока часы в углу его поля зрения отмеряли последние минуты до девяти, он ждал и думал – а вдруг она сейчас позвонит. Но иконка входящего вызова так и не зажглась.

Когда на цифровом дисплее было 20.59.58, Харуюки зажмурился, сделал глубокий вдох и прошептал:

– …Анлимитед бёрст.

Глава 10

Бесконечный мир «над» обычными дуэльными аренами, «Безграничное нейтральное поле». Всего лишь второй раз Харуюки нырнул сюда. А в одиночку – так вообще впервые.

Под бледно-желтым небом возвышались ряды громадных красно-бурых скал – свойство «Пустыня». Впрочем, в этом мире работает система под названием «переход», которая время от времени меняет его свойства. Харуюки пришло в голову, что надо добраться до места встречи, пока среда позволяет быстро передвигаться, и он побежал со всех ног по сухой земле.

Каковы бы ни были свойства мира, его география основана на реальном Токио. Седьмая кольцевая дорога тоже здесь была – сухая лощина между гигантскими скалами. Харуюки не стал бежать посередине, а предпочел держаться в тени скал, не забывая постоянно оглядываться по сторонам.

В «Безграничном нейтральном поле» существуют созданные системой монстры под названием «энеми» – они здесь передвигаются, они здесь живут. Харуюки лишь однажды видел эту громадину и не имел опыта сражений с такими. Каждый из них сильнее, чем даже высокоуровневый Бёрст-линкер, так что если они нападут на Харуюки, то с легкостью убьют – он ведь даже взлететь не может.

Он видел множество монстров, напоминающих коров и змей, в пустыне неподалеку, но, к счастью, ни один из них не обратил на него внимания, и Харуюки успешно добрался до границы Сугинами и Сибуи, близ Дайтабаси.

На всякий случай он вгляделся в тени окружающих скал, но никаких признаков большого скопления Бёрст-линкеров не заметил.

…Вместо этого.

Заглянув за угол перекрестка двух широких лощин, Харуюки тут же расслабился. Прямо посреди лощины стоял американский мотоцикл, а на нем, откинувшись назад и скрестив руки, сидел аватар в выпендрежном черепообразном шлеме.

– Туууууу лэйт[19]! Тормозишь!!! – заорал Эш Роллер, взмахнув кулаком, как только увидел Харуюки.

– П-прости. Я бежал…

– Полз небось, чтобы «энеми» не заметили. Можешь о них не париться. На таких широких дорогах только ультраздоровенные появляются.

– Об эт-этом мог бы и заранее сказать! А что ты делаешь, когда появляются ультраздоровенные?

– Рыдаю и сваливаю, разумеется.

Харуюки под зеркальным шлемом вздохнул и, покачав головой, сменил тему.

– …Ладно, так зачем ты меня сюда позвал? Чтобы продолжить?

– Дебил, даже если я возьму у тебя десять очков, то и потратил на то, чтоб нырнуть, те же десять, так что не смогу ничего не выиграть.

Тут лишнее «не». Харуюки хотел было поправить Эш Роллера, но передумал и просто развел руками.

– Тогда зачем мы здесь?

– Ну, полезай.

Эш Роллер произнес это так тихо, что у Харуюки отвисла челюсть.

– …Э?

– Поедешь сзади. Шлем… да, шлем тебе не нужен. Хи-хи-хи, – и он указал пальцем себе за спину. Харуюки, чувствуя себя полным идиотом (он-то опасался ловушек и черт знает чего еще!), неуклюже сел на мотоцикл.

– Лады, теперь держись крепче. У моей машинки суровый разгон!!!

Где-то в районе «гон» Эш Роллер дал полный газ, и переднее колесо поднялось, заставив Харуюки опасно зашататься. Он быстро ухватился за Эша обеими руками, и черный мотоцикл, рыча и громыхая, помчался по улице Инокасира на восток, к центру Токио.

–У… уааа, – вырвалось у Харуюки, когда ветер ударил его в лицо, а все тело застонало от ускорения.

Мотор заревел выше, чем раньше; как только Харуюки подумал, что, наверно, это уже максимальная скорость, правая нога Эша врубила следующую передачу, и мотоцикл помчался еще быстрее. Красное дорожное полотно разбилось на множество лент, налетавшие спереди скалы одна за другой уносились за спину.

– А… это… слишком быстро… – почти простонал Харуюки, но ответ прозвучал совершенно спокойно:

– О? Ты че, дебил, это же даже не половина скорости твоего полета.

– Но… но на мотоцикле, вот так…

В реальном мире Харуюки даже на электрический скутер ни разу не садился. Конечно, он ездил на четырехколесных машинах, например на семейном автомобиле, который был у родителей до развода, да и на такси нередко доводилось ездить; но у электромобилей нет звука мотора, и, конечно же, внутри совершенно не ощущается ветер.

Но этот старомодный мотоцикл, хоть и сделанный из полигонов в виртуальном мире, был совершенно не похож на нынешние машины, где превыше всего ставятся экономичность и безопасность.

Подобные штуки громыхали на дорогах реального мира всего два десятка лет назад – Харуюки в это просто не мог поверить. Чтобы наездник сидел в одном лишь шлеме, ничем не защитив тело, без пояса безопасности, без ремней безопасности…

– Эта… эта штука до скольких может разгоняться?

Харуюки прокричал этот вопрос, поскольку со своего места не видел спидометра. Вновь последовал спокойный ответ:

– Он не гоночный, поэтому выдает всего около двухсот.

– Дву… двухсот…

Если что случится, я же помрууу! Так мысленно завопил Харуюки – и вдруг понял.

Эта машина – она такая.

Она не думает ни о чем, кроме скорости. Мотор работает, сжигая драгоценное ископаемое топливо, и не парится о вредных выбросах; сложная трансмиссия, ужасно толстые шины – все это создано исключительно ради того, чтобы быстро ехать.

Можно сказать, это чистое воплощение жажды скорости.

Словно противясь жизни, прикованной к земле, – двигаться быстрее, еще хоть чуть-чуть быстрее, не обращать внимания больше ни на что. С таким желанием человек без крыльев создал эту машину.

Харуюки, начисто забыв о своем страхе, задрал голову и уставился в бледно-желтое небо.

Там, в вышине, он увидел стаю похожих на птерозавров «энеми».

…Я.

Я ничего не понимал насчет силы крыльев, которые у меня были.

Орудие для сражений, дающее превосходство и победу. Только так я их и воспринимал. Но эти серебряные крылья – не спецнавык, полученный при повышении уровня, не «Усиленное вооружение», купленное за очки. Они созданы в моей душе, они должны были быть самой сутью аватара по имени Сильвер Кроу. Моим спасением, желанием и надеждой.

Я забыл об этом… считал их лишь инструментом, и… наверняка потому-то их и удалось так просто у меня отобрать. Но… когда же все так получилось?..

Поняв нечто столь важное.

Он отчаянно проглотил всхлипы, чтобы Эш Роллер, сидящий прямо перед ним, ничего не заметил.

Харуюки уже не боялся скорости в двести километров в час. Напротив, отчаянно ревущий под ним мотор стал для него восхитительным и надежным существом.


С улицы Инокасима мотоцикл свернул на юг, чтобы обогнуть самый центр города, потом вновь направился на восток.

Когда они были уже в Минато-ку, Харуюки наконец задал вопрос, который должен был бы задать с самого начала.

– Это… а куда мы едем?

– Ты уже видишь. Вон туда.

Глянув в направлении, куда показал Эш Роллер кивком шлема, Харуюки заметил прямо впереди между громадными скалами тонкий, высокий силуэт.

Видимо, очень крутая скала – нет, больше похоже на «башню». С земли она возносилась по прямой высоко в небо.

Чтобы понять, какое здание там в реале, Харуюки мысленно нарисовал карту южной части Токио и через несколько секунд нашел ответ.

– Э… это, это старая Токийская телебашня?..

– Вери Йес[20]!

Не обращая внимания на странный ответ на английском, Харуюки принялся рыться в мозгу в поисках знаний.

Токийская телебашня в Минато, в парке Сиба, раньше распространяла телевизионный сигнал в окрестностях столицы. Потом, более тридцати лет назад, эту работу передали «Токио Скай Три», расположенной в Сумиде, близ Осиагэ.

После этого она еще долго служила обзорной площадкой. Но в Токио один за другим вырастали небоскребы высотой более 333 метров[21], так что с 2030 года для осмотра городской панорамы ее тоже перестали использовать. Сейчас там даже лифты не работали; башня сохранялась исключительно как памятник истории, и вход в нее был запрещен.

Глядя на медленно приближающуюся башню-иглу, Харуюки решил, что она, похоже, существует в «Безграничном нейтральном поле» как сплошной объект без какой-либо внутренней структуры. Стало быть, просто трехсотметровый каменный столб, возвышающийся посреди дикого пейзажа.

– Т-там что, есть что-то? – ошеломленно поинтересовался он. Эш Роллер в ответ выдавил что-то странное:

– Аа, ммм. Мм, ну, в общем, да, что-то. Там один человек, с которым я хочу тебя познакомить.

– Человек?..

Не «тип», не «засранец», не «псих»?

– Ээ, аа, ладно, скажу: это мой Родитель.

– Чт, что?! – воскликнул Харуюки, потрясенный до глубины души. – Ро-родитель Эша-сана?! То есть… еще, еще более потрясающий? Бородатый, в темных очках, кожанке, с татуировками и пивным пузом?

– Засранец, за кого ты меня принимаешь!

После этого выкрика спина Эш Роллера задрожала (Харуюки не вполне понимал, почему).

– …Позволь мне вот что сказать: если ты будешь так же трепать языком перед этим человеком, «сожаление» будет самым слабым, что ты почувствуешь. Мой Родитель уже очень давно отошел от участия в дуэлях, так что ты можешь и не знать… Раньше от прозвищ «Астро» и «МКБР» ты бы трясся от ужаса.

Харуюки шепотом повторил одно слово из этого странного предложения, внезапно закончившегося на «ужас».

– Эм… Ка-Бэ-Эр?..

– Ага. А, и еще одно… Было еще прозвище «Икар».

– …Ну, оно вроде не особо страшное.

– Ну… да. Оно, кажется, появилось уже после ухода. Этот человек… до твоего появления этот Бёрст-линкер был ближе всех к небу во всем ускоренном мире.

Харуюки резко втянул воздух, и в тот же миг мотоцикл остановился, подняв тучу пыли.

Прямо перед ними из сухой красновато-бурой земли вертикально вверх, словно выверенный угольником, вздымался прямой каменный столб.

Диаметр его был метров двадцать. Почти идеально круглый, и ничего вроде входа или лестницы было не видать. В реальном мире вход в старую Токийскую телебашню был запрещен, и здесь это было воссоздано тоже.

Харуюки огляделся, пытаясь обнаружить человека по прозвищу «МКБР» или «Икар», но увидел лишь черепахоподобный силуэт, медленно движущийся вдалеке. Не может быть…

– Эээ… это и есть?..

– Дебил, это «энеми». Я жду, пока ветер прекратится.

– В-ветер?

Харуюки этого не замечал, пока мчался на мотоцикле, но – да, здесь дул довольно сильный ветер; это был эффект арены со свойством «Пустыня». Однако если для дуэли это важно, то сейчас-то для чего…

Едва он начал об этом думать – ветер, только что вывший без перерыва, резко стих.

– Аатлично, Поехали! Холд ми тайт[22]!!!

Этот внезапный выкрик застал Харуюки врасплох; в первый момент он не мог понять, к чему эта инструкция, но затем до него дошло.

Дав полный газ, Эш Роллер поднял передок мотоцикла, и Харуюки инстинктивно обхватил седока за талию. Мотор высоко взревел, и заднее колесо подняло облако пыли. Переднее колесо со стуком опустилось на вертикальную стену, и, не дав Харуюки времени даже подумать «чего, не может быть»…

…американский мотоцикл с двумя седоками поехал вверх по вертикальной скале.

– Уа… Уауауауа?!

Мысленно вопя «чёзахрееееень», Харуюки с легкостью представил себе, как вот сейчас мотик делает заднее сальто и грохается вниз.

Однако шины словно прижимала к поверхности скалы какая-то непонятная сила, и мотоцикл мчался вверх, даже не вихляя. Прошло пять секунд; Харуюки расслабился, и до него наконец дошло.

Это была спецспособность Эш Роллера, «езда по стенам». Харуюки мог с легкостью вспомнить множество раз, когда во время дуэлей этот мотоцикл свободно гонял по стенам зданий. Однако он понятия не имел, что эта машина способна без разгона подниматься так долго. Можно сказать и по-другому: прямо сейчас Эш Роллер непринужденно демонстрировал Харуюки, члену враждебного легиона, высший уровень своих способностей.

Однако Харуюки по-прежнему не мог понять его намерений; затаив дыхание, он смотрел на вершину башни.

Конечно, мотоцикл не развивал такой скорости, как по земле, но тем не менее упорно поднимался, рыча нижней передачей. Кинув взгляд вниз, Харуюки обнаружил, что до земли уже настолько далеко, что она стала как в тумане.

Когда он летал на собственных крыльях, высота была для него ничем. Но сейчас у него вдруг подвело живот, и Харуюки поспешно перевел взгляд обратно вверх. Наконец-то он увидел плоскую вершину башни; ее край чертил красивую дугу в желтом небе.

Им оставалось дотуда секунд десять. И тут – слева на Харуюки с воем надвинулась стена воздуха.

– Шит[23]! Ветер шиииит!

С этим грубым выкриком Эш Роллер крутанул ручку и направил мотоцикл правее. И тут же ветер беспощадно ударил по машине.

– Флай хаааай[24]!!!

– Гяаааа!!!

Словно оседлав ветер, сидящие на мотоцикле Харуюки и Эш Роллер отчаянно хватались за воздух, как будто плыли кролем. Возможно, это как-то помогло; во всяком случае, передняя часть мотоцикла взлетела над вершиной башни. Затем машина описала параболическую дугу, и заднее колесо приземлилось в пяти сантиметрах от края.

– Я, я второй раз на эту штуку не сяду! Никогда в жизни не поеду, если у этого меньше четырех колес!!!

Эти слова Харуюки выкрикнул уже после того, как скатился с седла и крепко вцепился в твердый камень руками и ногами. Что до Эш Роллера – тот, все еще сидя на мотоцикле, раздосадованно поцокал языком и покачал указательным пальцем.

– Похоже, не понимаешь, ю. На мотике прикольно как раз потому, что он может упасть.

– Это только что было не просто «упадем – не упадем»!

Провопив это так, что аж плечи затряслись, Харуюки покачал головой и лишь затем глянул на то, что было вокруг.

Вершина каменной колонны, заменявшей здесь старую Токийскую телебашню реального мира, представляла собой двадцатиметровую круглую площадку почти точно такой же формы, как основание.

Однако выглядело здесь все совершенно иначе, чем внизу.

«Небесный сад» – эти слова вдруг всплыли у Харуюки в голове. Повсюду свежо зеленела мягкая на вид трава. В центре был маленький родник, из которого струилась чистейшая искрящаяся вода.

Посреди озерца, образованного родником, дрейфовал крохотный островок – на котором Харуюки увидел нечто совершенно неожиданное.

Колыхаясь, как мираж, там медленно вращался овал голубого света. Это был «портал». Единственный способ выйти из «Безграничного нейтрального поля» в реальный мир.

Почему здесь? Харуюки был изумлен; большинство порталов располагалось на больших железнодорожных станциях или в туристических местах, например в известных зданиях. То, что он находился в районе старой Токийской телебашни, само по себе не было удивительным, но, чтобы им пользоваться, нужно быть Эш Роллером с его умением подниматься по вертикальным стенам или Сильвер Кроу, который мог летать (сейчас, правда, уже не мог).

Склонив голову, Харуюки отвел взгляд от портала и заметил на противоположной стороне садика еще кое-что неожиданное.

Дом.

Маленький, будто игрушечный, симпатичный домик стоял в окружении цветов. Белоснежные стены, темно-зеленая острая крыша. Зеленый плющ, обнимающий стены. Прекрасное зрелище, которое вполне можно принять за картинку из книжки.

Харуюки молча смотрел на дом, как вдруг входная дверь с легким скрипом открылась.

И тут же рядом с ним Эш Роллер соскочил с мотоцикла и встал по стойке «смирно».

Стало быть, тот, кто сейчас выйдет из домика, – и есть Родитель Эш Роллера. Какой-нибудь мачо во всем кожаном, «ангел из ада». Домик с этим образом совершенно не вязался, но Харуюки решил, что совершенно не удивится, если сейчас из двери выедет здоровенный «Харли».

В итоге, однако, его ждало невероятное потрясение.

Да, то, что с легким поскрипыванием выехало из домика, имело два колеса. Только не одно за другим, а рядом. Сверхтонкие, как нити, серебряные спицы; шины сантиметровой толщины – тоже серебряные, не резиновые. Сверху над всем этим было сплетенное из таких же серебряных нитей элегантное кресло.

Инвалидная коляска. Без двигателя, без глушителя – полная противоположность брутальному американскому мотоциклу.

Внешность человека, сидящего в кресле, была примерно в десяти тысячах световых лет от того, что ожидал увидеть Харуюки.

Вне всяких сомнений, это был дуэльный аватар. Руки, лежащие на коленях, – гладкие, с голубоватым блеском, твердые на вид. Подбородок на опущенном лице – угловатый, как маска.

Остальную часть лица Харуюки не видел, потому что на аватаре был головной убор. Не заостренная шляпа, как у Лайм Белл, аватара Тиюри, а что-то вроде белоснежного капора. И все тело было укрыто таким же белым платьем.

…Что – женщина?

Accel World v03 219

Словно подтверждая мысли потрясенного Харуюки, налетевший ветерок колыхнул длинными волосами под капором. Волосы опускались до самого пояса, и цвет их уходил в чистую синеву – нет, это был цвет ясного осеннего неба.

Колеса вновь скрипнули, и инвалидная коляска медленно покатилась вперед. Однако руки аватара по-прежнему оставались сложены на коленях. Похоже, у коляски имелся какой-то механизм, позволяющий ей двигаться.

Коляска катилась – почти скользила – по выложенной кирпичом тропе вокруг озерца, пока не остановилась наконец в двух метрах от гостей. Голова в капоре приподнялась, и Харуюки увидел наконец лицо аватара. Он стоял столбом, не сводя глаз с этого лица. Просто невозможно было представить себе, чтобы вот это и был Родитель Эш Роллера, наездника арены «Конец века».

Как у большинства женских дуэльных аватаров, лицо закрывала маска, на которой были лишь глаза-линзы. Однако это лицо безо рта и носа показалось Харуюки куда более красивым, чем у всех похожих аватаров, виденных прежде. Сияющие на бледно-голубой поверхности маски красноватые глаза, похожие на финики, взглянули на Харуюки, потом на Эш Роллера.

– Сколько лет, сколько зим, Эш. Теперь я вижу, ты не забыл меня. Я рада.

– Д-давно не виделись, госпожа. Забыть – не, как можно, абсолютно нереально.

Эш Роллер почтительно склонил голову; но, к сожалению, Харуюки не успел поправить его, сказав: «Разве правильно не “Мегавстреча!”?» – потому что аватар небесного цвета снова обратил взгляд на него.

– …Ты Сильвер Кроу, верно?

Когда она своим красивым, похожим на ветерок голосом обратилась к Харуюки, тот тоже машинально поклонился. Почему-то у него возникло ощущение, что он должен это сделать.

– А, ага, приятно познакомиться. Я Сильвер Кроу.

– Приятно познакомиться. Меня зовут Скай Рейкер[25]. Я очень рада, что мы встретились, Ворон-сан[26].

Почувствовав, как Скай Рейкер кинула взгляд на его плечи, Харуюки съежился. Судя по ее словам, она уже знала про Сильвер Кроу; однако то, благодаря чему его имя стало известно во всем ускоренном мире, – серебряные крылья, – уже не существовало.

Избегая мягкого взгляда Скай Рейкер, который, казалось, видел все, что происходит у него в голове, Харуюки понурился.

Однако через пару секунд молчания, услышав слова Эш Роллера, он начисто забыл про стыд и снова поднял голову.

– Ну ладно… до свидания, госпожа, я… я, пожалуй, пойду.

– А… хааа?!

Харуюки подскочил к черепоголовому наезднику, возвращающемуся к своему мотоциклу.

– По-пойдешь… а я, а мне что делать!

– Как будто я знаю.

– Ни фига себе «как будто я знаю», ты же меня сюда привез!!!

– Это потому что ты был в депрессняке, рыдал и не знал, что делать. Я так старался, чтобы снарядить мотик ракетами, а без тебя мне ими и не похвастаться толком…

Поворчав, Эш Роллер затем поскреб подошвами ботинок по камню, словно счищая с них грязь; потом его тон вдруг изменился.

– …Слушай, Кроу. Я не знаю, что там у тебя случилось, что ты потерял крылья; но ты сейчас, скорей всего, думаешь примерно так: без полета ты не можешь побеждать, а значит, драться бесполезно. Однако… ты знаешь, сколько в ускоренном мире Бёрст-линкеров, которые хотят летать, а не могут; ты об этом думал?

Резко втянув воздух, Харуюки машинально опустил глаза. Однако острые слова Эш Роллера продолжали его жалить.

– В конце концов, за долгое время, что мы дуэлимся, всякое может произойти. Можем и лишиться сил. Но твои крылья – не то, из-за чего сразу надо сдаваться, как только их не стало. Если ты так и продолжишь сражаться, как сонная муха, и в конце концов просто исчезнешь, то все мы, кто задирал головы и смотрел, как ты летаешь, – все мы…

Словно не в силах произнести остальные слова, Эш Роллер лишь яростно топнул.

Снова съежившись, Харуюки мысленно ответил:

Я тоже, тоже не хочу сдаваться. Но мои крылья… способность к полету потеряна на системном уровне – что же я могу сделать?

Медленно, будто свинцовую, подняв голову, он как-то сумел выдавить:

– …Конечно, в той дуэли я себя неправильно вел. Но… то и это, какая тут связь?

– Эээ, а, это… это… ну, в общем…

И тут сзади раздался голос до сих пор молчавшей Скай Рейкер, Родителя Эш Роллера.

– Ворон-сан. Эш думает, что я, возможно, смогу помочь тебе вернуть крылья.

– Э.

У Харуюки округлились глаза и отвисла челюсть.

– Мои, мои крылья?.. Помочь, говоришь… но ведь Эш-сан в Зеленом легионе –

– А, точно! И это фигово, да?! – прокричал Эш Роллер, рывком усевшийся в седло мотоцикла. – Слушай сюда, не воображай там всякого! Это тебе взаймы! Не, это тактика! Чтоб повысить твой параметр лояльности и когда-нибудь чтоб ты предал Черный легион – секретная операция, понял, засранец? Уии, я мегакруууут!!!

Скелетный наездник Эш Роллер поднял к небу средний палец; но тут снова донесся голос Скай Рейкер.

– Это вульгарно, Эш.

– Да, прости, госпожа. Ну, ну ладно, позвольте мне вас покинуть, прошу прощения!

Двигатель взревел, американский мотоцикл рванулся к озерцу посреди садика, подпрыгнул на берегу, полетел к сияющему голубому порталу –

И исчез.

Стоя на месте в суперобалделом состоянии, Харуюки наконец сумел прошептать:

– …Секретная операция, говоришь… Тогда плохо, что ты это сказал…

Услышав это, Скай Рейкер негромко рассмеялась и произнесла:

– Голова, язык и внешний вид у него оставляют желать лучшего, но в остальном это хорошее дитя.

…А «остальное» – это что вообще.

Эта мысль покрутилась у него в голове несколько секунд; наконец Харуюки выбросил ее оттуда и подошел к серебряной инвалидной коляске, стоящей на берегу озерца.

Грудь его распирала куча вопросов; сомневаясь, с какого лучше начать, он наконец нерешительно раскрыл рот.

– Аа… это… Эш-сан сказал одну вещь. Что ты «ближе всех к небу во всем ускоренном мире»…

Скай Рейкер кивнула, ее улыбка стала какой-то прозрачной.

– Эш сказал про тех, кто хочет летать, но не может. Это он про меня… точнее, следовало бы сказать, что я не смогла полететь. Эти руки так и не смогли дотянуться до неба.

Харуюки примерно такого ответа и ожидал, но все равно невольно зажмурился.

Тогда она имеет полное право не помогать мне, а, наоборот, мешать.

Невольно эта мысль родилась у него в голове, однако он просто не мог не потянуться за тонкой нитью надежды, возникшей у него перед глазами.

Моргнув, он поднял голову и сиплым голосом выдавил следующий вопрос:

– Тогда… это правда?.. Что ты… можешь вернуть мне крылья…

На этот раз немедленного ответа он не получил.

Металлически блестящая прическа цвета неба приподнялась, и безмятежный аватар какое-то время молча смотрел на Харуюки – а потом отчетливо произнес:

– Это невозможно.

– Э…

– Если дуэльный аватар что-то теряет, на то всегда есть причины. Ни это место, ни я не можем повернуть время назад.

– …

Нить надежды оказалась перерезана, и Харуюки вновь повесил голову, его сердце налилось свинцом. Прежде чем его взгляд поднялся обратно, Скай Рейкер будничным движением приподняла подол платья, закрывавшего ее тело, и у Харуюки глаза вылезли из орбит.

– Взгляни.

Там было… точнее, там не было того, что должно было быть ниже колен.

На конце стройных, точеных бедер были шарнирные коленные суставы. Однако голеней, которые должны были идти от этих суставов дальше, не было.

Поскольку аватар ездил на инвалидной коляске, Харуюки мог бы догадаться, что у него какие-то проблемы с ногами. Но почему у дуэльного аватара пропали ноги?

Да, конечно, во время сражений отдельные части тела могут теряться по самым разным причинам. Сам Харуюки множество раз лишался рук и ног. Однако по окончании дуэли урон, связанный с потерей части тела, всегда обнулялся, и на следующую арену аватар выходил как новенький.

У Харуюки перехватило дыхание. Не в силах отвести взгляд, он подумал:

Неужели Скай Рейкер тоже?.. Какой-то Бёрст-линкер со способностью, примерно как у Номи, Даск Тейкера, навсегда отобрал у нее ноги?..

Однако следующие слова, которые он услышал, опровергли это предположение.

– Я сама решила их отрезать.

– Ээ?!.

– Я решила, что ноги мне больше не нужны, и попросила кое-кого их отрезать, прекрасно понимая, что этот мой поступок – невероятно эгоистичный, высокомерный и безумный. После этого, сколько бы я ни возвращалась в ускоренный мир, мои ноги так и не вернулись. Это значит… внутри меня даже сейчас еще горит огонь безумия – вот что это значит. Скорее всего, пока он не погаснет, мои ноги так и останутся вот такими.

Глаза цвета зари неотрывно смотрели на Харуюки, и Скай Рейкер тихо подытожила:

– С твоими крыльями то же самое. Пока ты сам не разберешься с причиной, почему ты их лишился, они к тебе не вернутся.

Причина.

Спецнавык Номи/Даск Тейкера, «Демоник коммандир».

Нет, неправильно. Причина – само поражение. Пока Харуюки не победит Сейдзи Номи на всех фронтах и не избавится от шрама поражения, глубоко пробороздившего сердце, он не получит свои крылья назад. Вот что это значит.

Однако это уже невозможно. Потому что вся сила Харуюки была в способности к полету, которой он лишился, а Номи, который ее украл, наоборот, свободно летает. Харуюки просто не видел, как он может победить.

Невольно Харуюки опустился на колени, на траву –

И тут Скай Рейкер произнесла нечто неожиданное.

– Что бы ты ни делал в этом саду, это не вернет тебе крылья. Однако я не утверждала, что ты не сможешь летать, Ворон-сан.


– Давай присядем и поговорим, что делать дальше.

После этих слов автоматическая инвалидная коляска, тихонько скрипя, поехала, и Харуюки в полном замешательстве зашагал следом.

По краям небесного садика с восточной, западной, южной и северной сторон стояли белые скамейки. У них не было спинок, так что садиться можно было с любой стороны. Скай Рейкер остановила коляску у северной скамейки, глядя наружу, и Харуюки нерешительно сел рядом. Когда он поднял голову, у него захватило дух от открывшейся перед ним панорамы.

Он видел центр Токио в режиме «пустыни» с высоты триста метров.

Все вокруг Нагаты-тё представляло собой руины из громадных красных камней. Высоко в небо поднимались каменные арки.

Еще дальше взгляд приковывало к себе великолепие ярко-красного замка. В реальном мире там был императорский дворец. Каким бы свойством ни обладала арена, он всегда присутствовал – иногда величественный, иногда пугающий.

Интересно, кто там живет… Такая посторонняя мысль пролезла к Харуюки в голову, но тут Скай Рейкер нарушила молчание.

– Я думала о том, что хорошо бы как-нибудь встретиться с тобой, Сильвер Кроу.

– Э… а, Сп-пасибо… – промямлил Харуюки, опустив плечи. При взгляде на него небесный аватар словно бы тепло улыбнулся и тихо продолжил:

– Семь лет прошло с начала существования ускоренного мира, и наконец появился аватар, способный летать. Когда я услышала про тебя от Эша, я была потрясена, но в то же время мне стало интересно. Я думала… какая же душа… какая раненая душа смогла выплеснуть силу, достаточную, чтобы преодолеть колоссальную гравитацию нашего мира.

– Не, это… п-прости. Мои, мои раны – это на самом деле ничего особенного, – замотал головой Харуюки, съежившись еще сильнее. – Всего лишь я в реале толстый, ко мне долго приставали… ну, такое. Называть это ранами как-то даже нахально, я так думаю.

Он сам не понимал, почему говорит такие вещи человеку, с которым только что познакомился, более того – Бёрст-линкеру, связанному с членом враждебного легиона; тем не менее, как ни странно, слова свободно вытекали изо рта.

Услышав все это, Скай Рейкер снова улыбнулась и покачала головой.

– После установки программа «Брэйн Бёрст» читает сознание владельца и на основе этого создает дуэльный аватар; однако «сердечные раны» далеко не всегда имеют в основе гнев или ненависть.

– Э?.. Это, но раны же, это же всякие плохие чувства, да?

– Верно, но не только они. Если у человека сплошь негативные мысли, скажем, ярость, – сто процентов, что получится дуэльный аватар, который тяготеет к чистому разрушению. К примеру, та катастрофа, которая потрясла весь ускоренный мир, «Кром Дизастер».

Услышав это имя, Харуюки резко втянул воздух.

Когда Харуюки увидел кошмарную атакующую мощь «Доспеха бедствия», Кром Дизастера, он был потрясен до мозга костей; это было всего несколько месяцев назад. Да уж, это «Усиленное вооружение» точно пропитано невероятной злобой и яростью.

– …А те, у кого источник – обида или зависть, получают аватары, склонные к непрямым атакам; те, у кого в основе отчаяние, нередко ранят себя, чтобы нанести урон противнику, – саморазрушающиеся аватары. Но далеко не все аватары имеют разрушительную силу такого рода; ты ведь это уже понимаешь, верно?

– …Ага.

Все было в точности так, как она сказала. Крылья Харуюки сами по себе не были орудием уничтожения, и мотик Эш Роллера тоже. Но тогда «сердечные раны» – что же…

– Рана означает потерю. Дыру в сердце, которая остается, когда ты лишаешься чего-то дорогого, – тихо ответила Скай Рейкер, словно прочтя, что творится в груди у Харуюки. – Оставить эту дыру пустой и отдаться гневу, возмущению, отчаянию – или снова потянуться вперед. Этот выбор и определяет, какой получится аватар.

– Потянуться… вперед?

– Да. Это называется «надежда». Сердечная рана – другая сторона стремления.

С чувством кивнув, Скай Рейкер подняла голову и взглянула Харуюки прямо в глаза из-под своего белого капора.

– Сильвер Кроу. Из всех Бёрст-линкеров, кто появлялся в ускоренном мире, ты, должно быть, сильнее всех хотел дотянуться до неба. Твоя сила воли, твое стремление к небу создало тебе способность летать, создало крылья. Слушай внимательно… ты летал вовсе не потому, что у тебя были крылья. Все наоборот. Ты хотел летать, и ты заставил крылья материализоваться.

– Я хотел… летать…

Он хриплым голосом повторил эти слова, потом еще несколько раз прокрутил их мысленно, пытаясь понять, – потом лицо Харуюки под серебряной маской исказилось, и он замотал головой.

– Это… ерунда какая-то. Если можно летать на одной силе воли, то… эти крылья, получается, только для красоты…

– В конечном счете все именно так. Какой-то феномен привел к тому, что крылья, которые ты считал объектами, и «способность к полету», прописанную в системе, у тебя отобрали. Однако источник твоей способности к полету, силу воли, у тебя никто не отбирал. Потому что это отобрать невозможно, кто бы какими бы спецприемами ни пользовался.

– Не может быть… не может такого быть! – Харуюки обхватил колени и опустил голову. – Даже если во мне есть желание летать в небе, это всего лишь… триггер. «Брэйн Бёрст» его прочел и создал крылья и способность к полету. Если так, то в этом мире эта способность и должна быть сутью аватара! И если… если я ее не заберу обратно, я никогда…

Последние слова он простонал, обхватив себя руками с такой силой, что чуть пальцы не отломились.

Какое-то время был слышен лишь свист ветра, дующего в трехстах метрах над землей. Перед глазами Харуюки у самого края тянущегося к небу садика покачивался незнакомый цветок. Порыв ветра оборвал его лепестки и унес.

– То есть ты хочешь сказать что-то в таком ключе?

Даже после выплеска ярости Харуюки донесенный до него ветром голос Скай Рейкер звучал так же спокойно, как и прежде; более того, в нем слышались нотки веселья.

– «Здесь, в ускоренном мире, такие вещи, как сила воли, бессмысленны. Все, что здесь происходит, определяется только системой – компьютерными вычислениями и данными».

– …Но это же так и есть, да? Это же VR-игра. Цифровые данные, да – что же еще.

– Моя коляска.

Эта резкая смена темы заставила Харуюки поднять голову.

– Посмотри повнимательнее. Это не «Усиленное вооружение». Это ровно то, на что она похожа, – просто кресло и колеса. Однако ты уже видел, как она ехала сама собой, верно?

Сбитый с толку Харуюки никак не мог понять смысл вопроса, но тем не менее ответил:

– А… ага. Там внутри какой-то двигатель, да? Что-то вроде моторчика.

Там должен быть моторчик. Раз она ехала сама собой. А в руке, наверно, маленький контроллер…

С этой мыслью Харуюки вытянул шею и уставился на элегантное серебряное устройство.

После чего его ударил по башке такой мощный шок, что глаза превратились в щелочки.

Ничего. Тонкая ось, ступица, обод – но ничего, что напоминало бы мотор, не было. Может, реактивный двигатель? Харуюки заглянул за коляску, но ни сопла, ни чего-то еще подобного тоже не обнаружилось.

– Но, но, совсем недавно, она же ехала, сама.

Сидя перед обалдело бормочущим Харуюки, Скай Рейкер развела тонкие руки, прежде сложенные на коленях. В руках не было ни намека на какой-то контроллер.

Сохраняя эту позу, совершенно неподвижный аватар в инвалидной коляске –

Скрипнув колесами, медленно отъехал назад.

– …Не… не может быть.

Скрип, скрип. Коляска еще отъехала назад и, очутившись на траве, вдруг развернулась. Мало того – она, как фигурист на льду, принялась изящно выписывать кренделя. Несколько секунд длился этот танец, после чего коляска застыла в исходном положении – словно и не сдвигалась вовсе.

– Как ты это сделала?

– Как я это сделала… спрашиваешь.

Плечи Харуюки задрожали, глаза распахнулись до предела.

…Она просто не могла двигаться. Этот мир, созданный программой «Brain Burst», можно сказать, стремится воспроизвести реальность, стать второй реальностью. Всем машинам необходимо оборудование, приводящее их в движение, а этому оборудованию, в свою очередь, необходим источник энергии. Если взять для примера мотоцикл Эш Роллера, то у него есть бензин в баке, а ведущее колесо соединено с двигателем цепью и благодаря этому может вращаться. Вот почему, когда Харуюки во время той дуэли поднял заднее колесо, мотоцикл не мог двигаться. В какой-нибудь другой игре устройство двигательной системы не имело бы значения, и даже на переднем колесе мотик мог бы ехать.

Поэтому то, что коляска Скай Рейкер может ехать сама, без звука моторчика, без реактивных выхлопов, – это…

– Невозможно… она не должна. Что-то… какая энергия ее двигает?

На вопрос, который Харуюки наконец выдавил.

Дуэльный аватар с волосами небесного цвета, мило улыбнувшись своей маленькой маской, ответил:

– Воля.

– Э?!.

– Ее движет моя сила воли.

На этот раз Харуюки испытал такой шок, что у него чуть душа не отлетела. Запинаясь, словно прокручивая побившийся звуковой файл, он принялся бессвязно выкрикивать:

– Но, но. Но, но… это, это же, как будто. Как будто… движение силой мысли! Это, это значит, это… «психокинез» или типа… так, что ли?..

Улыбка Скай Рейкер стала немного смущенной, и аватар покачал головой.

– Хи-хи-хи, вовсе нет. В этом мире… и на обычной дуэльной арене, и в «Безграничном нейтральном поле» любой Бёрст-линкер так может.

– Э… эээ?!

– Подумай, пожалуйста, вот о чем. Когда у тебя были крылья, ты мог летать совершенно свободно. Правильно?

– Д-да…

– Но как тебе удавалось управляться с крыльями? Ведь в реальном мире у тебя нет опыта пользования крыльями или чем-то подобным.

Харуюки раньше об этом не думал и, когда Скай Рейкер его спросила, удивленно заморгал. Потом, машинально шевельнув плечами, нерешительно ответил:

– Это, ну… двигал лопатками…

– Если бы дело было только в этом, то ты в бою не мог бы нормально пользоваться кулаками, не так ли? Пожалуйста, вспомни. Даже если ты этого не осознавал, твой полет контролировался твоей же силой воли. Правильно?

– …

Харуюки не мог произнести ни слова. Если подумать… Действительно ведь Сильвер Кроу в бою активно махал руками; кроме того, он мог взлетать откуда угодно без разбега, мог прямо в воздухе останавливаться и зависать. Если бы в такой момент его спросили, как он управляет своим телом, – он бы не ответил.

Однако и объяснение Скай Рейкер он переварить не мог. Покачав головой, он наконец произнес:

– Сила… воли. Но тогда, тогда… как она считывается? У нейролинкера такой функции… не должно…

Сразу после того, как эти слова покинули его рот, в ушах Харуюки раздалось эхо слов Черноснежки.

«Нейролинкер имеет доступ не только к сенсорной и моторной коре мозга».

Но их можно отнести к предыдущей части разговора, про «сердечные раны». Это Харуюки вполне понимал. «Сердечные раны» можно интерпретировать как память. Но как можно превратить в данные что-то неопределенное, такое как «сила воли»?

– Может быть, ты поймешь, если я использую другое выражение – «сила воображения»?

Голос Скай Рейкер заставил Харуюки резко поднять голову.

– Воображения?..

– Да. Вполне можно назвать и так. Когда ты хотел во время полета разгоняться, поворачивать, тормозить, ты наверняка очень четко представлял себе эти действия. Нейролинкер считывал это и двигал твой аватар. Воображение! Вот в чем главная, тайная сила Бёрст-линкеров. Эта коляска – воплощение, инкарнация того, как я представляю себе ее движение; так я ей и управляю. Я заставляю ее так активно двигаться, но на это потребовалось очень много времени… однако ничего невозможного в этом нет. Совершенно точно.

Правое колесо, скрипнув, вновь крутанулось, и Скай Рейкер вместе с коляской развернулась лицом к Харуюки.

Ее следующие слова несли в себе эхо величественного, таинственного, божественного откровения.

– Внутри обычного механизма управления аватаром, «управления действием», таится другой – «управление воображением». Бёрст-линкеры, достигшие этой силы, зовут ее так. Сила мысли – инкарнация.

Пауза.


– «Система инкарнации».


– Инкар… нации?

Этого слова он раньше не слышал ни в ускоренном мире, ни в реальном.

Но вот это вот эхо – в нем чувствовалась какая-то убедительность. Харуюки покатал новый термин во рту.

Слова Скай Рейкер он был не в силах понять сразу же. Конечно, принцип работы нейролинкера совершенно не такой, как у VR-устройств предыдущего поколения, а «Brain Burst» – вообще непостижимое суперприложение; однако процесс «перевода воображения человека в данные» Харуюки все равно не понимал – какой механизм может так делать?

И однако – вот же она, изящная серебряная инвалидная коляска, которая лишена всяких двигателей, но тем не менее способна танцевать на траве. Только в этом и есть правда.

…Прими это.

Так сказал себе Харуюки, крепко зажмурившись.

Все замкнулось. Если воля… если вера обладает в этом мире реальной силой и если Харуюки поверит словам Скай Рейкер, то они станут правдой и для него.

– Значит… значит…

Что-то большое и горячее перекрыло Харуюки горло, и он с огромным трудом выдавливал слова.

– Если я смогу использовать «систему инкарнации», то я… смогу снова летать и без крыльев… ве-верно?

Впившись глазами в лицо Скай Рейкер, будто стремясь сожрать его, Харуюки с обжигающим нетерпением ждал ответа.

Однако тихие слова, раздавшиеся несколько секунд спустя, не дали ему ни «да», ни «нет».

– …Я только что показала тебе, как могу двигать колеса с помощью системы инкарнации, да? Однако я могу и не напрягать воображение, а делать то же самое просто руками. Понимаешь… делать силой мысли то, что можно делать и обычными способами, и пытаться с помощью системы инкарнации воплотить то, что в норме невозможно, – между одним и другим очень широкий и глубокий провал… нет, пропасть. К примеру, как в реальном мире попасть пулей в другую пулю. Это физически возможно, но очень трудно. Чрезвычайно трудно.

Скай Рейкер отвела глаза от застывшего Харуюки и непринужденно задрала голову к небу.

В последовавшей затем спокойной речи прозвучало нечто неописуемое.

– Я не смогла этого сделать. Я отбросила ноги, друзей, все, о чем только могла подумать, – и все равно мне не удалось преодолеть виртуальную гравитацию этого мира… Я ведь уже сказала. «Бёрст-линкер, который хочет летать, но не способен» – это про меня…

– А… ага…

Полностью поглощенный услышанным, Харуюки кивнул. Аватар цвета неба вытянул вверх тонкую руку и тоже кивнул.

– Я была близка, но так и не сумела дотянуться… Мой аватар с самого начала имел «Усиленное вооружение». Оно дало мне способность оторваться от земли и приблизиться к небу. Однако это вряд ли можно было назвать полетом. Один короткий импульс, прыжок метров на сто вверх, потом приземление – вот что было вместо полета.

– …

Не в состоянии хоть что-нибудь ответить, Харуюки слушал, не дыша.

Как-то раз он решил проверить, насколько высоко может взлететь Сильвер Кроу. Обычные дуэльные арены с четырех сторон окружены полупрозрачными стенами, но что сверху – это ему хотелось узнать.

Результат был таков: даже когда Харуюки полностью израсходовал шкалу спецатаки, он так и не дотронулся до границы. Высота, на которую он тогда поднялся, – он помнил, что это было втрое выше Дома Правительства в Синдзюку, возвышающегося вдали. А это здание, построенное недавно, гордилось своей высотой в пятьсот метров. Стало быть, Харуюки с легкостью поднялся более чем на полтора километра, причем просто из любопытства.

…Я даже не думал о значении той силы, которая у меня была.

Харуюки съежился еще сильнее, чем раньше; его охватил такой же стыд, как тогда, на мотоцикле Эш Роллера. Голос Скай Рейкер продолжал звучать.

– …Однажды меня охватило страшное желание лететь выше и дальше. Я пускала все бонусы, которые получала с повышением уровня, на то, чтобы усиливать прыжок, я не вылезала из сражений, чтобы получать больше очков. Тем немногим друзьям, которые у меня были, включая моего Родителя, я надоела, и они ушли. Лишь один человек меня понял и помогал мне – командир легиона, к которому я тогда принадлежала. Я тоже хотела поделиться своей силой с этим человеком, и мы в течение приличного времени сражались плечом к плечу… Но когда я доросла до восьмого уровня, бонуса оказалось недостаточно, чтобы «прыжок» превратить в «полет», и когда я это поняла… мое желание превратилось в испорченный самообман… нет, в безумие.

– Бе… зумие.

Кинув быстрый взгляд на проскрипевшего это слово Харуюки, Скай Рейкер еле заметно улыбнулась и кивнула.

– Я… чтобы сделать свой аватар легче и увеличить дальность полета через инкарнацию, решилась отбросить свое самое мощное оружие – ноги. Я попросила того человека – подругу и командира – отсечь их мечом. Она пыталась остановить меня. Но я тогда уже даже не понимала, что она чувствовала… Я наговорила ей много жестоких слов, но она лишь смотрела печально; и в конце концов она выполнила мою просьбу.

Скай Рейкер легонько погладила колено правой рукой и спокойно завершила рассказ:

– Я истратила все бонусы, освоила инкарнацию, даже отказалась от ног и потеряла способность ходить… и после всего этого мой потолок составил триста пятьдесят метров. В три с половиной раза больше, чем было с самого начала. Но я так и не смогла дотянуться до неба. Дотянулась я всего лишь до вершины этой старой Токийской телебашни. И тогда я наконец поняла. Мои сердечные раны, источник моего аватара, мои надежды и желания – в них просто не было необходимой силы. «Рейкер» означает «Смотрящий сверху». Один миг смотреть сверху, из высшей точки параболы… вот абсолютный предел моей силы. К тому времени, когда я это поняла, я уже потеряла все, что было мне дорого.

Затем Скай Рейкер с тенью улыбки на губах спросила Харуюки:

– Итак, Сильвер Кроу. Ты выслушал историю дуры; ты по-прежнему хочешь учиться летать с помощью системы инкарнации? Это на девяносто девять процентов невозможно; ты по-прежнему хочешь попытаться?

– …

Харуюки повесил голову и закусил губу.

…Безнадежно. Если она не смогла, Бёрст-линкер восьмого уровня, такая сильная, то что смогу сделать я, плакса, трус и вообще никто.

Даже если все останется как есть, мои крылья не навсегда пропали. Придется два года терпеть, и они вернутся. А Такуму и Черноснежка… я придумаю какое-нибудь объяснение, навру и буду втихаря платить Номи. Два года – и все будет хорошо. Когда надо мной Арая измывался, это ведь полгода длилось, да? А Тиюри… если я буду ее особенно сильно просить, то она выдержит, что ее в дуэлях используют как комнатную собачку. Все будет нормально, прижать руки-ноги, жить, глядя все время вниз, – нормально.

– …Для меня…

Это невозможно.

Харуюки хотел так ответить. Он хотел ответить, встать, отправиться к порталу, который был у него за спиной, и вернуться в реальный мир.

– …Я, для меня…

Однако что-то в его груди упрямилось и не пускало наружу последующие слова. Как будто сам аватар по имени «Сильвер Кроу» отказывался их произносить. Теперь, потеряв крылья, он был всего лишь человечком из палочек – руки-ноги как спички, непропорционально большая голова, – но он словно пытался сказать Харуюки, что в нем еще осталось что-то ценное.

Харуюки сделал большой глоток воздуха и задержал его в дрожащей груди.

Потом, не поднимая головы, произнес:

– Я еще должен кое-что сделать. …Прошу тебя. Пожалуйста, научи меня… пользоваться «системой инкарнации».

Скай Рейкер снова тонко улыбнулась и склонила голову чуть набок.

– Это займет много времени, очень много.

– Мне плевать.

– Больше, чем ты сейчас себе представляешь; скорее всего, намного больше. Возможно, тебе придется пройти «точку невозврата».

Значение этих слов Харуюки понял мгновенно.

Харуюки знал двух королей – черного, Блэк Лотус, и красного, Скарлет Рейн. Речь и поступки обеих девочек иногда совершенно не соответствовали их внешности в реальном мире. Все потому, что они провели очень, очень много времени в «Безграничном нейтральном поле». Настолько много, что между их физическим и ментальным возрастом образовался большой зазор.

Теперь и ему предстояло сделать выбор. Харуюки содрогнулся, но, сделав глубокий вдох, кивнул.

– Понятно. …Пожалуйста, Скай Рейкер-сан.

– Хорошо.

Инвалидная коляска, скрипнув, развернулась, и отшельница ускоренного мира посмотрела на небо.

– …Сейчас в реальном мире должно быть девять с небольшим. Сколько еще ты можешь оставаться в погружении?

– Дай подумать… завтра школа, но три-четыре часа – вполне нормально. Если понадобится, то и до утра…

Черноснежка предупреждала, что, если он останется в «Безграничном нейтральном поле» слишком надолго, у него притупятся воспоминания о том, что было в реале до погружения. Однако Харуюки решил, что на этот раз беспокоиться об этом незачем. Сколько бы времени ни прошло, он не забудет Сейдзи Номи, который украл его крылья. Ни за что, никогда.

– Отлично.

Сцепив пальцы, Скай Рейкер повернулась к Харуюки.

– Тогда… сейчас мы отдохнем.

– Да… чего?!

– Сейчас у тебя в голове каша после всего того, что сегодня произошло. В таком состоянии ты не можешь отрабатывать инкарнацию. Поскольку здесь уже вечер, выспись как следует, а завтра с утра мы начнем. У нас много времени.

– К-как следует выспаться… – обалдело повторил Харуюки. – Но, но ведь если ты засыпаешь в Полном погружении, нейролинкер засекает мозговые волны и автоматически тебя разлогинивает?

– Во время ускорения об этом можешь не беспокоиться. Знаешь, недавно начало выходить аниме по манге знаменитого автора, который еще учится в старшей школе?

Озадаченный внезапной сменой темы, Харуюки тем не менее сумел чуть кивнуть.

– А… ага. Я фанат –

– Он высокоуровневый Бёрст-линкер. Спит он здесь – потому ему и удается ходить в школу и одновременно каждую неделю сдавать новые главы. Совершенно неразумное поведение.

Что, этот классный мангака – Бёрст-линкер? Впрочем, если подумать, что-то подобное я уже слышал.

С легким ощущением дежа вю Харуюки двинулся следом за инвалидной коляской, тихонько покатившейся прочь.

Следом за хозяйкой он вошел в белый домик с зеленой крышей. Внутри оказалось на удивление просторно.

Комната, впрочем, была только одна. А в ней – лишь кухонный уголок, стол и кровать.

Скай Рейкер в своей коляске подъехала к печке и с негромким звяканьем сняла крышку со стоящей там кастрюли. Тут же по комнате расплылся мягкий, приятный аромат.

Харуюки ошеломленно смотрел, как Скай Рейкер накладывает в деревянные миски рагу, затем, держа их двумя руками, едет к столу. Положив рядом с мисками деревянные же ложки, она обратилась к Харуюки:

– Да не стой ты, садись.

– А… да, ага.

Неуверенно сев на стул с высокой спинкой, он посмотрел на рагу, от которого поднимался белый парок, и подумал:

Нет, но, как бы это сказать, мы же…

– Внутри игры-файтинга… – вырвалось у него вслух. Скай Рейкер невозмутимо кивнула.

– Ну да. А в чем проблема?

– Ну, это, ужинать в файтинге…

– О, помню, в одном старом файтинге на заднем плане зрители ели рамен.

– Это, это, конечно, да, но!

Харуюки дико захотелось почесать в затылке, и одновременно с этим на него накатило страшное чувство голода. Он ведь совсем недавно съел пиццу в реальном мире – откуда же это ощущение пустого желудка?

Но этот метафизический вопрос вылетел у него из головы, когда Скай Рейкер произнесла «Приятного аппетита», и Харуюки поспешно схватил деревянную ложку.

И вновь застыл.

– Аа, но, но, мой рот.

Лицо Сильвер Кроу было полностью закрыто зеркальной серебряной маской – без глаз, носа и рта. Однако, увидев, что Скай Рейкер жестом приглашает его есть, Харуюки нерешительно зачерпнул содержимое миски и поднес к лицу. И тут –

С тихим гудением нижняя часть маски чуть-чуть сдвинулась вверх. Харуюки в изумлении притронулся к этому месту левой рукой и явственно почувствовал там рот. Окончательно перестав что-либо понимать, он пробормотал «Приятного аппетита» и сунул в рот ложку.

…Оказалось просто замечательно.

Вкус был куда естественнее, чем от любого VR-движка воспроизведения вкуса, – тонкий, нежный. Харуюки зачерпнул по очереди кусок картошки, маленькую луковицу и кусок курятины и отправил в рот. Пока он жадно ел, Скай Рейкер, сидящая напротив и изящно орудующая ложкой, улыбнулась и произнесла:

– Я рада, что тебе нравится, Ворон-сан. Пожалуйста, получай удовольствие в полной мере. Чтобы это воспоминание осталось у тебя надолго.

– …Что?

Опустошив миску с такой скоростью, что даже вздохнуть было некогда, Харуюки наконец задумался о смысле только что услышанных слов. Однако Скай Рейкер, не отвечая на его вопрос, начала легкими движениями закидывать миски на кухонные полки; так что Харуюки оставалось лишь сказать «спасибо».

Кинув взгляд в выходящее на юг окно, он вдруг заметил, что снаружи уже совсем стемнело. В одном месте было светло – возможно, на острове Одайба; блики на покачивающейся черной воде виднелись издалека.

Скай Рейкер щелкнула пальцами, и – то ли дом был так устроен, то ли опять «инкарнация» сработала, но все занавески разом задвинулись. Инвалидная коляска, поскрипывая, подъехала к маленькой кровати, и безногий аватар, помогая себе лишь правой рукой, перебрался на простыню.

– Ладно. Сейчас еще рановато, но нам пора спать.

Что?

Спать, она сказала.

Одна кровать. Два аватара. Это значит – что это значит?

Одно мгновение Харуюки пытался на полной скорости соображать; из этого состояния его вывела брошенная в него подушка, в которую он машинально вцепился. Ну да чего еще ожидать о чем блин я думал дурак дурак идиот. Молча ругая себя, Харуюки уложил свой серебряный аватар на пол. Поскольку его тело было все покрыто твердой металлической броней, не имело особого значения, лежать на кровати или на досках.

Скай Рейкер повесила капор на крюк в стене, быстро сняла и кинула в сторону платье, после чего легла и снова щелкнула пальцами. Потолочная лампа и огонь в печи погасли, и комнату залила светло-синяя тьма.

– Спокойной ночи, Ворон-сан.

Как и следовало ожидать от Родителя Эш Роллера, она совершенно необычный человек.

Впечатленный, Харуюки ответил:

– Сп-покойной ночи…

Мысленно он тут же воскликнул: Как будто я смогу заснуть в такой ситуации! – но.

Как ни странно, как только он принял удобную позу возле стола и закрыл глаза, его сознание начало окутываться белым туманом. Правильно сказала Скай Рейкер: полный событий день его ментально истощил.

Конечно, он ни за что не забудет своего унижения и отчаяния из-за Номи. Но сейчас, лежа в этом домике в этом мире, он чувствовал, что все черное отодвигается прочь. Может, это из-за того, что вкусный ужин у него в животе стоил мисочки счастья, а может, это было просто удовольствие от поглощения реалистичной пищи.

Сопротивляясь сонливости, склеивающей ему веки, Харуюки еле слышно прошептал:

– А, Скай Рейкер-сан. Можно я спрошу кое о чем?

– Пожалуйста.

Ответ пришел мгновенно. Харуюки повернулся к кровати и, глядя на стройный силуэт, спросил:

– Это… Эш Роллер-сан, он уже освоил систему инкарнации?

– В полной мере нет. Но я давала намеки, и он много до чего додумался.

Услышав эти слова, Харуюки кое-что понял. Новая способность Эш Роллера управлять мотиком стоя выглядела абсурдной, но, похоже, тут он подключил силу воображения. Лежа на полу, Харуюки кивнул и задал следующий вопрос.

– Раз ты его Родитель, значит, ты сейчас тоже в Зеленом легионе?..

На этот раз ответ пришел не сразу.

– …Нет. Я принадлежала и буду принадлежать только к одному легиону.

– Тогда… это, – и Харуюки, невольно подняв голову, задал вопрос, который его волновал больше всего. – Этот легион… может быть, «Нега Небьюлас»? А ноги отрезать ты попросила –

– Блэк Лотус. Сильнее, благороднее и добрее всех на свете; моя единственная подруга.

Услышав тихий, но красивый, почти поющий голос, Харуюки легонько кивнул.

– Я так и думал… что это она. Ты… когда-то с ней…

– Это старая история.

Коротая фраза опустилась на Харуюки с кровати, словно стараясь накрыть его слова.

– Это было очень, очень давно. Ладно… спи, Ворон-сан. Завтра рано вставать.

Следом Харуюки услышал тихий шорох человека, переворачивающегося на другой бок. Скай Рейкер явно не желала продолжать разговор.

…Хочу узнать больше. О ней, о старых временах.

Несмотря на эти эмоции, страшная тяжесть придавила голову Харуюки к подушке.

Он предоставил свое тело теплой черноте и провалился в бездну глубокого сна.


В следующий миг голова Харуюки стукнулась об пол, и он невольно открыл глаза.

Что за дела, я же еще спал, кто спер мою подушку… Он приподнялся и сел. Через окно с раздвинутыми занавесками виднелось небо, окрашенное в шикарные оранжевые и фиолетовые тона; от яркого света Харуюки зажмурился.

– Э… уже что, утро?!.

– Точно. Доброе утро, Сильвер Кроу.

Повернув голову на звук, он увидел Скай Рейкер, возвращающую только что вытащенную из-под него подушку на кровать. Она уже надела свои белые платье и капор.

– Д-доброе утро… Эмм, а сколько сейчас времени?

Услышав этот вопрос, аватар небесного цвета молча указал в сторону кухонного уголка. На шкафчике возле стены стояли бронзовые часы; стрелки показывали пять утра. Если вчера он лег вскоре после захода солнца, то, похоже, продрых без задних ног полновесные десять часов.

Голова была совершенно свежей, будто ее как следует промыли холодной водой. Он вообще не мог вспомнить, чтобы когда-либо просыпался таким бодрым. При этом в реале прошло немногим больше полуминуты.

– …Понятно, здесь спать – отличный способ потратить очки… – невольно пробормотал он. Скай Рейкер улыбнулась.

– Только есть риск, что, пока ты спишь, тебе голову отрежут.

– …Э.

– Сейчас уже поздно держаться за шею. Я тебя пять раз звала, а ты все не просыпался.

Вот, значит, почему ей пришлось выдернуть из-под меня подушку. Поняв это, Харуюки поник плечами.

– П-прости. В следующий раз я проснусь как положено.

Однако Скай Рейкер в ответ лишь загадочно улыбнулась и поехала в своей коляске к входной двери.

Утреннее «Безграничное нейтральное поле» сияло совершенно другой красотой по сравнению с вечерним. Свойство «Пустыня» по-прежнему сохранялось, но красновато-бурые скалы под восходящим солнцем казались гигантскими рубинами.

Коляска, поскрипывая, проехала по траве, мокрой от утренней росы, и остановилась у северной скамейки, где Харуюки и Скай Рейкер разговаривали вчера вечером. Харуюки подошел и молча встал рядом, ожидая, что скажет Скай Рейкер.

Когда-то член «Нега Небьюлас», сейчас отшельница ускоренного мира, Бёрст-линкер восьмого уровня – девушка сделала глубокий вдох и строго произнесла:

– Сильвер Кроу. С этого момента ты начнешь осваивать систему инкарнации.

– Да… да, пожалуйста!

Харуюки глубоко поклонился.

Научиться управлять аватаром с помощью силы воображения, «системы инкарнации» – это была его единственная надежда. Сколько бы дней или недель у него ни ушло, он обязательно выучится.

В сердце у него кипела решимость, в голове играла музыка из сцены тренировки в каком-то гонконгском фильме про кун-фу. Харуюки ждал первого указания.

…Однако.

– …Можно сказать, всю суть инкарнации можно выразить одним словом. Если его понять, любой может пользоваться этой техникой.

– Ч-чего?

Плавная речь Скай Рейкер заставила колени Харуюки подогнуться.

– …Всего, всего одно?.. И если этот секрет узнать, станешь мастером?

– Совершенно верно.

– Пожалуйста, научи меня.

Естественно, когда он это сказал –

– Хорошо. Но только при нашей следующей встрече, не раньше.

Словно стремясь вернуть ей обратно этот ответ, Харуюки подошел на шаг ближе.

– Не… нет, пока ты меня не научишь, я не вернусь в реальный мир!

– Я имела в виду следующую встречу не в этом смысле. Я имела в виду…

Она смолкла и махнула рукой; Харуюки подошел еще на шаг.

Качнув волосами цвета неба, изящная правая рука аватара мягко прикоснулась к спине Харуюки…

– …Вот что.

…и толкнула его горизонтально.

– Э… оо… ааа…

Харуюки, шатаясь, сделал по траве шаг, потом второй.

Третий шаг был уже в воздух.

– …Э.

– Удачи, Ворон-сан.

Улыбающееся лицо Скай Рейкер улетело вверх. Точнее сказать – тело Харуюки понеслось вниз с трехсотметровой высоты.

– Э… пого… уааа…

В панике он махал руками, как крыльями, но, разумеется, никакой пользы это не принесло. Виртуальная гравитация тянула его вертикально вниз –

– Уа… а… ааа…

Харуюки умер.

Глава 11

Час спустя он воскрес.

Смерть в «Безграничном нейтральном поле» ощущалась очень странно. Все вокруг обесцветилось; тело аватара стало полупрозрачным, как дым, и могло свободно двигаться, но не дальше десяти метров от точки гибели.

В центре поля зрения появился цифровой таймер, на котором с самого начала было «60.00.00»; когда обратный отсчет дошел до нуля, цвета окружающего пространства и ощущения тела аватара вернулись.

Глядя на приличных размеров кратер, созданный при падении, Харуюки произнес первое, что пришло в голову:

– … Она точно подруга Черноснежки-семпай, без вопросов …

Потом, положив руки на пояс, он задрал голову на возвышающуюся перед ним каменную стену – старую Токийскую телебашню.

– …При следующей встрече, это значит… это значит…

…Нужно взобраться на вершину. Вот что это значит.

Покачав головой, Харуюки глубоко вздохнул. Где-то когда-то говорилось про льва, бросившего своего львенка в бездонное ущелье; но вроде в той истории смысл был в том, что львенок молодец, что выжил после падения.

Но у аватара Харуюки, в отличие от львенка, имелись две умелых руки. Более того, его тело исключительно легкое, а сила, говорят, даже камни пробивает.

– …Взберусь, – прошептал он самому себе и сжал кулаки.

Конечно, перед ним было триста метров вертикальной скалы, но поверхность была не абсолютно гладкая, как стекло. В ней имелось множество трещин, за которые вполне можно было уцепиться руками и ногами, и даже маленькие ямки вполне реально было проделывать.

Решив с самого начала оставить знак своей целеустремленности, Харуюки слегка подсел и выставил правый кулак на уровне талии.

– Урьяаа!!!

С этим возгласом он выбросил вперед удар. Кулак сантиметров на двадцать погрузился в красновато-бурый камень.

Сунув в эту дырку правую ногу, Харуюки поднялся, и пальцы его левой руки уцепились за трещину над головой.

Оглядевшись по сторонам, Харуюки мысленно наметил маршрут начального отрезка восхождения и подтянулся на левой руке. Затем твердо поставил левую ногу на выбранный им выступ.

По правде сказать, ему не впервые приходилось так вот взбираться по скалам в виртуальном пространстве. Когда он бегал с винтовкой по джунглям и горам в различных шутерах, взбираться на скалы часто оказывалось очень полезно для устройства засад. Чтобы иметь это тактическое преимущество, Харуюки позаимствовал в библиотеке программу по VR-обучению скалолазанию.

Секрет легкого восхождения в том, чтобы, во-первых, с самого начала точно представить себе оптимальный маршрут, во-вторых, не липнуть к поверхности скалы.

Глядя вверх, насколько хватало зрения, и четко отмечая в голове, куда и как ставить руки и ноги, Харуюки методично лез по стене.

Солнце, окрашивающее небо на востоке в красные тона, тоже поднималось, словно наперегонки. Цвет утренней зари постепенно сменился тоскливым желтым.

Харуюки уже забыл, сколько раз он перехватился руками. Вершина башни растворялась в небе, ее было не видать; если бы он кинул взгляд вниз, то обнаружил бы, что земля далеко. Однако вниз он не посмотрел ни разу; глядя исключительно в небо, он честно и целеустремленно штурмовал скалу. В основном он не думал о том, что делает, но сосредоточенность, с которой он отдавался подобного рода «играм», была, несомненно, единственной и величайшей способностью человека по имени Харуюки Арита.

Тренированная нервная система уловила вдали легкое подрагивание воздуха. Это был предвестник порыва ветра, типичного для арен со свойством «пустыня». Обе руки Харуюки мгновенно впились в щели, все тело прилипло к поверхности.

Несколько секунд спустя атмосфера содрогнулась, как будто великан подул, и мощный порыв ветра накинулся на Харуюки, пытаясь сорвать его со стены. Однако Харуюки не чувствовал ни капли страха – просто спокойно пережидал. Потому что стройное, обтекаемое, без выступов тело Сильвер Кроу вовсе не создавало сопротивления воздушному потоку. Харуюки был уверен, что какому-то там ветру его не сдуть, и так в итоге и вышло.

Мерзкий великан наконец сдался, и Харуюки, переведя дыхание, продолжил подъем.

Солнце к этому времени поднялось уже до зенита и начало клониться к западу.

Каменная стена, казалось, тянулась вверх бесконечно, но вот наконец на фоне неба появилась дугообразная кромка. Торец цилиндра – вершина, где ждала Скай Рейкер.

Оставалось еще больше ста метров. Однако, двигаясь в таком же темпе, Харуюки доберется туда еще до ночи. Если подумать – слова Скай Рейкер «чтобы воспоминание об этом рагу осталось у тебя надолго» и улыбка на ее лице, когда Харуюки сказал, что в следующий раз проснется нормально, означали, скорей всего, что она не верила, что он сумеет подняться за один день.

Я тебе покажу, что способен добраться до вершины уже сегодня!

С этой решимостью (не переходящей, однако, в безрассудство) Харуюки продолжил размеренно атаковать каменную стену. Порывы ветра, после полудня изменившего направление, налетали все чаще, но Харуюки каждый раз вжимался в стену, и они проходили без последствий.

Небо постепенно приобретало более насыщенный цвет; начавшееся на рассвете восхождение длилось уже девять часов. Харуюки стал уставать. Он раздраженно заскрипел зубами – и тут его носа коснулся легкий цветочный аромат. Более того – одновременно его уши услышали шелест родника, а глаза увидели слабый голубой отсвет портала.

Скоро. Еще двадцать – нет, пятнадцать метров.

Если он доберется доверху с первой же попытки, даже Скай Рейкер будет в шоке. Харуюки с энтузиазмом заработал руками и ногами быстрее.

…Как вдруг.

В воздухе разлилось нечто, чего он прежде не ощущал, – тихий высокий звон. Эхо бесконечного числа колокольчиков, звонящих где-то очень далеко. Харуюки повернул голову на восток.

И застонал.

– Блиин… паршиво…

Ему открылась сияющая вуаль, простирающаяся от самого неба и ласково гладящая землю.

Это был «переход». Суперкрупномасштабное явление, меняющее свойства всего «Безграничного нейтрального поля».

Харуюки вернул взгляд обратно и полез вверх с удвоенной быстротой. Время от времени его рука или нога срывалась, и он чувствовал, как покрывается холодным потом, но всякий раз пальцы находили подходящую щелочку и удерживались. Не дожидаясь, пока сердце успокоится, Харуюки прыгал к следующей точке опоры.

Словно поторапливая его, вуаль надвигалась с востока невероятно быстро, и колокольчиковый звон тоже становился громче. Переливающаяся всеми цветами радуги стена мгновенно стирала красновато-бурые цвета пустыни, после чего все возрождалось в другой форме. Да, мир обновлялся. После «перехода» убитые «энеми» генерировались заново, разрушенные детали ландшафта восстанавливались. Никаких «энеми» рядом с башней не было, но вот второе обстоятельство представляло проблему. Если вуаль накроет Харуюки, то все дырки, пробитые в камне острыми руками Сильвер Кроу, скорей всего…

– У… о!..

С этим выкриком Харуюки практически побежал вверх на четвереньках.

Однако ему не хватило пяти метров.

Колокольчиковый звон вжался ему в уши, радуга закрасила все, что было перед глазами; в следующий миг руки-ноги Харуюки отбросило от стены такой мощной силой, с которой он уже ничего не мог поделать.

– Блин… неееет…

Он молотил воздух руками, стараясь подобраться поближе к стене, но все было тщетно.

– Уа… а… аааа…

Харуюки снова умер.

Час спустя, когда он воскрес, мир окрасился цветами заката, и это уже была не красная пустыня.

Всю землю ровно покрывала каменная плитка. А старая Токийская башня перед Харуюки была теперь собрана из блестящих иссиня-черных металлических плит. Арена «Демонический город».

– …

Харуюки уселся на твердый камень и глубоко вздохнул. Будь это нормальная игра, сейчас бы он придавил головой подушку, чтобы отвлечься; но отсюда разлогиниться было невозможно, да и сил на это у него не осталось.

Однако первая попытка вышла неплохо – он почти добрался. Скай Рейкер, похоже, была уверена, что тренировка займет недели, а может, и больше. Если так – можно сказать, он пока неплохо справляется. Харуюки сжал кулаки. В следующий раз непременно взберусь.

Ему очень хотелось бросить стене вызов прямо сейчас, но мысль, что ночью взбираться будет невозможно, его остановила. Решив, что полезет завтра с самого утра, Харуюки забрался в подходящее здание поблизости и улегся возле стены безопасной на вид комнаты.

Быть может, сказались девять часов постоянного напряжения – но на Харуюки внезапно накатила страшная сонливость, и он отрубился, не успев даже почувствовать голод.


На третий день его погружения в «Безграничное нейтральное поле».

Глаза Харуюки полезли на лоб от невероятного потрясения.

Вчера вечером он был беспечен и не заметил этого, но старая Токийская телебашня «Демонического города» была похожа на Саншайн-сити, где он дрался с Кром Дизастером, – и то, и другое было сделано из ровных и твердых стальных плит. Окон не было, соответственно, лестниц тоже. И – ни единой трещинки, куда могли бы вцепиться пальцы. А значит, взобраться по этой стене совершенно нереально.

– …Ну, значит, буду делать дырки сам, – пробормотал Харуюки и, потюкав по стали пальцем…

…как и вчера, со всей силы долбанул кулаком.

После чего подпрыгнул и заорал.

– Ааай… айй!..

Острая боль, вдвое более сильная, чем «внизу», заставила его скакать на месте, держась за правую руку. Потом он уставился туда, куда пришелся удар, но на иссиня-черной стене не осталось ни вмятинки. Неразрушимый объект… нет, такого быть не могло; но, скорей всего, в этих плитах невозможно проделывать дыры без какого-нибудь теплового луча или дрели. А у Сильвер Кроу, разумеется, подобного оборудования не было.

– ….Это что, мне следующего «перехода» ждать?..

Харуюки стиснул зубы, потом выругался. Через сколько дней вуаль нанесет следующий визит? И будет ли новая версия башни разрушаемой? Он понятия не имел. Дикое разочарование заставило Харуюки опуститься на колени.

Внезапно что-то стукнуло его по голове.

– Оа?!

Испуганно подпрыгнув на месте, Харуюки обнаружил упавший на землю белый полотняный сверток. Он задрал голову, но стальная спица уходила в серое небо, и наверху никого не было видно.

Однако этот сверток уронила рука Скай Рейкер – в этом Харуюки не сомневался. Он ошеломленно подобрал сверток, развязал узелок и обнаружил внутри большой каравай хлеба и листок бумаги.

Тут же на Харуюки накатило чувство пустоты в виртуальном животе; нижняя часть маски с жужжанием отъехала, и Харуюки впился в хлеб. Это был обычный хлеб, без начинки, но все равно Харуюки он показался немыслимо теплым, ароматным и вкусным, так что не оторваться.

Когда от каравая осталась лишь половина, Харуюки наконец перевернул бумажку и прочел написанные красивым почерком слова.

«Тренировка инкарнации уже началась. Подумай вот над чем: почему тебя не сорвало ветром?»

– …Э?

После первого прочтения Харуюки не врубился в смысл.

Это стенолазание – оно же было до освоения «системы инкарнации», нечто вроде базовой тренировки; по крайней мере так Харуюки это понимал. Даже в фильмах про кун-фу, прежде чем учитель показывает приемы боевых искусств, всегда приходится много бегать по лестницам, разве нет?

И вот это: «почему тебя не сорвало ветром» – это тоже ерунда какая-то. Потому что он крепко держался, разумеется. И плюс у тела Сильвер Кроу хорошая аэродинамика. Поэтому, когда он прижимался к стене, ветер пролетал у него за спиной…

– А… – внезапно вырвалось у Харуюки. Он вдруг почувствовал, что подобрался к чему-то важному. Дожевывая остатки хлеба и даже не обращая на это внимание, он продолжил размышлять.

Инкарнация – это управление аватарами или объектами с помощью силы воображения.

Вчера, когда Харуюки влипал в стену, чтобы противостоять порывам ветра, ему даже в голову не приходило, что его может сдуть. Он верил, что мимо стройного, гладкого тела Сильвер Кроу любой ветер просвистит и не заметит, – и так оно в итоге и вышло.

Может, в те разы – сила «системы инкарнации» уже действовала? Может, его уверенность в том, что ветер его не заденет, как раз и приводила к тому, что давление ослабевало?

Если так – не сможет ли он подобным же способом разобраться и со стальной стеной?

После того как в рот отправился последний кусочек хлеба, маска шлема захлопнулась, и Харуюки пристально уставился на свою правую ладонь.

Пять пальцев – очень маленькие и острые на вид. Блестящая серебряная броня – очень твердая.

…Не пробивать надо, а пронзать.

После этой вполне естественной мысли Харуюки сжал пальцы вместе и вытянул руку вперед. Если запястье выпрямить, то все, что ниже локтя, выглядит совсем как меч.

Подсев, так что поясница оказалась на половине своей обычной высоты, Харуюки на этот раз уставился на стену перед собой.

Блестящие иссиня-черные стальные плиты казались чертовски прочными, однако это всего лишь объект на арене. Он не обладает сознанием, он просто существует. А значит, его физическое состояние – не более чем строчки кода, хранящиеся где-то на сервере «Brain Burst».

Если Харуюки не сумеет хотя бы дырку проделать в этой штуке, как вообще он может называть себя бойцом? Будь на его месте она – черный король, Блэк Лотус – она наверняка разрезала бы эту стену, как масло, и даже не устала бы.

Харуюки опустил руку со сжатыми пальцами на уровень пояса. Глубокий вдох, выдох, еще вдох –

– …Хааа!!!

С этим выкриком Харуюки выбросил руку вперед.

Раздался резкий звон, во все стороны полетели синевато-белые искры. По пальцам, запястью и локтю пробежала острая боль, от которой у Харуюки глаза заслезились. Полоса хит-пойнтов в верхнем левом углу поля зрения чуть укоротилась.

Харуюки упал на колени и застонал; но когда он поднял глаза – она там была! Трещинка сантиметровой длины и миллиметровой глубины в ровной стене.

В голове Харуюки мелькнули подряд две мысли. Сработает! И: Недостаточно!

Его воображения не хватало. Он воспринимал свои пальцы как пальцы, руку как руку – отсюда и боль. Думай о них как о мече. Как у нее – меч, способный пронзать и разрубать что угодно.

Харуюки встал и снова вытянул сжатые вместе пальцы. Немного подумав, он прижал большой палец к ладони. Теперь от локтя до кончика среднего пальца была прямая, вытянутая конструкция, словно так и задуманная по дизайну.

На этот раз он поднял правую руку не на уровень пояса, а почти до плеча и оттянул насколько мог назад. Левую же, держа горизонтально, выставил перед собой. Поза, которую он подсмотрел у Блэк Лотус, когда та применяла спецатаку «Дес бай пирсинг».

– …Шшааа!!!

На этот раз отзвук удара был немножко выше и чище, чем от предыдущего. Пробившая руку молния боли вновь заставила Харуюки заскрипеть зубами, зато образовавшаяся в стене трещина получилась самую малость глубже.

День подошел к концу; все это время Харуюки сосредоточенно бил по стене.

Постепенно он перестал чувствовать боль, и к закату его кончики пальцев уходили в стену уже миллиметра на три, однако это был еще не тот уровень, с которым можно взбираться. Впрочем, особого нетерпения Харуюки не испытывал; он вернулся в свою вчерашнюю «спальню», чувствуя лишь удовлетворение и накатившую усталость.

То, чем я тут занимаюсь, – по-моему, своеобразная форма бегства.

Такая мысль просто не могла не прийти Харуюки в голову, пока он лежал на полу. С помощью ускорения он растянул время и тем самым отложил на потом свои проблемы с Тиюри, Такуму и Номи – это факт. Но сейчас он с удовольствием сосредотачивался на одной конкретной задаче, и это его спасало. Харуюки закрыл глаза и вновь заснул мертвецким сном.


Утро четвертого дня.

Харуюки стоял там же, где вчера, и смотрел на многочисленные шрамы в отсвечивающей голубоватым блеском стальной стене. Он размышлял.

Направление его воображения было верным. Он совершенно четко рисовал в голове остроту и твердость пальцев, силу удара. Но он чувствовал, что упускает что-то.

Пока Харуюки бормотал себе под нос, его вновь ударил по голове полотняный сверток. Быстро подобрав его, Харуюки задрал голову, прокричал «приятного аппетита!» и впился в хлеб.

Сегодня, кроме хлеба, тоже пришла записка. Харуюки раскрыл ее в нетерпении; там было…

«Держись, Ворон-кун ♡».

И больше ничего. Смутившись при виде сердечка в конце, Харуюки вздохнул. Он надеялся на еще какую-нибудь подсказку, как вчера, но увы.

Это значит, что я уже знаю все, что должен знать.

С этой мыслью Харуюки доел хлеб и снова принялся ломать голову.

Инкарнация. Воля разума. Сила воображения. В ушах Харуюки прозвучал голос Скай Рейкер.

«Воображение! Вот в чем главная, тайная сила Бёрст-линкеров».

Пого… дите-ка. Что-то похожее он уже слышал когда-то давно… очень давно – она так говорила.

Едва Харуюки об этом подумал, тот голос всплыл из глубины памяти.

«Слушай меня, Харуюки-кун. Ты быстр. Ты можешь стать быстрее, чем кто угодно другой. Быстрее, чем я; быстрее, чем другие короли. Скорость – главная сила Бёрст-линкера».

Черта с два он это забудет. Эти слова Черноснежка произнесла перед тем, как воспользоваться мощнейшей командой, «Физикл фулл бёрст», ради спасения Харуюки; эти слова она оставила, приготовившись умереть.

Тогда Черноснежка наверняка знала о скрытой силе Бёрст-линкеров, о системе инкарнации. Однако она назвала главной силой «скорость», не «воображение». Значит…

Эти две вещи – одно и то же.

«Скорость», о которой говорила Черноснежка, – не только скорость передвижения аватара на дуэльной арене. Это еще и скорость сигнала, который сознание посылает нейролинкеру. Скорость ответа между этим миром и самим Бёрст-линкером. То есть – близость к самой сути ускоренного мира, как-то так.

– Контроль… воображения…

Бормоча себе под нос, Харуюки поднял правую руку.

Не сила. Скорость. Вот что нужно представлять. Выйти на предел скорости. Подобраться к миру близко-близко, насколько вообще возможно. И слиться с ним.

– …Хууу.

После этого негромкого выдоха рука Харуюки метнулась вперед, как луч света.

И на самом деле в пространстве мелькнула тусклая, но явственная вспышка. Раздался красивый звон, как от какого-то музыкального инструмента.

Увидев, что его пальцы погрузились в стену более чем на пять миллиметров, Харуюки сжал левый кулак.


Еще три дня Харуюки продолжал тренироваться в том же самом месте.

Он вставал на рассвете и жевал каравай, сброшенный сверху. В записочках, сопровождавших эти караваи, иногда было сердечко, иногда нет, но всегда были слова ободрения. Подпитываясь уверенностью от этих слов, он упорно продолжал наносить левые и правые джебы.

За четырнадцать лет жизни Харуюки никогда еще не сосредотачивался на чем-то одном так долго.

Нет – можно сказать, что в реальном мире подобное было вовсе невозможно. Реальное тело часто хотело есть, быстро уставало и плюс еще должно было ходить в школу. В «Безграничном нейтральном поле», ускоренном в тысячу раз, и с дуэльным аватаром, не знающим усталости, такое стало осуществимо.

Харуюки не мог видеть изменений ни в свете, испускаемом его пальцами, ни в глубине, на которую эти пальцы впивались в металл. Но он не сомневался, что эти тренировки очень важны, и потому, едва думая о скорости сигнала, отправляемого от мозга к серверу, просто повторял одно и то же – в тысячный раз, в десятитысячный, в стотысячный.

Он чувствовал, что эти тренировки – не из серии «В один прекрасный день истинная сила открылась». Он понимал, что его цель накапливается из маленьких успехов, каждый из которых не различим глазом. Совсем как виртуальный сквош в локальной сети средней школы Умесато, где он постепенно наращивал свой результат. Сосредоточенность и повторение. Никаких обходных путей не существовало.

Точно… скорей всего, и Скай Рейкер, ожидающая на вершине стальной башни, и стоящие на вершине всего ускоренного мира красный король Нико и черный король Черноснежка – все они прошли этой дорогой.

Сейчас Харуюки не видел даже тени ее, идущей по дороге далеко-далеко впереди, но.

Когда-нибудь я тоже… я тоже доберусь дотуда, и ты увидишь.

Это твердое решение Харуюки принял на закате шестого дня, глядя на правую ладонь, пальцы которой ушли в толстую сталь на всю длину.

Чтобы научиться пробивать сталь, приникая к стене, у него ушло еще полдня.

Седьмой день пребывания в этом мире, около полудня.

Харуюки долго смотрел на слабый солнечный свет, пробивающийся сквозь густые черные облака, и наконец решил начать свое второе восхождение. До заката оставалось всего пять-шесть часов, но ему ведь не потребуется выискивать маршруты или возвращаться назад из-за отсутствия подходящих щелочек в камне, как было в «пустыне». Если он будет просто лезть по прямой, то, вполне возможно, достигнет вершины еще до ночи.

– …Так!

Хлопнув себя по бокам шлема для воодушевления, Харуюки затем нанес по стене первый удар.

Белая вспышка, чистый звон – и рука-меч глубоко вонзилась в сталь.

Приподнявшись всем телом на крепко держащейся в стене правой руке, он левой атаковал участочек, расположенный чуть выше.

Скорость. Скорость света. Все его мысли были только об этом.

Постепенно из головы Харуюки исчезло даже само слово «скорость». Остался лишь образ острия меча, выбрасывающегося вперед подобно лучу белого света.

Удар. Подтянуть тело вверх. Сосредоточиться. Еще удар.

Поскольку при ударах пальцы должны были располагаться как можно горизонтальнее, каждым «шагом» Харуюки выигрывал всего сантиметров тридцать. Простой расчет показывал, что для того, чтобы взять высоту в 333 метра, потребуется нанести по меньшей мере 1110 ударов.

Однако Харуюки ни о чем не думал – он лишь сосредоточенно повторял одну и ту же последовательность действий. Он не глядел ни вверх, ни вниз, он забыл о прошлом и будущем; весь его мир сейчас составляли стена и кончики пальцев.

Удар. Удар. Дзынь. Дзынь.

Свет от его ладоней стал ярким, как лазер. Руки-мечи входили в сталь все глубже, так что их уже становилось трудновато извлекать, но Харуюки, не обращая на это внимания, продолжал бить и подниматься.

Его сосредоточенность была какой-то аномальной – больше даже, чем в той самодельной игре по уклонению от пуль. Зрительная и слуховая информация потеряла всякое значение, стальная стена тоже постепенно исчезла; в черноте, разлившейся повсюду, мигали только вспышки от левой и правой рук поочередно.

…Нет.

Он видел что-то.

Далеко, очень далеко в темноте покачивалось что-то голубое, как водная гладь.

Портал? И там еще кто-то. Весь в золотом сиянии, так что Харуюки видел лишь силуэт, но точно там кто-то был…

Харуюки хотел разорвать вязкую черноту собственными руками и отправиться туда. Он чувствовал, что его зовут.

– Ты… кто?..

Гулкое эхо подхватило звук, раздавшийся в темноте, и, словно среагировав на это, нечто вроде ответа, нет, сигнала –

В тот же миг слабая вибрация передалась телу аватара, и Харуюки распахнул глаза.

Перед ним была та же самая иссиня-черная стальная стена. Небо уже окрасилось в багровые тона. Скоро закат.

С востока, однако, шел другой свет, не от солнца, и Харуюки глянул туда. И тут же с неба начала падать радужная вуаль. Раздался колокольчиковый звон. «Переход».

Но на этот раз Харуюки не ударился в панику.

Он продолжал двигать руками в том же ровном темпе, что и прежде. Даже не задирая головы, он чувствовал, что вершина близко. Вуаль, словно намереваясь сбросить Харуюки, надвигалась с ошеломляющей быстротой. Воздух наполнился хлопками и гулом перестраивающегося мира.

Удар. Подтянуться. Удар. Подтянуться.

Одновременно с очередным ударом поле зрения Харуюки залила радуга.

Сброшенное щелчком пальца невидимого великана, изящное тело Сильвер Кроу отлетело прочь, в небо.

Сразу же Харуюки увидел вершину башни – она удалялась. Виртуальная гравитация облизала губы и потянулась к Харуюки –

Однако.

– …Шшааа.

Тихонько выдохнув, Харуюки прямо из воздуха нанес последний удар по стене в двух метрах от него.

Раздалось негромкое «донн!», ослепительно-белый меч вытянулся и глубоко впился в стену, дотянуться до которой было невозможно.

И тут же, чувствуя полную уверенность в себе, Харуюки воспользовался этим мечом как опорой и изо всех сил подпрыгнул. Сделав сальто внутри вуали, он с хрустом приземлился…

…на траву небесного садика, где он стоял примерно неделю назад.


– С возвращением, Ворон-сан.

Этот тихий голос раздался прямо над Харуюки, стоящим на колене и уткнувшимся взглядом в траву.

Сопротивляясь накатившей слабости, Харуюки с трудом поднял голову.

Аватар цвета неба в серебряной инвалидной коляске смотрел на него сверху вниз и улыбался.

– Ты вернулся гораздо раньше, чем я предполагала. Как и следовало ожидать от ее Ребенка.

В ответ Харуюки пробормотал нечто совершенно постороннее.

– …Она же не должна была достать.

В голове у него намертво запечатлелось лишь одно – ощущение, которое у него было при последнем ударе.

– С такого расстояния моя рука никак не могла достать. …Но я верил, что достанет… нет, я знал, что достанет. Если это… и есть инкарнация, то… – лишь теперь он посмотрел Скай Рейкер в глаза. – Это не то, что «управление действием». Это… намного глубже… самые основы мира… так сказать… так сказать…

Он мучительно шарил в своем словарном запасе, пока наконец не сумел облечь в слова то, что чувствовал:

– Так сказать, что-то типа «перезаписи фактов»…

– Да, в точности так.

Скай Рейкер убрала улыбку с лица, сцепила пальцы рук и произнесла внушительным тоном:

– «Оверрайт[27]». В этом слове вся суть инкарнации. Но ты бы не понял этого, если бы просто услышал слово. Это нельзя понять, это можно только испытать самому.

– Овер… райт, – сипло повторил Харуюки. Скай Рейкер чуть кивнула.

– Система инкарнации – управление воображением, встроенное в программу «Брэйн Бёрст», – изначально была чисто вспомогательной. Просто система поддержки передвижения аватара, чтобы им легче было управлять. Однако если сознание работает очень быстро и импульс воображения очень сильный, он преодолевает программные ограничения и материализуется. Колеса, которые не должны крутиться, крутятся, рука, которая не должна дотягиваться, дотягивается. Сила воли, сила мысли способна перезаписывать факты.

При этих словах на Харуюки, уже освоившего самые азы системы инкарнации, накатило сильнейшее чувство благоговения.

Уже полгода прошло с тех пор, как он начал играть в эту игру, «Brain Burst». Да, это должна была быть просто игра. Но среди того огромного числа игр, в которые он играл до сих пор, хоть в одной сила воображения… сила «инкарнации» имела значение?

Инвалидная коляска, скрипнув, подалась вперед и остановилась прямо перед Харуюки, который так и стоял на колене, охваченный эмоциями.

Увидев протянутую правую руку, Харуюки неуверенно взялся за нее. Тут же его неожиданно сильно потянули вверх, и он встал, пошатываясь.

Скай Рейкер убрала руку, снова улыбнулась и произнесла нечто, чего Харуюки совершенно не ожидал.

– …Теперь мне больше нечему тебя учить.

– Э…

У Харуюки перехватило дыхание, и он отчаянно замотал головой.

– Но, но, я же еще не… я же только по стене научился лазить! Это же еще совсем не летать… мне еще столькому надо научиться…

– Я ведь уже говорила, Ворон-сан. Я не смогла дотянуться до неба, – спокойно ответил аватар небесного цвета и медленно покачал головой. – Быть может, когда-нибудь ты сумеешь полететь на одной лишь инкарнации. Однако это, скорее всего, потребует невероятно много времени. Даже если ты будешь постоянно изо всех сил тренироваться в этом мире… лет десять.

– Десять…

Харуюки потерял дар речи. Он заскрипел зубами – и наконец выдавил:

– Это… неважно. Если это позволит мне летать… то я…

– Нельзя, – вдруг жестко оборвала его Скай Рейкер. – Полгода, год… ты еще сможешь вернуться. Но тот, кто проживет в этом мире десять лет, уже никогда не вернется в реальность.

– Ээ…

– Реальный мир перестанет что-то значить. Этот человек бросит школу, забудет друзей, он будет просто сидеть взаперти у себя в комнате и думать, что одного этого мира ему достаточно. В «Безграничном нейтральном поле» таких Бёрст-линкеров немало. Они не тренируются больше, не участвуют в дуэлях – просто сидят здесь, чтобы сбежать от реальности… Скажи, Сильвер Кроу. Почему ты стал играть в эту игру, в «Брэйн Бёрст»?

Услышав этот неожиданный вопрос, Харуюки помялся, потом вдохнул и ответил:

– Чтобы… стать сильнее. Стать сильным и добраться до десятого уровня вместе с ней… пройти игру. Чтобы узнать, что впереди, я…

– Тогда тебе не следует больше здесь оставаться. Если ты не вернешься, то рано или поздно начнешь бояться конца этого мира. Ты будешь хотеть лишь одного – чтобы ускоренный мир продолжал существовать. Если ты не хочешь потерять то, что сейчас чувствуешь… пожалуйста, вернись в реальность.

– Но, но… я… я… – и, продолжая мотать головой, Харуюки выкрикнул: – Я хочу летать! Нет… я… должен снова полететь.

Харуюки опустился на колени прямо в траву, но руки Скай Рейкер поддержали его.

Скай Рейкер крепко прижала его к груди; все его тело застыло от шока, а тем временем возле правого уха раздался нежный шепот:

– Все хорошо. Я дам тебе свои крылья.

– Э…

– Мое «Усиленное вооружение», «Ураганный двигун». Сейчас ты сумеешь им воспользоваться… наверняка сумеешь взлететь так высоко, как я не смогла.

Харуюки чуть сознания не лишился от мягкого ощущения под белой тканью платья, ощущения, которого совсем не ожидал от аватара; тем не менее он каким-то чудом сумел привести мысли в порядок и дрожащим голосом спросил:

– …П-почему… почему ты так много делаешь для меня? Это, это поздновато немного, но… ты же Родитель Эш Роллера, а мы с ним –

– Друзья. Разве нет? – мгновенно ответила она, и у Харуюки вновь перехватило дыхание. – Этот малыш всякий раз после дуэли с тобой, побеждал он или проигрывал, радостно рассказывал мне о том, как это было. Иметь такого соперника – большое счастье. Даже в другом легионе. Вот почему я хочу, чтобы ты снова летал, – ради него.

– …

После долгого-долгого молчания Харуюки сумел наконец выдавить:

– …Огромное тебе спасибо.

И тут, хоть и слишком поздно, но все же до него дошло, как сильно Эш Роллера разочаровало – да нет, оскорбило – его поведение во время последней дуэли. Выразить словами клубок эмоций, набухший в груди, было совершенно невозможно, и Харуюки лишь повторял одно и то же слово:

– Обязательно… обязательно, обязательно.

– Да. Ты обязательно сможешь преодолеть эту стену. Ладно… пора тебе покинуть этот садик, Ворон-сан. В следующий раз мы встретимся уже в реальном мире.

– Э… эээ?!

Вскинув голову при этих совершенно немыслимых словах, он увидел прямо перед собой улыбающиеся красные глаза.

– Это же очевидно. Чтобы передать другому «Усиленное вооружение», нужно либо воспользоваться магазином как посредником, либо напрямую соединиться в реальности. Если я его продам, в магазине оно будет стоить астрономическую сумму – ты никогда в жизни не заплатишь столько бёрст-пойнтов.

– …Т-такое дорогое…

– Ничего, ничего, тот малыш тоже ведь мечтает летать… Давай договоримся о месте и времени… так, в семь утра перед западным входом станции Синдзюку…

Дальше Скай Рейкер назвала торгующую гамбургерами кафешку, которую Харуюки знал; несмотря на свое потрясение от слишком бурного развития событий, он кивнул. У него будет еще полно времени, чтобы успеть в школу.

– Договорились. Ну ладно… ой?..

Разжав руки, Скай Рейкер собралась, видимо, помочь Харуюки подняться, но вдруг склонила голову чуть набок. Ее палец потыкал в середину бескрылой спины Сильвер Кроу.

Было щекотно; Харуюки, терпя, тоже склонил голову набок.

– Аа, там… что-то есть?..

– Нет… ничего. Ладно, тебе пора.

На этот раз Скай Рейкер помогла Харуюки встать и с улыбкой кивнула.

Не зная, как выразить свою благодарность, Харуюки поклонился настолько глубоко, насколько это вообще было возможно, и дрожащим голосом произнес:

– …Огромное спасибо, Скай Рейкер-сан. Это… рагу и хлеб были очень вкусными.

И, пока она не догадалась, что под шлемом он плачет, Харуюки развернулся, запечатлел в памяти закатное небо новой формы «Безграничного нейтрального поля» и прыгнул в покачивающийся голубой портал посреди садика.


Очнувшись у себя в постели в реальном мире, Харуюки какое-то время продолжал лежать под простыней.

Наконец он кинул взгляд на часы – всего 21.10. И тем не менее у него было такое ощущение, будто его не было дома очень долго. От вкуса пиццы, съеденной перед самым погружением, не осталось и следа.

Всего десять минут прошло здесь – и больше недели там; Харуюки прочувствовал разницу. Если он проведет там полгода или год, что будет? Губы Харуюки сжались – и правую щеку резанула боль.

Он не должен был забывать, откуда эта боль.

Он наговорил ужасных вещей Такуму, и тот его ударил.

– …Надо будет извиниться… – пробормотал Харуюки, прикоснувшись к щеке кончиками пальцев. Он должен искренне извиниться, чтобы они с Такуму снова стали партнерами, а потом любой ценой вернуть то, что было отобрано. Свою гордость – и свои крылья.

Харуюки снял нейролинкер, выставил будильник на прикроватной полочке и закрыл глаза.

Тут же на него навалилась усталость от восхождения в том, другом мире. И Харуюки провалился в черную яму сна.

Глава 12

К счастью, мать не заметила, что Харуюки собрался в школу на час раньше обычного.

На следующий день – четверг, 16 апреля, 6.30 утра. Получив пятьсот иен на нейролинкер, Харуюки сказал в спальню матери «пока» и вышел из дома.

Говорят, весной даже трех ясных дней подряд не бывает; вот и сейчас небо хмурилось. Харуюки дошел до железнодорожной станции Коэндзи и сел на поезд центральной линии. Зажатый в толпе незнакомых людей, он добрался до станции Синдзюку и вышел через западный выход. Было без пяти семь.

Трусцой направившись к фастфудной кафешке, возле которой была назначена встреча, Харуюки вдруг осознал кое-что.

Как я собираюсь узнать, с кем встречаюсь?

Если бы он подключил свой нейролинкер к Глобальной сети, то мог бы подвесить у себя над головой метку «Ворон» или еще что-нибудь, но здесь же самый центр Синдзюку, владений синего короля. Если его обнаружат в дуэльном списке и эта информация разойдется, его втянут в сплошные дуэли.

Однако же внешность Харуюки не имела ничего общего с его дуэльным аватаром. То есть абсолютно все было полной противоположностью. И вообще – почему он с такой готовностью согласился на встречу в реале? Теперь она узнает, что внутри Сильвер Кроу сидит толстый коротышка.

В голове всплыло неприятное воспоминание о том разе, когда он сходил на оффлайновую встречу игроков в одну игру. Быстро оглядевшись, он подумал:

Так, пойду-ка я отсюда, пока меня не вычислили. А насчет «Усиленного вооружения» – наверняка найдется способ его передать через магазин в ускоренном мире…

– Доброе утро, Ворон-сан.

– Иеее!

Харуюки подскочил на месте, услышав негромкий голос и ощутив чью-то руку у себя на плече.

Изо всех сил пытаясь втянуть голову и конечности в тело, как черепаха, Харуюки целых 0.3 секунды всерьез рассматривал идею ответить «вы ошиблись»; но в последний момент он от нее отказался и медленно развернулся.

Accel World v03 269

На тротуаре стояла незнакомая девушка в форме старшей школы… незнакомая, но Харуюки мгновенно почувствовал, что она и есть Скай Рейкер.

Длинные волосы смотрелись похоже на те, что у аватара, и грудь тоже, как и там, была ничего себе (но тут, если к ней прижаться, будет уже домогательство); однако главное – некая аура, которая от девушки исходила. Аура спокойствия и доброты – но в то же время она создавала ощущение неординарности. Это было похоже на то, что Харуюки чувствовал рядом с Черноснежкой и Нико, красным королем. Здесь девушка была не в инвалидной коляске, однако Харуюки без тени сомнений поклонился.

– …Д-доброе утро…

Промямлив приветствие, он затем поднял взгляд на типично японские глаза девушки и спросил:

– Аа, это… Как ты узнала, что это я?..

– Система инкарнации.

– Э… эээ?!

– Шутка. В это время дня трудно встретить возле этой кафешки ученика средней школы.

Улыбнувшись, Скай Рейкер тихонько хлопнула Харуюки по плечу и направилась к входу. Следом за ней Харуюки вошел через автоматическую дверь.

– Ворон-сан, как насчет завтрака?

– Сп-пасибо, я уже.

– А просто выпить чего-нибудь?

После этих слов, не дав Харуюки шанса посопротивляться, Скай Рейкер купила ему средний стаканчик улуна, и они сели друг напротив друга за угловой столик.

Теперь, когда она увидела меня в реале, что она обо мне думает? Харуюки опустил глаза.

– Аа… т-тогда ты правда… очень много сделала для меня… и еще сюда пришла, огромное тебе спасибо.

– Моя школа в Сибуе, это недалеко.

Улыбнувшись, Скай Рейкер достала из сумки, стоящей на стуле рядом с ней, свернутый XSB-кабель. Из-под ворота матроски выглядывал серебристо-белый нейролинкер, похожий по цвету на инвалидную коляску, которой она пользовалась в ускоренном мире. Девушка воткнула в нейролинкер один конец кабеля, а другой крепко сжала обеими руками.

Это не была нерешительность; однако на лице у девушки была написана легкая грусть от предстоящего расставания. Острая боль пронзила грудь Харуюки – но тут же Скай Рейкер решительно протянула ему серебряный штекер.

Харуюки шеей ощутил взгляды учеников и служащих, сидящих в кафешке. Если бы это ночью было, то ладно, но средь бела дня на людях устраивать Прямое соединение, да еще в школьной форме – это, можно сказать, совершено возмутительное поведение.

В нормальной ситуации, если бы Харуюки в таком месте подсоединялся к девушке из старшей школы, у него бы дико заколотилось сердце, он бы весь облился потом и покраснел как рак; но сейчас смущаться было некогда.

Это «Усиленное вооружение» было у Скай Рейкер с самого начала, она не купила его где-то в магазине; они вместе сражались и росли до восьмого уровня. Потерявший собственные крылья Харуюки с болью осознавал, как оно дорого и важно своей хозяйке. И еще Харуюки знал, что с его стороны было бы нахальством считать, что он способен понять это в полной мере.

И тем не менее он интуитивно чувствовал, что, если сейчас будет отнекиваться, этим лишь ранит девушку. Потому что Бёрст-линкер по имени Скай Рейкер уже приняла решение и твердо верила в него.

Еще раз низко поклонившись, Харуюки взял штекер обеими руками и вставил в свой нейролинкер.

Губы Скай Рейкер, еле шевельнувшись, произнесли команду «Бёрст линк».


Передача «Усиленного вооружения» и лекция по его использованию уложились в 1800 секунд дуэли через Прямое соединение.

Когда Харуюки вернулся в реальный мир, было уже 7.15. Ощущая остатки тепла и восторга уже после того, как штекер был извлечен из его нейролинкера, Харуюки в несколько глотков допил свой улун. Скай Рейкер тоже допила кофе и, улыбаясь Харуюки глазами, встала.

Харуюки испытывал смешанные чувства: возбуждение от обретения новой силы, беспокойство, сможет ли он справиться с этой непростой штуковиной, и разные другие. С этими чувствами в груди он зашагал к станции следом за девушкой.

Лишь когда они наполовину пересекли длинный пешеходный переход, он уловил некий звук.

Каждый раз, когда ноги в серых колготах и темно-коричневых туфельках отталкивались от земли, звучал еле слышный, но несомненный звук сервомоторчиков. Отвлекшись от собственных мыслей, Харуюки какое-то время вслушивался, морща брови; потом до него дошло.

Они искусственные.

Обе ноги Скай Рейкер представляли собой начиненные электроникой протезы. Двигательные сигналы мозга шли через нейролинкер и приводили в действие встроенные моторчики и амортизаторы. Такая механика позволяет ходить и бегать, словом, жить нормальной жизнью, однако, конечно же, у нее есть свои пределы.

Как только они сошли с перехода, Харуюки остановился, опустив голову и крепко сцепив руки.

Стремление Скай Рейкер к небу, ее жажда обрести крылья, по-видимому, были как-то связаны с этими протезами. Ее мотивация, должно быть, была настолько глубока, что Харуюки о таком даже помыслить не мог; она была на грани безумия.

И все равно она…

…помогла мне, когда я потерял крылья, из-за того что не понимал, почему я их вообще получил… и, чтобы подбодрить меня… отдала мне свои собственные крылья. Моя-то мотивация совсем мелкая. Я всего лишь хотел удрать от земли, где случается все плохое. Всего-навсего.

Глаза начало жечь, в носу тоже возникло пощипывание. Здесь нельзя плакать. Убеждая себя, он терпел. Гордость Скай Рейкер была выше, чем у любого знакомого Харуюки Бёрст-линкера, – да, она бы не уступила и Блэк Лотус, черному королю. Даже думать о том, что он понимает обстоятельства этой девушки, и плакать от этого было нельзя.

Уткнувшись носом в землю, он с силой ущипнул себя за правую щеку, чтобы удержать то, что рвалось наружу. Вдруг в его поле зрения появился мысок туфельки.

– …Ты очень добрый.

Эти ласковые слова донеслись до него сверху. Харуюки замотал головой.

– Это… это нет. Это… ну, не в этом дело.

Выдавив эти слова со странным носовым отзвуком в конце, Харуюки снова попытался ущипнуть себя за щеку.

Его руку перехватила очень белая рука и притянула к своей хозяйке.

Скай Рейкер опустилась на корточки, прижала руку Харуюки к своей груди и взглянула ему прямо в глаза.

– Послушай меня, Ворон-сан. Я помогла тебе ни в коем случае не потому, что жалела тебя. И я прекрасно понимаю, что ты тоже не жалеешь меня. Эти слезы – доказательство того, что у тебя в ускоренном мире есть своя правда.

– Пра… правда?..

Слегка кивнув, Скай Рейкер придвинулась настолько близко, что их носы едва не соприкасались. На них сыпался ливень взглядов людей, спешащих на станцию, но девушку это, похоже, не волновало. Она произнесла тихо, но твердо:

– Люди, для которых «Брэйн Бёрст» – всего лишь способ ускорять мысли, чтобы получать удовольствие в реальном мире, не могут так плакать. Для них дуэль – просто способ получать очки, а ускоренный мир – просто место, где они могут обманывать других. Но мы – мы знаем, что это далеко не все. Мы верим, что даже в том мире есть настоящие встречи, дружба, любовь – в общем, отношения. Разве не так?

– …Да… да.

Харуюки закивал, и слезы закапали из глаз – сдерживаться он был больше не в силах.

Вытерев пальцами правой руки слезы с его щек, Скай Рейкер продолжила, и теперь ее голос подрагивал от эмоций.

– Я из-за собственной глупости лишилась дружбы… порвала все связи. И то, что она бросилась в сверхбезрассудную схватку с остальными королями, отчасти тоже по моей вине, и об этом я глубоко сожалею. Но я не хочу, чтобы ты повторил ту же ошибку. Я хочу, чтобы ты дрался и защищал то, что должен защищать.

– …

Харуюки зажмурился.

Как же мне повезло, даже несмотря на то, что я лишился крыльев; я этого не забуду. Теперь-то точно я буду держать в памяти их всех, ни за что не забуду. Всех, с кем я знаком, с кем связан… Эш Роллера, Скай Рейкер, Скарлет Рейн, конечно, Такуму, Тиюри и… Черноснежку. Тех, кого я должен защищать.

– …Да!

После еще одного с трудом выдавленного ответа Харуюки вытер лицо и поднял глаза.

– Спасибо тебе, огромное спасибо. Я… когда-нибудь обязательно полечу сам, своими силами. И тогда я обязательно приду к тебе и верну… твои крылья.

– Да. Удачи, Ворон-сан.

Харуюки встал, снова поклонился улыбающейся Скай Рейкер и направился было к станции, но тут же остановился. Развернувшись обратно, он тихо произнес:

– Это… это. Я не думаю, что ты все потеряла. Уверен, она до сих пор… ждет, когда ты вернешься.

После этих его слов глаза Скай Рейкер распахнулись, и она часто заморгала.

Наконец она снова улыбнулась – слабо, но искренне. Харуюки смущенно улыбнулся в ответ и побежал к запруженной людьми платформе центральной линии.

Глава 13

Через ворота средней школы Умесато он прошмыгнул всего за несколько секунд до того, как неумолимые часы начали отсчитывать время опоздания.

Убедившись, что нейролинкер подключился к школьной сети и штрафа никакого нет, Харуюки облегченно выдохнул и утер пот с лица.

В переднем дворе уже почти никого не было. Если через пять минут Харуюки не будет в классе, ему все равно засчитают опоздание. Переобувшись в сменку (и ощущая страшное раздражение от того, что на это приходится тратить время), он взбежал по лестнице и буквально влетел в класс через заднюю дверь. Его друзья, уже сидящие на своих местах, разом повернулись к нему.

В глазах Тиюри читалось беспокойство, в глазах Такуму – боль. Харуюки переводил взгляд с одного лица на другое, потом с силой закусил губу и отправился за свою парту.

Тиюри тревожилась за него, угодившего в опасное положение, а Такуму, скорее всего, был разочарован, что Харуюки ему ничего не рассказал. Однако чтобы решить проблему раз и навсегда, необходимо для начала, чтобы Харуюки каким-то образом победил Сейдзи Номи/Даск Тейкера в дуэли.

Сейчас у Номи было три козыря: «реальная информация о Харуюки», «видео перед душевой» и «способность к полету». У Харуюки же был всего один козырь: «реальная информация о Номи».

Но если подумать – реальная информация о Бёрст-линкере настолько смертельна, что все остальные карты на ее фоне уже не имеют значения. Даже в наши дни где-то в глубинах морей, точно призраки, рыщут российские и американские подводные лодки с ядерными ракетами, и каждая из них может произвести колоссальный, непоправимый эффект; так же и здесь. К примеру, если Харуюки распространит в ускоренном мире фотку Номи, его настоящее имя, адрес и имя дуэльного аватара, Номи как Бёрст-линкер станет фактически трупом. Если за ним придут радикально настроенные ребята, его, скорее всего, свяжут и будут вызывать на дуэль, пока не отберут все очки. Харуюки слышал, что в прошлом такое уже случалось, и нередко.

Вот почему то видео, которое Номи снял, обманув Харуюки, – оно, может, имеет силу, а может, и нет. Если Номи передаст его школьной администрации, и все дойдет до того, что школьная жизнь Харуюки будет полностью уничтожена, то Харуюки в отчаянии вполне может раскрыть всем «реальность» Номи; тот не может не понимать, что такая опасность существует.

Значит, чтобы сделать из Харуюки «собачку, которая послушно приносит хозяину очки», Номи может без колебаний применять лишь один козырь – «способность к полету». Но перевести очки можно только в результате дуэли, значит, если Харуюки даже без крыльев победит Даск Тейкера, то он еще сможет сопротивляться, а то и вовсе перевернуть ситуацию с ног на голову.

Конечно, это решение означает, что ему придется распрощаться с серебряными крыльями, до вчерашнего дня ярко сиявшими за спиной у Сильвер Кроу.

Но даже это нормально, твердо решил Харуюки. И вовсе не потому, что Скай Рейкер подарила ему новый способ летать. Просто он наконец осознал, что привязанность к этим крыльям как к предмету заставляет его слишком сильно полагаться на свое маленькое тело.

Я сделаю Даск Тейкера, забравшего мои крылья.

А потом, когда-нибудь, безо всяких спецспособностей и «Усиленных вооружений» покажу всем, что могу летать в небе на одной силе воображения.

Сжав руки в кулаки, Харуюки твердо пообещал это самому себе.

И тут же открылась передняя дверь, и в кабинет вошел классный руководитель Сугено. Держался он настолько напряженно, что в шумном классе мгновенно повисло молчание.

Еще до окончания рутинной церемонии «встать – поклон» Сугено громко сказал:

– Не садитесь!

Когда ученики, уже начавшие рассаживаться по местам, встали обратно с озадаченными лицами, молодой учитель истории Японии, на лице которого под коротко стрижеными волосами пульсировали жилки, скомандовал:

– Все опустите головы и закройте глаза!

В воздухе разлилось замешательство, но угрожающий вид Сугено заставил всех тихо сделать что было велено. Харуюки скривил губы, но тоже выполнил приказание.

– …Хорошо. Вот так стойте и слушайте. Думаю, вы все уже знаете. Вчера утром в женской душевой комнате при бассейне с подогревом была обнаружена миниатюрная видеокамера. К счастью, ее заметили сразу, как только туда вошли ученицы, так что никто не пострадал, однако этот поступок все равно непростителен. Сэнсэй очень расстроен. И в десять раз более сердит. Подумать только, в средней школе Умесато нашелся ученик, способный на такой презренный поступок.

Раздался удар кулаком по кафедре.

– …Поскольку пострадавших не было, на собрании сегодня утром было решено, что на этот раз все будет решено в пределах школы. Поэтому послушайте… Если тот, кто это сделал, здесь, во втором «С», поднимите голову и посмотрите на сэнсэя. Если вы признаетесь, наказание будет мягче. Ну что… есть кто-нибудь?

…Он это серьезно?

Глядящий в пол Харуюки побледнел. Несмотря на то, что все ученики стояли, закрыв глаза и опустив головы, всего лишь одна операция на виртуальном рабочем столе позволит вывести картинку с камеры нейролинкера прямо в мозг. И наверняка кто-то из учеников сейчас именно так и делает. Ну и в любом случае – после произнесенных слов «сердит», «презренный» и «наказание» вряд ли нашелся бы дурак, который признается.

Харуюки, разумеется, головы не поднял, и остальные тоже. Сугено упрямо заставлял всех стоять больше минуты, потом наконец тихо произнес:

– Ладно. Это последний шанс. В следующий раз сэнсэй будет строже.

«Звучит так, будто вы уверены, что виновный здесь, в этом классе».

Харуюки боялся, что Такуму может такое сказать… Черноснежка бы точно сказала; к счастью, следом он услышал лишь «Можете открыть глаза и сесть». Сорок стульев скрипнули, вновь установилась тишина, и в этой тишине учитель сказал:

– Если кто-нибудь хочет признаться, признайтесь сегодня. Потом наказание будет строже.

Харуюки нахмурился; у него было такое чувство, будто Сугено, когда это говорил, смотрел прямо на него. Аа, ну конечно же. Позавчера, в воскресенье, когда Харуюки пришел в школу, это было отмечено, и запись осталась в локальной сети. Он пришел в школу в выходной, не будучи членом ни одного клуба – вот почему Сугено его подозревал. Но одного этого, конечно, недостаточно даже для того, чтобы его вызвали в комнату для собеседований.

Харуюки отвернулся, изобразив на лице «я не я, и хата не моя». При этом он заметил, что Тиюри искоса смотрит на него. Она явно была перепугана. Харуюки вздохнул. Тиюри всего несколько дней назад стала Бёрст-линкером. Она не знала, что, если Номи воспользуется тем видео, он будет рисковать «вторжением в реале».

Харуюки хотел послать ей мэйл «Не беспокойся», но Сугено продолжал упрямо пялиться на него, так что он ограничился коротким, но пристальным взглядом. Тиюри, похоже, почувствовала что-то; ее губы шевельнулись, и она стала смотреть перед собой, однако синеватый оттенок на ее белых щеках не исчез.


На утренних занятиях Харуюки слушал учителей вдвое серьезнее обычного и сделал уйму записей. Потому что стоило ему хоть на чуть-чуть отвлечься, как его сознание уплывало, покачиваясь, в сторону матча-реванша с Номи.

Но вызвать Номи он никак не мог, поскольку тот даже сейчас каким-то непонятным способом избегал появления в дуэльном списке. Скорее всего, шанс сразиться с ним представится, когда Номи придет забрать «плату» за следующую неделю. В любом случае, Харуюки еще надо потренироваться в обращении со сверхмощным и своенравным «Усиленным вооружением», полученным от Скай Рейкер. Если подумать – неделя-то коротка.

При серьезном отношении к урокам время летело на удивление быстро, и вот уже прозвенел звонок на большую перемену. Харуюки взглянул на Тиюри и Такуму, чтобы решить, с кем из них поговорить, но Тиюри принялась обедать вместе с другими девчонками, а Такуму вышел из класса, даже не взглянув на Харуюки.

Коротко вздохнув, он приподнялся было, чтобы догнать Такуму, но тут в центре его поля зрения вспыхнула иконка входящего сообщения. Не е-мэйл, не голосовой вызов – это был запрос на разговор в полносенсорном режиме.

Кто бы это мог быть… Едва Харуюки взглянул на имя отправителя, как тут же хлопнулся обратно на стул. Мгновенно забыв обо всем на свете, он закрыл глаза и прошептал:

– Д, ди, директ линк.

Несмотря на то, что он жутко торопился и оттого запинался, его команда была принята нейролинкером, и все пять чувств Харуюки отрезало от окружающего мира. Кабинет заволокла тьма, потом появилось ощущение падения. Если сейчас Харуюки будет только ждать, то приземлится в VR-пространстве школьной сети; однако он протянул руку к воротам доступа, плавающим прямо перед ним.

Его тело виртуально засосало в эти ворота, и он очутился…

…под ярким солнцем и до невозможности синим небом, посреди уходящего вдаль белого песчаного пляжа.

Харуюки встал в своем поросячьем аватаре, сделал несколько шагов к далековато расположенному берегу и лишь тогда заметил, что здесь вовсе не виртуальное пространство из полигонов. Не было ощущения хождения по песку. Стало быть, это – визуальная картина реального мира, снятая на камеру и проецируемая в сознание Харуюки. Вот и доказательство: когда он повертел головой, картина по бокам оказалась искаженной, неестественной. А позади него вообще была полная темнота.

По идее, ему должна была передаваться только визуальная и звуковая информация, однако, как ни странно, Харуюки ощущал сухой и горячий ветер юга. Он сделал глубокий вдох. И тут же.

– Йя… давно не виделись… а может, нет. Три дня не виделись, Харуюки-кун.

Он услышал знакомый, но никогда не надоедающий голос, а потом справа в его поле зрения плавно вдвинулась фигура.

Большая соломенная шляпа. Тонкое белое платье[28]. Черные волосы, рассыпавшиеся по плечам, сверкали в лучах солнца.

Держа обе руки за спиной, Черноснежка с чуть раздраженным выражением лица быстро продолжила:

– Лаг, что ли, большой? Я подсоединилась к школьной локальной сети через сервер студсовета, так что связь может быть немножко тормозной.

– Не… нет, ничего, все отлично. И помех тоже нет. А… это, п-привет, Черноснежка-семпай.

Поклонившись головой своего аватара, Харуюки вновь посмотрел на стоящую перед ним девушку.

Поскольку это было оптическое изображение, ощущения трехмерности не возникало, но все равно – это не из полигонов, это настоящая Черноснежка. Она даже утрудила себя использованием видеокамеры, чтобы показать Харуюки Окинаву, как обещала.

– К-красиво, очень. Пляж… аа, и семпай тоже.

Последние слова он добавил очень тихо, и Черноснежка, до того улыбавшаяся смущенно, вся просияла. Потом повернулась к изумрудно-зеленому морю.

– Это пляж Хэноко. Совсем недавно тут пролетел военный самолет, какие ты любишь.

– П… правда. Жаль, что я не увидел.

Взгляд Харуюки тем временем прилип к белоснежным босым ногам, выглядывающим из-под подола платья. Как только Черноснежка снова повернулась к нему, он быстренько задрал голову к небу и неестественным тоном произнес:

– П, по, погода такая классная, просто здорово! И небо такое синее, прямо как на арене «Пустыня»!

Черноснежка на той стороне должна сейчас глядеть в камеру, она не может видеть, куда смотрит Харуюки; однако, похоже, почувствовав что-то, она крепко прижала рукой подол, и уголки губ чуть изогнулись.

…В этот самый момент.

– Блин, Снежка, сколько ты еще собираешься оставаться в таком виде?

Тут же слева в поле зрения вошла еще одна фигура. Эту девушку с густыми волосами Харуюки знал – она тоже была членом студсовета. На ней был розовый закрытый купальник; при виде этого зрелища у Харуюки перехватило горло. И тут девушка, обойдя Черноснежку сзади, сделала нечто невероятное.

Потрясающе ловким движением она расстегнула молнию на платье Черноснежки и разом сдернула его обеими руками.

– Уааа, эй, ты что делаешь!

– А кто сегодня утром согласился, так уж и быть, пойти кое с кем, чтобы помочь выбрать купальник?

Девушка хихикнула и помахала в камеру.

– Арита-кун, расслабься и получай удовольствие.

После чего быстренько отошла вправо и исчезла из поля зрения. Осталась лишь пунцовая Черноснежка в соломенной шляпе, крепко прижимающая к себе руки перед грудью.

Купальник, появившийся на свет из-под платья, был, разумеется, черного цвета. Причем раздельный и очень маленький – больше 90% белой кожи Черноснежки было открыто глазу. Увидев два блестящих на солнце скромных, но очень изящных холмика, Харуюки почувствовал, что у него резко ускоряется пульс; ему пришлось несколько раз глубоко вдохнуть-выдохнуть, чтобы нейролинкер не разлогинил его из-за аномального состояния.

Наконец Черноснежка взглянула на Харуюки исподлобья и промямлила:

– …Н-ну, это, потому что. Раз уж Окинава.

– А, а, ага. Ок-к-кинава же.

Больше всего в жизни ему хотелось нажать сейчас кнопку «Запись», но, если так сделать во время соединения в Полном погружении, собеседник тут же узнает. Так что у Харуюки не оставалось иного выхода, кроме как запечатлевать в памяти, душе и теле видео, поступающее в его мозг в реальном времени. Харуюки отчаянным усилием задвигал губами.

– Аа, э, ээ, он… зд-дорово… т-тебе идет.

– …Сп-пасибо.

Слегка улыбнувшись, Черноснежка снова убрала руки за спину. Харуюки, естественно, продолжал таращиться на ее тело. Он уже почти потерял сознание, но тут его взгляд прилип к –

В нижней части живота слева на фарфорово-белой коже виднелся бледный крестообразный шрамик.

– !..

На миг глаза Харуюки распахнулись, потом он закусил губу; но созданная таким образом виртуальная боль была слишком слаба, и он впился в губу изо всех сил.

Этот шрам, вне всяких сомнений, появился полгода назад, когда Черноснежка спасла Харуюки от взбесившейся машины, едва не отдав за это жизнь. Современная регенеративная медицина способна удалять почти любые последствия травм, но даже у нее есть свои пределы. Значит, настолько глубокой была эта рана.

Похоже, Черноснежка угадала причину молчания; она медленно моргнула, и на ее губах появилась нежная улыбка, не такая, как прежде.

Пальчиком левой руки она легонько погладила шрам.

– …Обычно его почти не видно. Но под таким ярким светом – немножко видно.

На эти тихие слова Харуюки никак не мог ответить. Подняв голову, Черноснежка посмотрела в камеру – прямо в глаза Харуюки – и произнесла чуть тверже и громче:

– Не нужно меня жалеть. Это мое единственное украшение. За всю жизнь – моя первая рана и первая боль за то, что я защищала кого-то, а не просто сражалась. И сейчас этот шрам дает мне силы.

– …Семпай.

Каким-то чудом Харуюки удалось произнести одно это слово, крепко сжав руки своего аватара.

Я больше никогда, никогда не причиню тебе боль.

В который раз он мысленно повторил эту клятву; но в то же время его охватило смутное чувство вины.

Если сейчас Харуюки объяснит, в какое положение угодил, Черноснежка страшно разозлится за то, что он не сказал раньше, и, скорей всего, снова обидится. А потом почти наверняка придумает какой-нибудь повод, чтобы немедленно вернуться с Окинавы и попытаться спасти Харуюки, если это вообще возможно.

Именно поэтому Харуюки и не рассказывал ничего. Чтобы стать рыцарем, способным защищать Черноснежку от всего на свете, он должен был сейчас сражаться собственными кулаками – так он чувствовал.

– …Семпай, – снова произнес Харуюки, а потом сказал так твердо, как только мог: – Я тоже… я тоже стану сильнее. До сих пор только меня приходилось защищать… но все равно когда-нибудь я наверняка… стану сильнее и смогу защищать семпая.

– …Мм. Но я еще раз повторю – спешить некуда. Я счастлива защищать тебя; если это пройдет слишком быстро, будет скучно.

Ее улыбка стала немножко озорной. Черноснежка шагнула вперед и протянула руку в сторону аватара Харуюки.

– Скоро у нас тут будет общий сбор, но я с тобой еще свяжусь. Я возвращаюсь в воскресенье – к тому времени реши, что ты хочешь в подарок.

После этих слов в голове Харуюки смешались «сувенир с Окинавы» и «награда за территориальное сражение», и в итоге у него вырвалось –

– Аа, это, т-т-т, тридцатисантиметровое –

– Хаа? Что? Тридцатисантиметровое… сата андаги? Эй, эй, вряд ли такие вообще продают… но я попытаюсь найти…

«Ну ты и обжора». Эти слова, хоть и невысказанные, ударили Харуюки, и он лихорадочно замотал головой. Увы, на той стороне этого движения не было видно.

– Не… ну, в смысле… если есть такие, было бы здорово… в общем, желаю хорошо провести время…

– Мм, спасибо. Ну ладно, пока.

С этими словами Черноснежка потянулась к камере, но остановилась и пробормотала «ах, да». Уныло поникший Харуюки тут же поднял голову и, сопротивляясь соблазну еще посмотреть на стройные белые ноги Черноснежки, спросил:

– Ч-что такое?

– Мне Такуму-кун послал странный мэйл. Насчет первоклассника из секции кендо, который, возможно, Бёрст-линкер…

– Э…

Харуюки сглотнул, потом поспешно переспросил:

– Мэйл… насчет чего?!

– Насчет этого… кажется, его зовут Номи. Он попросил меня посмотреть результаты его вступительных экзаменов по всем предметам. Я хотела заглянуть в базу данных по ученикам и потом ответить, но… ты от Такуму-куна ничего не слышал?

Услышав эти слова, произнесенные таинственным тоном, Харуюки разинул рот.

– Вст… вступительные экзамены? Зачем те данные сейчас… Нет, ничего мне Таку не…

– Понятно… ой, мне пора бежать. Так что я отключаюсь. Пока.

Легкое движение правой руки, вспышка – и связь с Окинавой прервалась; Харуюки остался один в темноте. Уже забыв про сверхдетализованное видео с Черноснежкой в купальнике, он принялся гадать, что задумал Такуму, но идеи в голову не шли.

Видимо, просто копает повсюду, собирает информацию. Следом за этой мыслью в голову Харуюки пришла следующая. Но у меня-то выход один – дуэль с Номи. Он одними губами произнес: «Линк аут».

Когда он вернулся в класс, от большой перемены осталось только десять минут. Харуюки поспешно вскочил, чтобы сбегать до автомата и купить булку, и кинул взгляд на парту Такуму; но тот все еще не вернулся. Следом он посмотрел на Тиюри; она – редкость для нее – была в Полном погружении. Чуть задержав взгляд на опущенной голове с нейролинкером на тонкой шее, Харуюки вышел из класса.

Так вот все и будет идти до конца недели.

Харуюки предвидел это. Номи сказал же, что с Такуму и Черноснежкой он какое-то время связываться не будет, так что Харуюки решил, что больше ничего не произойдет.

Однако он недооценил ум и предприимчивость своего лучшего друга, человека, сумевшего загнать в угол саму Блэк Лотус, черного короля. Ему пришлось это осознать вскоре после разговора с Черноснежкой – во вторник, незадолго до конца физкультуры (которая была в тот день пятым уроком).


Девчонки занимались в зале художественной гимнастикой, а мальчишек отправили бежать на время три километра – явная дискриминация, – так что Харуюки, пыхтя и сопя, ковылял по беговой дорожке стадиона.

В центре поля зрения бессердечный цифровой секундомер отсчитывал время. Там же отображались оставшееся расстояние, расчетное время, которого Харуюки знать не желал, и пульс. Глядя на припадочно трясущуюся иконку с изображением сердца, Харуюки боялся, не разорвется ли оригинал.

Большинство учеников уже пробежали дистанцию, на дорожке остались только самые культурно-ориентированные, вроде Харуюки. У ребят из спортивных секций, похоже, сохранилось слишком много энергии; некоторые раздолбаи даже передразнивали ковыляющую манеру бега Харуюки, передвигаясь параллельно ему по внутренней дорожке. Дерьмо, вы, козлы, хорошенько сейчас это запомните, вот стану я девятого уровня, воспользуюсь «Физикл фулл бёрстом» на стометровке и установлю мировой рекорд. Потом секция легкой атлетики приползет меня приглашать, а я такой: неа, я сейчас одно аниме хочу посмотреть. Так вам и надо, дебилы, дебилы.

Крутя в голове подобные дурацкие мысли, Харуюки ускорился насколько мог на последней прямой.

Вдруг ему в глаза бросилась фигура Такуму, тихо сидящая возле финишной черты.

Друг Харуюки вовсе не смотрел на его унылый бег. На самурайское сострадание его поведение тоже было не похоже. Он смотрел в пространство – то есть внимательно изучал какую-то информацию Дополненной реальности.

Что, интересно, он делает? Харуюки утер со лба нескончаемую струйку пота.

В его затуманенном поле зрения Такуму приоткрыл рот, собираясь, похоже, произнести какую-то команду.

Конечно, Харуюки был слишком далеко, чтобы расслышать ее. Однако слова, произнесенные Такуму, были единственными, которые Харуюки мог и по губам прочесть. Та самая команда. То есть –

«Бёрст линк».

…Этот Такуму, почему он именно сейчас ускоряется…

Харуюки, решив пробежать последние несколько десятков метров на полной скорости, поставил правую ногу на землю.

В этот момент.

БАММ!!!

Раздался знакомый холодный гром, и цвет земли под ногами разом изменился. Через прозрачно-синий – на тусклый зеленовато-серебряный. Спина ученика, бегущего впереди, парень из спортивной секции, который сбоку передразнивал Харуюки, физрук возле финишной черты – они все исчезли.

– Оо… ой… уаааа!..

Все тело Харуюки окуталось светом и превратилось в бело-серебряный дуэльный аватар. С трудом пробежав по инерции несколько шагов, Харуюки наконец взял под контроль невероятно легкое по сравнению с реальным тело аватара. Шагнув на твердую землю и остановившись, Харуюки обалдело крикнул из-под шлема:

– Та… Таку?! Почему ты меня вызвал…

…Вполне естественно, что он так все понял. Такуму ускорился, и сразу после этого Харуюки тоже ускорился. Значит, Такуму вызвал его на дуэль через локальную сеть.

Однако все оказалось иначе.

Горящие слова, с грохотом влезшие в его поле зрения, были –

«A REGISTERED DUEL IS BEGINNING!!!»

То есть – «началась дуэль, зарегистрированная для просмотра». Сам Харуюки не дрался. Он был зрителем. Такуму начал дуэль с кем-то, и Харуюки, зарегистрированный как зритель его боев, автоматически ускорился и был доставлен на арену.

В верхнем левом углу поля зрения появились имя и полоса хит-пойнтов того, кто начал дуэль, – «Сиан Пайл».

В правом верхнем углу – информация о том, кого вызвали…

«Даск Тейкер».

– Что…

Харуюки ахнул. Даск Тейкер, то есть Сейдзи Номи, с помощью какого-то непонятного приема избегал попадания в дуэльный список. Чтобы вызвать его в школе, нужно было проделать то, что с Харуюки проделал Номи накануне, – обездвижить его реальное тело и насильно войти в Прямое соединение. Только так.

В трех десятках метров впереди встал громоздкий индигово-синий аватар. Такуму взглянул на Харуюки, однако, вместо того чтобы сказать что-то, поднял правую руку и жестом показал ему отойти. В любом случае, за исключением пары «Родитель – Ребенок» из одного легиона, зрителям подходить к сражающимся ближе чем на десять метров запрещено.

Сиан Пайл снова повернул голову вперед. Взгляд светящихся синих глаз за щелями маски устремился на верхний этаж школьного корпуса.

Здание с обычными кабинетами уже изменилось, превратилось в нечто металлически блестящее-липкое-биологическое. Многочисленные окна затянулись черными выпуклыми стеклами, похожими на глаза; из стены торчали складчатые выросты, смахивающие на жабры. Небо окрасилось в странный зеленый цвет; по просторному школьному двору змеились трубки, похожие то ли на кровеносные сосуды, то ли на металлические щупальца. Сомневаться не приходилось: это была арена «Чистилище».

Отойдя на шаг от металлических жуков, копошащихся под ногами, Харуюки вновь решил спросить Такуму, как ему удалось.

Но сделать это он не успел – по арене разнесся грохот взрыва.

Повернувшись на источник звука – примерно посередине третьего этажа, – он увидел, что глазообразное окно кабинета 1-В разбилось изнутри. Из дыры сочилась вязкая слизь; отпихивая ее ногами, из тусклой черноты выбралась маленькая тень.

– …Надо же, я ожидал, что ты будешь осторожнее, Маюдзуми-семпай.

Этот юный голос и эта фигура принадлежали фиолетово-черному дуэльному аватару по имени Даск Тейкер. Глядя на Такуму сверху вниз, он медленно покачал глухим круглым шлемом.

– Собирать понемногу информацию обо мне, вновь и вновь придумывать меры и контрмеры, потом, наконец, начать действовать, когда уже поздно… я хотел такое вот развитие событий тебе подарить.

– Я уже собрал более чем достаточно информации, – коротко ответил Сиан Пайл и несильно махнул левой рукой. – Потому-то я и смог вытащить тебя на арену, да, Номи?

– …

Номи недовольно вздохнул. Такуму поднял правую руку с пикометом и продолжил:

– Сейдзи Номи. С помощью какого трюка ты уклоняешься от появления в дуэльном списке, я, к сожалению, пока не знаю. Но когда он отключается, угадать уже можно.

– Отк-ключается?!.

Этот возглас издал Харуюки. Такуму кинул взгляд на стоящего чуть поодаль Сильвер Кроу и наконец-то заговорил с ним.

– Да. Номи пользуется ускорением, чтобы добиваться различных преимуществ в реальном мире. Даже в тренировочных боях в секции кендо. Естественно, он и в других ситуациях будет им пользоваться. Чтобы побить кого-то, чтобы быстро сделать домашку… и, конечно же, чтобы сдать экзамен.

– Экзамен…

Едва Харуюки это прошептал, как он понял смысл того странного вопроса, который Такуму задал Черноснежке.

Будто прочтя его мысли, Сиан Пайл легонько кивнул, потом задрал голову и взглянул на Номи.

– Как раз сейчас первоклассники сдают первые промежуточные экзамены. На пятом уроке у тебя, Номи, история, за которую ты на вступительном экзамене получил высший балл. Конечно же, с помощью ускорения. …Только в отличие от поединка в кендо, где тебе достаточно только войти, на экзамене тебе нужно постоянно качать информацию через локальную сеть. Ты не можешь от нее отключиться. Вот почему я подумал, что сейчас, во время пятого урока, ты будешь время от времени выходить в сеть под «Брэйн Бёрстом», и стал ждать. Естественно, ускорением на экзамене ты пользуешься незадолго до того, как время истечет. Используешь внешние источники, чтобы все проверить и собрать вместе – так намного эффективнее. В результате –

«Мы имеем вот это».

Такуму отставил левую руку, без слов закончив фразу.

Харуюки, который слушал, забыв даже реагировать, восхищенно вздохнул.

На последней минуте экзамена по предмету, за который он получил высший балл при поступлении в школу, Номи должен был на мгновение появиться в дуэльном списке. Понявший это Такуму, сидя в школьном дворе, судя по всему, раз за разом ускорялся и проверял дуэльный список.

Номи, чье поведение Такуму раскусил, несколько секунд молчал, потом вдруг весело рассмеялся.

– Экзамен по истории – вообще фигня какая-то! Тебе не кажется, что бессмысленно зубрить то, то можно легко узнать, если воспользоваться поиском? Тем более – мы во время экзамена подключены к локальной сети, но доступ к базам данных заблокирован! Это на какую-то шутку смахивает!

Смеясь так, что плечи тряслись, Номи продолжал говорить, и его голос становился все холоднее.

– …Маюдзуми-семпай, ты только что сказал: «Пользуется ускорением, чтобы добиваться различных преимуществ в реальном мире»… У тебя это так прозвучало, как будто это какое-то ужасное преступление. Но должен тебе сказать – я не доверяю тем, кто пользуется бёрст-пойнтами только для дуэлей. Ведь если так, то почему это должен быть именно «Брэйн Бёрст»? Есть же куча других более жестоких и к тому же безболезненных игр? …Ведь вы, ребята, тоже думаете про себя, что вы высшая каста. Один из всего-навсего тысячи человек, умеющих пользоваться ускорением; не такой, как остальные тормоза; что-то в таком духе. И вот вы считаете себя элитой, но при этом не пользуетесь своими способностями для своей же пользы? Если это не лицемерие и самообман, то что же тогда?..

– Ошибаешься, я совершенно не намеревался тебя обвинять, – ответил Такуму, легонько пожав плечами. – Совсем недавно я тоже много пользовался ускорением, чтобы жульничать. Как тратить очки – личное дело каждого; поступай как знаешь. Но если хочешь послушать совета семпая – ты получаешь слишком много высших баллов, Номи. Это привлекает ненужное внимание и не дает никакой выгоды.

– Здесь у нас с тобой разные взгляды. Мой принцип: если я могу что-то получить, надо получить по максимуму. Даже один лишний балл на экзамене или очко в тренировочном поединке. Нет… точнее, это называется не «получить», а «отобрать». Ху-ху.

Высунувшись головой и плечами из дыры в стене, Номи поднял правую руку с громадным секатором.

– Все в этом мире существует в ограниченном количестве. Значит, когда кто-то что-то получает, одновременно кто-то другой это теряет. Это как сохранение энергии. Главный принцип устройства мира – «состязание», семпай. Лично я… люблю отбирать, но главное – ненавижу терять и ненавижу, когда отбирают у меня. Сейчас ты собираешься отобрать одну и восемь десятых секунды моего времени. Более того, это драгоценные секунды, потому что сейчас экзамен. Чтобы это можно было простить… естественно, мне потребуется компенсация. Твоими бёрст-пойнтами.

– Нет… это я собираюсь заставить тебя вернуть то, что тебе досталось незаслуженно, Сейдзи Номи. То, что ты отобрал у моего лучшего друга, то, что ему дорого.

Как только Харуюки услышал эти тихие слова, все его тело напряглось.

Такуму уже знал. Он знал, что Даск Тейкер отобрал у Сильвер Кроу его серебряные крылья.

Что-то вроде печального выражения появилось на устрашающем лице Сиан Пайла, когда он снова кинул взгляд на Харуюки.

– …Я слышал о твоей вчерашней дуэли в Сибуе, Хару. Прости… что я ничего не замечал. Теперь мой черед драться.

– Та… Таку!..

Услышав вскрик Харуюки, Такуму поднял большой палец левой руки, будто говоря: «Предоставь все мне».

Харуюки остро ощутил свое ничтожество. Он наговорил столько гадостей своему лучшему другу, потому что не хотел, чтобы тот узнал, что Харуюки потерял крылья, потерял силу… а Такуму все равно хочет его спасти. Именно поэтому он ломал голову и тратил очки – чтобы эта дуэль стала возможной.

– Таку…

Сжав кулаки, Харуюки чувствовал острый стыд за то, что пытался разрешить ситуацию, скрывая все от друга. Он даже забыл на время про свою долгую тренировку в «Безграничном нейтральном поле», которую ради этого сражения и терпел. Из самой глубины его души вырвался крик:

– Таку, сделай его! Не только ради меня – просто чтобы он понял твою силу – сделай его!!!

– Я его сделаю. Чтобы вернуть тебе крылья, Хару.

Кивнув, Сиан Пайл целеустремленно шагнул вперед. Там, где его правая нога тяжело опустилась на землю, вспыхнули синие язычки пламени и задрожал воздух.

Даск Тейкер, на которого был обращен его ненавидящий взгляд, отвел глаза, словно от отвращения, и тихо выплюнул:

– Аа… пожалуйста, не заставляйте меня смотреть на эти гадости. У меня от них мурашки по коже. Вы как будто верите в эту сказочку под названием «дружба» – об этом же только тупые наивняшки могут серьезно рассуждать.

После этих слов фиолетово-черный аватар наконец-то полностью вылез из мрачной дыры, уцепился щупальцами левой руки за ее край и, удлинив эти самые щупальца, мягко спустился. Раскидал пинками металлических жуков, копошившихся под ногами, и с двадцати метров посмотрел на гораздо более высокого, чем он сам, Сиан Пайла. Щупальца отцепились от школьной стены и со свистом вернулись к исходному размеру, и Номи притронулся к двум кривым рогам, торчащим из спины своего аватара, – сложенным перепончатым крыльям.

– Вернуть то, что мне досталось незаслуженно? Не смеши меня. Все, что я отбираю, мое навсегда. Пока оно мне не надоест и я сам не захочу от него избавиться. Эти крылья мне начинают нравиться… так что, пока Арита-семпай не выплатит мне очки за два года, я буду ими пользоваться и наслаждаться.

Чувствуя, как в животе поднимается волна ярости и отвращения, Харуюки заскрипел зубами.

Но прежде чем он успел что-либо ответить, вновь раздался по-прежнему спокойный, но раскаленный голос Такуму.

– Ошибаешься. Украденная сила никогда не станет твоей собственной, что ты с ней ни делай. Сила – это… то, что ты сам создал, развил и отточил; по-другому ее никак не получить.

– Охо… ну надо же, и это я слышу от тебя, – насмешливо отозвался Номи, сделав жест, будто прикрывает рот правой рукой. – Если я продолжу беседу, то меня, пожалуй, вырвет, так что пора мне забрать у тебя очки и уйти. Да и экзамен через пять минут кончается.

Маленький аватар чуть подсел и выставил руки перед своей безликой маской.

В свою очередь, Сиан Пайл занял впечатляющую стойку, как в кендо, и выставил левую руку перед собой.

Под таким напором боевого духа Харуюки сделал шаг назад и поспешно прокричал:

– Та… Таку, у него щупальца отрастают, даже если их отрезать! И секатор в правой руке тоже сильный! И еще, если ты не можешь двигаться и в тебя попадает черный луч из его маски, он отберет способность или «Усиленное вооружение» – будь осторожен!!!

Вообще-то давать советы сражающимся считается для зрителей дурным тоном, но, конечно, сейчас сдерживаться было незачем. Номи, услышав слова Харуюки, кинул на него раздраженный взгляд –

В следующий миг Такуму атаковал.

Раздался рокот, и синий гигант рванулся вперед с такой быстротой, что даже как бы затуманился.

Для тяжелых аватаров такое просто немыслимо. Яростная лобовая атака, более того, без какого-либо разбега. Вперед его толкнул пикомет в правой руке, который он загодя упер в землю позади себя. Такуму воспользовался свойством арены «Чистилище», на которой земля тверда, как металл. Выстреленная им стальная пика оттолкнулась от земли, и ее энергия трансформировалась в энергию бега.

Возможно, враг был на миг застигнут врасплох; он стоял и смотрел, как громадный кулак Сиан Пайла со свистом летит ему в лицо.

Уклоняться Даск Тейкер не стал, а скрестил руки для защиты. Кулачный удар сверху вниз пришелся в эти руки; от первой атаки дуэли во все стороны разлетелись сине-белые искры.

Раздался адский грохот, будто молотом долбанули по железной плите, и маленький аватар отлетел, крутясь в воздухе. Он вполне мог бы вмазаться в школьную стену, но ему удалось обвить щупальца левой руки вокруг каких-то выступов на земле и затормозить, будто на резиновой ленте.

В итоге Даск Тейкер приземлился на колено. Несмотря на то, что он сблокировал удар, его здоровье просело больше чем на 5% – лишнее доказательство колоссальной силы Сиан Пайла.

– …Хмм, по-моему, это совсем не так, как тогда, в кендо? Может, в этом теле и проявляется «недостаток» Маюдзуми-семпая? Ты такой весь из себя умный и сообразительный, но в душе жуткий мачодзуми? Ху-ху.

На насмешку Номи Такуму не среагировал никак. Перезарядив пикомет, он осторожно приближался к врагу. Номи, пятясь, будто под давлением, вновь принялся выплевывать ядовитые слова:

– Или, судя по имени аватара, твоя «рана» – этот шампур в правой руке? Эмм, что бы это могло символизировать? Колющий удар… пробитие… о, что такое? Какие у тебя страшненькие глаза стали!..

– Прекрати… прекрати, трус!!!

Это прокричал Харуюки. Не будь он зрителем, точно бы сейчас попытался вмазать Номи как следует.

Дуэльный аватар порождает «сердечная рана» его хозяина. Это знает любой Бёрст-линкер.

Однако именно поэтому, с каким бы противником Харуюки ни дрался, до сих пор он старательно избегал поднимать эту тему. Что на душе у Такуму и Черноснежки, он даже угадать не пытался. Ну да, «пика» Сиан Пайла – скорее всего, воплощение какой-то душевной раны, которую Такуму держит в себе. Однако он свободно пользуется ей как оружием. А значит, он каждый день сражается с этой раной.

– Номи! Ты ведь тоже… твой аватар тоже имеет такой вид из-за какой-то «раны», о которой ты тоже не хочешь говорить!!!

Услышав пронзительный выкрик Харуюки, Даск Тейкер, продолжая смотреть перед собой, захихикал:

– Ху-ху. Неправильный ответ, Арита-семпай. Я ведь уже говорил, разве нет? Моя рана – «у меня все отобрали». И поэтому у Даск Тейкера есть способность «отбирать». Это же очевидно, так же очевидно, как у тебя, Сильвер Кроу… вот так!

В конец фразы вплелся свист рассекаемого воздуха.

Три щупальца, только что свисавшие до земли, метнулись вперед, как змеи, и каждое из них швырнуло что-то в Такуму. Металлические жуки, особенность арены «Чистилище», полетели, дрыгая тонюсенькими ножками. В основном эти насекомые – просто неприятные, но безвредные имитации, однако некоторые, если их раздавить, выделяют всяческие яды.

Три жука, брошенных Номи, были ярко-красными и зелеными. Ни на мгновение не отводя взгляда от приближающегося Сиан Пайла, он тем не менее умудрился подобрать и швырнуть трех ядовитых жуков и одновременно говорить с Харуюки – без точного планирования такое не получится.

…Этот тип, как ни странно, очень хорошо умеет драться.

Харуюки выпучил глаза, и в этот же момент левая рука Сиан Пайла машинально отмахнулась от металлических жуков. С хрустом, как от разбивающихся яиц, жучиные панцири полопались, и во все стороны брызнула едкая слизь. В тех местах, где на синюю броню попали брызги, появился белый дымок.

– Ккк…

Полоса хит-пойнтов сократилась совсем чуть-чуть, но неожиданная атака заставила Такуму отшатнуться. Воспользовавшись моментом, Даск Тейкер черной молнией рванулся вперед.

Щупальца со свистом вытянулись и мгновенно оплели пикомет Сиан Пайла. И тут же правая рука с секатором метнулась к его шее.

Сейчас он его возьмет за горло… – однако в последний момент левая рука Такуму схватилась за одно из лезвий.

Но при этом большой палец очутился между лезвиями, и это не осталось незамеченным. Номи мгновенно зажал палец и, словно желая продлить боль, стал медленно сводить лезвия.

– У… гхх.

Услышав тихий стон Такуму, Номи, глядя на него снизу вверх, насмешливо проговорил:

– Аа, тебе что, мамочка не говорила, что не нужно хвататься за раскрытые ножницы? Смотри, что из этого получается.

Пугающее «щелк» – и большой палец левой руки Сиан Пайла, крутясь, отлетел. Вновь полоса хит-пойнтов Сиан Пайла немного укоротилась, и одновременно шкала спецатаки чуть заполнилась…

– …А тебе никто не говорил, что я не только правой рукой могу атаковать?

Выдавив эти слова, Такуму напрягся и крикнул:

– …«Сплэш стингер»!!!

Со стуком в груди Сиан Пайла открылись расположенные в ступенчатом порядке отверстия; оттуда выглянули крохотные ракеты – и разом выстрелили.

Даск Тейкер, демонстрируя впечатляющую реакцию, принял защитную стойку со скрещенными руками, но все равно в него попало множество выпущенных в упор ракет; загрохотали взрывы. Полоса хит-пойнтов стала рывками укорачиваться; самого его отнесло назад. На этот раз фиолетово-черный аватар таки врезался в школьное здание и наполовину ушел в металлическую стену.

– …Оооо!

Не упустив этого шанса, Такуму рванулся в стремительную атаку. От его бега сотрясалась земля, и наконец левое плечо с силой вмазалось в Даск Тейкера. Школьная стена обвалилась внутрь здания, и два аватара по инерции улетели туда же. Харуюки поспешно побежал следом, но, поскольку повреждать объекты на арене он не мог, ему пришлось войти через дверь чуть поодаль.

Длинный коридор первого этажа, как и школьный двор, имел очень странный вид. Щели в стенах колыхались, время от времени испуская облачка пара. Еще из стен торчали штуковины, похожие на пучки труб; из них на пол коридора капала слизь.

И в этом кошмаре виднелись силуэты сражающихся, успевшие отойти друг от друга. У Сиан Пайла оставалось больше 80% хит-пойнтов. А вот у Даск Тейкера – уже около 60%.

– …Номи, ты уже проиграл, – тихо объявил Такуму.

– …Э? Вот как?

– Именно так. Твоей силы не хватит, чтобы разрушить стену на арене «Чистилище». Выход за моей спиной. Твой аватар скоростного типа – в узком пространстве у тебя нет шансов.

Вообще-то Харуюки считал точно так же. Он ведь и сам сражался с Сиан Пайлом в похожем коридоре. Тогда он, отчаянно уклоняясь от атак противника, сумел все же выбраться на крышу и там кое-как отыскал путь к победе. Но сейчас позади Даск Тейкера были сплошные тупики.

Два красновато-фиолетовых глаза еле заметно моргнули – и вдруг тощий аватар без малейшего предварительного движения помчался вперед. Возможно, он решил повторить первый рывок Такуму – незаметно обхватил щупальцами какую-нибудь трубу и оттолкнулся от нее.

Пригнувшись так сильно, что дальше некуда, он несся вперед – видимо, хотел проскочить мимо ног Сиан Пайла и выбраться из тупика.

Однако Такуму сохранял спокойствие. Он с силой топнул правой ногой; раздался грохот, по полу прошла волна вибрации – прием, характерный для тяжелых аватаров, – и задела ноги Даск Тейкера. Тот споткнулся, и тут же левая нога Сиан Пайла нанесла удар. Номи снова сблокировал – и снова отлетел назад по коридору.

Раскрыв руки и всем видом давая понять, что никого не пустит, Такуму сказал:

– Бесполезно, мимо меня тебе не пройти. Если бы мы начали драться внутри здания, все стало бы ясно еще раньше. Теперь так. Если ты не хочешь, чтобы я и дальше вызывал тебя во время экзаменов, верни Сильвер Кроу его крылья. Если ты это сделаешь, я по крайней мере не буду тебе мешать. Ну… как тебе мое предложение?

Номи, держась правой рукой за раненое тело, какое-то время молчал.

Наконец он перевел дыхание и ответил, качая головой:

– …Уж Маюдзуми-семпай небось с честью сдержит это свое идиотское устное обещание. Блин… подумать только, что в этом мире – нет, в этой школе – есть люди, которые так по-разному относятся ко всему…

Затем он с раздражением развел руками и шепотом произнес команду, которую Харуюки раньше не слышал.

– «Убрать снаряжение».

Тут же и щупальца на левой руке, и секатор на правой растворились в пространстве. Надевать и удалять «Усиленное вооружение» можно с помощью голосовых команд, заранее записанных в меню установки. Короткая фраза, произнесенная Номи, и была, видимо, такой командой.

Это что значит – он признает поражение и собирается вернуть крылья? Вот этот вот Сейдзи Номи?

Харуюки потерял дар речи. Глядя на Такуму, который явно собирался поставить мат в один ход, он лишний раз восхитился другом.

– Таку…

«Тебе удалось!» – так он собрался прокричать, но тут –

Раненый аватар Номи с пустыми руками занял низкую стойку. И спокойно произнес:

– Не подумайте, это я не сдаюсь так. Просто когда руки заняты, я не могу провернуть один трюк, только и всего.

– …Трю… к?!.

Ну да, в прошлый раз он тоже – перед самым концом дуэли с Харуюки он тоже про это говорил. Тогда Харуюки подумал, что это просто какое-то оскорбление, – неужели у него действительно еще что-то есть…

Харуюки с силой втянул воздух; Такуму же быстро навел на врага правую руку и произнес:

– …Если ты все еще хочешь продолжать, то я сдерживаться не буду, Номи! Я буду атаковать тебя при любой возможности. И побеждать. Если тебя это устраивает!

В ответ раздался спокойный и лишенный эмоций голос – самый спокойный с начала дуэли.

– …Черт, не люблю я это. Надо же, какие мы серьезные. Не хочется мне применять спецнавык… но – что ж, похоже, у меня нет выбора…

Даск Тейкер сложил руки перед грудью треугольником. А потом начал тихо проговаривать слова, похожие на заклинание – или на проклятие.

– …Отнять. Захватить. Поймать. Отрезать. Отобрать. Отобрать, отобрать, о – то – брать…

В воздухе разнесся вибрирующий звук; вибрация резко пошла вверх, приобрела металлический оттенок. А потом Харуюки увидел. Руки Номи покрыла густая темно-фиолетовая аура.

В коридоре даже воздух задрожал, во все стороны посыпались искры. Спецатака? Лишь на мгновение эта мысль мелькнула у Харуюки, но он тут же ее отбросил. При таких мощных визуальных и звуковых эффектах шкала спецатаки должна начать опустошаться еще до самого приема. А шкала Номи, заряженная более чем наполовину, не шелохнулась.

Логику возникновения каких-то еще явлений, помимо спецприемов, Харуюки стал понимать совсем недавно.

Это было – управление воображением. Перезапись фактов силой воображения.

Другое название –

– Та… Таку! Не думай обо мне больше! Замочи его, сейчас же!!! – завопил Харуюки.

– …«Лайтнинг сиан спайк»!!! – лишь мгновение поколебавшись, выкрикнул Такуму.

Полузаряженная шкала спецатаки Сиан Пайла исчезла разом, и одновременно из заднего конца пикомета вырвалось нечто вроде выхлопа.

Воздух затрещал, словно подожженный, и железная пика, превратившись в луч света, понеслась к Даск Тейкеру.

С такого расстояния уклониться от спецатаки четырехуровневого Такуму было просто невозможно… должно было быть. Однако.

Пуфф.

С этим звуком, напоминающим вырвавшийся откуда-то газ, острие блестящей железной пики застыло, так ничего и не пронзив.

Остановили его всего-навсего два пальца.

Окутанные фиолетовой аурой указательный и средний пальцы левой руки Даск Тейкера остановили сильнейшую спецатаку Сиан Пайла, как будто он ударил бумажной трубочкой.

– …Что…

Сразу после этого звука, вырвавшегося у Харуюки, раздалось шипение, будто раскаленный металл опустили в воду, и сияющий световой столб всосался в пульсирующую ауру и исчез без следа.

Номи молча опустил руку, поднял голову и посмотрел на ошеломленно стоящего Сиан Пайла.

В такой вот сцене можно было бы ожидать от Номи очередной порции насмешливых оскорблений.

Однако Даск Тейкер молчал, а пальцы его рук тем временем хищно изогнулись, точно когти; в следующий миг воздух завибрировал еще сильнее, и аватар рванулся вперед.

Он мчался настолько кошмарно быстро, что ног не было видно. Вдвое быстрее, чем в прошлый раз, когда он воспользовался щупальцами. Десять метров с гаком, разделяющие его и Такуму, он покрыл в мгновение ока, и его левая рука, растопырив пальцы-когти, прочертила размашистую дугу снизу вверх.

Фиолетовый полумесяц прошелся диагонально по толстой нагрудной броне Сиан Пайла. И тут Харуюки увидел нечто немыслимое. В синей броне, как в глине… да нет, как в желе – остались глубокие борозды.

Еще мгновение – и из ран, оставленных пятью когтями, брызнули, как кровь, сине-белые искры.

– Гхх…

Такуму застонал и откинулся назад; однако, хотя он, скорее всего, был в еще большем шоке, чем Харуюки, он все же контратаковал.

Левая рука Номи поднялась к правому плечу, оставив левый бок беззащитным, и именно туда Такуму навел пикомет –

Бамм.

Выстрел раздался, только вот Номи в этом месте уже не было. Он скользнул вправо, точно телепортировался, и с легкостью увернулся от атаки; затем его правая рука метнулась вперед и поймала удлинившуюся железную пику у основания.

Странный влажный звук – и пика переломилась.

Нет, не так. Часть пики, за которую ухватилась фиолетово сияющая рука Даск Тейкера, просто мгновенно исчезла. Железный штырь с гладкой, зеркальной поверхностью в месте отлома тяжело стукнулся о землю.

…Значит, я не ошибся.

Это была атака с помощью системы инкарнации. Воображение Сейдзи Номи вмешивалось в систему и заставляло то, что сжимала рука Даск Тейкера, исчезать. Отрицание существования. Перезапись фактов.

Такуму, похоже, не знал про систему инкарнации. Он явно был потрясен, но по-прежнему отважно пытался контратаковать. Поняв, видимо, что руки Номи могут разрезать что угодно, он отпрыгнул назад, чтобы разорвать дистанцию, и нанес удар ногой.

Шикарный круговой удар, от которого словно даже воздух загорелся. Если бы он попал, даже тяжелый аватар отправился бы в полет.

Однако этот удар, произведенный с учетом веса аватара, прочности брони и силы мускулов, был всего лишь набором цифровых данных.

Гораздо раньше, чем удар Такуму достиг Номи через обычную систему контроля движений, Номи перезаписал факт с помощью системы инкарнации. В результате –

Бум.

С этим устрашающим стуком левая рука Номи остановила удар. Мощь, которая должна была нанести урон, вся утонула в фиолетовой ауре. Потом снова раздался влажный звук – это пять пальцев Номи почти до упора вонзились в правую голень Такуму.

– Уа!.. – сдавленно вскрикнул Такуму.

Словно измываясь, Номи пошевелил пальцами, засевшими в ноге Такуму, и лишь затем прошипел:

– …Маюдзуми-семпай. Ты, кажется, недавно сказал кое-что? Что-то насчет того, что я не могу разрушать стены этой арены?

И, таща Такуму за правую ногу (тот упирался в землю коленом левой), он зашагал к южной стене.

Даск Тейкер небрежно выбросил вперед правую руку, и она беззвучно ушла по запястье в металлически блестящую зеленую стену арены «Чистилище».

Затем, словно разгоняя желе, он принялся чертить в стене большой круг.

– Честно говоря, я не хотел, чтобы это кто-то видел. Ну, правда, вы все равно не поймете, хоть и увидели. Логику этого приема знают только шесть… нет, семь королей и их близкие подручные, и еще мы. Но ты умный мальчик. Теперь ты на своей шкуре испытал, что наши силы несопоставимы, и, надеюсь, понял…

Пока его слова текли, в стене образовалась борозда в форме круга диаметром больше двух метров. Последовал пинок, кусок стены с грохотом вывалился, и сразу стало светлее.

– У вас, ребята, нет выбора, вот что все это значит. Пока я учусь в средней школе Умесато, вам остается быть моими собачками, вот что все это значит.

Договорив, Номи махнул левой рукой и вышвырнул громадное тело Сиан Пайла в дыру. Не удостоив Харуюки даже взглядом, сам тоже выбрался во двор.

У Харуюки в голове все задубело, его плечи мелко дрожали. Какое-то время он молча стоял в полутемном коридоре.

Почему. Почему такой гад, как Номи, владеет системой инкарнации. Эта штука ведь не из тех, что можно найти самому. Ей нельзя выучиться, если только тебя кто-то не учит.

Из ступора его вывел донесшийся издалека стон Такуму.

Харуюки быстро поднял голову и побежал. Вылез через дыру, проделанную Номи, и, содрогнувшись при виде шрамов, оставленных его пальцами, очутился снаружи.

Почти посередине просторного школьного двора виднелись силуэты двух переплетшихся аватаров.

Однако это была уже не драка. Это было избиение.

Сиан Пайлу, у которого от ран на груди и левой ноге продолжали лететь искры, было трудно даже стоять. Несмотря на это, он продолжал отважно атаковать обеими руками, не нанося Даск Тейкеру ни царапины. Тусклый аватар уклонялся от ударов изящными, будто в танце, прыжками, а его когти раз за разом чертили на броне соперника неглубокие царапины.

От хит-пойнтов Сиан Пайла осталось уже процентов двадцать. Пикомет был сломан, и заполненная шкала спецатаки сияла впустую.

– Та… Таку… – потерянно выдавил Харуюки.

Что он мог сказать своему лучшему другу, который не сдавался, хотя превосходство врага было подавляющим? Он просто не находил слов. Возможно, против инкарнационных атак Номи, отменяющих все, включая физические удары, чистый «синий спец по ближнему бою» Сиан Пайл в принципе ничего не мог поделать.

После десятков ран на маске шлема Сиан Пайл наконец опустился на колени.

На обычной дуэльной арене боль от ран вдвое слабее, чем в «Безграничном нейтральном поле», но все равно – когда мелких ран слишком много, это становится нестерпимо. Вне всяких сомнений, Номи это знал и нарочно атаковал слабо.

Такуму вновь попытался встать, сопротивляясь виртуальной боли, истязающей его нервы, но Номи пнул его с разворота.

Потом маленькая нога Даск Тейкера опустилась на шлем упавшего Сиан Пайла.

– Пятьсот секунд осталось, да? …Что ж, ты протянул дольше, чем я ожидал, Маюдзуми-семпай. Здесь у тебя больше таланта, чем в кендо. Ху-ху-ху.

Номи поднял когтистую правую руку. Фиолетовая аура, окутывающая ее кольцами, засияла сильнее.

– Сейчас я заберу плату за одну и три десятых секунды моего реального времени. Твоими бёрст-пойнтами, болью и унижением.

Его правая рука была готова уже впиться в горло Такуму, но –

– Стой, Номи!!!

Это крикнул Харуюки, подбежавший настолько близко, насколько вообще разрешалось зрителю.

Даск Тейкер остановил руку и повернул круглую маску к Харуюки; тот продолжил отчаянно бросать слова:

– Постой… если тебе нужны очки, я дам свои! Чтобы с тобой драться, Такуму уже уйму очков потратил! У меня есть лишние, если хочешь их отобрать, отбери у меня!!!

Наполовину это были его истинные чувства.

…Вторая половина, однако, была ставкой на мизерный шанс.

Он резко упал на колени, прижался лбом к земле, кишащей жуками, и, почти плача, прокричал:

– Ты видишь, я умоляю тебя, Номи!!!

В ускоренном мире, в отличие от реального, он так позорно стоял на коленях впервые.

В прошлом году, когда Харуюки еще не был знаком с «Brain burst», над ним страшно измывались трое его одноклассников. Они постоянно требовали покупать для них булочки и соки, а когда у него не было на это денег, заставляли его так же вот опускаться на колени и извиняться. Это были унизительные воспоминания, к которым Харуюки не желал возвращаться, но сейчас он держался и говорил в точности так же, как тогда, и крепко прижимался лбом к земле.

– …Уааа, это отвратительно. Во многих отношениях отвратительно, Арита-семпай, – донесся пораженный голос Номи. – Так далеко зайти ради дружбы – это уже болезнь; ты уверен, что все еще обладаешь «Брэйн Бёрстом»? На дуэльной арене так себя не ведут, даже мне это не нравится.

– …Можешь думать что хочешь. Конечно, за следующую неделю я тоже заплачу, так что, пожалуйста… умоляю!!!

– Да, да, я понял уже. Чем-то ты мне напоминаешь мокрицу, над которой я издевался во дворе, когда был маленьким. Впрочем, способность к полету я получил от того же самого человека…

Голос Номи был полон отвращения, но Харуюки услышал, как нога сошла с головы Такуму. Потом он почувствовал, как Номи возится со своим меню установки.

Раздался пронзительный предупреждающий сигнал, и в поле зрения Харуюки появилось новое окно. Это был запрос подтверждения на смену типа боя с «обычной дуэли» на «все против всех» – сражение, в котором могут участвовать и зрители.

Харуюки приподнял голову. Глядя на раздраженно покачивающего головой Номи и по-прежнему лежащего на земле Такуму, он тут же нажал кнопку «Да».

Теперь нужно еще, чтобы Такуму согласился; тогда тип боя изменится, и Харуюки из зрителя прекратится в полноправного участника. Да – он сможет сразиться с Даск Тейкером прямо сейчас, не ждать следующей недели.

Однако – впрочем, это было ожидаемо – Такуму не нажал кнопку сразу. Естественно, он тоже принял слова Харуюки за чистую монету; его гордость просто не позволяла ему согласиться, чтобы очки, которые должны были отобрать у него, отдал кто-то другой.

Держа лицо у самой земли, где Номи практически не мог его видеть, Харуюки смотрел на Такуму так пристально, как только мог.

Нажми ее.

Я еще не сдался. Я хочу драться с ним. Я должен драться с ним. Вот почему – нажми ее, Такуму!

Безмолвный вопль Харуюки, должно быть, достиг Такуму.

На миг его глаза под искореженной маской расширились, затем он поднял дрожащую руку – и прикоснулся к некой точке в пространстве.

Несколько секунд висело молчание – и вдруг всякие данные исчезли из поля зрения Харуюки. Потом раздался хлопок, и в верхнем левом углу возникла полоса хит-пойнтов Сильвер Кроу. Справа ничего не появилось, зато над головами Сиан Пайла и Даск Тейкера всплыли полностью восстановившиеся полосы. Затем возник таймер (и начал отсчет с 400 секунд), появилось и тут же взорвалось пламенеющее слово «FIGHT!».

…Наконец-то.

Так мысленно прошептал Харуюки, по-прежнему стоя на коленях.

Наконец-то пришло время. Время матча-реванша с Сейдзи Номи/Даск Тейкером. Время вернуть все то, что у него отобрали. Это сражение проигрывать ни в коем случае нельзя.

Раздался звонкий топот ног по металлическому покрытию – это приближался сумрачный аватар. В зеленом свете, падающем с неба, он казался какого-то странного цвета. Похоже, он по-прежнему поддерживал активной систему инкарнации – обе его ладони испускали волны пустоты.

Продолжая упираться лбом в землю, Харуюки спрятал правую руку под грудью. Большой палец он согнул и прижал к ладони, остальные четыре сжал и выпрямил.

Моя рука – это меч. Световой меч, который пронзит любую, даже самую твердую броню, даже броню из черной пустоты.

Твердо удерживая в сознании этот образ, он почувствовал, как кончикам пальцев становится жарко.

Шаги приближались. Холодное дуновение прошлось по шее.

Враг остановился прямо перед ним. Поднял ногу, чтобы наступить Харуюки на голову –

– …Ссиии!!!

С коротким выкриком Харуюки левой рукой схватил ступню, готовую опуститься на него, рванул на себя, тем самым поднимаясь, и одновременно выбросил вперед и вверх правую руку.

– …Кк?!

Несмотря на этот звук, вырвавшийся у Номи, тот среагировал устрашающе быстро – сблокировал выпад Харуюки левой рукой.

По арене разнеслось странное «донн!». Пальцы правой руки Харуюки, превратившиеся в белоснежный меч, встретились с пятью пальцами-когтями левой руки Номи. Встретились, но не соприкоснулись. Белая и фиолетовая ауры, ауры света и пустоты столкнулись, после чего и раздался пронзительный резонирующий звон.

– …Чтооо… это, это же?!. Сучонок… когда ты… этот трюк!.. – прорычал Номи, и фиолетовая аура стала мощнее. Воображаемая чернота, стирающая все на своем пути, устремилась в систему, пытаясь отрезать руку Харуюки.

Харуюки сопротивлялся, держа в воображении лазерный луч, способный пронзить все на свете.

Скорость. Скорость света.

…Да, верно. Ты быстрее любого.

Харуюки показалось, что он услышал этот тихий голос, и в тот же миг он выкрикнул:

– Про… бииииить!!!

Арену наполнил громкий, но прозрачный звон – как будто тысяча сосулек одновременно разбилась.

Рука-меч Харуюки разом удлинилась более чем на метр, пронзила и беззвучно разорвала черноту, созданную левой рукой Номи. Сразу затем –

Левая рука Даск Тейкера от ладони до плеча рассыпалась, будто взорванная изнутри.

– Куо…

Номи откинулся назад, щедро рассыпая красновато-фиолетовые искры. Харуюки отпустил его левую ногу и продолжил атаку левой рукой.

– Оооо!

Этот удар был нацелен врагу в грудь, но, увы, правая рука Даск Тейкера отбила его вверх, и на броне осталась лишь царапина. Номи стремительно отбежал назад и остановился, широко расставив ноги.

Харуюки мог броситься в погоню, но не стал этого делать. Возможно, он чересчур нагрузил свое воображение – перед глазами его плясали белые фейерверки. Он замотал головой, чтобы вымести их оттуда, а когда снова открыл глаза, Номи уже занял защитную стойку.

– …Хее, э… – вытек из-под пустой круглой маски хриплый, но насмешливый голос. – Ну надо же, сила инкарнации… Значит, ты вчера всю ночь тренировался в горах, да, Арита-семпай?

– Мне даже ночи не понадобилось, – тихо ответил Харуюки и тоже поднялся на ноги. Пальцы обеих его рук оставались сжаты и выпрямлены, белая аура и звук вибрации тоже сохранялись.

– Прикоооольно? А я слышал, ты слил кому-то мелкому из Синего легиона. Я уж боялся, что ты не сможешь зарабатывать сколько нужно очков, а у тебя, оказывается, еще хватает сил кусаться. Этого я не ожидал. Ху-ху.

Ухмыльнувшись, Номи быстро тряхнул правой рукой, и окутывавшая ее фиолетовая аура испарилась.

– …Что, уже бензин кончился?

– Ха-ха-ха, нет, конечно!!!

С этим веселым возгласом – Номи еще раз махнул правой рукой. Словно рассекая воздух перед грудью, рука взлетела вверх-влево.

– Я тоже не только… спал!!!

Он резко выпрямил руки.

Одновременно с этим движением рога, торчавшие из спины, с шелестом раскрылись в стороны.

Из каждого рога высунулось пять костяных стержней. Между ними натянулись тонкие перепонки. Крылья демона – способность к полету, украденная у Сильвер Кроу.

Харуюки забыл дышать. Крылья поднялись вверх и с силой хлопнули.

Затем воздух содрогнулся, и Даск Тейкер взмыл вертикально.

Это был впечатляющий полет – ни следа не осталось от вчерашней неуклюжести. Поднявшись выше крыши школьного здания, Даск Тейкер развернулся и перешел на парение.

Нет, такие вещи меня удивлять не должны.

Закусив губу, Харуюки твердо сказал себе так. Номи может использовать систему инкарнации. А управление полетом – по сути ведь то же самое. Значит, ему легко было этим делом овладеть.

Со стороны зловещего силуэта, словно высеченного в зеленом небе, донеся напевный голос.

– …Какая классная штука эти крылья! Надо же, и с таким преимуществом ты всего лишь на четвертом уровне! Впрочем, да, у Ариты-семпая из оружия только эти коротенькие лапки, так что особо ничего и не сделаешь… Не волнуйся, у меня все по-другому! Я этой силой могу пользоваться как надо, гораздо лучше, чем семпай… вот так!

Оборвав словоизвержение, Номи вытянул правую руку перед собой и тихо произнес:

– Снарядить «Пирометатель».

Система, приняв голосовую команду, начала материализовать на правой руке Даск Тейкера новое «Усиленное вооружение»; Харуюки остолбенело смотрел.

Возникла громадная штуковина, покрывшая всю руку. Множество трубок шло от огромного бака возле плеча к локтю, а оттуда к тыльной стороне ладони, где был механизм, управляющий стрельбой.

Дальнобойное оружие!

Харуюки стиснул зубы, его нервы натянулись, как струны.

Полсекунды спустя так же непринужденно, как у детей, играющих с фейерверками, языки пламени выплеснулись из короткого ствола на руке Номи.

Да, как и следовало из названия, это был огонь. Не пули, не луч – нечто вроде атаки огненным дыханием, какие часто бывают у драконов в фэнтези. На землю с ревом хлынула густая струя пламени.

Харуюки некогда было раздумывать, что можно этой атаке противопоставить. Он чисто на рефлексах рванулся вперед – тут же сзади раздался взрыв, и спину обдуло волной жара.

– Кк… – вырвалось у Харуюки из-за стиснутых зубов, и он отчаянно понесся дальше. Он бежал хаотично, все время меняя направление, но огненные взрывы неумолимо преследовали его.

Повсюду вокруг сыпались искры, и полоса хит-пойнтов Харуюки по чуть-чуть укорачивалась.

Секунд десять он бегал по двору к западу от школьного здания, и наконец взрывы прекратились. Стопа Харуюки оскользнулась, он невольно развернулся – и изумленно уставился на открывшуюся ему картину.

Посреди широкого школьного двора появилось багровое озерцо диаметром метров пять. Оттуда, извиваясь, текли ручейки, и повсюду, вплоть до того места, где стоял Харуюки, пузырился жидкий металл.

Новое «Усиленное вооружение», которое призвал Даск Тейкер, – это, несомненно, был огнемет. Причем жар он создавал просто страшный. Если бы хоть один выстрел попал в точности туда, где находился Харуюки, земля у него под ногами расплавилась бы и двигаться стало бы практически невозможно, а значит, Харуюки просто оставался бы на месте и горел.

С багрового озерца Харуюки перевел взгляд на скорчившегося неподалеку Сиан Пайла. После того как бой начался заново, его хит-пойнты полностью восстановились и все поверхностные раны залечились, но, похоже, шок от боли, совсем недавно терзавшей все его тело, до сих пор не прошел. Понадобится еще не меньше минуты, чтобы Такуму смог вступить в сражение.

– Ху… ху-ху-ху, – невинно рассмеялся Даск Тейкер, парящий в нескольких десятках метров над лихорадочно размышляющим Харуюки. – Я так и думал – «способность к полету» и «дальнобойное оружие» вместе дают суперское сочетание. Я могу спокойно висеть в небе и перезаряжать шкалу спецатаки за счет бонуса разрушения арены. Настоящий вечный двигатель… короче, я непобедим.

Огнемет снова повернулся к Харуюки, и тот, глядя на аватара, превратившегося в натурального «огненного демона», сдавленно проговорил:

– …Насчет этого. Твоей непобедимости не хватает одного обязательного условия.

– О? И какого же?

– Видишь ли, летать умеешь… не только ты!!!

Оборвав на этом свою речь, Харуюки поднял руки и мысленно воззвал:

Скай Рейкер-сан. Моя… вторая наставница. Сейчас я воспользуюсь ими…

Твоими крыльями!!!


– Снарядить!!! «Ураганный двигуууун»!!!


Голосовая команда разнеслась в воздухе.

Даск Тейкер застыл на месте.

Внезапно сверху упали две ленты, сотканные из огоньков цвета неба. Они опустились точно на спину Харуюки, сгустились –

Возникло нечто большое, мощное и красивое.

Обтекаемый реактивный двигатель длиной 80 сантиметров и толщиной около 10. За спиной у Харуюки было теперь два таких. Наверху у каждого острый конический наконечник, внизу – квадратное сопло, вокруг – четыре маленьких вертикальных и горизонтальных стабилизатора. Это не то что реактивные двигатели – Харуюки, можно сказать, нес на себе две маленькие крылатые ракеты.

Именно это «Усиленное вооружение» заработало для Скай Рейкер прозвища «МКБР» и «Астро».

Не сводя взгляда с по-прежнему ошарашенного врага, Харуюки слегка подсел.

Двигатели зарычали. Земля под ногами засияла сине-белым отраженным светом.

«…Стремление души к небу. Вот что является топливом для “Ураганного двигуна”, – раздался голос откуда-то издалека у Харуюки в ушах. – Поэтому – давай. Уж ты-то сможешь с его помощью взлететь, Ворон-сан».

– О… ОООО!!! – взревел Харуюки и со всей силы оттолкнулся от земли.

От грохота содрогнулась атмосфера, все вокруг залила ослепительная вспышка.

В следующий миг Харуюки с невероятной быстротой несся вверх. Он с легкостью перекрыл стартовую скорость, которую ему давали крылья.

Черный силуэт Даск Тейкера становился все ближе. В то же время чувства Харуюки ускорились, и все словно бы стало двигаться медленнее.

– Чего… – вырвалось у обалдевшего Даск Тейкера, и его правая рука с огнеметом повернулась к Харуюки.

Дуло уже готово было выплюнуть красный огонь – но.

– …Рраааа!!!

С этим воплем Харуюки выбросил вперед левую руку-копье.

Острые пальцы, окутанные белой аурой, прикоснулись к дулу – и рассекли огнемет, достав аж до бака на плече.

Два аватара с воем столкнулись и разделились. Продолживший подъем Харуюки увидел под ногами красную вспышку и тут же услышал взрыв.

Расставив руки-ноги, он остановил подъем. Посмотрел вниз и увидел знакомое Н-образное здание школы, просторный двор и – на фоне всего этого – парящего Даск Тейкера.

Левую руку он уже потерял, теперь и правая получила серьезные повреждения. Огнемет разлетелся на куски, от плеча до локтя был сплошной черный ожог. По броне, прежде сверкавшей, как аметист, тоже шли трещины, из которых сыпались яркие искры. Полоса хит-пойнтов укоротилась наполовину.

Контролируя снижение расставленными в стороны руками, Харуюки направился к краю школьного двора, где в реале стоял фонарный столб, и приземлился на вершину площадки, утыканной колышками с какими-то странными глазами на концах.

В отличие от крыльев, которых Харуюки лишился, при полете на «Ураганном двигуне» шкала спецатаки не расходовалась постепенно. Как и в случае с пикометом Такуму, один выстрел съедал всю энергию сразу, а потом требовалось долгое время на перезарядку.

Проверив новую, третью шкалу в левой верхней части поля зрения и убедившись, что она начала медленно заполняться, Харуюки приготовил к бою руки-клинки.

Номи тоже взмахнул раненой правой рукой. Искривленные когти вновь окутались фиолетовым сиянием.

– …Понятно, понятно. У тебя и эта карта еще была, хех.

Голос звучал тускло – видимо, из-за шока и ярости, – но все равно в нем ощущалась тень насмешки.

– Эй, Арита-семпай, скажи мне, пожалуйста. Как и где ты раздобыл это «Усиленное вооружение»? У тебя ведь недостаточно очков, чтобы его купить в магазине, верно? …Ааа, наверное, вот что – ты заставил владельца снять его, а потом забрал, да? Это слишком уж, даже я так бы не сделал. Ку-ку-ку…

На гортанный смешок Номи Харуюки спокойно ответил:

– Ты все равно не поймешь, Номи.

– …Что ты сказал?

– Желание человека, который создал эти «крылья», и то, что он чувствовал, когда отдавал их мне, – ты не поймешь, даже если я тебе расскажу. Потому что для тебя ускоренный мир – только средство. И кстати… ты недостоин зваться Бёрст-линкером!!!

Харуюки выбросил окутанную белой аурой правую руку в сторону Номи.

Сумрачный аватар какое-то время молчал.

Наконец, склонив голову чуть набок, он ответил:

– Это я уже слышал раньше. «Бёрст-линкер»? …А когда я употреблял это слово?

­– …Что?

– Эй, семпай. Ты что, не знаешь? «Бёрст-линкер» – так себя стали называть первые владельцы «Брэйн Бёрста». Можешь искать в системе сколько хочешь, этого термина ты там не найдешь. Поэтому мы никогда не будем им пользоваться.

– «Мы»?..

Прежде чем Харуюки успел задуматься о значении этого слова, Номи желчно выплюнул:

– Правильное название – «обладатель способности к ускорению»… нет, «пользователь ускорения». Пользоваться своим умением по максимуму, брать все, что сможешь. Вот чем должны стать и ты, и я. Ладно… пора тут кончать. Я и семпай, чья инкарнация… то есть чья «жажда» сильнее!!!

Правая рука Номи загудела, посылая во все стороны мощные фиолетовые волны.

– …Инкарнация – это не «жажда». Это «стремление»!!! – прокричал в ответ Харуюки и тоже усилил световые мечи в обеих руках.

Из каждого уголочка своего тела он извлек и собрал вместе надежду и желание достичь неба. Наполнил грудь чистой небесной синевой – а потом направил ее в реактивные двигатели у себя за спиной.

Это и была истинная цель Скай Рейкер, когда она обучала Харуюки системе инкарнации. Изначально, когда «Ураганный двигун» разряжался, его нельзя было повторно использовать в ближайшее время; однако система инкарнации могла его перезаряжать. А раз так, двигатели переставали быть вспомогательным оборудованием, позволяющим совершить один-единственный прыжок. Они становились настоящими крыльями, способными к непрерывному полету.

Истощенная третья шкала разом заполнилась.

Из-за спины Харуюки выплеснулись сине-белые струи.

Черные крылья Номи раскрылись на всю ширину.

И оба, чертя в небе белый и фиолетовый следы, на полной скорости понеслись в атаку.

– ОООООО!!!

Завопив словно даже не легкими, а животом, Харуюки со скоростью света выбросил вперед левую руку.

– ТИЭЭЭЭЭ!!! – заорал и Номи; его когти, как клинки, махнули сверху вниз.

От звонкого удара сотряслось небо. Две вспышки смешались, скрутились, потом взорвались –

И две руки, отломанные посередине, разлетелись в стороны.

– Еще… НЕ ВСЕОООО!!!

Харуюки продолжил атаку правой рукой-мечом, нацелив ее в грудь Номи.

Рука, превратившись в ослепительный луч, беззвучно прошила фиолетово-черную броню и вошла по самое плечо.

Но одновременно правая нога Номи, тоже окутанная волнами пустоты, угодила Харуюки в левый бок. Хит-пойнты обоих упали разом на 30%.

Терпя острую боль, обугливающую мозг, Харуюки выжал из себя остатки силы воображения и, врубив двигатели, ринулся вниз – к школьному двору Умесато.

Два сцепившихся аватара падали, оставляя за собой огненный хвост подобно метеору. Земля становилась все ближе.

Так они точно разобьются оба. У них сейчас оставалось примерно поровну хит-пойнтов, но у Сильвер Кроу уже не было сил лететь.

Даск Тейкер – возможно, чисто интуитивно – сгруппировался, принял защитную позу.

Харуюки, наоборот, поднял голову; глядя во все глаза, внес последнюю поправку в траекторию падения –

И крикнул:

– Таку, давай!!!

– Что… – вырвалось у Номи. Он тоже поднял голову, и прямо в середину маски…

…ударила прилетевшая с земли молния – спецатака Такуму «Лайтнинг сиан спайк».

Атака чуть погасила скорость падения. Харуюки воспользовался моментом: выдернул правую руку из груди Даск Тейкера, развернулся всем телом на 180 градусов и вложил в двигатели остатки энергии.

Даже несмотря на это, при приземлении в бело-серебряной броне открылись трещины, из которых посыпались искры. Трещины разошлись во все стороны и по земле; Харуюки не устоял на ногах и опустился на колени.

Секундой позже, прочертив в небе сияющую траекторию, в нескольких метрах от него рухнул Даск Тейкер.

Судя по его виду, уже то, что у него вообще остались хит-пойнты, было чудом. Обеих рук он лишился, в груди зияла огромная дыра. По круглой, как мяч, маске змеились трещины, а в центре ее была черная дырка, из которой сыпались искры.

Видимо, воля двигаться в нем еще оставалась – кончики крыльев, распластавшихся по земле, задрожали; но взмахнуть крыльями он явно уже был не в состоянии.

…Вот и все, мысленно прошептал Харуюки. Уже абсолютно любая атака на Даск Тейкера подведет итог боя.

Однако Харуюки так и оставался неподвижно стоять на коленях, ожидая, когда сзади приблизятся медленные шаги.

Наконец рядом с ним остановился Такуму – Сиан Пайл. Выглядел он ужасно. Большая часть его тела была обожжена, отовсюду поднимался дым.

Однако это было не из-за чьих-то атак. Этот урон он нанес себе сам. Из-за остаточных болевых ощущений аватар не мог нормально двигаться, но тем не мене Такуму затащил себя в лужу магмы, созданную огнеметом Даск Тейкера. Чтобы заполнить шкалу спецатаки и нанести один-единственный удар.

Харуюки знал все это вовсе не потому, что видел. Если бы он хоть раз взглянул на Такуму во время боя, Номи бы это заметил и разгадал этот план. Вот почему Харуюки ни разу не посмотрел на землю. Он просто верил. Кто-кто, а Такуму непременно должен был так поступить.

– …Номи, – тихо обратился Харуюки к бессильно лежащему сумеречному аватару. – Ты проиграл не из-за моей «атаки инкарнацией» и не из-за «Ураганного двигуна». А потому что каждый из нас – не один. И поэтому же ты никогда больше не сможешь у нас выиграть.

Ответа не было.

Подняв глаза на товарища, Харуюки несильно, но решительно кивнул.

Такуму кивнул в ответ и протянул ему обожженную левую руку. Харуюки взялся за нее своей правой и, опершись, встал.

Осталось две минуты. Собираясь нанести Даск Тейкеру решающий удар, Харуюки сделал шаг, потом еще шаг.


…Динь.


Внезапно он услышал слабый звон.

Остановившись, Харуюки принялся вертеть головой.

Никого не было. И не должно было быть. Эта арена была создана не в Глобальной сети, а в локальной сети средней школы Умесато. Поэтому никаких других Бёрст-линкеров здесь быть не –


Дидинь.


На этот раз уже точно. Отчетливый и какой-то печальный звон.

Харуюки и Такуму разом повернули головы на источник звука – вверх.

В зеленом небе арены «Чистилище» не было ни тени. Однако в следующую секунду Харуюки краем глаза уловил какое-то движение.

Не в небе. На крыше южного школьного здания. Там, за кованой железной сеткой из острых пик, куда ярче, чем небо, сиял хризолитово-зеленый аватар.

– Э…

То ли он сам это прошептал, то ли Такуму, Харуюки не понял.

Этот аватар… этот аватар…

Лайм Белл.

Тиюри, Тиюри Курасима. Но как? Тиюри же еще не зарегистрировала ни Сильвер Кроу, ни Сиан Пайла для просмотра их боев.

– Ти-… – попытался выжать сквозь пересохшее горло Харуюки.

Но, будто специально, чтобы ему помешать, Тиюри подняла к небу левую руку с колоколом.

Харуюки показалось, что он услышал голос. Принесенный ветерком, пролетевшим над ареной, – нечто тихое, даже не звук, это можно было только почувствовать –


«…Прости, Так-кун. …Прости, Хару».


После чего желтовато-зеленый аватар махнул колоколом. И произнес название спецприема.

– …«Цитрон колл».

Эхо колокольного звона было невероятно прекрасным, но, видимо, смешавшись с каким-то звуковым эффектом арены, прозвучало как-то искаженно.

Изумрудные капли дождем потекли с крыши – и окутали почти мертвого Даск Тейкера.

Харуюки и Такуму могли только смотреть, как глубокие раны на фиолетово-черных доспехах начинают затягиваться.

– Поче… му?

Харуюки услышал сиплый, раздавленный голос, выходящий из его собственного горла.


– Почему… Тию?

Послесловие автора

Давно не виделись; а с кем-то – приятно познакомиться. Я Рэки Кавахара. Спасибо за то, что прочли «Ускоренный мир, том 3: Сумеречный вор».

Серия «Ускоренный мир» пишется в стиле «роман по VR-файтингу», однако, строго говоря, это не совсем «роман по игре», как, полагаю, многим показалось после первого тома.

Роман представил читателю игровую систему, но уже несколько перерос ее, введя такие туманные понятия, как «боевой дух» и «чудо». Таких вещей в «романе по игре» быть не должно, да я и сам изо всех сил «старался этого избежать» (lol), но каким-то образом все же так вышло.

Возможно, это из-за того, что во мне давно уже сидит вопрос: «Победа, одержанная с помощью системы, – настоящая ли победа?» Когда в игре «камень-ножницы-бумага» один играет «ножницы», второму, чтобы победить, достаточно сыграть «камень»… как-то так. Если он настоящий герой (или настоящий враг), то он должен суметь победить с «бумагой» (lol).

Да, я знаю, что «несу какую-то ерунду»; поэтому здесь я опробовал систему, которая может все перевернуть с ног на голову. Так в этом томе впервые появилась штука под названием «система инкарнации». Теперь сила воображения и сила воли стали элементами игры, определяющими победу или поражение. После того как я сделал эту сверхнеразумную вещь, все совершенно запуталось. Может ли эта история по-прежнему оставаться «романом по игре» или же она погрузится в еще больший хаос? Я думаю так: постарайтесь выдержать, насколько вашего терпения хватит!

Если подумать – из множества всего, что существует в реальном мире, только лишь воображение может дать энергию для того, чтобы выйти за пределы клетки здравого смысла. В нашем мире повсюду стены, куда ни посмотри, и от этого становится грустно; но воображение всегда позволяет перелетать через них. Так что я пишу милые вещички, обертываю их туманом и с легкостью выбираюсь из любого переплета.


С появлением новых персонажей моему иллюстратору ХИМА-сан прибавилось проблем, поскольку ей приходилось создавать дизайн и реальных персонажей, и аватаров. Я опять вел себя как Харуюки и до последнего прятал голову в песок; но ХИМА-сан и Мики-сан посвятили мне много времени и внимания; как всегда, я перед вами в долгу.

И вам, кто дочитал том до конца, я благодарен настолько, сколько способна родить моя сила воображения!


23 июля 2009, Рэки Кавахара

Примечания

  1. Lime bell – (англ.) «лаймовый колокольчик». Здесь и далее – прим. Ushwood.
  2. Citron call – (англ.) «вызов цитрона».
  3. Рафутэ, мимига, сокисоба – различные блюда окинавской кухни.
  4. Сата андаги – окинавская сладость, напоминающая жареный пончик.
  5. Здесь и далее по тексту будет много терминологии кендо, которая традиционно для восточных единоборств на русский не переводится. Обозначения ударов: «до» – в корпус, «мэн» – в голову, «котэ» – в предплечье. Когда судья добавляет «ари», это означает, что удар засчитан. «Хадзимэ» – команда к началу боя. «Ямэ» – команда к остановке боя. «Нихонмэ» – команда на розыгрыш второго очка (после того как присуждено первое). «Сёбу ари» – конец боя, в котором определен победитель.
  6. Тэ – (яп.) «рука». Обычно кендоист при ударе выкрикивает его название, но тут Номи сократил «котэ» (предплечье) до «тэ»
  7. По-видимому, изобретение Харуюки, по аналогии с предыдущими двумя терминами. Обозначает свою атаку во время атаки противника.
  8. Второе кандзи в имени «Сейдзи» – это цифра 2. Обычно такое кандзи в имени имеют люди, у которых есть старший брат или сестра с кандзи «1».
  9. Physical burst – (англ.) здесь: «физическое ускорение».
  10. В Японии разрешающий сигнал светофора синий, а не зеленый.
  11. Dusk taker – (англ.) «Сумеречный захватчик».
  12. To commandeer – (англ.) «принудительно изымать».
  13. You – (англ.) «ты». Эш Роллер демонстрирует свои познания в английском.
  14. Bitter Valley – (англ.) «Горькая долина».
  15. Understand – (англ.) «понимать».
  16. Rough – (англ.) «грубый»
  17. Shut up – (англ.) «заткнись».
  18. Let’s dance – (англ.) «Давай потанцуем».
  19. Too late – (англ.) «Слишком поздно».
  20. Very yes – (англ.) дословно «Очень да».
  21. 333 метра – высота старой Токийской телебашни.
  22. Hold me tight – (англ.) «Держись за меня крепко».
  23. Shit – (англ.) «Дерьмо».
  24. Fly high – (англ.) «Лети вверх».
  25. Sky Raker – имя можно перевести с английского как «Подпирающий небо» или «Смотрящий с неба».
  26. В оригинале имя Silver Crow, как и остальные имена аватаров, на английском, а Рейкер к нему обращается на японском, «Карас-сан». Вообще говоря, crow – это «ворона», а не «ворон», но японцы этих двух птиц не различают и обеих называют «карас». Поэтому я для благозвучия использовал здесь «Ворон-сан».
  27. Overwrite – (англ.) «перезапись».
  28. По непонятной мне причине в оригинале здесь (и далее) стоит слово «парка»

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики